Ольга Степнова.

Щит и меч Венеры

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Ася Борисовна, два кофе, пожалуйста, – небрежно бросил он мне и указал клиенту на дверь своего кабинета. Клиент нырнул туда с проворностью мыши, скрывающейся от кошки. Я успела заметить только его льняную измятую спину и подметки ботинок.
   Кофе! Хорошенькое заявление. Где я его возьму? Я кофе пила в «Трех поросятах», Нара употреблял только колу, а Жуль... Что, где и когда пил Жуль, я не знала, во всяком случае приготовить кофе он меня никогда не просил.
   Я пожала плечами и заняла излюбленную позицию у закрытого кабинета шефа, приложив ухо к двери.
   – Я правильно понял, ваше агентство фабрикует алиби? – спросил довольно противный фальцет, показавшейся мне отчего-то знакомым.
   – Пожалуй, вы будете первым, кто правильно это понял, – ответил приятный баритон шефа. – Правда, я не стал бы употреблять слово «фабрикует». Я сказал бы – «организовывает».
   – Извините, – пробормотал фальцет, – ну да, конечно, организовывает. Видите ли... – Клиент замолчал.
   – Я слушаю вас, не стесняйтесь, – мягко и убедительно, словно врач-венеролог, произнес господин Жуль. – Не бойтесь обозначить свою проблему. Мы работаем анонимно, вам вовсе не обязательно называть свое настоящее имя. Кстати, у вас ус отклеился.
   – Э-э-э... – последовала заминка, видимо, клиент приклеивал ус. – Э-э-э... – попытался продолжить он свое повествование.
   – Вы хотите скрыть от жены свои маленькие похождения на сторону? С удовольствием поможем вам сохранить семью! – Жуль сбился на пошлый зазывной тон рекламных девочек, проводящих в магазинах презентации новых товаров. – Что пожелаете? Подставной телефонный номер? Ваша жена позвонит по указанному вами стационарному телефону, допустим, это будет спортзал, в котором вы тренируетесь, а моя секретарша ответит, что да, это именно спортзал, но вы сейчас в душе и не можете подойти к телефону. Или можно купить месячный абонемент на конференц-связь. Если ваша жена захочет проверить, правда ли вы находитесь в том месте, которое ей назвали и позвонит по стационарному телефону, то моя секретарша мигом перекинет звонок жены на ваш мобильный. Комар носа не подточит! Жена будет звонить по городскому номеру, и разговаривать с вами, не подозревая, что вы говорите с мобильного и вовсе не из того места, куда она звонит! А?! Как вариант? Или, например, вы говорите ей, что поехали на рыбалку, а сами бежите по девочкам. Так вот, мы предоставим в доказательство вашей жене и мокрую одежду, пропахшую костром, и рыболовные снасти, испачканные илом, и улов живой рыбы, и даже фото с рыба...
   – Заткнитесь! – невежливо перебил фальцет воодушевленное тарахтение Жуля. – Простите за резкость. Волнуюсь. Вы тут несете всякую чушь про рыбалку и обманутую жену. Если бы мне понадобилось надуть супругу, я не стал бы платить за это. Да я вообще не женат! Мне нужно, чтобы определенные люди, в определенное время застали меня в постели с самой красивой женщиной нашей страны...
   Шеф закашлялся.
   Фальцет замолчал.
   – Отлично, – наконец, не очень уверенно произнес господин Жуль. – Отлично, если, конечно, вы знаете эту самую красивую женщину нашей страны.
Нам останется только разыскать ее и уговорить участвовать в нашем мероприятии. – Он снова сильно закашлялся, видимо от понимания полного идиотизма того, что он нес.
   – Эта женщина работает у вас! – Фальцет как будто бы искренне удивился, что Жуль не знает такого общеизвестного факта.
   – Да? – глупо удивился господин Жуль. – И кто же это?
   – Ваша секретарша!
   – Да?!
   Не сказать, чтобы я испытала триумф. Скорее, я испытала шок.
   – Я хочу, чтобы пятнадцатого июня, в семнадцать часов дня трое моих друзей застали меня с вашей секретаршей... то есть с самой красивой женщиной страны в номере люкс частной гостиницы «Апофеоз». Мы должны лежать с ней в постели и пить шампанское. Это и будет мое алиби. Я хорошо за него заплачу. Простите, но мне не хотелось бы уточнять, зачем это надо. Скажу только, что ничего криминального.
   – Извините, но мы не салон интимных услуг, – твердо сказал Константин Жуль. – Мне кажется, вы обращаетесь не по адресу. – Послышался звук отодвигаемого кресла, видимо, Константин встал, показывая клиенту, что разговор закончен.
   Я мысленно сказала шефу спасибо. Я простила ему стрелку на колготках.
   – Вы неправильно меня поняли, – мягко возразил фальцет, и я услышала, как шеф с готовность придвигает кресло обратно. – Речь не идет об интиме! Я пальцем не дотронусь до секретарши! В конце концов, она может даже не раздеваться до конца, просто лечь со мной рядом в легком халатике. Я даю слово, что не буду к ней прикасаться. Я даю слово, что побрею подмышки, почищу зубы, и буду хорошо пахнуть.
   Послышались звуки сморкания, и я не могла бы поставить и дохлую муху, что это сморкается не Константин Жуль.
   – Я хорошо заплачу, – закончил свой монолог фальцет.
   Повисла минутная пауза. Было слышно, как жужжит и бьется в окно полусонная муха.
   Мне стало нехорошо. Что ответит господин Жуль на предложение за хорошие деньги подложить меня в постель к этому таракану? Откажет своему первому «золотому» клиенту? Представляю, чего это будет ему стоить...
   Шеф снова начал кашлять как старый туберкулезник.
   – Это очень странное предложение, – выдавил он сквозь кашель. – Я буду вынужден сказать вам «нет». Да, я буду вынужден вам сказать это! – твердо повторил он.
   – Я очень хорошо заплачу!! – с ноткой истеризма воскликнул фальцет. – Вы не представляете, как я хорошо заплачу! Вашей секретарше ничего не грозит! Я подмышки побрею, зубы почищу, я пальцем ее не коснусь... только бокал шампанского в руки дам!
   – Не-ет! – взвыл Константин Жуль.
   Я распахнула ногой дверь.
   – Я согласна! Только никаких фотографий и видеосъемки. Составьте подробный контракт, Константин Эдуардович, пусть он его подпишет, – я указала на клиента.
   – Отлично! – потер руки таракан с накладными усами и жадно осмотрел меня с головы до ног из-под полей своей шляпы.
   – Ась, – растерянно пробормотал Константин Жуль, – ты хорошо подумала?
   – Нет, я вообще не подумала. Но не упускать же нам первого клиента.
   – Тогда вот, – Жуль придвинул ко мне по столу бумажку, где была написана пятизначная сумма с значком доллара на конце. – Ты получишь половину от этих денег.
   Я плохо рассмотрела сумму, только кивнула и вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь.
   Они там посовещались еще минут десять, и клиент покинул агентство, мелькнув мятой спиной и подметками ботинок.
   – Ася, – подошел ко мне Константин Жуль. – Подслушивать нехорошо. Я выглядел полным идиотом, когда ты с самоотверженно-героическим видом ввалилась в кабинет и с пафосом заорала: «Я согласна!».
   – Вы выглядели полным идиотом, Константин Эдуардович, когда безостановочно кашляли и пискляво орали «Нет!». Лучше бы спасибо сказали. Дело сдвинулось, наконец, с мертвой точки и у нас появилась работа.
   – Спасибо, Ась! Но согласись, деньги хорошие и... работа непыльная – выпить бокал шампанского под одеялом с вполне приличным дядькой, который, кстати, побреется, надушится и зубы по...
   Я смахнула со стола пластмассовую подставку для карандашей и ручек. Подставка раскололась на две части, карандаши и ручки покатились по полу в разные стороны. Жуль покраснел как рак и бросился подбирать все с пола.
   – Ну извини, Ася, если я некорректно выразился, ну ты же сама согласилась!
   Интересно, почему Константин не спрашивает, отчего наш первый клиент называет меня первой красавицей страны? Жулю это не интересно, Жуль все-таки знает о моем титуле, или Жуль просто не заметил, что меня так назвали?
   Сказать ему, что ли, что я Мисс Россия – 2004?..
   – Ты не беспокойся, в гостиницу с тобой пойдет Нара. Он снимет соседний номер. Я дам ему пистолет.
   – Нет, – отрезала я, запуская пасьянс в компьютере.
   – Да! Ася Борисовна, там все-таки незнакомые мужики будут, мало ли что. Кстати, кого-то мне этот хмырь усатый напомнил!
   – И мне тоже, – призналась я. – Голос больно знакомый. Но Нару в соседний номер с пистолетом садить я не советую. Нара зависнет без своего компа, а учитывая, что у него в ушах вечно нудит Б.Г., то с пистолетом он вряд ли справится.
   – Ась, кто здесь начальник? – ни с того, ни с сего вдруг решил уточнить шеф. Он рывком расслабил узел на галстуке и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
   Ответить я не успела.
   Дверь открылась и на пороге возникла женщина с мокрыми каштановыми волосами. На ней был молочного цвета брючный костюм из струящегося шелка, и почему-то не было обуви. Я не сразу заметила, что босоножки болтаются у нее на мизинце, подцепленные за тонкие ремешки.
   – Дождь пошел, – смеясь, сказала босая дама и взъерошила мокрые волосы. – Представляете, впервые за все это лето наконец-то пошел настоящий дождь!
   У Жуля отвисла челюсть и он уставился на неприлично яркий педикюр дамы.
   Конечно, она в подметки мне не годилась, но сердце екнуло где-то в районе желудка, и я брякнула:
   – У нас тут не богадельня. Дождь можете переждать в кафе «Три поросенка».
   – Мне нужно алиби, – улыбнулась дама, словно давая этой улыбкой понять, что посещение нашего агентства для нее всего лишь милое баловство.
   – Так проходите же! – Жуль бросился к ней, на ходу застегивая ворот рубашки и возвращая галстук на место. – Ася Борисовна, два кофе, пожалуйста! – кинул он мне через плечо, не оборачиваясь.
 //-- * * * --// 
   Они просидели в его кабинете тридцать две минуты и восемь секунд. Я следила за временем по часам на компьютере.
   Я уговорила себя не подслушивать.
   На черта мне это надо?!
   Она в подметки мне не годится.
   Когда они вышли из кабинета, у Жуля были шальные от счастья глаза, как у кота, который объелся ворованной сметаны. Она оказалась обута, а в карих глазах у нее прыгали веселые черти.
   – Всего хорошего, – сказала она Константину и протянула ему холеную руку. – Я рада, что нашла здесь профессионалов.
   Жуль припал к ее ручке как пошлый повеса.
   Я почувствовала тошноту.
   – Мы обязательно еще встретимся, чтобы обсудить все детали...
   – Я позвоню вам.
   – Буду ждать. Вы самая красивая наша клиентка.
   Тьфу!
   Я нажала на брюхо игрушечного Крейзи Фрога, стоявшего у меня на столе, и лягушонок разразился неприлично громкими звуками заводящегося мотоцикла.
   – До свидания! – перекричал Жуль игрушку.
   – Пока-пока... – Пальчики игриво помахали в воздухе, отсвечивая бриллиантами.
   Дверь за ней закрылась.
   – Ася, у нас второй клиент за одно утро! – восторженно прошептал Константин Жуль.
   – Да что вы говорите? – умилилась я. – Надеюсь, на сей раз залезть под одеяло с бокалом шампанского придется вам, а не мне?
   – Ась, ну не ерничай. Вторая клиентка! И какая! – По-моему, Жулю хотелось подпрыгнуть, но он сдерживал себя изо всех сил.
   – Что ей нужно? – буркнула я, пялясь в экран компьютера. Пасьянс не сходился. Он никогда у меня не сходился, если я загадывала желание, чтобы Жуль был со мной.
   – У нее потрясающая история! Представляешь, она хочет сделать пластическую операцию, чтобы получить роль!
   – Роль? – удивилась я. – Она актриса?
   – Певица. Поет в ресторанах, но мечтает получить главную роль в мюзикле «Бал в поднебесье», который собирается ставить американский режиссер-постановщик Стюарт Карленд. Стюарт устроил кастинг по всем городам мира, в нем могут принять участие все желающие профессиональные актеры и актрисы, которые хорошо поют и танцуют. Скоро Карленд приедет в наш город! Но на главную роль он ищет определенный типаж и, чтобы соответствовать ему, наша клиентка решилась на операцию. Она хочет немного изменить форму носа и овал лица, чуть подправить разрез глаз, увеличить грудь. По-моему, у нее и так все прекрасно, но ее решение непоколебимо. Она уверена, что, имея новую внешность, непременно пройдет кастинг и получит главную роль.
   – При чем здесь мы?
   – Видишь ли, она не хочет, чтобы ее друзья, близкие, а в особенности пресса, прознали про то, что она специально сделала эту операцию. Ей нужно алиби, что она попала в автокатастрофу. Понимаешь, она выйдет из клиники преображенная, но все будут думать, что изменения в ее внешности вынужденные, а не специальные!
   – Бред, – пожала плечами я.
   – Ась, ты не творческий человек, тебе этого не понять. А у нее от этой роли вся жизнь зависит! Ее ждет слава, Голливуд, выгодные контракты...
   Я снова ткнула пальцем в брюхо Крейзи Фрога, и он затарахтел, как мотоцикл, набирающий обороты.
   Не нравился мне этот разговор. Не нравилась мне эта актрисулька с малиновым педикюром. И история с главной ролью не нравилась. Куда понятнее, когда папик с накладными усами заказывает себе «брудершафт» под гостиничным одеялом с Мисс России, чтобы выпендриться перед другими папиками. Я не гордая, я пожалуйста, лишь бы господину Жулю хорошо было...
   Константин вежливо подождал, когда игрушка заглохнет, и продолжил:
   – Понимаешь, ей нужны свидетели этой аварии, причем свидетели из ее ближайшего окружения, поэтому дело будет обстоять так. Пятнадцатого июня на пять часов дня у нее назначена операция у лучшего пластического хирурга нашего города. За полчаса до этого наша клиентка на своей машине и в сопровождении своей лучшей подруги поедет на юбилейный вечер одного известного в городе актера, который будет проходить в загородном Доме творчества, и на котором будет присутствовать вся городская тусовка. На пятнадцатом километре Андреевской трассы произойдет несчастье – наша клиентка не справится с управлением,... слетит в кювет и врежется в некое сооружение. Сработает подушка безопасности, но клиентка не будет пристегнута и... Ну, в общем, визг, вопли, – подружка с очень слабыми нервами, она, скорее всего, потеряет сознание, или будет орать как резаная. У нашей клиентки будет с собой баллон с красной краской, она сумеет измазать себе лицо «кровью» так, что не возникнет никакого сомнения, что она получила серьезную травму, несмотря на подушку. Такой трюк нашей клиентке ничем не грозит, потому что, во-первых, она очень хорошо водит машину и сумеет все рассчитать, а во вторых, сооружение, в которое она врежется, будет чистой воды профанация – мы соорудим его из картона и шин. Дальше дело техники. Андреевская трасса довольно безлюдная, в том направлении ездят только немногочисленные жители элитного поселка Андреево, ну, и тусовщики из Дома Творчества. К машине нашей клиентки сразу же подъедет случайно проезжающая мимо «Скорая помощь». Как ты догадываешься, это будет наша машина. Врач – наш человек – немедленно заберет «окровавленную» клиентку в больницу, сунув подружке под нос нашатырь. Подружку подхватит наша машина, якобы просто попутная. Она отвезет ее в Дом Творчества, где она с ужасающими подробностями расскажет всему городскому бомонду о несчастье, произошедшем с нашей клиенткой на трассе. Клиентка тем временем будет уже на операционном столе. А ее слегка побитую машину мы отвезем на стоянку, где она дождется косметического ремонта. Ну, что ты молчишь, Ась?
   – Странно все это. Мне кажется, может возникнуть много накладок. А вдруг подружка ее с перепугу коньки откинет? Или начнет оказывать первую помощь пострадавшей и увидит, что это не кровь, а краска?
   – Не начнет! Не успеет. Мы будем рядом. А вообще, конечно – это филигранная операция! Но в этом-то и проявится наш профессионализм. Я сам займусь подбором надежных людей для этой операции.
   – А ГАИ? Вдруг вмешается?
   – Не успеет! Мы быстренько все растащим! Ась, ну почему ты такая ...
   – Какая?
   – Приземленная.
   – Не нравится мне все это. Особенно то, что алиби ей нужно тоже на пятнадцатое июня, на пять часов дня.
   – Это грубое совпадение, Аська! Грубейшее! Так в жизни бывает и говорит только о том, что провидение наконец-то повернулось к нам передом, а не задом. Наконец-то началась работа! Трудная! Настоящая! Интересная!!! – Жуль все-таки подпрыгнул, сделав в воздухе какое-то па.
   – Странная эта певичка какая-то. Зачем, ну скажите, Константин Эдуардович, зачем такие сложности для того, чтобы подправить кое-что в своей внешности? Сейчас пластикой никого не удивишь и себя не скомпрометируешь... Не понимаю.
   – Ты не актриса, тебе не понять. Понимаешь, в таком сценарии изменения своей внешности есть некий драматизм, судьба, трагедия, неизбежность, обновление... Это подогреет интерес публики к ее персоне, а так, пластика на пустом месте – фу, пошло! Она потрясающая женщина! И имя у нее потрясающее – Милда!
   – Врет! – фыркнула я.
   – Она потрясающе врет! – Константин Жуль блаженно прикрыл глаза.
   Нужно было встать и сказать: «Я больше тут не работаю!», но я снова запустила пасьянс, загадав свое единственное в жизни желание, на которое ни один пасьянс никогда не сходился.
   В дверь неожиданно постучали.
   – Зайдите! – крикнула я голосом, в котором явственно слышались слезы.
   – Можно? – в щель просунулась голова юноши с простоватым лицом. Убедившись, что никто ничего против него не имеет, юноша прикрыл за собой дверь и тоном рыночного покупателя поинтересовался:
   – И почем у вас алиби?..
 //-- * * * --// 
   Он откашлялся в кулак и еще раз окинул взглядом приемную.
   – Кофе нет, – предупредила я шефа.
   – Что?! – не понял Константин Жуль. Появление третьего клиента за утро ввело его в ступор. Нужно было не допустить, чтобы он бросился в пляс, прихлопывая ногами в воздухе.
   – Проходите, – пригласила я юношу в кабинет шефа.
   Юноша не двинулся с места.
   – Я хочу знать, почем у вас алиби! – настойчиво повторил он.
   Он был какой-то странный, нарочито грубый, невысокого роста, одетый в неуклюжий, поношенный, словно с чужого плеча костюм, – рукава были ему длинны, плечи широки, а брюки гармошкой собирались у пола.
   – Смотря, какое алиби вы хотите, – сказала я. – Стандартное алиби – «подставной телефон», стоит шестьсот рублей, если захотите купить месячный абонемент на эту услугу, то заплатите три тысячи. Если же вас интересует что-то другое, то цена будет зависеть от сложности поставленной перед нами задачи. Но предупреждаем – никакого криминала! Только помощь в маленьких личных проблемах!
   Жуль по-прежнему молчал. Шеф или сошел с ума от радости, или не увидел в этом «поношенном» парне серьезного клиента.
   – Садитесь, – кивнула я на стул рядом со своим столом, решив, что ни к чему приглашать юношу в кабинет шефа.
   Скорее всего, парень неплатежеспособен, так и быть, послужу ему бесплатной жилеткой.
   – Два кофе, – отомстила я Жулю.
   Константин усмехнулся и ушел в свой кабинет.
   – Расскажите мне вашу проблему, – сочувственно обратилась я к юноше, – и мы подумаем, как за меньшие деньги ее решить.
   – Зря вы так, – насупился юноша, усаживаясь рядом со мной. – У меня есть деньги! А про цену уточняю только затем, чтобы потом не выглядеть идиотом. Я вот вчера в ресторане суши поел, а у них там к цене, которая в меню указана, оказывается, приплюсовывается еще цена за вход! Представляете, просто за вход – деньги берут! За то, что, я зашел в этот вшивый японский ресторан, сел за вшивый японский стол и заказал вшивые суши!! Ох......ренеть! – вовремя изменил он глагол на более удобоваримый. – У вас за вход денег не платят?
   – Мы ж не суши торгуем, – усмехнулась я. – Давайте, выкладывайте, что у вас там.
   – Любовь у меня, – потупился юноша.
   – Ну, слава богу! Хоть один нормальный человек!
   – Что вы имеете в виду? – отчего-то перепугался юноша.
   – Де нет, это я так, о своем. Рассказывайте, больной.
   – Я здоров! Я совершенно здоров! – Юноша так радостно сообщил мне об этом, что я испугалась, не шизик ли он. – Понимаете, я полюбил девушку. Девушка полюбила меня. Все было хорошо, но... я взял и полюбил еще одну девушку.
   – Занятно, – не удержалась от комментария я.
   – Да, и получилось, что я люблю сразу двух девушек.
   – Это бывает! – перед нами возник Константин Жуль с двумя дымящимися чашками в руках. В воздухе витал аромат кофе. Оказывается, в своем кабинете шеф ни в чем себе не отказывал!
   Он поставил чашки на стол.
   – Так вот, – продолжил юноша свой рассказ, – с тех пор жизнь моя превратилась в какую-то бешеную гонку с элементами эквилибристики. Я вечно куда-то бегу, вечно опаздываю, голова моя занята тем, что бы такое соврать и при этом не запутаться. Мне нужно все время помнить, что я говорю одной, а что говорю другой. Я постоянно слежу, чтобы не перепутать их имена! С одной стороны это тяжело, с другой – волшебно, фантастически здорово! Дело в том, что я не могу бросить ни одну из них, я люблю их обеих! – На глазах у юноши вдруг показались слезы и я позавидовала этим двум девушкам: пожалуй, если бы я проходила у господина Жуля под номером два, меня бы это устроило, с поправкой, что он сходил бы с ума по обеим.
   – Я люблю и Дашку и Наташку, и Наташку и Дашку. Я организовал свою жизнь так, что успеваю каждой из них уделять много внимания. Я все успеваю! Встречаю Дашку из университета, провожаю домой, – я снял ей квартиру, – потом говорю, что иду на работу, а после работы бегу к Наташке. Наташка с бабкой живет, бабка слепая, глухая и нам не мешает. Так и кручусь между ними как белка в колесе, но ни от одной из них не могу отказаться. Вымотался весь, измотался, исхудал, обносился вот... – он сунул мне под нос потертый рукав пиджака, – потому что все, все свои заработанные денежки я трачу на Дашку и Наташку. И знаю, что умру, если откажусь хоть от одной из них! И вот, понимаете, случилась странная, невероятная вещь. Обе они ... – он смутился и замолчал.
   – Забеременели? – решил помочь ему Жуль выговорить страшную правду.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное