Ольга Малинина.

Мир на ладони

(страница 2 из 9)

скачать книгу бесплатно

ГЛАВА 3. СИНЕЕ ПЛАМЯ

Огонь забился под чайником, зашипел нехитрый завтрак на сковороде – начался новый день. Утро и вечер прошедшего дня ничего за собой не оставили, кроме, пожалуй, легкого чувства вины за напрасно пострадавших одноклассников. Наталия Ивановна, как и следовало ожидать, была весьма возмущена.

«Еще осенью, – писала Даша в своем дневнике, – я вдруг почувствовала, что Юлька не будет мне подругой. А теперь, когда Сережа со мной, она становится моим врагом».

Спрятав тетрадь в тайном ящике, запирающемся на ключ, она передумала завтракать. С мутными мыслями и голодным желудком она отправилась в школу.

Ни строчки, ни вздоха – она больше не желала ни о чем думать, тем более о любви.

Людоед-автобус на этот раз не заманил Дашу в свою пасть, и она шла, пересекая перекресток за перекрестком. В ее руках ничего не было, но больше всего на свете она хотела бы сейчас, чтобы и рук у нее не было, или их бы заменили крылья. Но такое невозможно, и она продолжала идти, все-таки надеясь, что этот день будет лучше, чем прошедшие.

Ее надежда была вполне обоснована, потому что сегодня у Сережи дома состоится большая вечеринка. Это событие было вдвойне необычным, ведь он больше предпочитал одиночество, нежели шумную ватагу друзей и подруг. Однако никогда нельзя угадать настроение, поэтому и самому Сереже захотелось резких перемен.

Учебный день, однотонный и почти всегда без изъянов, был разбавлен появлением Милованова. После своего долгого отсутствия Антон возник, словно новый штрих, сделанный яркой краской посредине пустой белой стены. Так, по крайней мере, показалось Даше, когда он с улыбающимся лицом и перебинтованной правой рукой вошел в класс.

Вот, пожалуй, кому хватало контрастов и перемен! Первая экстремальная попытка Антона могла быть проделана еще в десятилетнем возрасте. К счастью, она не удалась, потому что ему помешали, и сломана была лишь кисть руки. Зато в итоге второй попытки – перелом ключицы. Теперь, когда он пришел от скуки навестить своих одноклассников, популярность ему была обеспечена. Повышенное внимание к его перевязанной руке очень даже льстила Милованову, которому в любом виде удавалось занимать центральное положение.

Даша настолько была рада видеть Антона, что решила похитить его у всех. Едва он со всеми обменялся приветами, как Сергей и она усадили его за свою парту.

– Как рука? – спросила Даша.

– Почти готова для новых испытаний, – иронично ответил Антон. Сережа сразу перешел к событию дня, пригласив друга на свою вечеринку, а потом ненадолго оставил их одних.

– И какие же это испытания? – пыталась она побольше разузнать о его увлечении ломать себе руки.

– В полете, – серьезно сказал он, и Даша посмотрела ему в глаза.

– Наверняка фигуры высшего пилотажа, – предположила она. – Я права?

– Может быть, – засиял Антон, польщенный ее словами.

– Вы о чем? – не понял Сережа, когда снова оказался рядом с ними. – Какие фигуры?

Но вопросы его прозвучали словно впустую, и, взглянув на Дашу, забывшую о нем ради того, чтобы узнать о делах Антона, он тоже начал прислушиваться к разговору.

Однако Сереже показалось странным, что Даша как-то равнодушно отреагировала на его неожиданное исчезновение.

Она даже не поинтересовалась, что оно значило. А впрочем, это всего лишь мелочь, и ничего предосудительного здесь нет – что плохого в том, если его девушка приятно беседует с другим? К тому же, Сережа доверял Антону, иначе бы он не был его другом.

* * *

На вечеринку Даша решила идти в ярко-голубом, ослепительном, как летнее небо, платье. Ей с трудом представлялось то, как она проведет этот вечер... Вообще, весь день пролетел в полусонном состоянии, и надо было хоть как-то избавиться от тупой дремоты. Зачем лгать? Дашу своими липкими и холодными рукавицами охватывала прозябающая скука.

* * *

Она пришла раньше всех. Сережа заметил, что несмотря на ее фантастический внешний вид, она грустна и задумчива.

– Что-нибудь случилось? – спросил он ее, перебирая компакт-диски. Даша заметила в руках Сережи альбом любимой группы.

– О! Поставь это, – воскликнула она.

– Это!? – поразился Сережа.

– Нет уж! Лучше что-нибудь полегче – с этой музыкой умереть можно.

– Почему же?

– Нет, лучше я задам тебе вопрос.

Даша, равнодушно взглянув на него, подошла к окну, словно знала ответы на все его вопросы.

– Почему, когда у тебя плохое настроение, ты делаешь так, чтобы и у других оно было не лучше? – Сережа старался не грубить.

– Я напрягаю тебя? – все также смотря в окно, спросила она. Сережа раскрыл компакт-диск, который по-прежнему был в его руках, и несколькими ловкими движениями зарядил музыкальный центр.

– Пожалуйста, расслабляйся, – сухо иронизировал он, – потому что напряжена ты, а не я.

Даша села на кресло, будто на трон, и пока Сережа хлопотал по поводу напитков, с ней и с его домом знакомились только что пришедшие друзья, которых она видела впервые. Антон еще не появлялся.

Приглашенные на вечеринку друзья были его одноклассниками в школе искусств, где Сережа учился помимо обычной школы. Даша чувствовала, что на нее смотрят, как на очередную удавшуюся картину ее друга. Музыка, кажется, никому не мешала, но она охотнее прислушивалась к ней, нежели к разговорам незнакомых ей людей.

Компания состояла из трех пар. Даша подумала, что все эти красивые и в чем-то даже художественные люди ей очень нравятся, и Сергей нежен и внимателен, но что-то уже ломалось... Что? Этого она пока не могла определить.

Заиграла ее любимая песня, и Даша почувствовала, что джин-тоник, эта нехитрая смесь лимонного аромата и горькой водки, превратилась в разлившийся по ее телу туман. Как музыка наполняет слух, так мысли ее бешено метались, приходя лишь к одному – к Антону...

– Ты где пропадал? – глотнув из бутылки, спросил Сергей, когда открыл Антону дверь.

– Так, приятеля одного встретил, – ответил Антон и увидел, как Даша синим пламенем мелькнула в комнату Сергея. – Как у вас тут?

Сережа вручил другу джин-тоник и провел его в зал.

– Это Антон, – представил он его своим друзьям, – самый сумасшедший парень в нашей школе!

– Серег, мне кажется, ты уже наколдовался с джином, – посмеялся Антон. – Может, Дашка тебе сварит кофе...

– Расслабься, Милованов, – пошатнувшись в сторону, пролепетал Сережа.

В это время Даша снова вернулась в зал и, обрадовавшись тому, о ком еще минуту назад думала, сразу поздоровалась и даже осмелилась поцеловать его в присутствии Сережи.

– Эй, а меня?! – охмелевшим взглядом, выражающим глупое недоумение, одернул он Дашу.

– А тебе пора спать, – как можно спокойней ответила Даша.

Сережа оглянул весь зал. По полу покатывались бутылки стеклянного происхождения, однако он не совсем узнавал, какого была происхождения жидкость, которую еще два часа назад они распивали всей компанией.

– Да, она права, – подтвердил Антон Дашины слова.

– Она?! – будто не соображая, воскликнул Сережа, – Конечно, она всегда права...

Даша постаралась не обращать внимания на эту иронию по отношению к ней и, взяв его под руку, шепотом сказала:

– Пойдем в комнату.

– Зачем нам идти в комнату? – громко спросил он, и ей стало неловко перед всеми, особенно перед Антоном, который, впрочем, совсем не растерялся.

– Серег, через час приедет Светлана Петровна, – начал он убеждать его, – а ты в таком состоянии... Да и не только ты – у тебя вся квартира вверх дном.

– Мне плохо, – тихо сказал Сергей и тут же бросился бежать в ванную комнату. Даша – за ним, но Антон опередил ее.

– Даш, посиди пока в зале, – предупредил он, – я позову тебя.

Она решила под конец взять развязавшуюся вечеринку в свои руки и почти что скомандовала отбой. Компания учащихся в школе искусств, казалось, навсегда влюбленных друг в друга, рассеялась по цепочке, и после них осталась все те же бутылки, но уже пластикового происхождения.

Словом, Даша хотела как можно скорее избавиться от беспорядка и... может, от самого Сережи?

Она выключила музыку, потушила ночник и направилась к выходу, чтобы зажечь люстру.

– Постой, – поймал Антон ее ладонь, – ты сегодня очень красивая.

– Что? И ты с джином подружился? – резко сказала она и тут же включила свет. Даша вдруг почувствовала, как глупо задрожали ее колени. Она даже не думала о том, что останется с ним наедине. Но позволить себе искренности все же не могла, и праздная вечеринка оставила между ними чувство неловкости.

* * *

Когда квартире Сергея была возвращена прежняя одухотворенность, Даше оставалось только распрощаться с этим домом и вернуться в свой. Февральская погода была не очень гостеприимна, и ей меньше всего хотелось закутываться в одежды и тем более мчаться навстречу колючему ветру. А время было позднее, Сережа уснул под чарами джин-тоника, и Даша совсем забыла о нем.

Антон, провожая ее, шел молча. Даша ждала его обычных попыток произвести впечатление или хотя бы рассказ о том, как ему удалось сломать лишь ключицу, а не голову, но он молчал, словно готовился сказать что-то очень важное. И у нее самой не совсем получалось перейти незримую черту, разделяющую их. Она уже хотела закрыть за собой дверь, как он попросил еще одну минуточку. Антон взял ее за руку, и Даша поняла, что одна минуточка – это один поцелуй...

* * *

«Вот что я сейчас напишу: я себя ненавижу. Но мне хотелось его поцеловать», – разозлившись, начеркала Даша в своем дневнике, а потом кинула его в угол, так, что даже на полке затряслись глиняные фигурки.

Все это: вечеринка, Сережа, странное сближение с Антоном, кружилось в ее голове в каких-то полусонных и даже искаженных образах. Бессонница давала лишь чувство боли в уставших глазах, а все остальное было непроявленным и... грустным...

ГЛАВА 4. ЗАРИСОВКИ СУДЬБЫ

Февраль с каждым уходящим днем становился двуликим: то пышным и легким, то ледяным и резким. Пестрым и разнообразным фоном сменялось то, что еще совсем недавно протекало неглубокой, спокойной речкой. И Даша могла ожидать самого непредсказуемого поворота. А может, это спокойное течение несло ее прямо к водопаду?

* * *

Сережа позвонил утром, и его сбивчивые и нелепые извинения пролетели через трубку, но только мимо ее ушей. Она успокоила его, впрочем, ни в чем неповинную совесть своим журчащим смехом. Так, по крайней мере он почувствовал, что его девушка не злится.

Выходной день мог пролететь, как многие другие, так же незаметно или с парой-тройкой каких-нибудь событий. Но на этот раз, после холодной и бессонной ночи, она проснулась в странном предчувствии, словно за какие-то сутки должна открыться вся ее судьба.

Даша сберегла утро, решив не выбираться из мягкой и теплой постели. Несколько дней было отключено отопление, и по квартире блуждал призрачный холод февральской улицы. Она кинула свой взгляд на угол, где, сгорбившись, лежал брошенный вчера дневник. Вспоминая записанные строки, Даша не могла понять, что ее могло вчера так разозлить, вернее, она уже просто не знала, по какому поводу ей злиться.

Если нет причины, значит, есть причина, по которой ее нет – вот так сложно определяла она свое состояние. Провести этот выходной в самовольном отрешении Даша отказалась, и поэтому немедленно встала на холодный пол и вскоре оказалась под водой. Первый шаг на пути пусть не к судьбе, а к здоровому образу жизни был сделан.

Теперь русло ее реки становилось глубже, и она могла плыть бесстрашно, не думая о том, что все равно утонет. Ее мир в самый раз наполняло именно то, в чем без страха можно было утонуть. Стихи, музыка и что-то еще не до конца понятное – все это было ее настроением.

Если бы кто-то задал ей такой вопрос: «Даша! На кого ты стала похожа?» то она бы, наверное, заплакала... от радости...

Марина Васильевна заметила в дочери это странное непостоянство и решила, что причина – в необоснованном уходе Кости. И все же разговор как-то откладывался. Но сейчас, пользуясь общим расположением духа, которое свойственно для времени завтрака, Марина Васильевна спросила:

– Какие планы на сегодняшний день?

– Планы? – будто не расслышала Даша. На самом деле ей с трудом пришлось хоть как-то поддержать беседу. Поэтому она могла в данный момент лишь сыграть роль послушной и совсем не депрессивной дочери.

– Да, планы, – вручив ей бутерброд, сказала Марина Васильевна. – Ты куда-нибудь уходишь?

– Ухожу, – кратко ответила Даша, и мать готова была уже задать вопрос «куда?», но вдруг передумала, предоставив ей возможность рассказать обо всем самой. И Даше было легко отказаться от всякого рода задушевных бесед. Говорить о своих переживаниях – значит натолкнуться на какое-нибудь непонимание, а после и до ссоры недалеко. И так, парой обычных реплик о превосходном завтраке, Даша заполнила застольное общение. А после Марина Васильевна стала рассказывать многочисленные семейные байки. Особенно мать любила истории о своей необычайной бабушке. Так, Даша почти каждый день узнавала о своей прабабушке, которая по каким-то там залетным слухам, обладала даром гадания и причем умела угадывать.

Кто сказал, что понедельник – самый тяжелый день? Этот человек неправ, потому что в воскресенье ему не приходилось выбирать то, чем себя занять. И Даша, во-первых, решила пойти в библиотеку.

Храм одиноких, но все же изредка читаемых книг, то есть библиотека, всегда готов приютить ищущего какой-нибудь параллельный мир. И не столь важно, чему этот мир параллелен, главное – не заблудиться во всяких карточках и каталогах...

У гардероба библиотеки на редкость не было скучной и длинной очереди, и Даша легко избавилась от верхней одежды. Она уже поднималась в свой читальный зал, как неожиданно ее взгляд остановился на огромном стенде с различными детскими рисунками, пестрящими разноцветной фантазией. Все это красочное полотно, похожее на составленную мозаику, возглавляла длинная и витиеватая надпись: «Мир так велик, что нет того, чего бы не было».

– Загадочные слова, правда? – услышала Даша чей-то вопрос.

– Дима, какой рисунок тебе нравится больше? – продолжали говорить за ее спиной, и Даша, подозревая, что голос говорящей женщины ей почему-то знаком, оглянулась назад.

– Мама! – воскликнул мальчик, – это та девочка!

– Какая? – не сразу поняла женщина, но тут же посмотрев на Дашу, мило и так знакомо улыбнулась.

– Дарья! Куда ты пропала?

– Не знаю, – растерялась Даша. – Дима, как поживаешь?

– Хорошо! – сказал он, гордый тем, что научился выговаривать «рр-р». Мальчик взял ее за руку:

– Пойдем с нами, я расскажу тебе про ледяные замки.

Лидия, так звали эту женщину, предложила вслед за сынишкой идти с ними.

Такая встреча могла лишь обрадовать Дашу, но Лидия оказалась посланницей судьбы, поэтому и в самом деле мир так велик...

– Чем ты сейчас занимаешься? – спросила Лида, когда они, заказав нужные им книги, сели за стол.

– Ищу какое-нибудь занятие, – вздыхая, ответила Даша, – но пока...

– Как хорошо, что я тебя встретила! – вдруг перебила ее Лида. – Ты когда-нибудь хотела быть на обложке журнала?

Этот вопрос не столько поразил, сколько вызвал затруднение – об этом Даша никогда не задумывалась, или же думала, но не до такой степени, чтобы грезить карьерой фотомодели.

Лидия рассказала подробнее, в чем суть ее вопроса. Ее давняя должность главного редактора в подростковом журнале была неожиданностью для Даши. Конечно, кто из ее школы не знает об «Алисе». Этот самый популярный журнал был для девчонок чем-то вроде пристанища грез, и она и представить себе не могла, что сможет иметь прямое отношение к нему. Лидия говорила вполне серьезно, будто нисколько не сомневалась в согласии Даши.

– Все-таки, Лида, – поразмыслив, ответила она, – я не уверена...

– Глупости! Подумай, почему бы не ты?

Даша слушала и вместе с тем внутри нее с невероятной скоростью разворачивалось что-то совершенно новое. О нет, она не чувствовала себя золушкой или какой-нибудь распрекрасной принцессой. Просто ее удивляла сама ситуация – ее лицо, на обложке, да по всей стране!..

* * *

Разве она могла тогда хотя бы краем мысли затронуть будущее, которое теперь стало настоящим? Тогда, сидя на скамье и думая о Сереже, Даша заметила капризного Димочку, а вместе с ним его милую маму. Непоседливый сынишка выпытывал у матери ответ на жизненно важный для него вопрос: «Почему снег так блестит?». Вспоминая об этом, Даша приятно удивлялась тому, как ей удалось тогда найти для малыша самый верный ответ. А дальше: откуда она знала, что снег нельзя кушать, потому что он – это крохотные слезки звезд? И, наконец, почему Даша рассказала об этом своем знании маленькому Диме?

Это знакомство с Лидой показалось ей длинной и завораживающей чередой каких-то случайностей. И все же, в самом деле, почему бы не она!

Событие дня было похоже на завязку новой истории, и весь сюжет теперь зависел от самой Даши. Вечером ей снова позвонил Сережа, от которого она не могла скрыть свою новость. Воображая свою девушку на фото, он тут же придумал картину, образ, что угодно – все равно, в его глазах вокруг Даши могли оживать любые краски. Сережа пообещал завтра же принести рисунки с замыслами ее будущих фотографий.

Засыпая, Даша решила не терзаться сомнениями по поводу своей судьбы. И все-таки, почему именно так, а не иначе?..


ГЛАВА 5. НАРИСОВАННАЯ ФОТОГРАФИЯ

Когда думаешь о том, что прежде даже редко на глаза попадалось, то голова превращается в калейдоскоп. Картинка за картинкой – мелькнет и исчезнет, но что-то ведь должно остаться...

Таким обрывочным, как листки настенного календаря, было настроение Даши. Поцелуй Антона все еще горел, и каким-то еле заметным отсветом разливался по ее лицу, когда она вдруг слышала о нем. Почему она позволила себе и ему так смело и почти ни о чем не думая встать на одну и ту же линию? Даша шла по прежней дороге в школу, домой – какая разница? Лишь чувства спасали ее, а попытки что-либо понять рассыпались, словно сгоревшая бумага.

Она неизбежно позвонила Антону, и звонок застал его как раз в то время, когда он собирался прийти к ней. Теперь их связывала невидимая и, скорее всего, безмолвная тайна. Для других, включая в этот узкий список и Сергея, Даша с Антоном – только друзья.

Антон уже давно увлекался фотографией, и все школьные газеты оформлялись благодаря его таланту видеть невидимое. В этом они с Сережей были схожи. Но в характере Антона была какая-то, может, горьковатого вкуса смесь фантазии и колючей иронии. Сережа, напротив, не любил всяких угловатостей. Может быть, поэтому они уживались в образе типичных друзей.

* * *

Антон, не отрываясь, смотрел на нее, зная, что нравится Даше, а она листала журнал и пила сок, свой любимый, апельсиновый.

– Антон, честно говоря, не понимаю, зачем все это нужно, – сказала она ему, бросив «Алису» на журнальный столик.

– Чтобы быть знаменитой, – уверенно ответил он и сел рядом. Даша рассмеялась.

– Смейся! Королева всех «Алис», – пафосно произнес он, тут же встав перед ней на колени. И Даша оценила этот тонкий и немного смутивший ее юмор, вознаградив его поцелуем, легким, как одна дождевая капля.

Антон, непричесанный и с гипсом, но крепкий и высокий, так ярко напомнил Даше полупомешанного, что она снова не могла сдержать смеха, тем более, что он продолжал воображать из себя какого-то там верноподданного рыцаря.

– Ты шутишь, – также театрально вздыхая, сказала она, – а я вот не знаю, что делать... Уже завтра Лида будет ждать моей фотографии.

– Так зачем медлить?! – почти прокричал он, и Даша чуть не вздрогнула от испуга. – Папаша мой еще в студии, и он запросто разрешит...

– Постой, – не поняла она, – какая студия?

Как обычно, если не успеваешь схватить смысл, то не страшно – смысл доходит сам. Так и Антон, не затрудняя себя всякими пояснениями, сказал Даше, что обо всем она узнает по дороге.

– Короче, бери свои одежды, помады, тени, – важно перечисляя, говорил он, – что еще там? А, ну и себя не забудь!

Она закружилась по своей квартире, словно горный ветер. Боже! Как она была в него влюблена!

* * *

Вслед за ними через пространство домов и стен летел, летел звонок Сережи, но не долетел – что-то оборвалось, и Даше с Антоном было невдомек, что кто-то не успел их догнать. А Сережа мог представить все, что угодно, но не..., а впрочем, ему просто было до ужаса жаль не увидеть сегодня ту, ради которой он не спал всю ночь. Он придумывал сюжет для ее фотографий, рисуя то ангела, то ведьму, но какое-то чувство ему мешало. И Сережа не мог остановиться ни на одном, казалось бы, последнем штрихе.

Разве может быть сложным то, что еще не понятно? Им, всем троим, не хватало одного шага, чтобы друг другу сказать: «Все очень просто».

Студия занимала крохотное помещение. Отец Антона – профессиональный фотограф, и в его небольшой студии можно было воплощать самые разные замыслы. И, действительно, Даше, как только Антон познакомил ее с отцом, показалось, будто она находится в некой секретной лаборатории, где проводятся художественные опыты. Эта таинственность еще больше завораживала Дашу, когда она стала рассматривать коллекцию лучших работ. Необыкновенные, ни на что не похожие фотографии были развешаны по всей студии, как говориться, в неком художественном беспорядке. И чем больше ее взгляд мог уловить, тем сильнее становилось желание быть чьим-то образом... То есть быть такой, какой тебя хотят увидеть.

– Теперь я понимаю, откуда у тебя такой вкус к фотографиям, – подкрасив губы, сказала Даша. Он зарядил пленку в фотоаппарат и оглянул помещение, видимо, оценив, достаточно ли освещения.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное