Ольга Баумгертнер.

Связующая магия

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Чудовище? Конечно, нет. Башня защищена магией. Однажды мы попытались взломать деревянную дверь – так от нее и щепки не отвалилось. А бросаем еду чудовищу через оставленное открытым маленькое окошко – через него ничего не рассмотреть.
   – Так может, и нет никакого чудовища?
   – Оно воет… И производит другие ужасные звуки, от которых кровь стынет в жилах. Лишь когда оно ест, оно ненадолго замолкает…
   – Самое странное в этой истории, – заметил я, – то, что ваш Дорстар – светлый маг. Не припомню, чтобы хоть один из них заводил у себя в жилище какого-либо опасного зверя…
   Дирф покосился на Шэда.
   – Твое, господин, ведет себя вполне мирно.
   Я хмыкнул.
   – Ты сказал – Дорстару не понравится, что ваш тавернщик обратился к темному магу. Ты встречал еще кого-нибудь?
   – Нет, но Дорстар упоминал, что если вдруг объявится темный маг, мы держались от него подальше…
   – Заметно, как вы следуете совету, – я засмеялся.
   – Да нет же, – махнул рукой Дирф. – Он имел ввиду только одного из вас. Какого-то очень старого мага…
   Улыбка исчезла с моего лица.
   – И он назвал имя этого колдуна?
   – Нет. Ты его знаешь?
   – Если ваш Дорстар имел ввиду того, о ком я думаю, то вам больше нечего опасаться, – заметил я хмуро. – Тот колдун мертв.
   – Когда Дорстар узнает, эта новость, несомненно, его обрадует, – Дирф улыбнулся и, придя совсем уж в хорошее расположение духа, замурлыкал какую-то песенку.
   Я же в задумчивости глядел на расстилающиеся впереди земли. Если светлый маг опасался Ментепера, то я должен узнать почему, а также что именно скрывалось в башне.
   Дорога между тем оборвалась. Глинистая сухая земля уступила место песку. Мы ступили в начинающуюся пустыню. Дирф уверенным шагом потопал наверх дюны, а мне пришлось спешиться, потому что тонкие ноги Шэда увязли в песке. Сам он недовольно зафыркал, сделал еще несколько шагов и, перекинувшись в зверя, резво взлетел на гребень дюны. Дирф шарахнулся от него, но Шэд, не обратив на пекаря внимания, кубарем скатился вниз. Я же добрался до вершины и застыл. Впереди милях в четырех от нас среди дюн торчала башня. Даже отсюда было видно, что она сложена из кирпича, круглая с темными щелями бойниц и узких окошек. Дверь башни почти полностью поглотил песок, а несколько зубцов на вершине рассыпалось – скорее от времени, чем от того, что кто-то когда-то нападал на укрепление. На вид ничего необычного – дозорное сооружение, давно заброшенное. И магии я пока никакой не чувствовал, как не слышал никаких звуков, издаваемых заточенным в башню чудовищем. Дирф пытливо глянул на меня.
   – Тихо, – констатировал я.
   – Оно обычно воет по ночам.
Или когда кто-то окажется рядом. Подойдем поближе – оно даст о себе знать, – он помрачнел, хорошее его настроение улетучилось. – Столько лет хожу и каждый раз мурашки по коже…
   Минуло, наверное, гораздо больше часа, прежде чем мы, наконец, достигли башни. Шэд добрался первым. Он осторожно обошел ее, принюхиваясь, и я увидел его глаза, расширившиеся от возбуждения, и подрагивающие ноздри. Сам же я ощутил охранную магию. Кто-то наложил на башню весьма основательное охранное заклинание.
   – И защита от гипномагии? – в недоумении прошептал я, когда разобрал, от чего защищена башня.
   – Оно молчит, – вслед за мной принялся говорить шепотом Дирф. – Может, наконец, сдохло?
   Он нашел деревянную лестницу, валявшуюся рядом и слегка присыпанную песком, поднял ее и приставил к стене… И потом услышали как там, за кирпичной кладкой весьма отчетливо с недовольством заворчал какой-то зверь. И тут же воздух неожиданно пронзил вопль. Я содрогнулся. Шэд оскалил зубы, а Дирф застыл у лестницы, занеся ногу над первой ступенькой. Из глубин башни между тем продолжали доноситься странные звуки. Невозможно было определить, на что они походили, потому что и злобный рев, и разраженное завывание, и яростный скулеж – все смешалось в жуткой какофонии.
   – Вот так оно всегда и происходит, – сказал Дирф, вздохнул и полез наверх.
   Я же в жарком воздухе чувствовал, как по спине течет холодный пот. Потому что никакой зверь не может издавать такие звуки…
   Все еще пораженный своей догадкой, я следил за Дирфом. Пекарь, тяжело дыша и что-то бормоча под нос, забрался наверх лестницы, оканчивающейся у маленькой щели бойницы, развязал заплечный мешок, вынул оттуда несколько булок черствого хлеба, кусок заплесневелого сыра и обрезки сыровяленого мяса. Все объедки он зашвырнул в щель. Затем сунул туда бурдюк с водой и просто вылил внутрь башни его содержимое. Звуки из башни стали глуше, но не исчезли. Сделав свое дело, пекарь, морщась, резво спустился вниз.
   – Ну и вонь, – он высморкался на песок, а потом принялся утирать пот со лба. – Здесь хоть не чувствуется. Представляю, как там все загажено за столько-то лет. И хозяину башни придется долго убираться, прежде чем он сможет добраться до сокровищ… – и он чуть хитро зыркнул на меня. – Но может оно того стоит, маг?
   Однако его усмешка исчезла, когда я обратил на него тяжелый взгляд.
   – С чего вы взяли, что там находится какой-то зверь? – спросил я мрачно.
   – А кто еще может издавать такие звуки, господин? – он опасливо попятился от меня.
   – Человек, – ответил я. – И это светлый маг распорядился, чтобы вы кормили его дрянной едой?
   Дирф побелел.
   – Человек? – он замотал головой. – Невозможно! Дорстар никогда бы не стал запирать человека – он слишком добрый. Я говорю тебе, господин, там чудовище.
   – И из того окошка точно ничего невозможно рассмотреть?
   – Там темнее безлунной ночи.
   – Я все же попробую.
   Я поднялся по лестнице к узкому и длинному – в толщину стены и чуть короче длины руки – отверстию. Едва приблизившись, я тут же отшатнулся. Лестница угрожающе дрогнула, на дюйм оторвалась от стены и вновь со стуком опустилась на кирпичи.
   – Я предупреждал, господин, – заметил снизу Дирф.
   Из щели разило такой вонью, что меня затошнило. Я отдышался. Потом глянул на солнце, неизбежно взбирающееся в зенит, создал несколько зеркал. Одно отражало солнечный свет и направляло его в щель башни. Я задержал дыхание и сунул руку в щель с двумя зеркалами – первое отражало свет внутрь башни, второе показывало, что там творится. Не очень действенный способ, но пока снимать охранные заклятья и применять магию, чтобы узнать, что там происходит, не хотелось. Внутри башня оказалась полой – перекрытия этажей снесены, с потолка болтался остов винтовой лестницы. Окна изнутри заложены кладкой, а внизу вообще трудно было что-либо различить, разве только то, что весь пол завален всяческим хламом. Из того, что высветил солнечный зайчик, я опознал сломанный, сваленный на бок стол, несколько искореженных стульев, какую-то другую мебель, кучи тряпья. И в какой-то миг в свете промелькнуло запертое в башне существо. Я выдернул руку оттуда, словно испугался подцепить заразу, спешно спустился вниз и лишь тогда вдохнул воздух.
   – Ты бледен, маг, – Дорф протянул мне фляжку.
   – Я бы выпил чего-нибудь другого.
   – Ну что ты видел? – с нетерпением спросил пекарь.
   – Подтверждение своих слов, – произнес я хмуро.
   – Хочешь сказать, что там человек?! – пораженно воскликнул Дирф. – Но… Если это так, то такие ужасные звуки может производить только безумец!
   – Будь я проклят, – прошептал я, и меня слегка пошатнуло.
   Имя Ментепера, выкрик Дирфа «безумец» и причины, послужившие моим изгнанием, сложились в единое целое, а мои предчувствия оправдались. И все же, я не мог поверить, что там, за стенами находится один из нас и, более того, тот, в ком течет та же кровь, что и у меня. Ведь на Большом Совете говорили, что все обезумевшие отпрыски старого колдуна мертвы. Неужели кто-то из них остался жив? Я с трудом удержал дрожь, охватывающую меня.
   – Как давно ваш Дорстар тут не объявлялся? – спросил я, немного придя в себя от потрясения.
   – Больше года, наверное, – Дирф смочил ладонь водой из фляжки и умыл шею. – А до того, он года три не показывался.
   – То есть дождаться его и разузнать обо всем этом, шансов у меня никаких, – я криво усмехнулся.
   Я, хмурясь, изучал башню. Можно сделать только одно, чтобы узнать правду. Не снимая защиты от гипномагии, обойти ее и постараться обнаружить в памяти несчастного хоть что-то, что пролило бы свет на причину его безумства. Я осторожно коснулся магией охранных заклятий. Они не разрушились, но пропустили меня во тьму за непроницаемыми стенами и в такой же мрак больного разума.
   Мне было мерзко – я никогда не сталкивался с безумными и тем более никогда не пытался проникнуть при помощи гипномагии в их мысли. Но почему-то не сомневался, что Ментепер делал это неоднократно. Я ощутил, что чувствовал несчастный – его раздражало все: окружающие стены, еда, темнота и слишком яркая полоска света, льющегося через единственное окошко, откуда сыпалась к нему отвратительная еда и капала вода, тут же впитывающаяся в мусор, если он не успевал подставить рот. И еще его постоянно донимали голоса и мысли людей – он слышал всех до единого жителей деревни, из которой мы прибыли. Защита от гипномагии уберегала их от него, но не его от них. Сам он уже давно ничего не осознавал, а воспринимал все как загнанный в крошечную клетку зверь, окруженный гомонящей толпой. И бездумно и яростно реагировал на любой раздражитель.
   От всех этих полуживотных ощущений у меня жутко разболелась голова, но я решил, что надо попытаться проверить его память, хотя она вряд ли сохранилась бы. Но я ошибся – память оказалась не испорчена безумием. Однако на мое прикосновение к воспоминаниям безумец отозвался болезненным воем. Дирф шарахнулся от башни.
   – Что ты делаешь, господин? – спросил пекарь, но я сделал ему знак не мешать.
   Мне потребовалось всего несколько минут, чтобы узнать все, что меня интересовало.
   – Господин, – Дирф с испугом посмотрел куда-то за мою спину. – Это Дорстар.
   – Эй, ты! – крикнул мне кто-то.
   Я обернулся. С гребня дюны к нам спускался колдун. Судя по белому одеянию – огненный маг. Я процедил сквозь зубы проклятие – похоже, мне всю жизнь будет везти с огненными магами. Он подошел ближе и остановился как вкопанный, когда разглядел меня повнимательнее. И его рука угрожающе поднялась для атаки.
   – Ты из рода Ментепера? – спросил он, несомненно опознав меня по серой рубашке.
   – Тебе-то что? – огрызнулся я. – Ты знаешь, кто у тебя в башне?
   – Я не позволю ни Ментеперу, ни кому-либо другому из его рода освободить чудовище…
   Я глухо рассмеялся.
   – Оставь свои сказки для крестьян. Там не чудовище!
   – Кто бы там ни находился – у него жажда убивать всех без разбора, а это делает его даже хуже любого чудовища.
   – Что же ты не уничтожил его? Зачем запер здесь? Вряд ли такая участь лучше смерти.
   Колдун хмуро глядел на меня.
   – У меня имелись на то причины. Но что тебе здесь понадобилось? И зачем ты хочешь вызволить его?
   – Я вовсе не желаю его освободить – всего лишь узнать, кто он и как оказался в таком состоянии.
   – Тебе лучше не знать этого, – мрачно обронил маг.
   – Но я уже узнал.
   В его взоре промелькнуло изумление.
   – Тебе знакома гипномагия? – поразился он.
   – Как и тебе, – заметил я. – А теперь ответь на мои вопросы!
   – Кто ты такой, чтобы что-то требовать от меня?
   – Ты сам сказал – я из рода Ментепера.
   – Этого мало.
   – Я его сын, а здесь, – я указал на башню, – заключен мой сводный брат.
   Дирф охнул и решил отойти от нас подальше, а огненный маг сделался еще более хмурым.
   – Значит, ты действительно не собирался выпускать безумца?
   – Конечно, нет! – я разозлился. – Для чего? Чтобы он перебил всех вокруг?
   Дорстар опустил руку и подошел ко мне.
   – Хорошо, я отвечу на твои вопросы, но не здесь.
   Он отворил портал.
   – Возвращайся в деревню – все остается в силе, – бросил он Дирфу и посмотрел на меня. – Пойдем.
   – Шэд! – позвал я и сказал насторожившемуся магу, когда Шэд вынырнул из тени башни: – Не бойся, он тебя не тронет.
   Мы первые шагнули в проход, Дорстар не отставал. Переместились мы в большой город к куда более приличной таверне, чем в пустынном городке. Несмотря на разгар дня посетителей не было – мы оказались единственными, заняв стол у окна. Шэд расположился рядом. Слуга принес вина, осторожно обходя зверя, разлил его. Мы молча опустошили кубки.
   – Так почему ты запер его в башне?
   – Убийство мне противно само по своей природе. Даже убийство врага, даже убийство чудовища. Я просто не смог его убить, когда встретил, хотя он попытался меня уничтожить, как сделал это с несколькими людьми. Я… пожалел его. И пленив, привел в тот мир, защитил охранным заклинанием башню и поручил людям заботиться о нем.
   – Я бы предпочел смерть такой заботе, – я налил себе еще вина.
   Дорстар проницательно глянул на меня.
   – Сколько тебе лет? – негромко произнес он.
   – Мне исполнится 25 через неделю. Но эта участь меня не затронет.
   – Поэтому ты пьешь уже третий кубок? – заметил Дорстар. – С чего ты взял, что избежишь ее?
   – Ментепер мертв.
   – Это что-то меняет?
   – Ты смотрел воспоминания безумного? – произнес я.
   – Да. Неплохой вроде был парень, хоть и вашей волчьей крови…
   Я криво усмехнулся.
   – Тогда ты должен знать, почему с ним случилось несчастье.
   – Он с ужасом ждал наступления своего 25-летия – знал, чем оно закончилось для всех остальных.
   – В этот день его посвятили в колдуны, и Ментепер устроил ему испытание. Испытание гипномагией. Он раскрыл для него разум всех окружающих его магов. И он не смог избавиться от их мыслей, от их голосов. И это свело его с ума.
   – Ты считаешь, что из-за этого? – Дорстар покачал головой. – А мне кажется, Ментепер всего лишь усилил это.
   Я хрипло рассмеялся.
   – А ты тоже думаешь, что все происходит из-за плохой наследственности? Чушь! История с наследственностью являлась оправданием для Ментепера. Немного странно, потому что ему и не надо было оправдываться – то, что он делал со своими детьми далеко не худшее, что он вообще делал.
   – Почему «тоже»? – спросил Дорстар.
   – Так же считает Игниферос… Скажи, из-за чего ты оставил светлую обитель? Ты ведь из тех, кто ушел оттуда давно?
   – Да. Я покинул ее вместе с Игниферосом, но не стал задерживаться там, где решили остаться остальные. Если честно, я ни с кем не поддерживаю связи.
   – Почему? – его слова меня удивили.
   – Я устал от войны и распрей, меня интересовало дальнейшее изучение миров…
   – И сколько таких, как ты, не осталось с Игниферосом?
   – Не так много. Может, двадцать. Но каждый из нас занимался исключительно своими делами.
   Я с непониманием смотрел на него.
   – Ты – огненный маг.
   – Маги природы, а их было большинство среди нас, интересовались новыми растениями и животными, еще трое – мастера открытия порталов – занимались составлением карт. А я… я отправился с ними как гипномаг.
   – И что нового нашел гипномаг в остальных мирах, что отсутствовало в нашем? – с усмешкой заметил я и вновь пригубил из кубка – вино успокоило меня и расслабило, сгладив нервное потрясение.
   – Я искал смысл жизни.
   Я уставился на него и рассмеялся.
   – Каким образом? – вырвалось у меня, хотя я и так уже понял.
   – Я проникал в разум разных людей, сравнивал, – отозвался он задумчиво.
   – Так ты искал смысл человеческой жизни? – фыркнул я.
   – Ты считаешь, что у нас он иной? То есть мне следовало бы читать мысли магов?
   – Мы похожи, но мы другие.
   Я расслабился от вина, но не настолько, чтобы не почувствовать легкое знакомое давление. Меня это мгновенно вывело из себя. Я так ответил на эту его попытку, что Дорстар отпрянул, опрокидываясь навзничь вместе со скамьей. Я склонился к нему. Маг бледный, не в силах шевельнуть ни пальцем, лежал на полу, а на лице его застыла гримаса боли.
   – Еще раз попробуешь, никогда не вспомнишь, кто ты, – зло посулил я. – А теперь вставай. Будем считать, что ты неудачно пошутил…
   Я протянул ему руку. Дорстар поднялся, тяжело дыша – лоб его покрылся испариной.
   – Ты можешь стереть память? – произнес он тихо.
   – И стереть, и изменить – что тебе больше нравиться?
   – Я… не знал, что ты в совершенстве владеешь гипномагией.
   – Теперь знаешь. Не трудно запомнить, если учитывать, что нас таких всего трое.
   – А Игниферос, он пытался? – осторожно спросил он.
   – Он понял, что не стоит. Он учил тебя?
   – Да, азам…
   – Насколько я понимаю, гипномагией могли владеть только представители нашего рода. Ты не родственник Игниферосу? Он, правда, говорил, что у него не было сыновей…
   – Дальний, – он нахмурился. – У него были две дочери, но они погибли в одну из войн вместе со своими уже взрослыми детьми. Кажется, сам Ментепер тому виной…
   – Какой у нас милый семейный шкаф со скелетами, – заметил я. – Теперь можно не задаваться вопросом, почему дядя меня на дух не выносит. Так ты все-таки из его рода?
   – Я десятый в колене.
   Я кивнул и продолжил:
   – Думаю, тогда тебе следует знать – со смертью своего брата Игниферос решил вернуться в первую обитель и вновь объединить разрозненных колдунов. Может, тебе стоит поискать смысл жизни на нашей древней родине?
   На лицо огненного мага легло удивление.
   – Игниферос решил объединить светлых и темных колдунов? – он, не веря, покачал головой. – Но первая обитель… Там же все безжизненно!
   – Уже нет. Прошло много лет, и тот мир восстановил сам себя, – я умолчал о некоторых деталях.
   – Не думаю, что все изменится, даже если объединение состоится, – он пытливо посмотрел на меня. – Почему ты уехал оттуда? Со смертью твоего отца тебе передается право наследования.
   – Чем? Руинами?
   – А если обитель восстановят? Ты мог бы разделить власть…
   – Я уже правил темной обителью два года – мне этого хватило, – я поморщился. – Кроме того, все они опасаются моего 25-летия еще больше меня самого…
   – Значит, ты все же боишься?
   – Утро сегодня выдалось тяжелым, – буркнул я.
   – Следовательно, ты все же решил подстраховаться и покинуть Бинаин, чтобы переждать в другом мире?
   – Что-то вроде того.
   – Думаю, тогда тебе и здесь не стоит оставаться, – заметил Дорстар. – Я изучил много миров – впереди как раз лежит целая цепь безлюдных и пустынных. Пережди в одном из них. Через неделю, я проверю, как ты и… если вдруг с тобой случится несчастье, я могу сообщить Игниферосу…
   Я опустил взгляд в опустевший кубок.
   – Добрый ты, Дорстар, – я криво улыбнулся.
   Он вздрогнул.
   – Ты знаешь мое имя? Прочел…?
   – Нет. Я редко пользуюсь гипномагией… Дирф все уши мне прожужжал о тебе.
   – Он разговорчив, это точно, – согласился Дорстар. – Но я до сих пор не знаю твоего имени.
   – Тэрсел.
   – Я не вижу на тебе амулета. Неужели они отобрали его у тебя?
   – Хотел бы я взглянуть на того, кто посмел бы это сделать, – я нахмурился. – Я забыл его у своего сына.
   От воспоминаний в душе расползлась боль, и я вновь потянулся за вином.
   – И знаешь, что, – произнес я, глядя на примолкшего мага огня. – Нравится тебе это или нет, но я должен уничтожить башню.
   – Но…!
   – Сохранять ему жизнь – еще более жестоко! – я поднялся. – Ты пойдешь со мной?
   Он еще некоторое время колебался, но потом кивнул. Мы вернулись в мир пустыни. Время здесь давно перевалило за полдень. Горячий ветер сдувал песок с гребней барханов. Стояли мы на вершине одной из дюн футах в пятидесяти от башни. От выпитого вина и жары у меня слегка кружилась голова.
   – Так странно, – прошептал я и прикрыл глаза. – В Бинаине сейчас зима, а Брингольд, верно, засыпан снегом…
   – Ты так и не ответил, – вернул меня к действительности голос Дорстара. – Какой ты маг?
   – Я – маг ветра, – ответил я.
   Дорстар вздрогнул, а Шэд глухо заворчал, когда откуда-то словно издалека послышался раскат грома. В ясном бирюзовом небе над башней скользнул завиток темного тумана. Раскручиваясь черной спиралью, он превратился в воронку, с протяжным стоном опустившуюся на башню и поглотившую ее. В теле смерча пробежали золотистые змейки молний, башня дрогнула, и смерч скрутил ее с основания с легкостью, как если бы он выдернул из земли сорняк. Башня закружилась в воздухе, кирпичная кладка разлетелась на полфута, словно ее не связывал раствор, а потом со страшной скоростью понеслась обратно, сжимаясь. Нас осветила яркая вспышка, донесся глухой хлопок, и все исчезло. Дорстар стоял, вытаращив глаза.
   – Это магия ветра? – произнес он недоверчиво.
   – В основном, да.
   Мы подошли к тому месту, где раньше стояла башня. Теперь здесь была большая круглая яма в песке. Дорстар хмуро оглядел углубление, перевел взор на меня.
   – Не смотри на меня так, – произнес я. – По крайней мере, жители деревни обрадуются, и страшные звуки не будут пугать их по ночам. А он больше не будет испытывать мучений.
   – Может, ты и прав… Так ты согласен с моим предложением?
   – Более лучшего варианта не вижу, – признался я.
   – Тогда возвращайся пока в таверну. Я ненадолго отлучусь в деревню и предупрежу жителей насчет башни. А после присоединюсь к тебе.
   – Хорошо.
   Я с Шэдом вернулся в таверну и заказал себе ужин – здесь за окном уже смеркалось, небо затянуло тучами, и моросил холодный дождь.
   – Что-то мне в нем не нравится, Шэд, – прошептал я, трепля зверя за загривок. – Но копаться в его голове нет никакого желания. Должно быть, там целые списки различных человеческих смыслов жизней.
   Шэд одобрительно заворчал, когда я взялся чесать ему за ушами. Я как раз заканчивал ужин, когда Дорстар вернулся.
   – Ты оказался прав – их чрезвычайно обрадовало исчезновение башни, – произнес он хмуро и уселся напротив.
   – А ты каждого человека проверяешь? – полюбопытствовал я.
   Он миг соображал, о чем я спрашиваю.
   – Почти.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное