Ольга Баумгертнер.

Связующая магия

(страница 5 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Понятия не имею, как ее еще можно применять, – произнес я. – А в нашей обители ни в одной книге нет даже упоминания о ней… Но кто сделал эти рисунки?
   – Этой книге больше четырех тысяч лет. Рисунки выполнил один из правителей Закатной обители и связующий маг Сорнер, – Гейнир глянул на меня, и мое искреннее восхищение рисунками в книге заставило его улыбнуться. – Ты просто любознателен или тебе интересует исключительно связующая магия?
   – Меня интересует все. У нас не осталось книг по истории Закатной обители. Почти не осталось. Жалкая пара книг, в которых описывалось всего лишь несколько лет жизни в обители, причем ничем не примечательных лет!
   – Как же – год, когда разрушили обитель, вышел весьма примечательным!
   – Я имел ввиду не это! – воскликнул я.
   – Тебе лучше знать, – он захлопнул книгу, поставил ее обратно в шкаф, извлек из шкафа конверт и положил передо мной. – Можешь сказать, что там?
   Я, удивленный, воззрился на него.
   – Ты шутишь? Конверт можно вскрыть…
   – Я не могу его вскрыть до тех пор, пока кто-либо не назовет, что сокрыто в нем.
   – Ты лукавишь, – заметил я. – Ты знаешь, что там.
   – Возможно. Но хочу, чтобы все было честно – тебе не следует копаться в моей памяти.
   – Если тебя утешит, мне не нравится этим заниматься, – заметил я и принялся изучать конверт со всех сторон.
   Пальцы ощущали старую немного грубоватую бумагу и магию. На другой стороне конверта я обнаружил сургучную печать в виде Дерева власти.
   – Ого… – произнес я. – Конверт защищен охранной магией. Обычное дело. И…
   Внутри конверта скрывался лист еще более плотной бумаги. Что же, Гейнир предлагал узнать, что там написано? Наверняка имелось заклинание, позволяющее читать даже закрытые книги, но я его не знал, и мне даже в голову не приходило, что такое мне когда-нибудь понадобится. Но, может, дело совсем в другом. Я вновь положил ладонь на бумагу конверта и осторожно потянулся к листку, пытаясь обнаружить на нем вовсе не следы букв, а следы магии. Магия там действительно ощущалась, но я пока не мог понять, какая именно. Может, там находился рисунок, ведь неспроста мне Гейнир подсунул конверт после просмотра альбома. Рисунок с визуальной или связующей магией… Но даже если это и так, я бы все равно не мог узнать, что там изображено. Я повертел конверт в руках и рассмеялся.
   – Что такое? – полюбопытствовал Гейнир, с пристальным вниманием следивший за мной.
   – Вспомнил твои слова про могущественных магов, – ответил я и положил конверт на стол. – Наверное, это легко, но я не могу этого сделать.
   – Как знаешь, – Гейнир уселся в свое кресло, оставив конверт подле меня.
   – Ты обещал мне долгий рассказ, – напомнил я.
   Он кивнул и подлил нам обоим вина.
   – Наш пост здесь тоже около четырех тысяч лет, – заговорил он. – Именно тогда, когда Закатную обитель впервые попытались уничтожить, Сорнер приказал создать отряд, занявшийся охраной внешних рубежей.
Сначала нас было около пятисот. Теперь – около пяти тысяч.
   Я открыл рот от изумления.
   – Так сколько же вас осталось, повелитель темной обители, после того как вы поуничтожали друг друга? – поинтересовался он зло.
   – Нас было восемь сотен, светлых чуть больше.
   – Даже двух тысяч не наберется, – Гейнир неодобрительно покачал головой. – И стоило столько лет воевать ради власти над жалкой горсткой.
   – Я не имею к этому никакого отношения, – разозлился я. – Я не собирался устраивать войну, пока находился у власти.
   – Значит, ты редкое исключение… Этот город не единственный здесь. Есть еще три, но они весьма мелкие – в каждом нас всего около сотни. Кроме того, до Рубежа от этого мира лежит около двадцати миров, но все они пустынные. Нам удобно было расположиться здесь, хотя в следующих мирах до Рубежа у нас есть посты. Начиная с нашего мира, на протяжении всех двадцати мы отслеживаем любое открытие портала. Именно поэтому мы и наши тебя. Раньше мы отражали атаки именно в этих двадцати мирах. Но сюда давно никто не совался с тех пор, как обитель была разрушена…
   – Что ты хочешь этим сказать? Что врагам стало об этом известно? – поразился я.
   – Вполне возможно. Как я уже упоминал многие колдуны покинули Закатную обитель и Закатные миры… Кто знает, может, кое-кто из них стал предателем. Учитывая, до чего дошла Закатная обитель в последние годы своего существования, я бы этому не удивился.
   – Но кто они? Кто эти враги? – спросил я.
   – Я не могу тебе этого сказать, – ответил он. – Они… похожи на магов.
   – Похожи на магов? – я смотрел на него. – Ты шутишь? Ты ведь знаешь наверняка, к чему предположения?
   – Я не могу тебе сказать.
   – Ну да, конечно, – я разозлился. – Я повелитель жалкой кучки темных магов, к тому же бывший. Зачем тебе снисходить на меня, главный охранник. Храни свои секреты.
   Я взял в руки конверт, что бы швырнуть к нему, но в этот момент у меня под пальцами словно пробежал легкий ток. Я взглянул на конверт, коротко вскрикнул от удивления, неожиданно увидев то, что он скрывал в себе, и потерял сознание.

   Перед взором еще кружилась тьма, но я уже слышал голос Гейнира, тихое угрожающее рычание Шэда, и чувствовал его мокрый язык, скользивший по моему лицу и старающийся привести меня в себя.
   – Не могу поверить – мальчишка связующий маг… – повторял Гейнир.
   – Что с ним делать? – спрашивал кто-то из его отряда.
   – Посмотри на зверя! Его хозяин в отключке, а он защищает его! Если бы я отрубился, мой Грейн тут же загрыз меня, как и вас ваши звери…
   – Что с ним делать? – повторил кто-то настойчивее.
   – Я не знаю. Если враги узнают, что в Закатных мирах появился связующий маг, начнутся новые нападения… Хотя, Закатная обитель, заново отстроенная, тоже может послужить предлогом…
   – Вы хотите меня убить? – хрипло поинтересовался я, распахивая глаза и садясь на полу.
   Шэд одобрительно заворчал, но комната все еще плыла перед глазами, заваливаясь куда-то вниз и влево вместе с удивленными неестественно вытянувшимися и расплывшимися лицами. Я чуть потряс головой, и комната престала кружиться, все вокруг обрело четкость. А я сосредоточил свое внимание на Гейнире.
   – Так что же это? – я кивнул на валяющийся подле меня конверт.
   Брать его в руки еще раз не хотелось.
   – Ты сам знаешь.
   – Нет… я не понимаю…
   – Что ты увидел?
   – Рисунок головы какого-то мага, и он говорил…
   – Он прошептал заклятие, лишившее тебя ненадолго сознания. Это заклятие могло подействовать лишь на того, кто увидит, что спрятано в конверте. А увидеть содержимое мог исключительно связующий маг, тот который балуется не только подобными картинками, – Гейнир показал мне мой собственный альбом.
   У ног охранника стояла распахнутая моя дорожная сумка. Однако связующую книгу он раскрыть не смог.
   – Отличная ловушка. И чем вам досадили связующие маги? – спросил я. – Своей живописью?
   Гейнир фыркнул.
   – Не нам. Враги жаждут добраться до них.
   – Тогда для меня это самая величайшая загадка, – я, вцепившись в гриву Шэда, поднялся на ноги. После заклинания на меня накатила такая жуткая слабость, что коленки тряслись и подгибались. Я плюхнулся в кресло и сделал глоток вина. – Ты не закончил свой рассказ.
   – Ты солгал, что ты не связующий маг.
   Я глянул удивленно.
   – Но ты не спрашивал. Я всего лишь умолчал. Ты и сам, впрочем, не отличаешься откровенностью.
   Гейнир криво улыбнулся.
   – Что ж. Я скажу, для чего предназначается этот конверт. Он указывает на связующего мага и… охранники признают своим повелителем того, кто владеет этой магией, но за одним исключением – он не может являться одновременно и гипномагом.
   – Значит, мне жутко повезло, – я сделал очередной один глоток вина. – Я недавно отказался от ответственности, не хватало еще одной… Дай угадаю, если связующий маг оказывается не гипномагом, вы извиняетесь за потерю сознания, если наоборот, то… ну в общем, извиняться уже не перед кем…
   – Ты ошибаешься, этим конвертом не пользовались ни разу по назначению.
   – Все эти тысячи лет? – спросил я недоверчиво, уставившись на Гейнира. – Но ведь наверняка…
   – Да в Закатной обители были связующие маги. Но ни один из них не добрался до нашего мира. Кроме того, их магия была весьма слаба.
   – Откуда знаешь, что были?
   – До нас доходили другие маги…
   – Как мне сегодня ужасно повезло, – буркнул я. – Согласен, я не слышал этого запыленного, тысячелетней выдержки закона.
   – Согласен с чем? – нахмурился Гейнир.
   – Не быть вашим повелителем и не возмущаться насчет того, почему такая несправедливость допущена к магам, которые владеют одновременно и связующей магией и гипномагией. Проклятье, ты не понимаешь?! Мне этого даром не надо!
   – Хорошо, – согласился Гейнир и отпустил остальных магов. – Что ты собираешься делать дальше?
   – Раз уж выплыло то, о чем я не знал, я хотел бы взглянуть.
   – На что?
   – Ты рассказывал о Рубеже. Я посмотрю на него, потом поверну обратно и вернусь в Закатную обитель.
   – К Игниферосу? Признаешь его правление?
   – У меня нет других вариантов.
   – Он ведь не связующий маг?
   – Зато тоже владеет гипномагией.
   Гейнир поморщился.
   – Гипномагов никогда не жаловали в Закатной обители. Всегда считалось, что они страшные интриганы и делают все, чтобы добиться власти. Что в итоге и произошло…
   – Да, действительно, – я фыркнул. – Трудно себе представить другое применение подобной магии.
   – Ты сказал, что она не нравится тебе. Почему?
   Я посмотрел на него с недоумением.
   – Да, ты рассказал мне о проклятии совершеннолетия, но… мне почему-то кажется, что у тебя и до этого были проблемы.
   – А кто вам сделал талисманы против гипномагии? – полюбопытствовал я. – Вы так боитесь гипномагов, потому что они интриганы? С кем-то из нас вы все-таки смогли столковаться…
   Гейнир с кривой усмешкой откинулся на спинку кресла.
   – Я позову слуг, они проводят тебя в комнаты, где ты можешь переночевать. Завтра ты можешь уехать.
   – Постой, мне казалось, ты обещал мне долгий рассказ. К тому же, кого вы опасаетесь? На те неполные две тысячи колдунов остались только два гипномага – я и Игниферос. Конечно, если не считать тех, кто давным-давно покинул Закатную обитель.
   – Завтра ты должен уехать, Тэрсел, – отрезал Гейнир.
   – Меня не устраивает, что я не получил ответов, – заметил я.
   У меня был большой соблазн узнать все без ведома охранника, и он видимо это понял.
   – Моя голова – не орех, чтобы вскрывать его и добывать содержимое, – процедил он сквозь зубы.
   – Но запретить ты мне не можешь.
   Гейнир в ярости вцепился в ручки кресла. Я с трудом удержался от того, чтобы сказать ему, что он бы даже ничего не почувствовал и не вспомнил. Стоило мне перейти эту черту, и я нажил бы еще одного смертельного врага.
   – Но я не сделаю этого. Ты не прав – гипномагия мне не просто не нравится. Я ее ненавижу…
   Я поднялся. Следом, размяв лапы, поднялся Шэд. Гейнир позвал слуг.
   – Ваши оборотни тоже едят траву? – спросил я на последок.
   – Не все. Если конь превращен нами в хищного зверя, в нем преобладает его лошадиная сущность. Если наоборот, то сущность хищника. Однако все они одинаково агрессивны, так что не думай, что если Шэдоу изначально являлся конем, поэтому он так покладисто себя ведет.
   Я миг переваривал услышанное.
   – Вы превращаете их в оборотней? Я думал…
   Гейрин рассмеялся.
   – Высшая материальная магия.
   – Проклятье, мне хотелось бы здесь задержаться…
   – Нет.
   – Ладно, загляну к тебе на обратном пути. Может, ты станешь немного разговорчивее.
   – Ты все-таки хочешь посетить Рубеж? – Гейнир нахмурился. – Он того не стоит – всего лишь портал в следующий мир, который уже не принадлежит нам. Запомни, если ты пересечешь границу, ты не сможешь вернуться.
   – Почему?
   – Мы уничтожаем тех, кто проникает оттуда.
   – Даже если бы вернулись маги Закатной обители?
   – Я уже упоминал причину. Нам незачем рисковать.
   – Я учту это.
   Слуги проводили меня в комнату для гостей. Я принял ванну и, добравшись до постели, тут же уснул, поручив Шэду охранять меня. Всю ночь он просидел подле кровати, не смыкая глаз, и все следующее утро широко зевал, показывая свои внушительные клыки.
   Гейнир составил мне молчаливую компанию за завтраком. После трапезы мы вышли из дома. И в этот миг у нас заходила земля под ногами, а откуда-то донесся отдаленный грохот. Мы подняли взоры, и где-то за зелеными холмами и желтыми скалами увидели высившийся черный конус вулкана. Вверх из его жерла выбрасывался ввысь красно-рыжий огонь, потоки лавы прочертили кровавые морщинки на его темном теле. А тучи пепла перемешивались с зелеными облаками в желтом с красными отсветами небе. Вырвавшиеся из пепельных туч сети молний добавили к этой невообразимой палитре лиловые и голубые краски. От представшего зрелища я едва не позабыл о Гейнире – мне захотелось достать альбом и карандаши и запечатлеть эту захватывающую дух картину. В себя меня привело прикосновение к плечу.
   – Тебе пора, – оторвал меня от созерцания мощи стихии охранник.
   – И часто у вас такое бывает?
   – Мы привыкли, – темные глаза Гейнира вдруг засветились насмешкой. – Я понял, почему ты отказался от огненной плети – ты сам боишься огня!
   – Просто не люблю, – я передернул плечами.
   Гейнир раскрыл портал. За ним раскинулась степная равнина.
   – Как я уж говорил, дальше лежат одни пустыни. Люди там есть, живут в редких оазисах. Я предупредил наших охранников о тебе. Они тебя не побеспокоят. Но те, что находятся на Рубеже, проследят, чтобы ты не переступил запретной черты.
   – Спасибо, я и сам умею считать.
   Я с Шэдом шагнул в портал, и он тут же закрылся за нами. Я с досады пнул песок. Если бы я смог перешагнуть через себя, то узнал бы очень многое.
   – Ладно, успею, – прошептал я и обратил взор на раскинувшиеся вокруг земли.


   Шэд потянул носом сухой, еще полный тепла воздух. Вокруг нас лежала залитая маревом уходящего дня вечерняя степь, на белесую, растрескавшуюся землю которой охряными волнами барханов наступала пустыня. Стелились по земле кустики ломких засохших растений, пожухлые травы, а ветер поднимал пыльные облачка. Солнце валилось за горизонт прямо перед нами, как раз на границе степи и барханов. Где-то впереди, чуть левее светила вырисовывался темный силуэт поселения.
   – Шэд, – я потрепал зверя.
   Он потянулся, встряхнулся, и я вскочил на него. Мы неспешно направились к поселению. Это оказался небольшой городок, окруженный облепленной глиной изгородью. У ворот стоял полусонный пожилой охранник. Увидев нас, он встрепенулся и направил в мою сторону копье. Шэд чуть напрягся, но я успокаивающе похлопал его по шее. Охранник что-то произнес. Наречие, к моему удивлению, походило на язык Бинаина, и я смог ему ответить.
   – Я путешественник, – заверил я его. – У вас можно остановиться на ночлег?
   Он внимательно оглядел меня.
   – У тебя есть, чем платить? Одет ты неплохо, но странно, что на твоем скакуне нет ни упряжи, ни седла.
   Я бросил ему мелкую серебренную монету, которую он очень проворно поймал.
   – Оставь себе.
   Он посторонился, и я въехал в городок. Дома выглядели ничуть не лучше городской стены – глинобитные, низкие, с узкими крошечными темными окошками; вместо черепицы крыши домов покрывала солома. По пыльным, пустынным улицам ветер гонял сбившиеся в кучку сухие травинки и мелкий мусор. Улица привела прямиком к небольшому постоялому двору, похоже, единственному в городе. Я минул дверь с низкой притолокой, зайдя в полутемный трапезный зал, освещаемый четырьмя маслеными фонарями, расставленными по углам. За столом сидело двое мужчин, похожих на купцов, – других постояльцев не было, – а ко мне шагнул хозяин – высокий, крупный, с грубыми чертами лица. Однако в глазах у него светилось простодушие.
   – У вас есть свободные комнаты? – спросил я.
   – Сколько угодно, господин, – отозвался хозяин. – Только вряд ли вы пожелаете оставаться тут.
   Он с особым удовольствием раздавил неспешно шествующего перед носком его сапога огромного таракана.
   – И вполне кто-нибудь из них может оказаться в вашей тарелке. Также у нас нет конюшни, где вы могли бы оставить своего коня.
   – С чего ты взял, что у меня есть конь? – я всучил ему монету. – А ужин принеси мне в комнату. Шэд!
   Хозяин отдал мне ключ и попятился, когда черной тенью в трактир скользнул Шэд.
   Я поднялся по скрипучим деревянным ступеням на второй этаж и, распахнув дверь, зашел в небольшую комнату – здесь с трудом умещались постель, крохотный низкий столик, да циновка. Я зажег свечу, стоявшую на столике, и заметил несколько темных пятнышек спрятавшихся под кроватью.
   – Да уж, лучше бы ночевать в степи со скорпионами, – проворчал я и прошептал заклятие.
   Думаю, надоедливые насекомые исчезли не только из моей комнаты, и даже не из гостиницы, а во всем городке. Я применил еще несколько заклинаний бытовой магии, сделавших комнату чище и освеживших постельное белье. Затем бросил торбу под столик и сел на постель. Наколдовал пару свечек, достал связующую книгу и принялся писать Ретчу длинное послание про Гейнира и мир охранников.
   Шэд улегся на циновке. За окошком между тем исчезли последние лучи, и оно сделалось непроглядно черным. Через несколько минут в дверь постучали, и вошел хозяин. Он с легким недоумением обозрел комнату, не понимая, что не так, и поставил на столик пару горшочков с едой и тарелку, на которой лежало несколько кусочков хлеба.
   – И что-нибудь для моего коня, – произнес я. – Он предпочитает овес, но вполне может полакомиться нерасторопным трактирщиком…
   Хозяин опасливо покосился на Шэда.
   – Ты колдун? – спросил он.
   – Да. Надеюсь, еда вполне съедобна?
   – Я принес лучшее, – тихо отозвался он. – Что тебе понадобилось в наших краях?
   – Ничего, я просто путешествую.
   – Значит, ты не знаешь о башне?
   – О какой башне?
   Трактирщик чуть нахмурился.
   – За городом к востоку начинается пустыня. В двух часах пути отсюда находится башня, где заключено жуткое чудовище…
   – Неужели? Оно до сих пор не сдохло от голода? – саркастически заметил я, приоткрыл крышку над горшочком. Запахло довольно аппетитно, и я взялся за еду.
   – Нет, конечно, – отозвался мрачно трактирщик. – Мы сами ходим кормить его каждые два дня…
   Я перестал жевать и с непониманием уставился на него.
   – Зачем?
   – Нам поручил это один колдун… Мы думаем, что чудовище охраняет какие-то секреты, а может, и сокровища, спрятанные в башне.
   – А чем вы недовольны – маг, уверен, платит вам за ваши труды. Разве нет?
   – Не так много… Точнее, его денег едва хватает на еду для чудовища… Но с тех пор, как оно появилось здесь, нас обходят стороной торговые караваны, скот перестал плодиться, на нас наступает пустыня, а половина людей города просто бросила дома и ушла… А колдун давно не появлялся…
   – Неужели он не говорил вам, что скрывается в башне?
   – Нет. Хозяин башни был не особо разговорчив. Хотя, если тебя это заинтересовало, то лучше переговорить с нашим пекарем – он больше всех общался с тем колдуном и именно он ходит кормить чудовище…
   – Любопытно, – протянул я, вернувшись к трапезе.
   – Я постараюсь найти овес, – сказал трактирщик.
   Через несколько минут он уже поставил большую миску овса перед Шэдом. Тот подозрительно понюхал, а потом принялся за еду. Трактирщик топтался на пороге, собираясь с духом.
   – Возможно, тот колдун давно мертв, – выдал наконец он. – Тебе может достаться клад, скрытый в башне, а мы избавимся от чудовища…
   – Я подумаю. – За трактирщиком закрылась дверь, а я посмотрел на Шэда – есть мы с ним закончили одновременно. – Что думаешь, Шэд? Звучит странно, не так ли?
   Шэд одобрительно заворчал; я потрепал его напоследок, разделся, забрался в постель и уснул.
   Утром едва я спустился вниз в трапезный зал рядом оказался тавернщик, подталкивая перед собой низенького, немного пухлого человека. Несомненно, пекаря.
   – Дирф как раз сегодня идет в пустыню, – произнес трактирщик. – Он тебя проводит и все расскажет.
   Я усмехнулся – этот малый уже все решил без меня. Впрочем, история с башней показалась необычной, и я подумал, что с ней стоило бы разобраться.
   – Хорошо, – согласился я.
   Трактирщик принес завтрак, я неспешно поел, а пекарь терпеливо и молча дожидался. Наконец, мы тронулись в путь. Шэд принял облик жеребца, и я поехал верхом. Люди в городке по-прежнему не показывались, и оттого он казался еще более заброшенным и безжизненным. Мой проводник, поглядывая по сторонам, скользил хмурым взглядом по темным окнам. Однако как только мы минули городские ворота, моего попутчика будто прорвало.
   – Ты ведь темный колдун, господин, не так ли? – затараторил он. – Не слишком хорошая идея просить тебя о помощи, тем более, что если Дорстар жив, то он рассердится.
   – Дорстар – ваш колдун?
   – Да, к тому же он светлый маг, и ему, разумеется, не понравится, что кто-то попросил помощи у мага темного. Но существование этой башни и этого чудовища делают жизнь города невыносимой. Здесь и раньше было тяжело, а сейчас так и вовсе невмоготу. Оставшихся людей можно пересчитать по пальцам, а приезжих и того по пальцам одной руки. А ведь когда-то здесь лежал один из главных торговых путей в южные страны.
   – Ты действительно считаешь, что все дело в башне и чудовище? Как давно она появилась?
   – Башня здесь давно. Когда-то в ней находился дозорный пост. Много веков пустовала, а лет сорок назад маг занял ее и поселил там чудовище.
   – Вы могли бы не согласиться.
   – Мы не знали, какое она принесет всем нам зло. К тому же Дорстар был одно время очень добр к нам – лечил больных, помогал магией в мелочах. Но потом он вдруг сделался шибко занятым, стал очень редко здесь появляться, да еще в итоге поручил нам приглядывать за его чудовищем…
   – И ты его видел?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное