Ольга Баумгертнер.

Связующая магия

(страница 4 из 35)

скачать книгу бесплатно

   Девушка с изумлением следила за происходящим. Я управлял порталом, и вид унесся ввысь, показывая нас и домик. Передвигая портал дальше, я обнаружил несколько одиноких, раскиданных по холмистым берегам реки домиков, а ниже по течению – довольной большой город.
   – Шэд, – позвал я.
   И тут она, поняв, что я собираюсь уходить, схватила меня за руку и расстроено покачала головой. А потом вновь торопливо заговорила. Видя, что я не понимаю, она схватила меня за руку и потянула за собой в дом.
   – Не стоит… – заметил я.
   Но она обратила меня такой расстроенный взгляд, показала на спящего Шэда, потом на меня и попыталась объясниться со мной при помощи жестов. Их я понял гораздо лучше остального – она хотела в благодарность, чтобы я погостил у нее хотя бы один день. Шэд никак не прореагировал на мой зов и даже не проснулся, так что я поразмыслил, посмотрел на девушку и кивнул. В ответ она улыбнулась. Видя, что я не собираюсь уходить, она занялась делами, а я обошел дом и заметил под сенью леса какие-то камни. Мое подозрение подтвердилось, когда я подошел ближе. Передо мной оказалась не такая уж давняя двойная могила. Девушка тихонько подошла ко мне, чуть тронула плечо, горестно заговорила о чем-то и увела меня оттуда. Похоже, что недавно она лишилась сразу обоих родителей. Мы вернулись в дом, я дал ей полистать свой альбом с рисунками. Она с интересом изучала картинки. После этого я раскрывал порталы и показывал ей другие миры. Солнце между тем заглянуло в комнаты, окрасив все рыже-красным светом. Шэд, хрустя найденной где-то морковкой, скользнул в дом и устроился у моих ног. Мы поужинали, доев остатки обеда. После этого я ушел в свою комнату. Давно не спавший в постели, я мгновенно отключился, едва коснувшись головой подушки. Однако среди ночи я пробудился. Задыхаясь от привидевшегося и чувствуя, как пылает лицо, я вдруг понял, что меня кто-то трясет за плечо. Девушка беспокойно заговорила со мной. Ее пальцы скользнули по моему лбу, на котором слиплись от пота волосы. Я вдруг понял, что из ее глаз капают слезы, голос ее неожиданно переполнился виной. Не успел я удивиться и понять, что случилось, как она склонилась и прильнула к моим пересохшим губам. Не соображая, я прижал ее к себе, мои руки заскользили по оказавшемуся неожиданно податливым телу, и мне показалось, что мое сновидение продолжается. Только перед самым рассветом я ненадолго провалился в темный сон. А потом словно тут же проснулся. Девушка спала, и я осторожно выскользнул из постели, чтобы не разбудить ее, оделся и вышел во двор. Шэд следовал за мной.
   – Пойдем, – прошептал я, закидывая на плечо сумку.
   Я не хотел прощаться, не хотел, чтобы она вновь делала попытки удержать меня у нее. Мы поспешили дальше вдоль реки вниз по течению, где миль через семь находился город.
   Туда мы добрались через пару часов, и я поразился царящей за городской стеной тишине.
Мы минули ворота, никем не охраняемые. Шэд настороженно втягивал воздух, но, похоже, и он пока не понимал, что произошло. Следуя по пустынным улицам, мы, наконец, отыскали постоялый двор. Тут мне почудилось, что внутри есть кто-то живой. Я вошел внутрь и застыл на месте. В трех шагах от порога лежал мертвый мужчина. Еще двое лежали в неестественных позах на лавках перед столами. Я склонился к первому. Лицо его, словно восковое, застыло и потемнело. Однако никакого запаха тлена я не ощущал. С остальными двумя было то же самое. Я обошел всю гостиницу и только в одной из комнат обнаружил живого. Щупленький юноша стоял на коленях подле кровати, на которой лежала женщина, похоже его мать, и дрожал всем телом – с него градом катился пот, а лицо раскраснелось от жара. Он глянул на меня совсем уж помутневшим взором и опрокинулся исказившимся от судороги лицом на мертвое тело. Сам он тоже уже не дышал. Я попятился прочь и поспешил вон из гостиницы.
   На улице до меня дошло, что, вероятно, весь город погиб из-за неизвестной болезни. Потом я вспомнил девушку, оставленную мной, вспомнил ее слезы. И вдруг понял, что ночью она решила, что я смертельно болен. Более того, родители ее, похоже, погибли от той же болезни. Возможно, она знала и об умирающем городе и о том, что возможно и она обречена… Я раскрыл портал, и мы с Шэдом мигом перенеслись к ее домику. Я нашел ее на постели. Одело она скинула, когда ее охватил жар, обнаженное тело раскраснелось и покрылось бисеринками пота. Я попытался привести ее в себя, но безрезультатно. Я раскопал в сумке какое-то лекарство своей матери, растворил порошок в воде и влил с сухие потрескавшиеся губы девушки. Через полчаса мне почудилось, что жар немного спал. Но я по-прежнему не знал, чем она больна и как помочь ей. Бросить ее умирать или дожидаться ее смерти мне не хотелось. Тогда я вспомнил Вилена. Я завернул девушку в одеяло и раскрыл портал. Я совершил несколько переходов и в самом конце шагнул прямо в гостиную доктора. Вилен, пьющий в одиночестве чай, подскочил от неожиданности.
   – Тэрсел! – воскликнул он.
   – Добрый… – я глянул в окно, и там оказалось темно. – Вечер.
   – Утро, – поправил он.
   – Почему темно?
   – Потому что у нас сейчас зима, – он посмотрел на портал, из которого несло теплом и светом летнего дня.
   – Вы можете спасти ее? – поинтересовался я, затворив за собой мировую дверь, и уложил девушку на диван.
   – А что с ней?
   – Не знаю, но весь город полон мертвыми людьми…
   – Что?! – Вилен воззрился на меня пораженный. – У нее заразная болезнь, а ты притащил ее сюда?!
   – Что? – спросил я.
   – Ты, кажется, копался в моей голове? – Вилен достал из шкафчика повязку и спешно надел на лицо. – Я говорю о вирусах.
   – Уверен, ты справишься с ними.
   Вилен крайне неодобрительно покачал головой, взялся за телефонный аппарат и спешно с кем-то заговорил. Не прошло и пяти минут, как прибыли его коллеги, подхватили девушку и увезли в больницу. Вилен обернулся ко мне и нахмурился.
   – Ты знаешь, что у тебя лихорадка?
   – Я чувствую себя вполне сносно, – возразил я.
   – Поедешь со мной в больницу! – безоговорочным тоном произнес он. – Шэда можешь оставить здесь, если он не съест комнатные цветы.
   Я глянул на горшки, которые раньше находились на террасе, но ввиду зимы перекочевали на подоконник гостиной.
   – Не думаю, что они покажутся ему съедобными.
   – Тогда пошли.
   Мы приехали в больницу. Вилен взял у меня кровь и, оставив в кабинете, куда-то ушел. Спустя час он вернулся с результатами.
   – Девушка в реанимации и по-прежнему без сознания. Нам надо изучить, что за дрянь она подхватила. И ты, кстати, тоже.
   – Я?!
   – У тебя в крови та же болезнь, что и у нее, только вот… – он, задумавшись, смолк. – Твоя кровь убивает болезнь. А у девушки наоборот – болезнь ее потихоньку одолевает.
   – Что ты думаешь?
   – Ничего хорошего, – он нахмурился. – Если бы ты был человеком, мы бы смогли использовать твой организм как средство против болезни. Но ты не человек, и помочь ничем не сможешь.
   – Мне жаль, Вилен. Я надеялся…
   – Не стоит. Либо мы вылечим ее, либо нет. Это наша работа. Как ее зовут? Мне надо написать в отчете.
   – Не знаю.
   Он вздернул на меня удивленный взгляд.
   – Она приютила меня на денек и… еще вчера она казалась мне совершенно здоровой.
   – Хм. Ладно, подробности мне не нужны, – и добавил в ответ на мое удивление: – Полгода назад здесь побывал Игниферос – забирал книги из своей библиотеки. Я с ним достаточно долго общался.
   – Понятно, – протянул я.
   – Выходит, ты с ней едва знаком, – заметил Вилен. – Если мы вылечим ее, она останется с нами, и мы о ней позаботимся – я так понимаю, возвращаться ей не к кому. Ну, а если нет… То тем более тебе не стоит дожидаться.
   – Что ж, все равно спасибо.
   Он сдержанно кивнул. Я вернулся за Шэдом, нагло пополнил запасы съестного на кухне Вилена, и мы продолжили путь. Я решил, что в мире, пораженном неизвестной болезнью, делать нечего, и мы переместились в следующий. Он походил на предыдущий, но был безлюден. В нем я провел несколько дней. Легкий жар держался у меня несколько дней, а после исчез. Несколько раз возникли мысли вновь посетить Вилена и все-таки узнать, об исходе лечения. Но я отогнал от себя эти мысли, понимая, что если Вилен не справился, я стану досадовать на него и на всех его врачей.


   Подходил к концу третий год странствий, когда число миров, в которых я побывал, перевалило за середину второй сотни. И тут очередной мир неожиданно поразил меня своей непохожестью на предыдущие. Вокруг раскинулись живописные взгорья. Отвесные скалы зубами древних чудовищ торчали из земли. Небольшие, но глубокие, озера лежали во впадинах гор и казались множеством зеленых глаз, устремленных в желто-зеленое небо. Мы с Шэдом долго не могли привыкнуть к этому небу, постоянно обращая наши взоры ввысь. Местное солнце, впрочем, выглядело вполне обычным, разве что более бледным и тусклым, а вот облака приобретали тот же странный небесный зелено-желтоватый оттенок, на закатах то превращающийся в охру, то приобретающий изумрудную зелень. Конечно, я не упустил случай, достал альбом и сделал несколько рисунков. Один я поместил в связующей книге с соответствующими комментариями. Ретч мне на это ответил: «Такое мне и во сне бы не привиделось. Хотя вот на две луны в первой обители тебе бы не помешало взглянуть. Уверен, тебе бы понравились здешние ночи. Кстати, малыш сейчас со мной. Не удержался и показал твои рисунки. Не беспокойся, он мне дал слово, что никому не скажет. Такой же настырный и любознательный как и ты – совсем замучил меня вопросами. Больше всего спрашивает, когда ты, наконец, вернешься. Я говорю, что уже совсем скоро. Прости, наверное, я травлю тебе душу, но… малыш тебе сам скажет…»
   А дальше в книге возникло несколько слов на светлом наречии, написанных несколько корявеньким, неумелым подчерком. И обведенная чернилами детская ладошка.
   – Я тоже люблю тебя, Эрси, – прошептал я, прижавшись губами к рисунку.
   И написал несколько слов сыну. После этого вновь появилась надпись, сделанная рукой Ретча. «Он не знает темного наречия. Один раз я попытался взяться обучать его, но Авориэн меня чуть не убила». «Сам потом займусь этим, – написал я в ответ. – Спасибо, Ретч».
   Я развел костер, на прутиках подвесил поджариваться над огнем пойманных мной перепелок. Откинувшись спиной на скалу, я еще долго смотрел на нарисованную ладошку Эрслайта, вспоминал, как Авориэн взяла с меня слово отказаться от него. Каким нелепым мне все это теперь казалось. Я очнулся от размышлений, когда Шэд настороженно поднял голову, вглядываясь во тьму и потягивая носом. А сам я почувствовал, как к нам кто-то медленно приближается в гуще ночного леса, что кто-то следит за нами. Шэд поднялся на ноги и оскалил пасть, издав такой угрожающий рык, что у меня от него побежали мурашки. Я подскочил, а из тьмы леса к нам выскользнули огромные тени. Свет костра отразился в их хищных глазах, а языки в оскаленных пастях оказались такими же яркими как языки пламени. Шерсть на Шэде встала дыбом, и он попятился ко мне. Чудовища шагнули следом, но их почти тут же остановили натянувшиеся поводки. Вслед за зверьми в круг костра шагнули их хозяева, одинаково одетые в плотные кожаные штаны и куртки, а на пястях у них имелись металлические накладки с шипами. В руках каждого находилась огненная плеть. И я тут же вспомнил, что видел такую у Ментепера, когда он пытался приказывать Шэду. Неужели я встретил магов, занимавшихся приручением оборотней?
   Минуту мы молча изучали друг друга. От незнакомцев веяло магией. Они наверняка тоже ощутили, что и я маг. Наконец, один из них, несомненно, глава отряда, заговорил на наречии, некогда использующемся в первой обители.
   – Ты заблудился, маг? – произнес незнакомец насмешливо, а его черные глаза зло поблескивали багровыми угольками, отражая пламя костра. – Или же ты надумал вернуть нам нашу зверушку?
   – Ни то, ни другое, – отозвался я. – Шэд принадлежит мне.
   В ответ он рассмеялся.
   – Когда-то давно один колдун украл его у нас. Кажется, этого мага звали Ментепер.
   Та небрежность, с которой отозвался о Ментепере, мне не понравилась и насторожила.
   – Вот как? Никогда бы не подумал, что он опустился бы до воровства. Почему он просто не купил Шэда у вас?
   – Потому что мы не продаем их. Он что же продал Шэдоу тебе?
   – Нет, Шэд сам выбрал себе хозяина.
   Они недоуменно переглянулись.
   – Что ты хочешь этим сказать?
   – Шэд убил Ментепера, когда решил слушать меня.
   – Не хочешь ли ты сказать… У тебя ведь нет огненной плети!
   – Разве она необходима? – отозвался я.
   Лица их тронуло неверие.
   – Ни один оборотень не станет слушать хозяина без плети.
   – Меня он слушает, – сквозь зубы произнес я, ощущая исходящую от них угрозу, и произнес мысленно команду. – «Ко мне, Шэд, лежать, спокойно».
   Шэд обернулся ко мне, но попятился, вытянулся у моих ног и застыл. А потом я также мысленно опробовал эту команду на остальных оборотнях. Они издали удивленное скуление, встревожено перемялись с лапы на лапу. Я повторил жестче, и они все, как один, улеглись у ног своих хозяев. На лицах незнакомцев отразилась злоба.
   – Как ты это делаешь? – спросил главный.
   – Как ты, вероятно, заметил – без плети. А теперь отвечай на мои вопросы. Кто вы такие и как вас занесло сюда?
   Он, с исказившимся от ярости лицом, шагнул ко мне, махнул плетью в сторону Шэда и выкрикнул ему приказ. Но Шэд оскалил зубы и подобрался для прыжка, следя за каждым движением врага. Лицо главного нервно дрогнуло, когда его попытка не удалась.
   – Назовись прежде сам, маг, – процедил он сквозь зубы, едва справившись со своей яростью.
   – Мое имя Тэрсел.
   – Ты ведь из темной обители? – на его лице обозначилось презрение. – Должно быть, ты считал Ментепера величайшим магом, но должен разочаровать тебя – он едва унес отсюда ноги. Так что остерегись говорить дерзости, мальчишка!
   – Если вы не из темной обители, то откуда же? – пропустив мимо ушей оскорбление, спросил я.
   – Из Закатной, – на моем лице отразилось непонимание, поэтому он с еще большим презрением добавил: – Мы ушли оттуда задолго до того как Ментепер со своим братом разрушили ее.
   – О! – только и выдохнул я. – Я не знал, что она так называется. Но почему же вы покинули ее?
   – Наш род – род охранников. Уже несколько тысяч лет мы охраняем границы Закатных миров. В этом мире у нас главный охранный пост.
   Я с изумлением взирал на него, услышав что-то уж совсем удивительное.
   – Закатных миров?! Охраняете границы? От кого?
   Посмотрев на меня, он позволил себе рассмеяться.
   – Вы уничтожили Закатную обители, вы почти уничтожили сами себя. Какое тебе дело до того, кого и что мы охраняем? – в тоне вновь скользнула злоба.
   – Почему же, если вы печетесь об охране, вы не предотвратили падение обители? – спросил я.
   – Внутренние распри – не наше дело.
   – Значит, вы никому не подчинялись в Закатной обители?
   – Те времена давно прошли… и с тех пор там не было достойных властителей.
   Я промолчал, задумавшись. Он, видимо, ощутил, что я колеблюсь, и спросил:
   – Тебе что-то известно о Закатной обители?
   – Игниферос восстановил ее. Теперь он правит там.
   – Вот как? – он усмехнулся. – Он решил таким образом попытаться исправить свою прошлую ошибку? И если тебя это интересует, он тоже не дождется от нас признания его правителем. Его вина слишком велика. Впрочем, мы никогда не покинем свой пост, разве что до тех времен, когда не останется в живых ни одного колдуна.
   Он подошел ко мне вплотную, оставив своего зверя на месте. Шэд глухо предостерегающе зарычал.
   – Знаешь, – прошипел он мне в лицо, и его пальцы тронули ворот моей рубашки. – Нам есть за что ненавидеть Ментепера и его ублюдков. Впрочем, как и Игнифероса. Ты, верно, владеешь гипномагией, но на нас она не подействует. И если бы мы знали, что возможно применять ее на животных, мы бы защитили охранными амулетами и их.
   Он тронул амулет, висящий у него на шее. Когда-то похожие на этот обереги от магии я видел в мире Вилена на магах.
   – Я не только гипномаг, – произнес я спокойно.
   – Ты, похоже, владеешь магией присутствия, как и мы все. Необходимое условие, чтобы стать здесь охранником, – он оскалился в усмешке. – Чем еще?
   – Зачем тебе знать?
   – Хочу отобрать у тебя Шэдоу, – не стал скрывать он.
   – Тебе придется отказаться от этой затеи, если хочешь, чтобы здесь по-прежнему оставался охранный пост.
   Коротко сверкнул нож, но колдун тут же с криком боли выронил его и упал на колени, схватившись руками за голову.
   – Такие артефакты имеют нехорошее свойство терять свою силу, – произнес я негромко. – Судя по всему, им не одна сотня лет. Их надо подпитывать магией. Но у вас, похоже, нет ни одного гипномага, кто бы подправил их.
   Я подобрал нож, схватил мага за волосы и грубо вздернул на ноги. Лезвие ножа чуть пощекотало его шею.
   – А вы сами чем владеете, кроме магии присутствия, Гейнир? – полюбопытствовал я, вложив нож в его ножны и выпустив мага.
   Он пришел в себя, и бледность залила его лицо.
   – Это ясно – все мы охранные маги.
   – Так ты мне расскажешь, от кого вы охраняете Закатные миры? Я предпочитаю гипномагии живой разговор…
   – Хорошо. Пойдем.
   Он сделал знак остальным. Двое из них затоптали мой костер, бросив давно успевших не только поджариться, но и подгореть куропаток в пепел.
   – Считай, что ужин я тебе должен, – произнес Гейнир, скользнув в лес на едва заметную в темноте тропу – кто-то из впереди идущих магов зажег несколько волшебных огоньков над нашими головами. – Что тебе понадобилось здесь и куда ты направляешься?
   – Кратко рассказать или тебя все же интересует, что происходило последнее время в темной и светлой обителях? – полюбопытствовал я.
   Он на ходу обернулся.
   – А ты привык приказывать, – заметил он. – Уж не повелитель ли ты темной обители?
   – Довелось править пару лет, – отозвался я.
   – Мне следовало бы раньше догадаться.
   – Ничего бы не изменилось, а ты бы не стал более вежливым, – заметил я, и в ответ во мраке сверкнула его белозубая усмешка. – Ты ведь тоже главный среди охранников, Гейнир…
   – Пожалуй, предпочту более длинный вариант истории.
   Пока мы шли темной тропой, я рассказал о последних событиях в обители, об Игниферосе и его решении объединить народ, о том немногом, что мне было известно о восстановлении обители. Кроме того, я не счел нужным скрывать, из-за чего я отправился в столь дальнее странствие.
   К концу моего повествования мы вышли из зарослей на берег зеленоводного и круглого, как блюдце, озера, прошли по бледно-красному песку в промоину в желтых, дырчатых скалах и поднялись по крутой горной тропе на вершину скалы, увенчанной пышной шапкой растительности. С берега озера эта скала напоминала голову сморщившегося, словно собравшегося чихать человека, все лицо которого было изъедено оспинами. На другой стороне скалы, в уютной долине среди зеленых взгорий светился золотыми огоньками город. Гейрин посмотрел на него сверху, обернулся ко мне.
   – Они не зря опасались тебя, – обронил он.
   – Ты… видел? – спросил я.
   – Мне рассказывали те, кто видел… как казнили одного из них. Скверное зрелище, – он сплюнул и начал спуск.
   – Но ты сказал… что вам есть за что ненавидеть Ментепера и…
   – Ментепер украл Шэда и доставил еще несколько неприятностей. Однажды он притащил одного из своих безумных отпрысков сюда… Прежде чем его успели остановить, погибло множество охранников, еще несколько обезумели сами… Случилось около 500 лет назад.
   После сказанного мы долгое время шли молча, пока не ступили на ночные улицы города.
   – Этот город… неужели здесь живут одни маги? – спросил я.
   – Около половины. И все они занимаются охраной Закатных миров. Остальные жители – люди. Мой рассказ тоже достаточно долог…
   – Как давно вы покинули Закатную обитель? Игниферос рассказывал, что раскол произошел, когда открыли способы перемещаться в миры.
   – Гораздо раньше, – заметил Гейнир. – Мы ушли оттуда три тысячи лет назад, когда обитель стала понемногу приходить в упадок, как любая цивилизация достигшая своего совершенства. Нет хуже мага, считающего, что он могущественнее всех, и будто ничто не может встать у него на пути и помешать его планам.
   Он посмотрел на меня.
   – Ты считаешь…
   – Ты стал бы точно таким, если бы над тобой не витало предсказание безумия. У тебя нет цели. Впрочем, ты еще молод.
   – Игниферос рассказывал, что раньше маги обладали куда большим могуществом, – возразил я.
   – Может быть. Знали они точно больше. Но в Закатной обители им стало скучно и тесно и, несмотря на наши предупреждения, они перешли границу Закатных миров. Больше их здесь никто не видел.
   – Что лежит за этими границами?
   – Другие миры, путь в которые нам заказан, как и их обитателям – в наши миры.
   – Почему?
   – Они пытаются уничтожить нас.
   Мы прошли по освещенной улице до центра города и зашли в дом. Засуетились слуги, собирая на стол. Я и Гейнир уселись друг против друга. Своего зверя он привязал на улице, но Шэд неотступно следовал за мной.
   – У тебя действительно очень сильная воля, – он кивнул на Шэда. – Ни один из них не послушает хозяина без кнута. Даже если ты постараешься приручить его лаской, – добавил он, заметив, что я собираюсь ему возразить. – Зверь признал тебя сильнее его, и только поэтому он слушается и подчиняется тебе.
   – Не такой сильный, – все же возразил я. – И Шэд действительно… он понимает мое хорошее отношение к нему.
   Он задумчиво глянул Шэда и, промолчав, принялся за еду. После ужина Гейнир взял из книжного шкафа какую-то огромную книгу, положил передо мной на очистившийся стол. Раскрыл ее, и нам предстал альбом с видами Закатной обители. Я замер от восхищения, узрев великолепно выполненные рисунки, наполненные визуальной магией, что каждая, даже самая маленькая деталь, казалось, оживала. Я просмотрел фолиант до конца и на последнем рисунке застыл. Не веря, провел пальцами по рисунку.
   – Связующая магия! – вырвалось у меня, и я обратил взгляд на Гейнира.
   Он же нахмурился.
   – Как ты узнал?
   – Но ведь… – я вновь изучил рисунок.
   Сейчас в Закатной обители занималось ранее утро, тени укорачивались и таяли, солнце освещало серые башни и чуть золотило листву молодых деревьев, росших перед крепостью, а море вздыхало и выкидывало на песчаный берег ленивые вспененные волны.
   – Ты слышал о связующей магии?
   – Конечно, я слышал о связующей магии.
   – Этот дар редко проявлялся даже в давние времена… И не всегда удавалось развить его. Рисование – безобидное применение этой магии.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное