Ольга Баумгертнер.

Колдовская компания

(страница 3 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Знаю, тебе не нравится, – я отмахнулся от него, и он обиженно зафыркал.
   – Ты разговариваешь со своим конем? – в амбар зашел Гаст.
   Парнишка улучил момент и улизнул.
   – А ты со своей кобылой – нет? – я проверил застежки на ремешках, практически лишивших Шэда подвижности, и выпрямился.
   – Зачем напугал бедолагу? Люди и так вздрагивает от одного упоминания темных колдунов. Боишься, что кто-то из людей замарает своими крестьянскими руками твоего жеребчика?
   Похоже, Гаст расслышал, как я говорил мальчишке насчет проломленной головы и откусанных конечностей.
   – Подойди к нему и узнаешь, пугал я бедолагу или нет, – заметил я. – Ноги-то у Шэда сейчас спутаны… Значит, Гаст, тебе больше не придется метать в меня молнии.
   – А ты, оказывается, остер на язык, – огненный маг хмыкнул.
   – Какой есть, – я завязал веревку на шее жеребца, другой конец – вокруг столбика и поставил перед мордой мешочек с кормом. – К тому же… так он вряд ли покроет твою кобылу.
   Гаст прокашлялся.
   – Знаешь, ты лучше держись рядом со мной. Люди здесь темных не жалуют.
   – Быть того не может!
   – Пойдем, – проворчал Гаст.
   Мы вернулись на деревенскую площадь. Я уселся рядом с магом огня. Старейшину, сидевшего напротив, это как-то смутило, и он стал запинаться, поглядывать на меня с опаской, все больше и больше бледнея. Гаст, наконец, заметил, что с его собеседником творится что-то неладное, оторвался от записей, посмотрел на меня недоуменно и обратился к старейшине.
   – Что в нем такого, что ты боишься его? – Гаст не преминул ткнуть в мою сторону пером.
   – Он – темный маг! – негромко отозвался старик. – Прости мне мою дерзость, но ты слишком молод, чтобы понять всю опасность… Я буду опасаться даже их детей. Когда-то – в то время еще держался за юбку матери – один из них заехал в наше селение… И я остался единственным выжившим, да и то благодаря завернувшим к нам родственникам из соседней деревни… Темные колдуны убивают ради забавы…
   Его лицо дрогнуло, сухая морщинистая кисть сжалась в кулак, и он посмел бросить на меня прямой, с вызовом взгляд. Я и не подумал отворачиваться. Чушь какая – да, темные колдуны жестоки, но никто вот так вот не стал бы изводить крестьян. На все есть причины – но что мог о них знать маленький мальчик, едва научившийся ходить, ставший теперь глубоким стариком. Хотя… Вдруг вспомнился рассказ тавернщика из Мидла о похожем случае, и это заставило меня задуматься. Если что-то подобное и происходило, то в нашей обители об этом никто не знал.
   – Иди-ка прогуляйся, Тэрсел, – посоветовал Гаст.
   – Ты же пожелал, чтобы я держался рядом, – напомнил я.
   – Побудь пока со Скитом или Инведнисом.
   Я поднялся слишком резко, невольно заставив старика вздрогнуть и отвернуться.
Потом направился на берег небольшой речушки, где Скит возвращал воду. Русло превратилось за время засухи в грязную лужу. Колдун осматривал дно, что-то бормоча себе под нос. Потом отступил. Иловая жижа забурлила, и откуда-то из-под земли забили ключи. Дети, собравшиеся на берегу, завизжали от восторга. Скит сделал пас, и перед ним пенился уже настоящий фонтан к огромному удовольствию зрителей.
   – Думал, ты просто материализуешь воду, – заметил я.
   – Зачем? Когда она уже есть, и осталось только направить поток, – Скит обернулся ко мне. – А что можешь ты, кроме как устраивать сквозняк?
   Я с трудом удержался, чтобы не устроить ему этот самый сквозняк, даром, что маг воды очень эффектно плюхнулся бы в ил.
   – Ничего из того, что бы заинтересовало тебя. Инведниса не видел?
   – Нет. А где Гаст?
   – Разговаривает со старейшиной.
   – Понятно. Вряд ли Инведнису сейчас тоже будет до тебя…
   С этими словами Скит отвернулся и усилил напор по всей длине речки. Вода быстро прибывала и скоро заплескалась в русле на прежнем уровне. Завертелось с поскрипыванием водяное колесо, забирающее воду из реки для полива, и побежал к огородам по деревянным желобам ручеек. Скит ушел с деревенскими жителями оживлять колодец. Я остался на берегу один. Не смотря на возвращение воды, прохладнее не стало. Я убрался с солнцепека в тень довольно чахлого старого ильма. Уселся там на толстый корень, торчавший из подмытого берега. Оттуда-то из-под корней выбралась лягушка, плюхнулась в воду и, плавая рядом с увядшей кубышкой, разразилась кваканьем. С другого берега откликнулось еще несколько голосов.
   – О, да, – я усмехнулся и зажмурил глаза. – Даже лягушки не могут жить без светлых магов…
   Нашел камень, взвесил в руке, прицелился, но потом передумал и затопил кубышку. Кваканье оборвалось, а я поудобнее устроился на корне, чтобы в спину не упирались шишковатые наросты на стволе. Речные струи играли яркими отсветами – солнце, хоть и катилось к горизонту, стояло еще высоко. Где-то плеснула рыба. Зной вновь разморил меня, тихое журчание почти убаюкало. И я задремал на мысли, что лето это выдалось самым жарким из тех, которые помнил.
   – Любопытно, все ли темные колдуны спят днем? – послышался чуть насмешливый голос огненного мага. – Или только ты такой лентяй?
   – Только когда стоит такая жара, – я приоткрыл глаза.
   – Значит, ты не спишь, – Гаст стоял надо мной, держа в руках меч Инведниса в украшенных изумрудами ножнах и с такой же рукоятью – его собственный болтался сбоку в цельных костяных, отделанных янтарем, – и коротко добавил. – Пойдем.
   – Куда?
   Вместо ответа он протянул меч Инведниса и тут же прервал мои возражения строгим взором. Мы прошли немного вдоль берега и углубились в яблоневый сад. Яблони сбросили от засухи цвет – под ногами шелестели белые лепестки. Гаст взял меня за предплечье и тщательно ощупал своими длинными цепкими пальцами.
   – Слишком худощав, – констатировал он с легким неудовольствием, и в его очах загорелись насмешливые искорки. – Отощал, небось, без матери.
   Краска стыда бросилась в лицо, но я ничего не ответил. А Гаст принялся преподносить уроки. Он показал основные приемы нападения и блокировки, потом перешел в наступление. Когда я не успевал отбить его меч, Гаст ударял клинком плашмя, причем довольно чувствительно, и я ужасно злился. Успокоился маг лишь тогда, когда вконец меня загнал. Спустя час я уже стоял, согнувшись от усталости, уперев руки в колени, и отрывисто дышал. Даже сознание слегка замутилось. По спине ручейками стекал пот, а рубашка – мокрая, хоть выжимай. Гаст же стоял напротив, поигрывая мечом, и улыбался.
   – Что? Устал, Тэрсел?
   – Ты издеваешься? – прохрипел я. – Обязательно надо так интенсивно тренироваться? Ты действительно знаешь, как надо учить?
   – Разумеется. Я обучил искусству боя Скита и Инведниса, и никто из них ни разу не пожаловался. Если не постараешься, никогда не научишься держать в руках меч.
   – Разве нельзя обойтись без этого? – вновь осведомился я, и на этот раз меня удостоили ответом.
   – Неужели ты не понимаешь? Можно, конечно, справиться со своими врагами и с помощью магии. Но бывают случаи, когда нельзя ее использовать. Особенно, когда рядом враждебные колдуны. Едва используешь магию, как это почувствуют другие. Магия выдаст, а ведь иногда необходима скрытность.
   – Просто удивительно слышать подобное от тебя, – проворчал я, немного отдышавшись. – А к каким колдунам тогда отношусь я? Не кажется…
   – Что я слишком доверился? Но ты свободный колдун и возвращаться к своим не намерен. Значит, ты можешь делать выбор.
   Я понял, к чему он клонит, но промолчал.
   – Ты вспомни, как вчера мы застали тебя врасплох, – заметил Гаст, решив привести в пример реальное доказательство. – Что бы ты смог сделать, окажись на нашем месте настоящие враги?
   Я нахмурился, вздернул на него взгляд, от которого Гаст вздрогнул и смешался. Но я так же быстро отвернулся, ничего не сказав, – в этот момент мимо прошла необыкновенно милая крестьянская девушка, с мокрыми волосами и капельками влаги на свежем, тронутым румянцем лице – похоже только что с купания – и послала мне очаровательную улыбку. Я мигом забыл об усталости, тренировке и допытываний огненного мага.
   – Скоро вернусь, – заявил я Гасту.
   – Что?! – возмутился колдун, а его брови так взлетели вверх, что я подумал, как бы они не покинули своего владельца. – Тэрсел, у нас будут неприятности!
   – Не волнуйся, никто ничего не узнает – это же не какая-нибудь принцесса.
   – А если… это родственница старейшины?
   – Не думаю. Наверняка все его семейство воротит от темных колдунов.
   Гаст пребывал в полной растерянности от моей наглости.
   – Выходит, ты недостаточно устал, – вымолвил он и добавил, впрочем, весьма неуверенно. – Учти, женщины утомляют, еще больше поединка.
   – Этому тоже учат в светлой обители? – я увидел, как красные пятна поползли по его щекам.
   – Как знаешь. Иди, если хочешь. Нам предоставили ближайшую к реке хижину. В полночь ты должен находиться там! Потому что с рассветом я тебя разбужу, и мы продолжим тренировку. Поглядим, как ты отдохнешь! – он возмущенно фыркнул мне вслед.
   Я поспешил за ускользающим среди яблонь светлым льняным платьем. Сад кончился, передо мной лежал небольшой, заросший кустарником овражек, дальше простирался луг, местами уже кошенный. Девушка стояла на той стороне оврага, облокотившись на скирду ароматного сена. Но когда я оказался рядом, она посмотрела хмуро, почти отвернув от меня лицо. Пришлось изобразить недоумение.
   – Ты и в самом деле темный колдун? – спросила она.
   – Разве кто-то еще, кроме нас, носит черные одежды?
   – Почему же ты вместе со светлыми магами?
   – А почему это тебя интересует? – продолжал я отвечать вопросом на вопрос.
   – Я нуждаюсь в помощи, какую ни один светлый не сумеет предложить.
   – Вот как? И что же это такое?
   Она набралась храбрости, повернулась той стороной лица, которую старательно отворачивала, и отбросила прядь соломенных волос. От уха вдоль скулы шел шрам, не такой уж давний. На меня это особого впечатления не произвело – я видал раны и пострашнее, хотя он вряд ли мог служить украшением для девушки.
   – Вообще-то этим занимается Инведнис, – заметил я. – Правда не знаю, может ли он полностью избавить тебя от шрама…
   – Дело не в этом! – в ее словах послышалась злость. – Я хочу отомстить за него.
   – О! – только и произнес я.
   – Мой любимый бросил меня из-за него. Теперь он вместе с внучкой старейшины. А ведь это она виновата! Из-за нее меня зовут уродиной, и ни один мужчина больше никогда не взглянет на меня без отвращения! Она толкнула меня с крутого берега реки, я ударилась о камень… Не хочу, чтобы они были счастливы вместе! У меня есть чем тебе заплатить, – она протянула мне грубоватый, но весьма увесистый посеребренный медальон.
   Вот и вся история. Я даже почувствовал разочарование, что все оказалось так банально. Закрыл ее ладонь, на которой лежала «драгоценность».
   – Обойдусь без этого. Хм, а в чем именно должна заключаться твоя месть? – полюбопытствовал я, склонившись к ее лицу, и, не долго думая, поцеловал в губы.
   Ее глаза удивленно распахнулись. Я улыбнулся почти ласково.
   – Неужели тебе все равно, что у меня… – ее рука потянулась к обезображенной щеке.
   – Меня это совершенно не заботит. А твой друг – осел, если бросает девушек из-за какой-то царапины. Я бы на твоем месте так не убивался.
   Она немного колебалась, но потом растаяла в моих объятьях. Спустя некоторое время мы усталые лежали среди скошенной травы, любуясь закатными облаками. Я рассказывал о том, какие забавные вещицы можно устроить с помощью магии и кое-каких снадобий с ее обидчиками, а она заливалась хохотом. Когда все небо усеяли звезды, и повеяло прохладой, я поежился и потянулся за одеждой.
   – Ты уходишь?
   – В полночь обещал Гасту вернуться, – я поцеловал ее напоследок. – Может, завтра еще встретимся, если он окончательно не уморит меня тренировками.
   – У тебя уже неплохо получается держать меч, – похвалила она, впрочем, не слишком уверенно – вряд ли она видела кого-то, кто мог по-настоящему владеть мечом.
   – Неплохо? Нет. Отвратительно…
   – Почему же ты все-таки вместе с ними? Или тебя выгнали за то, что ты совершил что-то хорошее?
   Я посмотрел на нее и рассмеялся.
   – И тебе это пришло в голову после того, как ты столько услышала от меня? – произнес я несколько резче, чем хотелось бы. – Нет, за хорошие дела у нас всего-навсего убивают.
   Она содрогнулась и побледнела, вспомнив, к какому роду я принадлежу.
   – Тебя проводить? – я попытался вновь стать доброжелательным.
   – Нет, заночую тут – не в первый раз.
   Я кивнул и скрылся во тьме. Добрался до нашей хижины и бросился на постель. Гаст, дожидавшийся за чтением, глянул на меня с насмешкой, покачал головой и задул свечу. А потом будто тут же наступил рассвет.
   – Тэрсел! – мне показалось, что едва я уснул, как Гаст потряс за плечо, пытаясь разбудить. – Вставай!
   Я слышал его голос, но открыть глаза сил не было. Когда же он принялся тормошить меня, тут же заболели все мышцы, словно все тело превратилось в один большой синяк – последствие долгого махания мечом.
   – Скит! – позвал Гаст, не видя никаких результатов от встряски. – Ну-ка разбуди его.
   На меня обрушился ледяной ливень. Я со стоном сел, потер лицо ладонями, пробурчав ругательство, и разлепил веки.
   – Как ты отдохнул? – съязвил Скит. – Умыть тебя еще разок?
   – Вам нравится меня мучить?
   – Перестань, Тэрсел, – Гаст обратил на меня свой неповторимо строгий взор. – Я предупреждал тебя. Вставай и пошли тренироваться.
   – А завтрак? – с надеждой спросил я.
   – Будет позже.
   В итоге завтрак оказался обедом. Время близилось к полудню, когда я от удара Гаста в очередной раз растянулся на траве и не стал подыматься, без сил прикрыв глаза.
   – Пойдем перекусим, – позвал Гаст, с неодобрением покачав головой.
   Однако я до такой степени устал, что аппетит пропал начисто. Через силу заставил себя поесть, зная, что если не сделаю этого, то просто не поднимусь из-за стола. Тем более что вчера я и не ужинал. Зато колдуны уплетали за обе щеки. Они возбужденно болтали о чем-то на своем языке, потягивая из кубков вино, но я не стал прислушиваться к их разговору. Заглянул в кружку, стоящую рядом со мной, и обнаружил там что-то белое.
   – Это что? – я ткнул пальцем в кружку.
   – Молоко. Тебе полезно. Это козье молоко.
   – Молоко?! – возмутился я. – Я не пью молока!
   – А теперь пьешь! – Гаст так посмотрел, что отбил все желание перечить ему.
   Я недовольно скривился. А потом поднес кружку к губам, чтобы скрыть усмешку – я знал один небольшой фокус с вином. Когда колдуны в очередной раз пригубили из кубков, то спешно выплюнули его содержимое.
   – Что это за кислятина?! – поморщился Скит, и их взгляды обратились ко мне. – Твои штучки, Тэрсел?
   – Нечаянно получилось, – буркнул я.
   – Ничего, я исправлю, – Инведнис провел рукой над их кубками, и они вновь занялись беседой и обедом.
   Разочарование, что моя маленькая месть не удалась, уступило место интересу к умению Инведниса изменять свойства вещества. После обеда я пристал к нему с расспросами.
   – Ты можешь изменять все, что захочешь?
   – Возможно. Разве ты сам не владеешь материальной магией?
   – Нет, мне известен только этот трюк с вином. Можешь объяснить?
   Инведнис добродушно улыбнулся.
   – А превращать молоко в вино ты уже не можешь? Не думаю, что Гаст это одобрит.
   – Я не буду превращать молоко в вино, – заверил я. – Мало ли для чего мне это пригодиться.
   – Спроси у Гаста. Если он позволит, я объясню тебе.
   Я поплелся к Гасту, впрочем, настроенный довольно решительно. Колдун выслушал меня с удивлением.
   – Как ты собираешься обучаться светлой магии? – поинтересовался он. – Ты же темный колдун.
   – А какая разница? Механизм действия один и тот же, а вот по результату уже можно делать выводы. Если ты сожжешь участок леса под поле, то это светлая магия, а если я сделаю то же самое, чтобы кому-то досадить – это темная магия.
   – Интересное толкование, – хмыкнул Гаст. – Впрочем, все правильно. Наша магия – магия созидания, а ваша – разрушения. Но ты забываешь о той магии, которой пользуетесь только вы, и наоборот. Мы, к примеру, не применяем заклинание очарования, а вы спокойно можете затуманить сознание человека и управлять им.
   Я удивленно моргнул.
   – Должен тебя разочаровать – в темной обители не осталось никого, кто бы владел гипномагией.
   – Странно, я слышал другое… – Гаст задумчиво потер подбородок.
   – Что же? – я с интересом ждал ответа.
   – Да, нет, наверное, только слухи.
   – Так я могу получить урок у Инведниса? Магия изменения веществ относится к общей.
   – Ну ладно, – сдался он. – Но если я узнаю, что вместо молока ты пьешь что-то другое… Даю тебе три часа на занятия с Инведнисом, а потом хватай меч и ко мне.
   – Как? Опять?! – охнул я, только что внутренне усмехнувшись, что Гаст уже вжился в роль моего наставника.
   – Тренировки два раза в день, иначе ты ничему не научишься.
   Не слишком осчастливленный этим известием, я вернулся к Инведнису. Он оказался несколько скуп на пояснения, рассказав самую суть и не особо вдаваясь в подробности. Впрочем, для меня этого оказалось достаточно – коротко и ясно. Мы потратили на все чуть больше получаса.
   Потом я решил навестить Шэда. Увидев меня, он радостно дернул головой, устремил морду в сторону реки и стукнул копытом.
   – Тебе тоже жарко, да? – я развязал его и повел на берег.
   Там мы зашли по пологому склону в воду, оказавшуюся весьма холодной – уровень реки продолжали поддерживать бьющие из-под земли ключи. Но Шэд довольно пофыркивал, особенно когда я взялся за щетку.
   – Ты ведь вполне мог поручить заботу о жеребце кому-нибудь из местных, – Гаст присел на валуне у самой воды.
   – Не мог. Шэд действительно никого к себе кроме меня не подпускает. И потом, это все же конь Бэйзела – не уверен, что они могли бы подобающе позаботиться о нем.
   – В самом деле? – на лице Гаст отразилась насмешка. – Так ты чистишь его только из-за того, что это конь Бэйзела?
   Я вспыхнул, а Шэд покосился на меня.
   – Пошли, приятель, – шепнул я ему, окунулся напоследок с головой и вывел жеребца на берег.
   Едва успел натянуть одежду, а Гаст уже протягивал мне инведнисовский меч. Я несколько раздраженно взял его. Пока я заводил Шэда в конюшню, Гаст поделился со мной кое-какими новостями.
   – Сегодня к вечеру мы приглашены на торжество – состоится свадьба внучки старейшины, ну и нас заодно поблагодарят за все, а завтра мы уже двинемся дальше.
   – Завтра? Я думал, что задержимся здесь хотя бы на неделю.
   – Нет, мы сделали все, что могли, а впереди нас ждет еще много нуждающихся. От засухи пострадали почти все южные деревни. Так что полчаса разминки.
   Полчаса разминки на мечах стоили мне рубашки. Я стоял тупо уставившись на несколько черных лоскутов – все, что осталось после проведенного Гастом приема.
   – Я мог бы изрезать тебя на кусочки, – сообщил он мне очень доброжелательным тоном.
   – Вы еще здесь? – к нам сквозь яблоневые заросли пробрался Инведнис, и его взгляд застыл на мне.
   – Ты сможешь восстановить ее? – начал я, впрочем, почти без надежды.
   – Нет.
   – Как нет?! Ты владеешь материальной магией и для тебя сложно восстановить материю?! – я дал волю своему возмущению, а Инведнис только развел руками и глянул на меня с искренним сочувствием.
   – Ну что ты злишься? – недоуменно произнес Гаст. – Ты так завелся, будто она у тебя единственная.
   – Да, единственная!
   Гаст переглянулся с Инведнисом и расхохотался.
   – Не вижу в этом ничего забавного, – сквозь зубы процедил я и добавил с подозрением. – А не специально ли ты это сделал?
   – Нет, честное слово, – Гаст едва сдерживал смех. – Я-то думал, что твоя родительница наверняка положила тебе в котомку замену…
   – Положила. Это она и была! – я с досадой сорвал с себя лохмотья.
   – А первую рубашку ты, несомненно, забыл на постели принцессы, когда поспешно улепетывал от его величества – ее отца, – съязвил Гаст.
   Но тут Инведнис тронул его за руку и выразительно глянул на Гаста.
   – Ты видел его спину? – едва слышно спросил он на светлом наречии.
   Гаст дернулся посмотреть, став серьезным, но я со злостью попятился от него.
   – Ладно, догонишь нас, когда успокоишься.
   Едва они ушли, как из-за деревьев выскользнула моя знакомая.
   – Это правда?
   – Что?
   – Что ты «забыл» рубашку у принцессы? Нет, ты не подумай… Я прекрасно знаю, что между расой колдунов и людей не возможны серьезные отношения… Я хочу сказать… неужели после принцессы ты мог быть со мной?
   – Мне совершенно безразлично, какое положение занимает среди людей хорошенькая девушка, – отозвался я совершенно искренне и, когда она просияла от «хорошенькой», добавил. – У тебя не найдется рубашки какого-нибудь брата? У тебя есть брат? И потемнее, если можно.
   – Можно что-нибудь поискать. Но не думаю, что найдется темнее моего платья. Подожди здесь, я скоро.
   Спустя несколько минут она сидела рядом и вплетала в длинные волосы цветы и пару ярких лент, готовясь к празднеству. А я взирал на принесенную девушкой и разложенную передо мной на траве рубашку.
   – Она совсем новая, мой младший брат еще ни разу и не надевал ее.
   Я отметил, что ее младший брат вероятно пошире меня в плечах. Впрочем, меня больше беспокоил цвет. Честно говоря, я уже был готов плюнуть на все и одеть что угодно, хотя за измену своему цвету полагалось жестокое наказание. Но рубашка, вопреки ожиданиям, оказалась не молочного цвета, а… серого. Темным магам из высших родов позволялось надевать верхнюю одежду одного из цветов родового герба. Ретч, например, мог носить куртку темно-синего цвета, каким только бывает вечернее небо, Нордек, главный советник, носил бардо оттенка переспелой вишни или запекшийся крови, а серый, точнее серебристо-серый… являлся цветом Бэйзела. Я со вздохом натянул рубашку и подумал о Гасте. Он не узнал герба Бэйзела на попоне Шэда. Теперь я подумал, вызовет ли серый цвет у него определенные ассоциации или нет. Что это? Совпадение? Я пристально глянул на нее. Девушка оторвалась от своей прически и ее лицо озарила улыбка.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное