Ольга Баумгертнер.

Колдовская компания

(страница 2 из 35)

скачать книгу бесплатно

   Гаст нахмурился, и на его лице отразилось подозрение.
   – Постой-ка, нас просили по пути заехать к нему и уладить дело с одним темным магом, околдовавшим его дочь. Уж не ты ли это?
   – Околдовавшим? – я фыркнул. – Чтобы добиться расположения девушки, мне вовсе не нужно колдовство.
   Гаст смерил меня таким взглядом, что я невольно покраснел. Позади хмыкнули Скит и Инведнис.
   – Повезло с попутчиком, – съязвил Скит. – Не только темный колдун, но и развратник.
   – Да, – протянул Инведнис. – А конек-то весь в хозяина.
   – Ну, что в этом такого? – буркнул я. – У всех свои слабости.
   – Что ж, тогда не поедем к Фернингу, – вымолвил Гаст, побарабанив пальцами по седельной луке. – Надо спешить на восток, чтобы разобраться с более серьезными проблемами. Если у тебя там есть знакомые, Тэрсел, предупреди заранее.
   – Никогда не бывал в восточных землях, – заверил я и переменил тему, чувствуя, как печет спину солнце. – Вам не досаждает жара? Почему бы не устроить погодку попрохладнее? Кажется, вы оба вполне способны с этим что-то сделать?
   Я обернулся к магам воды и природы. Они чуть удивленно переглянулись. Потом Скит прищелкнул пальцами, и на небе появились легкие облачка.
   – А что-нибудь посерьезнее?
   После второго щелчка надо мной возникла маленькая тучка. Из нее хлынул ледяной ливень, в один миг промочивший с головы до ног. Шэд аж взбрыкнул от неожиданности.
   – Охладись, Тэрсел, – едко произнес Скит.
   – Намек понял, – я стащил с себя злосчастную куртку, впитавшую влагу и ставшую тяжелой, и в досаде швырнул в придорожные кусты.
   – Удивительно, как ты не сделал этого раньше, – продолжил язвить Скит. – Теперь мне понятно, почему темные колдуны не ездят днем – в черной одежде им чрезвычайно жарко!
   Они засмеялись. Гаст между тем приподнялся в стременах и приложил козырьком ладонь ко лбу.
   – Что-то не вижу обещанного перекрестка, – заметил он. – Далеко еще?
   – Два часа, – не моргнув отозвался я. – А до замка Фернинга пол дня пути.
   – Что? – изумился Инведнис. – Ты солгал?
   – Думаю не надо объяснять, почему пришлось обмануть вас?
   – Да уж, яснее ясного, – Гаст придал себе строгий вид.
   – Лучше сейчас съехать с дороги, чтобы не давать крюку, пересечь поля и выбраться на Восточный тракт.
   – Пожалуй, так и сделаем. Только сначала передохнем. А то и остановимся на ночлег.
   Мы повернули лошадей, и те по самое брюхо погрузились в ярко-лимонное море цветущего рапса. За рапсовым полем шло невысокое взгорье, на склонах которого стоял редкий молодой лесок. Гаст направился в уютную, скрытую от дороги лощинку, в глубине поросшую папоротником.
Здесь мы спешились. Очистив участок земли от поросли, маг огня набрал веточек и прошлогодней листвы и ловко соорудил костер. Ярко вспыхнуло пламя от заклинания и охватило несколько сырой хворост. Скит где-то отыскал воду, вернувшись с полными, запотевшими от холода фляжками, и Инведнис занялся ужином.
   – Тэрсел, напои лошадей, – Скит махнул рукой. – Там есть родник.
   – Шэд! – позвал я, зашагав в указанную сторону.
   Вороной тряхнул головой в грязно-дымчатой, словно потемневшее серебро, гриве и направился за мной. За ним последовали остальные лошади, признав за вожака. Я прошел чуть дальше в глубину лощины. Склоны здесь резко сужались, упираясь в замшелую скалу. Из-под нее бил родник. Начинающийся ручеек тут же терялся среди папоротника. Наконец, я утолил мучавшую меня с самого утра жажду и наполнил свою фляжку. Напоив лошадей, я вернулся к стоянке, снял седельную суму с коня, расседлал его и легко хлопнул по крупу.
   – Отдыхай, Шэд.
   Он, чуть пофыркивая, побрел ближе к выходу из лощины, где перед полем была полоса луга. Через миг высокие травы скрыли тонкие в пепельных отметинах ноги, а сам он утопил морду в разнотравье, выискивая более сочные стебли. Я осмотрелся. Инведнис с важным видом помешивал в котелке, Скит куда-то ушел, а Гаст читал потрепанную книгу. Я устроился на мягком ковре папоротника. В лощине легли синие тени, на небе начали загораться первые звезды, и дневной жар, наконец, уступил место вечерней прохладе. Я представил, что подумают мои сородичи, если увидят меня в компании наших давних врагов, и тут же поморщился, когда на память пришли знакомые и опостылевшие лица. Наши обители всегда враждовали друг с другом. В настоящее время официально действовало перемирие. Однако оно являлось весьма шатким. Когда темные колдуны встречали на своем пути светлого, в лучшем случае, тот становился их пленником. И наоборот. Подобные встречи редко обходились без конфликтов. Стычек удавалось избегать, если силы оказывались равны. Себя я пленником не ощущал, но догадывался, как недалеко простираются границы моей теперешней свободы.
   Мной начала овладевать дрема, когда вернулся Скит – я почувствовал его взгляд на себе, но мои веки не дрогнули.
   – Что-то наш пленник притомился, – заметил он на своем языке.
   – Он не пленник, – поправил Гаст.
   – Уверен? Готов поклясться, сегодня ночью он попробует удрать.
   – Будем караулить по очереди.
   – Ты и в самом деле считаешь, будто он сумеет нам помочь? – заметил Инведнис. – Что ты задумал, Гаст?
   – Он может поделиться знанием. Нам представится шанс отличиться…
   – Неужели?
   – Помните, во время последней войны Артакан, обладающий необычайным красноречием и даром убеждения, привлек несколько молодых темных колдунов на светлую сторону? Его магия была могущественна, но когда он встречался в одиночку с несколькими врагами, применял лишь силу своего слова. Артакан поведал им историю светлой обители и незыблемой справедливости и правоте живущих в ней, и темные колдуны внимали ему. Он стал их учителем, и вместе они одержали верх в одной из решительных битв за восточные города…
   – Все еще хочешь быть героем, – перебил Скит, и в его голосе послышалось неодобрение. – Считай, что ты им уже стал, доверившись темному колдуну. А я ему не доверяю. Да и чем кончилась та история – один из его учеников стал предателем!
   – Не предателем, – возразил Инведнис. – Всего лишь стечение обстоятельств – в городе, который готовились захватить светлые, находился отец этого ученика. Он предупредил отца, а тот, соответственно, не мог не оповестить остальных темных.
   – Какая разница. В результате битва оказалась проиграна, а Артакан и все новообращенные поплатились жизнью… Это опасные игры, Гаст. К тому же сомневаюсь, что он поделится своими знаниями. Как ты намерен добыть их?
   – Не беспокойся – займусь этим сам, – едва слышно вымолвил Гаст. – Разбуди его – ужин готов.
   Я подскочил на месте, когда меня окатило ледяной водой, и успел различить серый туман рассеявшейся над головой тучки и промелькнувшую усмешку Скита. Не сдержавшись, я метнул на него злой взгляд.
   – Тэрсел, держи, – сказал добродушно Инведнис, протягивая мне тарелку с едой, тем самым разрядив напряжение между мной и магом воды.
   Поблагодарив, я уселся у костра. На тряпице лежали черный хлеб и перышки зеленого лука. В тарелке оказалась просяная каша. Я взял хлеба и лука и занялся едой. Все же лучше, чем ничего. Ели молча. Гаст, казалось, созерцал огонь, но иногда украдкой поглядывал на меня. Я же размышлял над услышанным: у нас в обители и слыхом не слыхивали об этой истории. Хотя, если она и имела место, то темный Совет сделал все, чтобы о ней знали как можно меньшее число колдунов… После ужина Гаст разложил на земле карту, и все трое склонились над ней.
   – И кто составлял это? – я бегло осмотрел ее из-за спины Гаста, заметив ряд неточностей и сплошные белые пятна.
   – Я, – огненный маг обернулся ко мне. – Тебя что-то не устраивает?
   – У меня есть… вернее, была более точная карта. Но она осталась в куртке и, скорее всего, теперь безнадежно попорчена водой, – мое едкое замечание, конечно, относилось к Скиту. – Неужели во всей светлой обители не нашлось ничего получше?
   – Каждый светлый маг должен составить свою карту по мере изучения местности, в которой он побывал. Разве у вас не так?
   – Кажется, это лучше делать по уже готовой карте. Зачем исследовать то, что уже изучено?
   Но Гаст успел опустить взор на карту. Его палец прочертил невидимую линию по Восточному тракту и замер в жирной чернильной точке на самом краю ломаной линии материка – дальше расстилалось Восточное море.
   – Через год мы должны добраться до восточного побережья.
   – Год? – удивился я. – Туда всего месяц пути.
   – У нас еще много дел, – палец Гаста вновь переместился по карте, показав сплошные пробелы по обеим сторонам Восточного тракта, и чуть усмехнулся, обнаружив на моем лице разочарование. – Давайте спать. Завтра с рассветом двинемся в путь.
   Колдуны стали устраиваться на ночлег. Я подошел к Шэду, провел пальцами по мягкой морде и шепнул несколько слов. В ответ он тряхнул головой, и в его темных зрачках я увидел отражение собственной насмешки. После этого я вернулся к костру, положил под голову седельную суму и тут же заснул.
   Шэд ткнулся влажной мордой в щеку, когда на востоке появилась серая полоска – всего лишь намек на скорый рассвет. Костер угас, превратившись в уголья. Гаст и Инведнис спали, повернувшись ко мне спиной. Лицо Скита чуть подрагивало во сне: похоже, он оказался последним, кому удосужилось караулить меня. Я осторожно поднялся и неслышно ускользнул в темноту. Тихо позвал, подхватив седло:
   – Шэд!
   Конь ловко подцепил зубами седельную суму, и мы направились вон из лощины. У подножия холма я скоро оседлал его и поскакал прочь, представляя, как будут выглядеть физиономии колдунов, когда они проснутся.
   Через пару часов я нагнал их на Восточном тракте. Они обернулись на перестук копыт и застыли в крайнем изумлении. Я попридержал Шэда, разгоряченного галопом, неспешно подъезжая к ним.
   – Доброе утро! – произнес я с улыбкой, которая едва не превратилась в усмешку.
   – Доброе утро, – буркнул Гаст, нахмурившись, а остальные и вовсе промолчали.
   – Хм-м, – протянул я, пробежав их лица. – Уж не подумали ли вы, что я удрал?
   – Подумали, – мрачно обронил Гаст, буравя меня взглядом.
   – Всего-навсего решил вернуться за курткой: вспомнил, что на карте защитное заклинанье от сырости и огня, – я достал из-за пазухи сложенный в несколько раз листок.
   – Мог бы и предупредить, – подал голос Инведнис.
   – Не хотелось никого будить, – бросил я злорадно Скиту. – Вы все так крепко спали.
   Маг воды в один миг покраснел до самых ушей – видимо, с утра ему пришлось достаточно выслушать от Гаста.
   – Зато ты пропустил завтрак, – заметил Инведнис.
   – Вовсе нет, – я достал из-за одного кармана куртки свежеиспеченную булку хлеба и с аппетитом принялся жевать.
   В другом кармане лежала пара горстей сушеных яблок и лесных орешков. Колдуны с недоумением переглянулись.
   – Где взял? – полюбопытствовал Гаст.
   – Встретил крестьянскую девушку…
   – Ты посмел отобрать у нее еду?! – Инведнис воззрился на меня.
   – Почему сразу отобрал? – оскорбился я. – Она сама меня угостила.
   – Сама угостила темного колдуна? – с сомненьем произнес Скит.
   – Должно быть, Тэрсел ей мило улыбнулся, – съязвил Гаст и тронул поводья. – Ладно, не будем задерживаться… Можно взглянуть?
   Он принял карту и с нескрываемым интересом стал ее рассматривать.
   – Мы сейчас здесь, – я указал на линию дороги, под которой зеленели островки лесов короля Фернинга.
   Дорога пересекала всю карту с запада на восток – извилистая, самая толстая линия – торговый путь, разделенный почти поровну чернильной точкой – городом Мидл, центром торговли. Левая часть пути звалась Западный тракт, правая – Восточный. Вообще, у народов населяющих материк, все называлось так, как это соответствовало действительности. Если река была названа Ледяной, то вода в ней и вправду оказывалась холодна даже в самую жаркую пору. Западную и центральную части материка занимали долины и невысокие взгорья. Восточную часть – огромная, большей частью холмистая равнина. На самом краю карты, на берегу моря расположился второй по величине город материка – Оушэнд. Дальше расстилался океан с разбросанными на юго-востоке островами. Вокруг Оушэнда простерлись Береговые пустоши, оканчивающиеся на юге Старыми горами, низкими, со стершимися вершинами-плато и обрывистыми непреступными берегами. На северо-востоке еще одна точка, не такая жирная. Там в Северных горах, на краю пропасти стоял город Брингольд, а рядом брала начало река Ледяная. Дальше на самом севере расстилалась нескончаемая полоса болот и лиманов. Юго-запад занимали пустыни. Тем не менее, огромная территория, непригодная для житья, не помешала людям назвать материк Благодатным, по-нашему – Бинаин, поскольку центральная, южная и восточная его области, отличались необыкновенно плодородными землями. И здесь, на карте, была целая россыпь точек – мелкие городишки и деревеньки. Были и еще две, совсем крошечные. На двадцать миль севернее от Мидла располагалась темная обитель, а примерно на столько же миль к югу – светлая.
   Мы неспешно поехали бок о бок. Позади тихо переговаривались Скит и Инведнис.
   – Великолепная работа, подробная и точная, – Гаст глянул на меня. – Можно ее перерисовать?
   – А как же ваше правило, что каждый светлый колдун должен сам нанести все географические и политические объекты?
   Маг огня, опомнившись, протянул мне карту назад.
   – Да, ладно, оставь себе – я успел выучить ее наизусть.
   Гаст немного помялся, но спрятал карту за пазуху.
   – Спасибо.
   – Куда мы едем?
   – В Южное княжество. Сейчас пора съехать с тракта, – он указал на узкую проселочную дорогу, уходящую к югу и теряющуюся среди заросших лесом холмов.
   – Что вы там собираетесь делать?
   – Нас ждут дела, которые вряд ли покажутся тебе интересными. В наши обязанности входит помогать людям, нуждающимся в чем-либо. Это является первой ступенью иерархической лестницы и превосходным средством набраться опыта.
   – И как же вы узнаете о нуждах людей? Они шлют гонцов? Как вам стало известно о дочери Фернинга?
   – Да, пожалуй, гонцов. Мы пользуемся простым способом – голубиной почтой.
   – А насчет иерархии… Ты хочешь стать кем-то большим, чем просто помощником людям?
   Гаст кивнул.
   – Скит и Инведнис считают, что мне следует осадить свое стремление и не лезть, куда не следует.
   Я посмотрел на Гаста чуть ли не с сочувствием.
   – Ты хочешь войти в Совет магов?
   – У тебя это тоже не вызывает восторга, да?
   – Для меня нет ничего хуже и скучнее, чем обязанность управления делами обители, – я поморщился.
   – Конечно, весьма далеко от развлечений, и, тем не менее, это меня увлекает. Я хочу сделать как можно больше для своего народа и… – Гаст хотел еще что-то добавить, но смолк, передумав.
   В полдень мы сделали привал на краю луга – дальше тракт шел через лес. Бросили поклажу под старой липой у обочины и отпустили коней пастись. В воздухе стоял сладкий аромат липового цвета, над головами густо гудели пчелы. Гаст прислонился к шершавому стволу и, вытянув ноги, приготовился читать. Инведнис колдовал над котелком, а Скит ушел бродить по окрестностям. Гаст рассеяно полистал книгу, перевел взгляд на меня и решил завести беседу.
   – Почему тебе дали такое имя?
   – Я тоже задался этим вопросом, когда полгода назад получил его, – я невольно тронул амулет и провел пальцами по поверхности фигурки.
   – Пол года назад? – удивился Инведнис, на миг отвлекшись от котелка. – Ах да, вам ведь дают имена одновременно с посвящением в колдуны. Как же тебя звали до этого?
   – Наверняка какими-нибудь нелестными кличками типа «недоучки», – произнес Гаст.
   Я нахмурился, однако не нашел на лице мага и признака насмешки.
   – Ведь так, Тэрсел? – продолжил он спокойно.
   – Что-то вроде этого, – пробурчал я.
   – Так почему же тебя так назвали? – напомнил Инведнис.
   – Мне это имя дал Ретч.
   – Ретч?! Один из членов колдовского Совета? Правая рука Бэйзела?
   – Имена ученикам могут давать только члены Совета, – заметил я. – Впрочем, он мой дальний родственник по матери. К тому же опекал меня до пяти лет.
   – А где же твои родители?
   – Моя семья находилась в опале… впрочем, и сейчас…
   – Значит, сам Ретч обучил тебя магии ветра? – я ощутил, как Гаст весь напрягся.
   – Нет, – я покачал головой. – До этого он не снизошел. Но, являясь опекуном, научил одной забаве – мы мастерили бумажных ястребков и, пользуясь магией ветра, управляли ими. Даже получалось гонять голубей. Это и запомнилось ему.
   – Что же произошло потом?
   – Отправился в изгнание, – я невольно потупил взор, вспомнив, как после церемонии посвящения целый час просидел у матери. Она собирала меня в дорогу, укладывая вещи в торбу. Хотя укладывать было особо нечего – пара сменного белья, подробная карта, да несколько крошечных склянок с ее собственного приготовления снадобьями. Она то клала вещи в дорожную суму, то вновь вытаскивала, поглядывая на дверь. Она ожидала, что кто-нибудь явится и объявит, что я смогу остаться. Но этого, разумеется, не произошло. Я покинул обитель в наказание за все мои провинности. Она проводила меня до ворот, не найдя слов, просто обняла меня на прощанье и, отвернувшись, быстро зашагала прочь, чтобы я не видел ее слез. Я неспешно побрел по дороге, где скоро меня догнал сбежавший Шэд. Я подумал, что побег лучшего жеребца Бэйзела – это последняя неприятность, которую я причинил колдунам в обители, и поспешил прочь. – Для начала, я решил побывать в Мидле…
   – В Мидле?
   – Да, ближайший город…
   – Ближайший город?! – воскликнул Гаст.
   – Ну, нейтральный город… – я решил немного подыграть Гасту и узнать его мнение о Мидле первым.
   – То-то же! Нейтральный, – Гаст усмехнулся. – Единственный город Бинаина, пошедший ради своего процветания на компромисс. В нем живут по нашим законам, но одновременно платят вам дань. Как долго ты оставался там?
   Мидл действительно являлся исключением. Вековые войны между светлыми и темными колдунами раздробили многие человеческие королевства, а некоторые так и не успели сформироваться. В итоге города и деревни Бинаина имеют между собой только торговые отношения. В городе правит правитель от людей, если город находится под протекторатом светлых колдунов, или темный колдун, если город принадлежит противоположной стороне. Весь юг находится под протекцией светлой обители, как и часть деревень к северу недалеко от Большого тракта. Остальное принадлежит темной стороне. Мидл же, некогда небольшой постоялый двор на пересечении торговых путей в центре материка, вырос в самый большой город. Являясь вечным предметом споров, и как результат этого – захватнических войн, в конце концов, он превратился в самостоятельное город-государство. В нем установился своеобразный нейтралитет – протекторат светлых колдунов, но при этом город платит дань темной стороне. И только по особо важным вопросам на городской совет приглашаются темные колдуны. По установленным законам любые стычки строго наказывались, и колдунам обеих сторон пришлось учиться терпимости. Только в Мидле можно встретить в одном трактире, правда, за разными столами, представителей темной и светлой магии. Остальные города Бинаина придерживались кого-то одного, с перевесом явно не на нашей стороне.
   – Пожил бы там еще некоторое время, но слишком часто сталкивался со знакомыми колдунами из нашей обители. Не особо выбирая направление, я оказался в королевстве Фернинга.
   – Куда же ты собирался ехать дальше?
   Я пожал плечами, на что Гаст неодобрительно покачал головой. На этом разговор окончился, и маг огня уткнулся в книгу. Инведнис, решив воспользоваться этим, послал меня за мятой для чая. Вместо нее я принес ему тимьян, чем он остался не очень доволен.
   – Ручей, найденный мною в лесу, пересох, и на его берегу ничего не растет, – пояснил я. – Даже осока и та высохла.
   – Ну вот, добрались, – пробурчал маг природы. – Весь юг охвачен засухой – Скиту придется потрудиться.
   Скоро вернулся и маг воды, неизвестно где пропадавший. На его лице сквозила озабоченность, но он ничего не сказал. Мы не спеша пообедали. А потом двинулись дальше. Жара не спадала, но стала сухой, и попадались все больше иссушенных трав и деревьев с увядшей или вовсе опавшей листвой. Лишь самые старые из них неизменно стояли под безжалостными лучами – корни их глубоко ушли в землю, имея подпитку от подземных вод.


   Ближе к вечеру, изможденные зноем, мы добрались до деревеньки дворов в двадцать. Завидев колдунов, народ с радостными криками высыпал из домов и собрался вокруг нас на крошечной деревенской площади. Ко мне же обратились недоуменные и настороженные взгляды. Гаст, заметив их, возвестил, что я безобидный изгой, и внимание крестьян вновь переключилось на светлых магов. К Гасту подошел старейшина.
   – Добро пожаловать к нам, почтенные, – старик поклонился Гасту. – Вы поспели вовремя – вода ушла от нас три дня назад, но поля, дающие нам пищу, еще зелены. Только деревья в саду сбросили свой цвет.
   – Мы сейчас же примемся за это, – маг огня поклонился в ответ. – Мой товарищ, Скит, займется водой. А к Инведнису могут обратиться недужные – он неплохой врачеватель.
   Скит немедля направился куда-то с частью крестьян. Они наперебой твердили о пересохшем колодце, единственном в деревне, и обмельчавшей речке. Инведнис оказался окружен несколькими стариками, и, выслушав жалобы каждого, полез в суму за необходимым лекарством. Гаст же расположился вместе со старейшиной за грубым дощатым столом под почти засохшим виноградником, завел неспешную беседу с ним о деревенских делах, попивая прохладное, похоже припасенное крестьянами на особый случай вино, и что-то записывая в толстую тетрадь.
   Крестьяне увели лошадей колдунов. Один парнишка, чуть младше меня, глазел с простодушным восхищением на Шэда и робко предложил отвести жеребца в конюшню.
   – Я сам. Только покажи, где. И присмотри, чтобы к нему и близко никто не подходил. Это боевой конь – откусит руку или проломит копытами башку. Понятно?
   Парнишка в ужасе затряс головой и уже, наверное, жалел, что предложил мне помощь. Но деваться некуда, и он повел за собой. Конюшня оказалась амбаром. В глубине его устроили сновал. Здесь не было не то что денников, но даже ни одного захудалого стойла. Пара деревенских кляч ютилась с одной стороны, привязанные к вбитым в землю столбикам. С другой стояли лошади моих попутчиков.
   – Отлично, – процедил я сквозь зубы. – Извини, Шэд…
   Я расседлал его. Полез в торбу, достал путы и принялся стреножить жеребца. Зубы Шэда сомкнулись на воротнике куртки, и он потащил меня от себя.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное