О. Фрейдман.

Я был бы счастлив, если бы не... Избавление от любого рода зависимостей

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Благодарности

Я посвящаю эту книгу своим дочери и жене, которые стали моими вдохновителями, а также моему отцу, мудрость которого служила мне путеводной нитью, и моей матери, давшей мне жизненную энергию.


Со всей возможной искренностью приношу свою благодарность

Сергею Капице, Мерлин Аткинсон, Фрэнку Пьюселику, Джону Гриндеру, открывшим для меня дорогу в современную психологию.

С. Ю. Зефирову, благодаря которому мои идеи прошли проверку и развитие на практике.

Андрею Дорожкину – мое участие в его тренинге значительно ускорило появление этой книги.

Александру Эверету, общение с которым помогло мне более глубоко осознать духовные аспекты выздоровления от хронических расстройств.

А также всем моим пациентам и их родственникам, так как без их огромных усилий по своему выздоровлению эта книга осталась бы всего лишь простой теорией.

Особой благодарности заслуживают все мои коллеги, вместе с которыми мы осуществляли работу по реабилитации больных и их родственников.

Вступление

Среди фраз, которые чаще всего повторяют люди сегодня, можно выделить следующие.

Жизнь была бы прекрасна, если бы не…

…наше правительство;

…мой муж (жена);

…мой начальник;

…эти женщины (эти мужчины);

…эта водка.

Мы привыкли думать, что жизнь человека целиком зависит от внешних обстоятельств, и это в значительной мере правда. Однако все мы знаем людей, которые живут или жили наперекор обстоятельствам. Это и Маресьев, и Солженицын, и Дикуль, и множество других людей, имена которых известны не так широко.

О таких людях говорят, что это гении, Настоящие Люди, обладающие некими экстраординарными способностями. Однако, сталкиваясь с ними в обыденной жизни, понимаешь, что у них нет нимба над головой или «пламенного мотора» вместо сердца. Они такие же люди, как мы с вами. Просто они научились не зависеть от обстоятельств.

Можно ли жить, не сгибаясь перед обстоятельствами, не попадая в зависимость от чего бы то ни было?

Впервые я задумался над этим, когда ко мне в кабинет вошла молодая пара, неся на руках мальчика лет семи.

Когда его посадили на стул, я увидел что его руки, тело и голова постоянно дрожат, как будто его трясет в лихорадке.

Чтобы не затягивать прием, я сразу же достал из стола бланки для заполнения заключения об инвалидности ребенка, но мама, еще не успевшая сесть на предложенный мною стул, сказала: «Доктор, напишите нам направление в школу!»

Честно говоря, в первое мгновение я не мог даже слова вымолвить, настолько вид постоянно дергающегося мальчика, с искаженным гримасой лицом, противоречил ее просьбе.

«Вы подождите отказывать, – не давая мне произнести ни слова, быстро проговорила эта еще очень молодая женщина. – „Он умеет читать и считать, и решает простые задачи“.

«Ну вот, еще одна сумасшедшая мамочка», – подумал я и принялся подбирать слова, чтобы переубедить ее.

Но женщина настаивала на обследовании.

Психологическое обследование детей всегда достаточно трудное дело, а здесь, когда речь ребенка крайне неразборчива, понять его ответы не представляется возможным. Значит, придется обследовать его как немого. При обследовании таких детей они должны ответ не произносить, а показывать на картинке, либо писать на бумажке.

Но как же обследовать именно этого мальчика? Ведь руки у него ходуном ходят. Как определить, что он сознательно показывает карточку с правильным ответом или, наоборот, что прыгающей рукой случайно не попал на неправильный. Варианты ответов-то рядом друг с другом лежат. Пришлось карточки с ответами раскладывать на разных углах стола, чтобы уж точно не промахнулся. В процессе обследования мальчик решил несколько арифметических примеров и задач, прочитал текст и ответил на вопросы, варианты ответов на которые были разложены на столе.

Словом, после часового обследования, достойного пера А. Дюма, я подписал направление в школу.

Не буду подробно описывать первые занятия мальчика с его учителем. Скажу только, что в третьем классе он единственный из всей школы сумел решить олимпиадные задачи по математике.

Вот вам пример ситуации, когда обстоятельства диктуют одну форму поведения: лежи и болей, а люди выбирают другую. И в каждый момент жизни хоть чуть-чуть, но приближаются к желаемому результату.

Вместо того чтобы попасть в зависимость от болезни, а значит, выбрать жизнь, полную беспросветных страданий и боли, эти люди поставили перед собой цель и стремились к ее достижению вопреки невероятно трудным жизненным обстоятельствам. Если говорить о свободе и зависимости, то эти родители и мальчик сумели, подобно Маресьеву и Дикулю, стать свободными от обстоятельств своей жизни – болезни.

Об этой маме не писали газеты, а ее сын не стал героем «Повести о настоящем человеке». Их опыт преодоления трудностей, казалось бы, никем не востребован. Но мой более чем 20-летний стаж врача позволил мне проанализировать этот и другие примеры восстановления нормальной жизни людей с хроническими, неизлечимыми заболеваниями.

У меня появилась своя методика, которая широко используется при лечении людей, страдающих какой-либо зависимостью, а также для оказания психологической помощи их родственникам. Эта универсальная методика позволяет избавиться от зависимости не только тяжелобольным, но и всем тем людям, которым кажется, что их жизнь может измениться, только если изменятся правительство, начальник, муж или жена. Подробному описанию данной методики и посвящена моя книга.

Эта книга для тех, кто устал чувствовать себя плохо, устал страдать и хочет изменить свою жизнь к лучшему. Для тех, кто действительно хочет помочь себе или своим близким.

В ней вы найдете не столько абстрактные советы и благие пожелания, сколько прямые рекомендации, как решить те или иные проблемы, вставшие на пути к полноценной, свободной жизни.

Часть 1
Общие закономерности

Самая страшная беда заключается в том, что потерять себя можно очень легко и незаметно, как если бы этого не произошло. Всякая другая потеря – руки, ноги, жены, пяти долларов – напротив, весьма заметна.

Серен Кьеркегор, датский теолог

Психология зависимостиc «Психология зависимости»

Как случается, что человек не только оказывается во власти обстоятельств, но и перестает делать какие-либо попытки изменить ситуацию? В общем, почему люди становятся зависимыми?

Как случается, что человек отказывается от всего, что ранее ему было дорого и важно, – идеалов, принципов, семьи, собственных интересов – и начинает портить собственную жизнь? И поступает так не потому, что ему этого хочется, а из-за кого-то или чего-то постороннего – другого человека, компьютера или карточной игры.

Вопрос о том, как происходит развитие зависимости, занимал специалистов уже давно.

Душа от страха уходит не только в пятки

Впервые феномен отказа от себя был отмечен у охотников, которым удавалось спастись из лап диких медведей.

Охотники рассказывали, что в тот момент, когда зверь нападал на них, их охватывал настоящий ужас. Несчастные переставали что-либо чувствовать. Им казалось, что все это происходит с кем-то другим, а они сами лишь наблюдают страшную сцену со стороны. Охотники говорили, что в эту минуту их душа словно бы расставалась с телом, и они начинали смотреть на себя глазами зверя. Как бы фантастично это ни звучало, но душа человека, находящегося в шоковом состоянии, как будто переселяется в то существо, от которого исходит смертельная опасность. Тело жертвы расслабляется, бедный охотник буквально «вытекает» из лап медведя. Если человек успевал вовремя опомниться, выйти из-под «гипноза», то замешательство удивленного зверя давало ему возможность вытащить нож и ударить первым. Те же, кто не смог преодолеть зависимость от собственного страха, вероятно, уже не смогут рассказать о своих ощущениях…

Понятно, что в состоянии шока человек перестает контролировать ситуацию, то есть попадает в полную зависимость от обстоятельств, медведей или других людей. Так же неудивительно, что сильное горе заставляет людей искать друг у друга поддержки, сострадания, помощи, то есть, невольно попадать в зависимость от других.

Человек, хоронящий близкого, буквально хватается за руку любого стоящего рядом, даже если это не родственник и не самый лучший друг. В несчастье человек может на время утратить свою индивидуальность. Каждое мгновение он должен быть там, где находятся другие люди, просит не оставлять его ни на минуту. В подобной ситуации может оказаться (или уже оказывался) каждый из нас. Нет ничего странного в том, что мы ждем поддержки от тех, кто нас любит или хотя бы нам симпатизирует. Мы хотим, чтобы они были рядом, мы боимся отпустить их от себя. Удивительно другое: точно так же боятся отпустить от себя насильников и жертвы терроризма! Вот один известный случай.

Дочь крупного банкира становится заложницей банды террористов. Над ней издеваются, держат в темной комнате, кормят 1 раз в день, насилуют. Казалось бы, девушка должна возненавидеть своих мучителей, но через некоторое время она, получившая прекрасное воспитание и образование, она, всегда такая законопослушная, участвует в ограблении банка в компании этих же бандитов.

История терроризма знает и другие подобные примеры.

Далеко не каждому ребенку судьба дарит любящих и заботливых родителей. Множество детей растут в неблагополучных семьях или детдомах. Жестокое обращение, побои, ругань, казалось бы, должны отвратить этих детей от своих воспитателей. Однако зачастую такие дети крепко-накрепко привязываются если не к своим мучителям, то к их жизненной философии. Они становятся такими же злобными и безжалостными, хотя, казалось бы, должно быть наоборот.

Повторенье – мать мученья

Довольно часто можно услышать или прочитать в газетах о семьях, где муж-пьяница, денег не зарабатывает или все, что заработал, пропивает, а жена содержит и обслуживает всю семью. Зачем? Вроде и никакой любви нет, а жена продолжает до старости терпеть мужа-нахлебника.

Нередко слышишь и такое: работа опротивела, вроде и лучше есть, а не бросить никак. Все ждешь, может, что-то изменится.

Как люди ведут себя, когда терпение кончается? Периодически разражаются руганью, «выпускают пар», а затем приходят к решению еще немного подождать да потерпеть и вырабатывают некие компромиссные правила жизни в семье, на работе. Мы как будто играем в одну и ту же игру, где каждый новый раунд начинается с одних и тех же условий. И каждый раз, проигрывая, мы надеемся, что уж в следующем подходе нам повезет. В общем, замкнутый круг получается.

Посмотрите, как этот круг выглядит в описании М. Аткинсон.

Можно проанализировать, как проявляется этот круг в разные периоды жизни человека.

Вспомните хотя бы один случай, когда вам было очень страшно. Часто говорят, что в момент страха «душа расстается с телом» (психологи называют такой процесс диссоциацией) и человек смотрит на себя как бы со стороны, с точки зрения других. Бывает иначе: нам весело, но мы вдруг видим себя со стороны и отмечаем, что окружающие не разделяют нашего веселья.

Как происходит развитие данного психологического феномена в процессе жизни человека с момента его рождения?

Природа подарила нам способность защищаться от разрушающих нашу личность страха, боли, стресса. Для этого есть крик, слезы. Криком человек сообщает окружающим о своих чувствах, выражает степень своего дискомфорта. При этом он остается самим собой.

А если социальные условия или воспитание запрещают кричать? Всех нас с детства учат скрывать свои чувства, потому что «мужчины не плачут», «девочка не должна быть слишком эмоциональной». Если ребенок, несмотря на запрет, продолжает плакать, это еще больше злит родителей: «Прекрати плакать! Сам виноват!»

Сколько лет было вашему ребенку, когда вы сказали ему это впервые? Три года? Два? Часто родители накладывают первый запрет на плач, когда ребенку всего год.

Итак, ребенку запрещено плакать. Он не может «выбросить» свой страх наружу, следовательно, страх загнан внутрь. Что должна сделать душа ребенка? Сбежать из тела и переселиться, но в кого? Проще всего – в маму.

Но тогда ребенок должен посмотреть на себя ее глазами. «Я плохой!» Вот в этот момент и происходит диссоциация и установление зависимости. «Меня нет, есть только мама. Чтобы не потеряться, я должен все время быть рядом с мамой». Так формируется механизм зависимости ребенка от матери.

Зависимость почти никогда не бывает односторонней. У любой мамы существует страх за жизнь и здоровье ребенка. Если она попадает в зависимость от своего страха (например, потому, что ребенок часто болеет и страх имеет серьезные основания, или потому, что сама женщина склонна к зависимости), она превращает свою жизнь и жизнь своего ребенка в настоящий ад. «Я должна контролировать каждое твое действие, быть все время рядом. Ты должен гулять только около дома, а если пошел в гости, то звонить каждые 15 минут. Если я не знаю, где ты находишься и что делаешь, это катастрофа!»

Зависимость приводит к необходимости постоянного контроля. Но постоянный контроль невозможен! Ребенок волей-неволей должен иногда выходить из-под контроля родителей, иначе как же он будет расти и развиваться? Мать огорчена, недовольна, но не забывает о запрете на проявление чувств. Ребенок тоже вынужден скрывать свои чувства. В такой семье доверительные разговоры между родителями и детьми случаются все реже и реже.

Результат таких отношений поражает своей парадоксальностью: все начинается с постоянного контроля со стороны родителей, а заканчивается утратой личностных связей между взрослыми и детьми.

Ложка меда в пороховой бочке

Постоянное подавление человеком своих чувств влечет за собой неконтролируемые эмоциональные взрывы. Люди, особенно живущие в одной семье, часто имеют претензии друг к другу. Но мы не можем позволить себе хотя бы время от времени показывать свое раздражение. Мы выдаем близкому человеку «кредит доверия». «Он сегодня меня обидел, но это мелочь, я ему прощаю», – говорим мы себе, но мысленно немного списываем с кредита доверия. Следующий проступок сына или мужа еще чуть-чуть уменьшает кредит доверия. В конце концов наступает момент, когда кредит доверия почти исчерпан. И вот тогда незначительный проступок близкого человека приводит к взрыву нашего гнева – скандалу.

Благодаря «правильному» воспитанию, мы стремимся, во что бы то ни стало, «держать лицо». Чтобы не обострять конфликт и не выглядеть мелочными придирами, мы устанавливаем правила и начинаем «играть роль» – терпеливого воспитателя, покорной жены, любящего сына… Мы заключаем молчаливое соглашение с конфликтующей стороной: ты меня слушаешься, а я покупаю тебе то, что ты захочешь. Ты выносишь ведро и покупаешь картошку, а я исполняю «супружеский долг» и т. д. Жизнь превращается в игру. Но любая игра рано или поздно должна заканчиваться – на то она и игра. Кто-то из «игроков» срывается и нарушает правила. И тогда возникает страх потерять то, что нам действительно дорого. Страх ведет к диссоциации, диссоциация – к зависимости… Процесс идет по кругу.

Ребенок разбросал игрушки, а вы промолчали, порвал колготки – вы только скрипнули зубами. И вдруг, к немалому удивлению ребенка (и своему собственному), из-за не положенной на место ложки – мгновенный взрыв с криками: «Ты бестолковый, безрукий, ты все делаешь мне назло» – и т. д. Не правда ли, знакомая картина?

Ребенок подрос. Мы промолчали, когда увидели его слегка навеселе, хотя нам это не понравилось. Потом сделали вид, что поверили, когда он стал рассказывать, что просто устал, хотя вел себя как пьяный. Когда чаша нашего терпения переполняется, мы устраиваем скандал, выгоняем его из дома, ведем на проверку к врачам.

После скандала люди, как правило, мирятся и снова выдают друг другу «кредит доверия». Затем все повторяется по схеме: период накопления раздражения – взрыв (скандал) – примирение.

Часто отношения мужа и жены строятся по принципу «милые бранятся, только тешатся». Именно для таких семей психологи пишут рекомендации по семейным ссорам, ведь во время ссор «выпускается пар», то есть человек освобождается от накопившихся эмоций, и семейная жизнь начинается «с чистого листа», вновь повторяется «медовый месяц», а вместе с ним и бег по кругу до нового взрыва.

Подобная зависимость может касаться и дружбы, особенно детской. Вы постоянно слышите от ребенка, что без дворовых друзей ему и дня не прожить. Вдруг из-за какого-то мелкого события между ними происходит ссора, и подросток всем своим поведением выражает полное презрение и равнодушие к вчерашним закадычным друзьям. Папа или мама великодушно утешают сына, уговаривают не обижаться на друзей из-за пустяков, а втихомолку потирают руки: наконец-то ребенок повзрослел и избавился от влияния дворовой компании. Но не тут-то было! Через некоторое время приятели опять начинают встречаться и перезваниваться. Дружба вновь вспыхивает ярким пламенем. Затем опять размолвка и прекращение отношений. Подобная зависимость с периодическим отказом от нее в пользу другой зависимости встречается и в дружеских отношениях взрослых людей.

Похожим образом могут строиться отношения с работой: то человек целыми днями проводит на рабочем месте, забывая даже поесть, то начинает проклинать эту «ненавистную каторгу», потом все опять переходит в фазу обожания этой каторги, то есть работы, и так далее.

Игры болельщиков

Как это ни странно, но отношения человека с собственной болезнью часто соответствуют той же схеме. Больной человек в какой-то момент оказывается поглощенным болезнью, как бы растворяется в ней. Всю свою жизнь он строит исходя из того, что ему можно при его заболевании, а чего нельзя (есть соленые огурцы, волноваться, заниматься спортом, сексом и т. п.). Затем он начинает осознавать, что вся его жизнь поставлена в зависимость от «какой-то болезни». Это начинает его раздражать. Назревает «скандал» с болезнью. В определенный момент человек плюет на режим и диеты, как бы говоря болезни все, что он о ней думает. Он устанавливает для себя новые правила жизни, играя в игру «я здоровый человек!». Болезнь мстит за пренебрежение к себе – наступает обострение. Круг замыкается.

Алкогольная и наркотическая зависимости гоняют человека по тому же кругу. То пьяница не может себе представить хотя бы один день без стакана водки, то после очередного выговора на работе или скандала дома твердо решает прекратить употреблять спиртное. Идет лечиться, какое-то время не пьет и становится таким активным противником алкоголя, что от него бежать впору. Начинает всех агитировать за трезвость, говоря, что водку (наркотик) надо запретить – в общем, активно скандалит. После этого наступает относительно спокойный период уже без критики алкоголя. Человек убежден, что навсегда избавился от зависимости. Он сидит в пьющих компаниях, демонстрируя (в первую очередь себе) полное равнодушие к спиртному. Затем начинается «игра» в контролируемое употребление. Этот спектакль длится разное время: от одного вечера до нескольких месяцев, затем – вновь запой или регулярное употребление наркотиков.

Как видите, описания разных вариантов зависимости очень похожи друг на друга. Пытаясь вырваться из порочного круга, человек, ценой невероятных усилий, часто всего лишь меняет одну зависимость на другую: наркотик – на работу, работу – на семью, а семью снова на наркотик. Но это очень напоминает пробивание головой выхода… в соседнюю камеру. Описание все того же злополучного круга с незначительными вариациями часто звучит в рассказах многих несчастных, которые приходят в мой кабинет.

Прочитав эти строки, многие люди могут воскликнуть: «Господи, ну неужели нет другого пути, кроме как из огня да в полымя?!».

Конечно, это не так. Из любого положения всегда есть несколько выходов – минимум два.

Один мы уже рассмотрели. Это замена одной зависимости на другую, когда в результате решения одной проблемы очень легко возникает новая.

А есть и другой вариант жизни.

Какой? Давайте проанализируем ситуацию.

Своя игра

Однажды супруга величайшего психотерапевта мира Милтона Эриксона спросила у своего свекра, как ему удается жить в мире с женой (они прожили вместе 74 года). Он ответил: «Я ей говорю все, что думаю о какой-то проблеме. Потом жена высказывает мне свое мнение. Потом один из нас уступает». То же самое на этот вопрос ответила мать Эриксона.

Только открытое выражение чувств приводит к нормализации отношений между людьми. Возможность не скрывать свои чувства очень важна для человека.

Когда я могу говорить то, что думаю, – я по-настоящему свободен! Свобода – это отсутствие зависимости от чего-либо или кого-либо.

Прекращение зависимости начинается с открытого проявления своих чувств. Вы можете возразить: «Опасно обрушивать на голову человека собственные чувства. Это неминуемо приведет к скандалу».

Дело в том, что большинство из нас привыкло выражать свое недовольство чьими-то поступками лишь в форме обвинения. Но это уже не выражение чувств, а попытка воздействовать на другого, ограничить его свободу.

Для преодоления зависимости от других людей необходимо научиться правильно и адекватно выражать свои чувства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное