Андрэ Нортон.

Покоренный корабль

(страница 7 из 13)

скачать книгу бесплатно

   – Шлемы надели? – голос его гулко отдавался в шлеме в форме пузыря Тревиса. Пузырь плотно соединялся с костюмом. Эти шлемы обнаружил Эш. Он испытал их, готовясь к выходу в неизвестное. Внутри находились кислородные баки. Принцип их действия остался непонятен Ренфри, но чужаки пользовались ими, и теперь придется довериться им.
   Открылся наружный люк. Ренфри выбросил лестницу и повернулся, чтобы спускаться по ней спиной вперед. Каждый, выходя из люка, быстро оглядывался.
   Внизу на многие мили расстилалась жесткая белая поверхность. На ней кое-где виднелись тускло-красные сооружения с металлическими стенами в форме треугольников и квадратов. В центре каждого сооружения заключалось пространство, обозначенное черными кольцами. Ни одно из красных сооружений не казалось целым, а посадочное поле – если это посадочное поле – имело такой вид, словно им давно уже не пользовались.
   – Еще один корабль, – Эш взмахнул рукой, голос его донесся до Тревиса через коммуникатор шлема.
   И верно, за одним из сооружений, примерно в четверти мили, высился второй шар. А за ним Тревис увидел третий. Но нигде ни признака жизни.
   Ветер, легкий, ласковый, касался обнаженных рук.
   Они спустились по лестнице и остановились у основания собственного корабля, не зная, что делать дальше.
   – Подождите! – Ренфри схватил Эша за руку. – Что-то движется – вон там!
   В корабле отыскалось и оружие; сейчас все держали странные пистолеты, такие же, какой был у Росса при его первой встрече с Тревисом. Подул ветер и принес обрывок давно погибшего растения, ударил его о бок корабля и унес в каком-то ужасном танце.
   Но действительно, что-то показалось из основания ближайшей к ним красной башни. Тревис, увидев, как разворачиваются большие кольца, замер.
   Змея? Огромная змея, головой уже дотягивается до их стоянки, а хвост все еще в развалинах здания.
   Он прицелился в разворачивающиеся кольца. Но Ренфри ударил его по руке, отведя ствол бластера. И тут апач заметил то, что Ренфри увидел раньше: змея не живая, в ней нет плоти, шкуры, тонких костей, она из какого-то искусственного материала.
   Новые кольца механически разворачивались, выползали из дверей, за которыми скрывалось, казалось, бесконечное тело змеи. Она приближалась рывками, останавливаясь, и снова двигаясь, словно длительное ожидание чуть не вывело ее из строя. Вблизи стало видно, что она движется на ногах-стебельках. Четыре верхних отростка тесно прижались к корпусу; на том месте, где должна быть голова, качался стержень, напоминающий антенну.
   Неровная походка со многими остановками создавала впечатление неисправности, ржавости и изношенности, распада от времени. Сколько она ждала? Четыре землянина отошли от корабля, уступая проход странному посетителю из башни.
   – Роботы! – неожиданно сказал Росс. – Это роботы! Но что они собираются делать?
   – Заправлять, я думаю, – ответил Эш, а не Ренфри.
   – Верно! – техник устремился вперед. – Но есть ли у них горючее сейчас?
   – Будем надеяться, что хоть немного осталось, – мрачно ответил Эш.
Мне кажется, мы здесь не задержимся. Идемте на борт.
   Угроза застрять здесь, если корабль заправится, поднимется и оставит их на планете, вызвала у них состояние, близкое к панике. Они бросились к лестнице и начали подниматься. Но когда все добрались до люка, Ренфри остался около него, рассказывая о действиях роботов.
   – Я думаю, сейчас присоединили эту трубу – под нами. Не вижу, что делает этот ходячий робот, может, просто стоит на случай неприятностей.
   Что-то движется по шлангу, он раздувается! К нам на корабль что-то подают.
   – Заправочная станция, – Эш оглядел развалины зданий и посадочное поле. – Какой размах! Тут могли обслуживать сотни, даже тысячи кораблей. И так как их невозможно заправить все одновременно, значит, был флот, – в голосе его звучало удивление, – флот, масштабы которого нам трудно себе представить. Мы были правы: это галактическая цивилизация. Может, она достигала соседних галактик.
   Но глаза Тревиса были устремлены на разбитую вершину башни, из которой вышли роботы.
   – По внешнему виду похоже, что туг давно уже никто не бывал, заметил он.
   – Машины будут действовать, пока не износятся, – ответил Ренфри. – И мне кажется, что эти близки к остановке. Сев, мы привели в действие механизмы. Роботы начали выполнять свою работу – может быть, в последний раз. Когда они еще этим занимались? Бездействие могло тянуться долго, большую часть этих двенадцати тысяч лет, о которых вы все время говорите.
   Империи умирают медленно. Но я не стал бы проверять. Машины у этих чужаков хорошие, и материалы получше наших.
   – Я хотел бы взглянуть на внутренности одной из этих башен, задумчиво проговорил Эш. – Может, там есть записи, что-нибудь такое, что можно расшифровать.
   Ренфри покачал головой:
   – А я не стал бы. Мы можем взлететь, прежде чем вы вернетесь на корабль. А… Роботы возвращаются! Мы готовы к старту.
   Они закрыли наружный люк, потом внутренний. Ренфри по привычке отправился в рубку. Остальные трое легли на койки. Последовало короткое ожидание, потом новый старт. На этот раз они не потеряли сознание и выдержали, пока не оказались в космосе.
   – А что теперь? – несколько часов спустя они набились в кают-компанию, чтобы провести бесцельное совещание о будущем. Так как все могли только гадать, никто не ответил на вопрос Ренфри.
   – Я когда-то читал книгу, – вдруг с некоторым смущением, словно он нарушил приличия, сказал Росс, – в ней рассказывалось, как какой-то голландский капитан поклялся, что обязательно обогнет мыс Горн на одном из старых парусных судов. Он призвал на помощь дьявола и так и не вернулся домой – и многие столетия продолжает плавать.
   – Летучий Голландец, – сказал Эш.
   – Ну, мы-то не можем призвать дьявола, – заметил Ренфри.
   – Неужели? – Тревис думал, что он рассуждает про себя, но увидел, что все с удивлением смотрят на него.
   – Ну, что за дьявол? – поторопил его Эш.
   – Мы пытаемся извлечь знания из этого корабля – это не наши знания, Тревис говорил запинаясь, он пытался облечь в слова свои неопределенные мысли.
   – Стервятники, получающие свою заслуженную закуску, – подытожил Эш. Что ж, если продолжить твою мысль, что-то в этом есть. Запретный плод знаний. Эту идею так давно поместили в сознание человечества, что она до сих пор сохраняется, как ощущение вины.
   – Поместили, – задумчиво повторил Росс. – Поместили…
   – Поместили! – подхватил Тревис, и разум его совершил очередной скачок; он еще не привык к таким внезапным прорывам интуиции. – Кто поместил?..
   Он оглянулся вокруг – на корабль, их транспорт к одновременно тюрьму.
   – Эти?
   – Они не хотели, чтобы мы о них узнали, – торопливы заговорил Росс. Вспомните, что они сделали на базе красных: проследили все их посты и все уничтожили. А что, если у них были контакты с первобытными людьми нашей планеты? Они внушали мысли… и преподнесли такой страшный урок, что о нем помнили все последующие поколения.
   – Есть и другие легенды, кроме Летучего Голландца, Росс, – Эш поерзал на своем сидении. Стулья корабля не позволяли удобно сидеть человеку. Прометей и огонь – человек, который посмел украсть знания богов и использовать их на благо человечества и вечно страдал за свою дерзость.
   Хотя человечество воспользовалось ее плодами. Да, кое-что подтверждает эту теорию, – его оживление росло. – Может быть… всего лишь, может быть… мы узнаем правду!
   – Порт заправки давно покинут, – напомнил Тревис. – Может, ничего от их империи и не осталось.
   – Ну, что ж, главный порт мы еще не нашли, – Ренфри встал. – Когда доберемся до него – я не стану настаивать, но если мы доживем до конца путешествия, может быть, сумеем и вернуться. Конечно, – он постучал пальцами по косяку двери, – конечно, если сильно повезет.
   – Каким образом? – спросил Эш.
   – Должен существовать какой-то указатель курса, может, запись на ленте. Когда произведем окончательную посадку, можно будет попытаться запустить корабль в обратном направлении. Но между нами и Землей сотни «если», и мы не должны очень надеяться.
   – Еще вот что, – задумчиво добавил Эш к этой слабой надежде. – Я изучал наши находки. Если сумеем прочесть их записи, на некоторых могут оказаться указания по руководству кораблем.
   – А где вы найдете Розеттский камень? <Розеттский камень базальтовая плита с параллельным текстом на греческом и древнеегипетском языках, найденная близ города Розетта; дешифровка иероглифического текста Розеттского камня положила начало чтению древнеегипетских иероглифов> возразил Тревис. Он не мог поверить, что возможен хоть один из этих двух выходов. – У нас же никакого общего языкового наследия.
   – Разве математика везде не та же самая, независимо от языка? Два плюс два всегда четыре, не так ли? – удивился Росс.
   – Покажите мне хоть один символ на этих листах, который хоть отдаленно напоминал бы земные математические знаки, – Ренфри был настроен пессимистично. – Во всяком случае, пока мы в космосе, я не стану вмешиваться в работу механизмов.
   Пока мы в космосе. Сколько еще будет продолжаться полет? Второй этап путешествия в никуда показался им гораздо тяжелее первого. Они почему-то были убеждены, что у них только одна цель, что первая же посадка окажется и последней. Но короткая остановка для дозаправки свидетельствовала, что полет предстоит долгий. Единственным способом отмечать время у них оставались часы Ренфри. Эш записывал дни, отсчитывая часы. Прошла неделя после посадки для заправки. Затем еще два дня.
   Чувствуя необходимость хоть чем-то заняться, они пытались разгадать загадки корабля. Эш сумел привести в действие рекордер, через который пропускали провод с записью, и тем самым открыл даже не новый мир, а миры.
   Монотонная речь, сопровождавшая картины, ничего не говорила землянам. Но сами картины – и какие картины! Трехмерные, цветные, они позволяли заглянуть в непостижимую жизнь сложной цивилизации, расцветшей вокруг многих звезд.
   Расы, культуры, и только третья их часть – гуманоиды. Неужели это подлинные записи? Или просто вымысел для развлечения экипажа в долгие часы полета? А может, отчеты о каких-то операциях? Они могли строить любые догадки, глядя на экран маленькой машины.
   – Если это был полицейский корабль, и мы видели записи подлинных происшествий, – заметил Ренфри, – тогда у них были проблемы, – он был поглощен зрелищем битвы в каких-то наполовину затонувших джунглях. Враг был представлен белыми амфибиями, обладавшими способностью удлинять части своих тел, заманивая противника в ловушку. – С другой стороны, – продолжал он, – возможно, это всего лишь рассказы типа Поднимем-Дух-Наших-Парней-В-Синем. Откуда нам знать?
   – Одна запись, которую я обнаружил сегодня утром, нам лично более интересна, – Эш порылся в плоском контейнере, в котором хранились провода-записи. – Посмотрите-ка, – он вынул провод с записью битвы в джунглях и вставил новую катушку.
   И они увидели небо, серое, покрытое густыми облаками. Поверхность усыпана снегом, таким, как на их родной планете. По этой поверхности двигался небольшой отряд в знакомых синих костюмах. Костюмы отчетливо выделялись на серо-белом фоне.
   – Тебе что-нибудь это говорит? – спросил Эш у Росса.
   Мэрдок склонился вперед, внимательно разглядывая картину.
   Их четверо, лысых гуманоидов в синих костюмах. Другой одежды на них нет, и Тревис вспомнил замечание Росса о качествах этого необычного материала. Шлемов на головах нет. Двигаются чужаки осторожно.
   Изображение мигнуло и быстро сменилось. Зрители ухе к таким сменам привыкли. Теперь они видели туже самую местность, должно быть, глазами одного из четверых. Картина резко опрокинулась: камеру направили вниз, в долину. Перед ними открылся длинный спуск, и перспектива искажена.
   Но не настолько, чтобы скрыть то, что хотел запечатлеть оператор.
   Внизу, на плоской равнине, наполовину погруженный в сугробы, лежал один из грузовых кораблей чужаков.
   – Не может быть! – удивленно воскликнул Росс.
   – Смотри дальше, – сказал Эш.
   До корабля далеко. Вокруг него двигались какие-то черные точки. Они перемещались по проложенной в снегу тропе. Ясно, что ею пользовались часто. Изображение снова мелькнуло, появился лед, огромная неясная ледяная стена, поднимавшаяся к серому небу. И прямо к этой стене вела протоптанная тропа.
   – Пост красных! Это он! А корабль, – Росс чуть не задыхался, корабль участвовал в рейде против красных!
   Последний раз щелкнуло, и экран погас.
   – А где остальное? – спросил Росс.
   – Ты все видел. Если они и записали что-то еще, на этой катушке продолжения нет, – Эш потрогал цветной ярлычок, прикрепленный к контейнеру, из которого взял запись. – На этикетке ничего соответствующего этому нет.
   – Может, красные ответили им? Позже прикончили экипаж. Бактериальная война… – Росс пощелкал выключателем рекордера. – Вероятно, мы этого никогда не узнаем.
   И тут над головами, нарушив обычную тишину корабля, раздалось предупреждение из рубки, где находился Ренфри, сам себя назначивший на вахту:
   – Корабль готовится к очередному прыжку, приятели. Пристегнитесь! Мне кажется, скоро большой прыжок!
   Они заторопились к койкам. Тревис потянул защитные ремни. Что найдут они на этот раз? Еще одну станцию с роботами – или порт, конечную цель полета? Он подготовился выдерживать переход из гиперпространства в нормальное пространство-время, надеясь, что привычка на этот раз сделает испытание легче.
   Снова они прошли через переход, отрицающий законы природы и тяжело достающийся и телу, и разуму.
   – Впереди солнце, – Тревис, открыв глаза, услышал в коммуникаторе голос Ренфри. – Одна… две… четыре планеты. Мы как будто направляемся ко второй.
   Новое ожидание. Новый спуск в атмосфере, возвращение тяжести, вибрация стен и пола. И посадка, на этот раз с легким подпрыгиванием, как будто она не так хорошо контролировалась, как на заправочной станции.
   – Это что-то другое… – послышался голос Ренфри. Вид, открывшийся перед ним на экране, словно лишил его дара речи.
   Они поднялись в рубку и столпились у окна в новый мир. Должно быть, стояла ночь, но ночь, полная красноватого света, словно далекий пожар бросает в небо отблески своей ярости. И свет этот дрожит, как языки костра.
   – Их родная планета? – спросил Росс.
   Ренфри, глядя на игру света, ответил, как всегда, весьма осторожно:
   – Не знаю. Просто не знаю.
   – Попробуем взглянуть из люка, – Эш снова принял на себя руководство.
   – Может быть, вулкан, – предположил Тревис, вспомнив свой опыт в доисторическом мире.
   – Нет, не думаю. Я только одно могу вспомнить…
   – Знаю, – Росс уже начал спуск по лестнице. – Северное сияние!


   Шахматная доска порта заправочной станции, ее необычная архитектура это поражало, но все же вмещалось в пределы понимания землян. Но здесь Тревис смотрел в раскрытый люк – самые фантастические сны обрели здесь реальное воплощение.
   Вдоль горизонта играли красные языки света, заполняя четверть неба, поднимаясь к зениту. Звезды бледнели в этом свете, мерк и свет луны, в три раза большей по размеру, чем спутник их родной планеты.
   От корабля уходила потрескавшаяся, взгорбленная, некогда ровная поверхность посадочного поля. В воздухе слышался слабый треск, он не имел определенного источника. Как будто атмосферные электрические разряды. От красных бликов везде бродили мрачные тени.
   – Воздух годится, – Ренфри осторожно снял шлем. Услышав это, остальные последовали его примеру. Воздух сухой, как ветер пустыни.
   – Там какие-то здания – в том направлении, – все повернулись, следуя жесту Росса.
   На заправочной станции башни, хоть и полуразрушенные, устремлялись к небу – здесь же здания жались к поверхности, самое высокое из них было не выше корабля-шара. И нигде в красном свете Тревис не видел ничего похожего на растительность. Очевидным была заброшенность порта заправки, но здесь опустошение казалось тревожным, почти угрожающим.
   Никто не торопился выйти под это огненное небо, и никто не направлялся к кораблю. Если эта посадка тоже предназначалась для обслуживания корабля, то здесь механизмы не действовали. Наконец земляне снова ушли в корабль и закрыли люк, решив дождаться дня.
   – Пустыня… – Тревис сказал это почти про себя, но Эш вопросительно взглянул на него.
   – Ты хочешь сказать – там?
   – Ощущение в воздухе, – объяснил Тревис. – Научишься узнавать, если проведешь в пустыне большую часть жизни.
   – Это конец нашего пути? – снова спросил Росс у Ренфри.
   – Не знаю, – все они поднялись в рубку. Техник остановился перед главной панелью. Он хмуро смотрел на нее. Потом неожиданно повернулся к Тревису.
   – Ты чувствуешь пустыню. Ну, а я чувствую машины: я прожил с ними большую часть моей жизни. Никаких указаний, что мы снова взлетим. Но у меня есть чувство, что это еще не конец, – он чуть смущенно рассмеялся. Ну, ладно, если вы скажете, что я вижу привидения, я соглашусь.
   – Напротив, я настолько с тобой согласен, что даже не собираюсь отходить от корабля, – улыбнулся Эш в ответ. – Может, это еще одна заправка?
   – Роботов-то нет, – заметил Росс.
   – Они могли выйти из строя и проржаветь много лет назад, – ответил Ренфри. Теперь он как будто пожалел, что высказал свои сомнения.
   Наконец они улеглись, но если кто-то и спал, то урывками. Тревис, лежа на мягком матраце, который принимал форму его тела, не испытывал ощущения безопасности – того ощущения, которое испытывал в полете. Теперь за оболочкой, до которой он может дотронуться рукой, лежит неизвестная земля, готовая скорее не приветствовать, а грозить опасностями. Может быть, игра огней на небе, сухой пустынный воздух – все это вызвало у него впечатление, что там не мир, населенный старыми машинами. Нет, там снаружи жизнь, и она ждет.
   Должно быть, он задремал, потому что его разбудило прикосновение руки Росса к плечу. Вслед за Мэрдоком он потащился в кают-компанию. Ел молча, но каждый нерв его жилистого тела трепетал в напряжении. Тревис по-прежнему ощущал ожидавшую снаружи опасность.
   Они вооружились, прицепили к поясам бластеры чужаков. И вышли на безжалостный солнцепек, такой же грозный, как ночные огни.
   Эш прикрыл глаза рукой.
   – Попробуйте надеть шлемы, – предложил он. – Возможно, они смягчат блеск.
   Он оказался прав. Прозрачный материал шлемов задерживал часть света, и смотреть стало легче.
   И Тревис оказался прав, говоря, что они оказались в пустыне. Песок, дюны белого песка, отдельные песчинки жестко блестели, отражая солнечный свет. Для незащищенного глаза это было Просто невыносимо. Пустынная местность не вызывала ни малейшего желания исследовать ее. И все же всегда существует возможность, что какое-то случайное открытие позволить решить задачу возвращения.
   – Пойдем туда, – решение принял Эш, опытный исследователь. – Ты останешься здесь, Ренфри, у корабля. При любом признаке того, что корабль оживает, стреляй – на максимуме.
   Выстрел из ствола оружия чужаков способен вызвать вспышку голубого пламени, видимую за мили. Путешественники не знали, какова дальность действия коммуникаторов шлема, но в эффективности оружия они были убеждены.
   – Сделаю! – Ренфри уже поднимался по лестнице, немного разочарованный тем, что не оказался в числе исследователей.
   И вот земляне – Эш в центре и немного впереди, Росс и Тревис по бокам и немного сзади – направились к зданиям. Тревис машинально рассматривал песок под ногами. Он не мог бы сказать, что ищет. Да и не останутся на этом песке следы. Следы! Он оглянулся. Неглубокие впадины, обозначавшие их собственные следы, уже почти неразличимы. Никаких признаков, что кто-то проходил здесь, в этом районе забытой базы, в течение дней, месяцев, лет, поколений.
   Но песок не везде. Тревис обошел наклонный блок покрытия поля, за ним образовалось углубление. Тревис поколебался, потом заглянул в него.
   Вечером на поле дул ветер; он чувствовал его, выглядывая из люка.
   Теперь воздух неподвижен, песок не тревожит даже легчайший ветерок. А углубление свободно от песка. Он не знал, какой инстинкт подсказал ему, что тут что-то не так. Но подсознательная тревога не оставляла его, поэтому он встал на колени и принялся глазом охотника-следопыта разглядывать яму.
   И только потому увидел то, что в противном случае осталось бы незамеченным, – углубление в почве, не прикрытой песком. Он потрогал пальцами след. Что-то жирное. Тревис снял шлем и поднес палец к носу.
   Едкий запах, запах чего-то живого, какого-то грязного тела. Он уверен в этом! И так как это существо сидело здесь долго, наблюдая за кораблем, он решил, что оно обладает разумом – какого-то типа. Надев шлем, он по коммуникатору сообщил о своей находке.
   – Говоришь, оно сидело здесь долго? – услышал он вопрос Эша.
   – Да. А ушло недавно, – апач все свои заключения делал на основании запаха, сохранившегося в укрытии.
   – Никаких следов?
   – На песке ничего не сохранится, – Тревис ногой пошевелил небольшую песчаную горку. Нет, никаких следов. Но этот тайный наблюдатель мог прийти только из одного места – из зданий, полузасыпанных ползущими дюнами.
   Тревис встал и пошел вперед, держу руку на рукояти оружия. Ощущение ждущей впереди опасности усилилось.
   Эш приблизился к середине комплекса зданий. На самом деле, как они теперь видели, здание было только одно. Два боковых крыла соединялись с центральным корпусом длинными низкими переходами без окон. Тревис знал, как действует песок на скалы. Здесь песчаная эрозия тоже действовала, и стены напоминали дюны.
   Окон не видно, дверей тоже. Но в конце крыла перед Тревисом открылась яма в песке, нарушающая естественную линию, созданную ветром. Углубление привлекло его внимание.
   – Сюда! – негромко позвал он, забыв, что голос передается не по воздуху, а по коммуникатору шлемов. Медленно, с осторожностью охотника, идущего за пугливой добычей, он двинулся к углублению в песке. Никаких следов, однако он был уверен, что углубление появилось недавно и проделано сознательно, это не результат каприза ночного ветра.
   Он обогнул выступ дюны, поднимавшийся ему по плечо, и понял, что не ошибся. Песок отбрасывали, набросав его по бокам, как будто изнутри открыли какую-то дверь, и она раздвинула песок.
   – Прикрой его! – тень Эша легла на песок дюны и встретилась с тенью Росса. Два агента во времени остались за его спиной, а апач начал внимательно рассматривать стену.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное