Андрэ Нортон.

Покоренный корабль

(страница 5 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Разведчики вовремя спустились в долину, чтобы увидеть, как техники закончили работу и заторопились в машину перехода. Но сами они еще не достигли решетки, как мир словно взбесился. Пламя, шум, гром на севере, языки пламени забегали по склонам ближайших холмов. Земля наклонилась, Тревиса сбило с ног. Он видел, как качается решетка у корабля, слышал крики.
   – …землетрясение! – только это слово в общем шуме имело какой-то смысл. Извержение вулкана сопровождалось землетрясением. Тревис, как зачарованный, смотрел на решетку, ожидая, что вот-вот стержни разойдутся и упадут на купол корабля. Но как ни странно, решетка качалась, но не падала.
   В сгущавшемся сумраке Кэлгаррис загонял людей в меньшую машину.
   Тревис понимал, что должен присоединиться к ним, но был слишком ошеломлен, чтобы шевелиться. Дым сгустился, в нем послышался знакомый голос. С трудом встав, Тревис побежал в ответ на просьбу о помощи.
   На земле лежал Эш. Росс склонился к нему, пытаясь поставить его на ноги. Когда Тревис подбежал к ним, вокруг сомкнулся дым, все закашлялись.
   Тревис потерял ориентировку. В какой стороне машина времени? Пепел в воздухе затруднял видимость. Они словно попали в сплошной снегопад.
   Он услышал крик ужаса. Появилась огромная тень, больше, чем в любом кошмаре. Мамонты, как и опасался Эш, прорвались в долину.
   – …уходим! – Росс потащил Эша вправо. Старший разведчик повис между двумя более молодыми.
   Они обогнули решетку у шара, протиснувшись через нее к кораблю. Мимо протопал мамонт. Теперь оставалось мало надежды вовремя добраться до машины, и Эш, должно быть, это понял. Он высвободился и пошел вокруг шара, касаясь его рукой.
   Тревис догадался: Эш пытается найти лестницу, ведущую клюку, воспользоваться кораблем как убежищем. Он услышал голос Эша, скользнул вслед за ним и увидел, что тот держит лестницу.
   Росс подтолкнул шефа, полез следом за ним, а Тревис, как мог, удерживал свисающую лестницу. Сам он начал подниматься, только когда Эш темное пятно наверху – пробрался в люк. Поднимаясь, апач снова услышал бешеный крик мамонта и удивился, что эти животные еще не налетели на решетку вокруг корабля. Потом в свою очередь пролез в люк и свалился там, отдуваясь и кашляя, дым безумно раздражал горло и легкие.
   – Тише! – Тревиса дернули в сторону, кто-то пробрался мимо него. Со звоном закрылся наружный люк. Теперь дыма стало меньше, и вместо шума и грохота наступила полная тишина.
   Тревис набрал полные легкие воздуха, на этот раз жгло не так. В синеватом свете, исходившем от стен корабля, он увидел Эша. Тот лежал, прислонясь плечами и головой к стене. На лбу его наливался кровоподтек.
   Вернулся от наружного люка Росс.
   – Тесновато здесь, – заметил он. – Можем немного расшириться.
   Они прошли во внутренний люк, и Мэрдок закрыл и его – вероятно, это и спасло им жизнь.
   – Сюда… – Мэрдок указал на ближайшую дверь.
Техники открыли двери, которые были плотно заперты во время их первого посещения. В каюте за дверью находился предмет, напоминавший одновременно койку и гамак – он был прикреплен и к стене, и к потолку. На него положили все еще не вполне пришедшего в себя Эша. Тревис едва успел осмотреться, как сверху, с лестницы долетел голос:
   – Эй! Кто там внизу? Что происходит?
   Они поднялись в рубку управления. Перед ними встал сухощавый молодой человек в комбинезоне техника и смотрел на них широко раскрытыми глазами.
   – Кто вы? – спросил он, пятясь и сжимая кулаки.
   Тревис удивился, но потом увидел отражение в контрольной панели грязный, натри четверти обнаженный дикарь. И Росс такой же, вдвоем они наверняка показались незнакомцу свирепыми аборигенами. Мэрдок сорвал парик, Тревис последовал его примеру. Техник успокоился.
   – А, вы агенты во времени, – он произнес это как обвинение. – Что здесь происходит?
   – Все взорвалось, – Росс тяжело опустился на одно из качающихся кресел. В этой тихой каюте трудно было поверить в катастрофу и смятение снаружи. – Происходит извержение вулкана, – продолжал Мэрдок. – И прорвались мамонты, мы едва успели сюда забраться…
   Техник направился к лестнице.
   – Надо добраться до перехода.
   Тревис схватил его за руку.
   – Из корабля сейчас не выбраться. Ничего даже не видно, в воздухе полно пепла.
   – Насколько вы были готовы к переносу корабля? – спросил Росс.
   – Насколько я знаю, все готово, – начал техник и быстро добавил: Думаете, они потащат его прямо сейчас, с нами внутри?
   – Это возможность, только возможность. Если решетка выдержала землетрясение и нападение мамонтов… – голос Росса звучал негромко и устало. – Подождем и увидим.
   – Можно увидеть отсюда – хоть и немного, – техник подошел к одной из боковых панелей и протянул руку.
   Росс прыгнул прямо со своего места – со скоростью и смертоносной целеустремленностью саблезубого тигра. Он ударил техника и отбросил его на пол. Но тот уже успел нажать кнопку. С контрольной плиты поднялся светящийся экран. И вот над головой удивленного и рассерженного техника появились клубы дыма: разведчики, как через окно, смотрели на долину.
   – Дурак! – Росс стоял над техником, и в нем Тревис ощутил ту же смертельную угрозу, как и при первой встрече. – Ничего здесь не трогай!
   – Умник, да? – лицо техника вспыхнуло, он встал, сжимая кулаки. – Я знаю, что делаю…
   – Смотрите… туда! – крик Тревиса остановил готовую начаться драку.
   На экране по-прежнему все было затянуто дымом. Но появилось и кое-что новое. Полоса за полосой, квадрат за квадратом вспыхивало зеленоватое сверкание, обладавшее силой молнии, но не ее свободой. Сияние все росло, перекрывая серость дыма.
   – Решетка! – техник отвернулся от Росса. Опираясь руками о спинку одного из качающихся кресел, он склонился к экрану. – Включили энергию.
   Собираются перенести нас!
   Решетка продолжала сверкать, яркость свечения все возрастала. Теперь на нее уже невозможно было смотреть. Корабль покачнулся. Еще одно землетрясение – или что-то иное? И прежде чем Тревис что-либо сообразил, его охватила волна ощущений, которые он не смог бы описать, потому что никогда не испытывал их раньше. Как будто его плоть и мозг вступили в войну друг с другом. Он дергался, хватал ртом воздух. Мгновенное неудобство, которое он испытал в маленькой машине времени, просто ничто по сравнению с этой мукой. Он пытался найти хоть что-то устойчивое в растворявшемся вокруг мире.
   Очнулся он на полу. Над ним находилось окно наружу. Апач медленно поднял голову, чувствуя, что все его тело словно избито. Но экран – на нем больше не видно серости, нет пепла, кружившегося, как снег. Экран синий, яркой металлической синевой, он хорошо знает эту синеву и часто видел ее над собой. Тревис поднялся и протянул руки к этой синеве. Но по-прежнему чувствовал себя крайне неустойчиво.
   – Подожди! – техник схватил его за руку. Он оттащил Тревиса от экрана и попытался усадить в одно из кресел. Росс стоял сзади, он вцепился в панель с такой силой, что шрамы на руке встали вертикально. Лицо его утратило выражение холодного гнева, стало внимательным, настороженным.
   – Что происходит? – хрипло спросил Росс.
   Ответ техника прозвучал очень резко.
   – Садитесь в кресла! Привяжитесь! Если я правильно понял, приятели…
   – он толкнул Росса в ближайшее кресло, и тот покорно подчинился, словно не собирался только что драться с этим человеком.
   – Мы прошли через время? – Тревис по-прежнему смотрел на мирное голубое небо.
   – Конечно… прошли. Но долго ли останемся… – техник направился к третьему креслу, тому самому, в котором они нашли мертвого пилота. Сел резко, чуть не упал.
   – Что ты хочешь сказать? – глаза Росса сузились, на лице снова появилось угрожающее выражение.
   – Энергия переноса привела в действие двигатели. Ты разве не чувствуешь вибрацию, парень? Мне кажется, корабль готовится к старту.
   – Что? – Тревис привстал. Техник наклонился и толкнул его обратно.
   – И не думай пытаться выскочить, парень. Смотри!
   Тревис взглянул, куда он указывал. Дверь на лестницу, по которой они поднялись сюда, была закрыта.
   – Двигатели работают, – продолжал техник. – Я думаю, мы скоро стартуем.
   – Но как же… – начал было Тревис и вздрогнул, понимая тщетность своего протеста.
   – Что мы можем сделать? – спросил Росс, снова овладев собой.
   Техник рассмеялся, подавился и махнул рукой в сторону приборов управления.
   – Что? – мрачно переспросил он. – Я знаю назначение трех маленьких кнопок. С остальными мы не решались экспериментировать. Я не могу ни остановить, ни начать что-нибудь. Так что мы полетим к Луне или еще куда-нибудь, хотим мы того или не хотим.
   – А снаружи ничего не смогут сделать? – Тревис снова повернулся к голубой полоске. Он не разбирается в машинах. Только может надеяться, что кто-нибудь как-нибудь сумеет положить конец этому ужасу.
   Техник взглянул на него и снова рассмеялся.
   – Могут побыстрее убраться. Если при старте возникнет ударная волна, многие могут пострадать.
   Вибрация становилась все сильнее. Казалось, дрожат не только стены и пол – сам воздух, который Тревис глотал быстрыми короткими вдохами. Он чувствовал себя больным от ощущения полнейшей беспомощности, во рту пересохло, в желудке начались боли.
   – Сколько!… – услышал он вопрос Росса и увидел, как техник качает головой.
   – Я знаю не больше тебя.
   – Но почему? Как? – хрипло спросил Тревис.
   – Пилот, которого тут нашли… – техник постучал пальцами по щиту управления. – Может, он установил перед смертью обратный курс. А потом при переходе во времени эта энергия что-то привела в действие… Я только гадаю.
   – Установил курс куда? – Росс облизал пересохшие губы.
   – Может быть, домой. Ну, парни, застегнитесь!
   Тревис ухватился за ремни и неуклюже натянул их поперек тела. Он тоже ощутил последнее усиление вибрации.
   Потом невидимая рука, большая и сильная, как нога мамонта, обрушилась на него. Под его телом кресло раскрылось и превратилось в раскачивающуюся постель. Он лежал, прикрепленный к ней, не в силах дышать, думать, делать что-нибудь. Он мог только чувствовать боль во всем теле, кости его напряглись под страшным давлением. Синий прямоугольник мелькнул перед глазами, и все потемнело.


   Тревис приходил в себя медленно, с трудом. Прежде чем прояснилось в голове, он ощутил боль внутри. Во рту устоявшийся вкус крови. Трудно глотать и трудно сфокусировать взгляд. Экран, совсем недавно голубой, теперь совершенно черный. Тревис шевельнулся, и кресло под ним сильно покачнулось, хотя его усилие было совсем слабым. Медленно, осторожно он приподнялся на руках.
   В соседнем качающемся кресле лежал Росс Мэрдок, нижнюю часть его лица покрывала корка засохшей крови, глаза закрыты, под загаром проступала болезненная желтизна. Техник, казалось, не в лучшем состоянии. Но в рубке не тихо, что-то движется. Поняв это, Тревис расстегнул ремни на груди и попробовал встать.
   Эта попытка привела к катастрофическим последствиям. Он оторвался от опоры, но при этом ноги его не коснулись пола. Он повис, абсолютно потеряв вес, и ударился о край щита с такой силой, что вскрикнул от боли.
   Охваченный паникой, он вцепился в щит, подтягиваясь, пока не дотянулся до техника, и попытался привести его в себя. Попытки Тревиса становились все резче, но техник продолжал лежать.
   Наконец он застонал, повернул голову и открыл глаза. Постепенно они стали сознательными, в них отразилось удивление и страх.
   – Что… что случилось? – слова звучали нечетко. – Ты ранен?
   Тревис провел рукой по щекам и подбородку и посмотрел: рука в крови.
   Должно быть, он выглядел не лучше Росса.
   – Не могу ходить, – он выбрал самую главную проблему. – Просто плаваю…
   – Плаваешь? – повторил техник, потом принялся расстегивать свои ремни. – Значит… нет тяжести. Мы в космосе!
   В памяти Тревиса всплыли обрывки прочитанных статей. Нет тяготения… нет ни верха, ни низа… нет веса… Его тошнило, голова кружилась, но он, придерживаясь за щит, перебрался от техника к Россу. Мэрдок уже начал шевелиться, и когда Тревис дотянулся наконец до его кресла, Росс застонал, пальцы его бесцельно скользили по груди. Тревис осторожно взял его за окровавленный подбородок, покачал медленно из стороны в сторону, и серые глаза раскрылись.
   – …вот мы и в космосе! – Кейс Ренфри, техник, покачал головой, отвечая на поток вопросов агентов во времени. – Слушайте, парни, меня включили в проект для оценки степени повреждений. Я не умею летать ни на каком корабле, тем более на этом. Тут, должно быть, автоматическое управление.
   – Включенное мертвым пилотом. Теперь корабль вернется на базу, мрачно предположил Тревис.
   – Ты забыл об одном, – Росс осторожно сел, обеими руками держась за ремни. – База пилота осталась в прошлом. С той эпохи прошло двенадцать тысяч лет. Нас перенесли во времени перед стартом…
   – А не можем мы вернуться домой? – спросил Тревис у техника.
   – Я не стал бы трогать тумблеры на щите, – ответил Ренфри, покачивая головой. – Если мы летим на автопилоте, лучше всего долететь до цели и посмотреть, что мы сможем сделать тогда.
   – Но пока придется задуматься еще кое о чем. Пища, вода, запас воздуха, – заметил Тревис.
   – Да… воздух, – Росс говорил с холодной серьезностью. – Сколько времени мы можем провести в пути?
   Ренфри слабо улыбнулся.
   – Я знаю не лучше тебя. Думаю, запаса воздуха хватит. На корабле имеется мощная установка по очистке воздуха, и Стэффердс говорил, что она в рабочем состоянии. Воздух очищается каким-то видом водорослей в закрытых баках. Можно посмотреть, но добраться до них невозможно. И состав атмосферы примерно тот же. А что касается пищи и воды… нужно поискать.
   Нужно прокормиться троим…
   – Четверым! С нами Эш! – Росс, забыв, где находится, попытался вскочить и тут же взлетел в воздух, размахивая руками и ногами, но Ренфри притянул его вниз.
   – Спокойней, спокойней, приятель. Нажмешь случайно не на ту кнопку, и наше положение станет еще хуже. Кто такой Эш?
   – Наш шеф. Мы оставили его в каюте внизу, у него ушиб головы.
   Тревис быстро направился к колодцу, ведущему к центру шара.
   Просчитался, отскочил назад и остался доволен, когда смог наконец ухватиться за ручку. Вдвоем они открыли дверь и с трудом стали продвигаться в направлении, о котором Тревис по-прежнему, несмотря на свидетельства глаз, думал как о «низе».
   Спуск к сердцу корабля потребовал изрядной гибкости, мучительной для избитых тел. Но в каюте они нашли Эша по-прежнему лежавшего на койке. Он перенес старт гораздо легче юношей. Потому что из массы заполнившего внутренности койки-гамака густого желе выглядывало одно лишь его мирное лицо.
   – Все в порядке. Это вещество они использовали для лечения раненых.
   Мне оно спасло жизнь, – заверил Росс. – Лечит все, что угодно.
   – Откуда ты столько знаешь? – спросил Ренфри, но потом, удивленно глядя на Росса, добавил:
   – Эй, ты, должно быть, тот самый парень, что пробрался на корабль, который грабили красные!
   – Да. Но сейчас я бы хотел побольше знать об этом корабле. Пища, вода…
   Вслед за Ренфри они принялись обходить корабль, с трудом приспосабливаясь к невесомости, но решив узнать все лучшее… и худшее о месте своего заключения. Техник уже побывал в корабле везде и теперь показал им установку по очистке воздуха, помещение двигателей, каюты экипажа. Они тщательно осмотрели помещение, которое могло служить только кают-компанией, соединенной с кухней. Очень тесное помещение. За раз в него вмещалось только четыре человека… или человекоподобных существа.
   Тревис, нахмурясь, рассматривал ряды закрытых контейнеров в шкафу.
   Достал один, потряс возле уха и услышал плеск, от которого захотелось провести языком по сухим окровавленным губам. Внутри какая-то жидкость, а он не может вспомнить, когда пил в последний раз.
   – Вот вода, если хочешь пить, – Ренфри достал из-за угла канистру. У нас на борту четыре таких, мы пили, когда работали.
   Тревис взял металлическую бутылку, но не стал ее открывать.
   – На борту все четыре? – Вероятно, он лучше всех остальных понимал ценность воды и как плохо без нее.
   Ренфри достал все, потряс.
   – Три полны. А эта примерно наполовину или чуть меньше.
   – Придется установить норму.
   – Конечно, – согласился техник. – Наверно, есть и таблетки пищевого концентрата. У вас, приятели, они есть?
   – У Эша была с собой сумка с припасами. Правда? – спросил Тревис у Росса.
   – Да. И надо проверить, сколько там таблеток.
   Тревис взглянул на булькающий контейнер чужаков. Много бы он дал за то, чтобы открыть крышку, попробовать содержимое и утолить жажду и голод.
   – Наверно, придется когда-нибудь испытывать и это, – ответил на невысказанный вопрос Ренфри, взял контейнер и поставил его на место.
   – Я думаю, нам многое придется испытать до конца путешествия – если оно когда-нибудь кончится. А сейчас мне хотелось бы в ванну. На худой конец в душ, – Росс оглядел собственное исцарапанное, полуобнаженное – и очень грязное! – тело с явным неудовольствием.
   – Это можно. Идемте.
   Снова Ренфри исполнял роль проводника. Он привел их в маленькое помещение за кают-компанией.
   – Становись сюда. Держаться можно за эти вот штуки, – он указал на прутья, укрепленные в стене. – Встань ногами на эту пластину и нажми диск на стене.
   – И что будет? Я поджарюсь или испекусь? – подозрительно спросил Мэрдок.
   – Нет. Это действует. Мы вчера испробовали на морских свинках. А потом Харви Ваш пролил на себя банку масла и вымылся. Похоже на душ.
   Росс снял свою поношенную шкуру и сбросил сандалии. И даже от такого движения скользнул вдоль стены.
   – Ну, хорошо. Я готов попробовать, – он встал на пластину, держась руками за прутья, и нажал круг. Из-под пластины на полу начал подниматься туман, окутал его ноги, и продолжил ползти вверх. Ренфри закрыл дверь.
   – Эй! – запротестовал Тревис. – Он задохнется.
   – Все в порядке! – послышался из-за двери голос Росса. – И даже еще лучше!
   Когда несколько минут спустя он вышел из полного туманом помещения, вся грязь и большая часть краски полностью сошли с тела. Больше того, свежие кровоточащие царапины превратились в розоватые сморщенные линии.
   Росс улыбался.
   – Все удобства на дому. Не знаю, что это за штука такая, но прочищает до второго слоя кожи, и очень приятно. Первая хорошая вещь, которую мы нашли в этой мышеловке.
   Тревис снимал свою шкуру медленнее. Ему не хотелось закрываться в этой душегубке, но и нынешнее состояние ему не нравилось. Он осторожно ступил на пластину, поставил устойчивей ноги и нажал круг, задержав дыхание, когда начал подниматься туман.
   Но это оказался не газ, как тут же понял он, и не туман, а что-то более материальное. Как будто погружаешься в струю пенных пузырей, и они растирают тело, как полотенцем. Улыбаясь, Тревис расслабился и, закрыв глаза, нырнул под поверхность. Он чувствовал мягкие прикосновения к лицу и телу, снимающие боль от ушибов и царапин.
   Выйдя из душа, Тревис увидел обновленного Росса. Тот надевал на широкие плечи верхнюю часть синего костюма, который облегал его тело, выделяя каждую мышцу. Костюм был сшит из одного куска, ноги облегали нечто вроде чулок, оканчивавшихся мягкими подошвами, пружинящими при ходьбе.
   Росс подобрал с пола другой такой же костюм и бросил его индейцу.
   – За счет заведения, – объявил он. – Никогда не думал, что когда-нибудь снова надену такое.
   – Их форма? – Тревис вспомнил мертвого пилота. – Что это, шелк? – он провел рукой по гладкой поверхности ткани и поразился игре цвета – синий, зеленый, фиолетовый. Оттенки сменяли друг друга при движении ткани.
   – Да. С одной стороны, у него отличные качества, он предохраняет как от жары, так и от холода. Но с другой, его можно проследить.
   Тревис перестал надевать костюм.
   – Как это проследить?
   – Ну, за мной шли около пятидесяти миль по весьма пересеченной местности, потому что на мне был такой костюм. И пытались подчинить мое сознание. Я уснул однажды, а проснувшись, увидел, что иду прямо к тем парням, которые хотели меня поймать.
   Тревис смотрел недоверчиво, но было ясно, что Росс говорит совершенно серьезно. Тогда апач взглянул на уже надетый костюм, и ему захотелось его снять. Однако Мэрдок, вопреки своему рассказу, уверенно застегивал кнопки, проходившие наискосок от плеча к бедру.
   – Если бы мы оказались в том времени, я не притронулся бы к этому костюму и концом пятидесятифутовой палки, – продолжал Росс, сухо улыбаясь.
   – Но так как мы в тысячах лет от его хозяев, я рискну. Как я говорил, у этих костюмов имеются и достоинства.
   Тревис застегнул кнопки на своем костюме. Стало легко, приятно, чуть тепло, и почти так же успокаивающе, как в душе из пузырей, который залечил его тело и придал ему энергию. И он решил, что будет носить этот костюм: он несравненно лучше снятой одежды из шкур.
   Затем они учились передвигаться в невесомости. Обычный способ передвижения напоминал плавание, нашлись удобные ручки, за которые можно было подтягиваться. Если бы Тревис мог забыть, что корабль несет их в неизвестность, нынешнее положение было бы совсем неплохим. Но когда примерно час спустя все четверо собрались в рубке, они подготовились со всей возможной объективностью обсудить главную проблему.
   Эш, вполне пришедший в себя, посвежевший после лечения средствами чужаков, с невысказанного согласия всех принял руководство. Но надежны трех агентов во времени были связаны с Ренфри. Однако техник мало что мог предложить.
   – Скорее всего, пилот перед смертью настроил приборы на возвращение домой. Я только высказываю предположение, вы понимаете, но это единственное объяснение, которое имеет смысл. Когда мы здесь работали, мой шеф, пользуясь записями с того корабля, который грабили красные, определил три установки: ту, что позволяет видеть снаружи корабля, – начал он, указывая на экран, ставший голубым за несколько мгновений до их невольного старта. – Вторая – это внутренняя коммуникационная система, позволяющая связаться с любым помещением на корабле. И третье – вот это, – он погрузил какой-то рычаг в прорезь. На щите вспыхнули три огонька, а из воздуха над головами послышались звуки, которые вполне могли быть словом на неизвестном языке.
   – И что же это? – Эш с интересом смотрел на огоньки.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное