Андрэ Нортон.

Покоренный корабль

(страница 11 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Да, вспышка огня осветила крыло – не из перьев, а кожистое, конец его торчал над плечом. Где он видел такие крылья? На статуэтке в купольном здании!
   Но лица, повернутые к землянам, не так гротескны, как у статуэтки.
   Уши не такие большие, черты лиц гуманоидные, хотя носы – вертикальные щели. Либо статуэтка – карикатура, либо она представляет более примитивный вид.
   Аборигены держались позади, и из их узких заостренных челюстей доносились негромкие звуки, то громче, то тише. Но выделить в них слова Тревис не мог.
   – Местные жители? – Росс по-прежнему держал бластер наготове. – Они похитили вас, шеф?
   – Некоторым образом. Я думаю, вы справились с дикой жизнью внизу?
   – Со всеми, что увидели, – ответил Тревис, по-прежнему разглядывая крылатых людей. Он был уверен, что это люди, разумные существа.
   – Тогда мы можем выйти отсюда, – Эш повернулся к одному из крылатых созданий и выразительно убрал свой бластер в кобуру. Крылатые люди расступились, позволив Эшу, Россу и Тревису пройти и подняться по третьей рампе. На самом ее верху земляне увидели желтый солнечный свет и оказались в просторном зале с арочными проходами вдоль всей его длины.
   Ноздри Тревиса раздулись, он уловил набор запахов, приятных и не очень. Похоже, это постоянное поселение. Арки украшены зеленью, в ней мелькали цветы, такие же, какой он видел в первый день. У стен бревна, выдолбленные в виде корыт. В них растут различные растения, все они тянутся к лучам солнца в окнах, покрывая стену от пола до потолка зеленым занавесом.
   И жители этого места больше не тени. В ярком свете стали виднее их гуманоидные черты. Крылья сложены на спинах, как плащи, и другой одежды на них нет, если не считать пояса, воротника и браслетов. Оружием им служили небольшие копья – такое оружие не годится против красных убийц, осаждавших их снизу.
   Они внимательно наблюдали за землянами, негромко переговариваясь, но не делая угрожающих жестов. И так как прочесть выражение их лиц было невозможно, Тревис не знал, считают ли они троих землян с корабля пленниками, союзниками или просто любопытными существами.
   – Сюда… – Эш остановился перед одной из завешенных арок и издал негромкий крик.
   Занавес разошелся, Эш вошел, сделав остальным знак следовать за ним.
   Под ногами у них лежал толстый ковер из переплетенных веток и листьев. Множество растений делили большое помещение словно загородками на меньшие, оставив свободное пространство прямо против входа.
   – Не смотрите по сторонам, – быстро сказал Эш. – Смотрите на того, что у стола.
   У стола, поднимавшегося над полом фута на два, сидел один из крылатых людей. У тех, которых земляне видели раньше, кожа была темно-фиолетовая, цвета камня, из которого вырезана статуэтка.
Но этот темнее, кожа у него пурпурного цвета. И что-то в его сдержанных движениях свидетельствовало о старости.
   Но когда абориген взглянул на землян, Тревис понял, что это не просто человек – это значительный человек среди своего народа. Он прочел это в его взгляде, в его гордой осанке, в неторопливости, с какой тот разглядывал троих землян.


   – Что за свалка! – Росс изумленно оглядывался по сторонам.
   – Сокровищница! – резко поправил его шеф.
   А Тревис просто стоял и смотрел по сторонам. И подумал, что правильны оба определения.
   – Они вас похитили, чтобы вы разобрали это? – недоверчиво спросил Росс.
   – Ну, в общем, да, – согласился Эш. – Вопросы: с чего начнем, что найдем, как сообщим им о своих находках, если сумеем понять их смысл?
   – И давно они собирают это? – удивился Тревис. Среди груд материалов и предметов лежали проходы, так что пройти можно. Но общее впечатление нагроможденной массы угнетающее.
   Эш пожал плечами.
   – Если общаешься с помощью жестов и догадок, много ли узнаешь?
   – Но почему вас? То есть – откуда вам знать, как они действуют? снова спросил Росс.
   – Мы прилетели в корабле. Возможно, у них существует неясная традиция, легенды, что люди с кораблей знают все.
   – Белые боги, – вставил Тревис.
   – Но только мы не Кортес и его люди, – резко ответил Эш.
   – Но они не лысые и не мохнатолицые, как тот оператор, которого я видел на экране в корабле красных. Кто же они?
   – Судя по статуэтке, их предки знакомы строителям купола, – ответил Эш. – Но я думаю, что это не упадок. Они просто примитивны.
   Воображение Тревиса неожиданно ожило.
   – Домашние животные?
   Оба агента взглянули на него. Эш перевел дыхание.
   – Возможно, ты прав! – он произнес эти слова подчеркнуто. – Пусть пройдет десять тысяч лет и сложатся необходимые условия, и вы увидите, что станет с нашими собаками или кошками.
   – Мы пленники? – Росс вернулся к главной теме.
   – Не сейчас. Благодаря тому, что мы справились с этими ласками. Общий враг – превосходный повод для заключения взаимного мира. К тому же у нас общая цель. Если мы найдем что-нибудь, что помогло бы Ренфри, то только в этой груде.
   – Нам потребуется целый год, только чтобы разобрать верхний слой этого хлама, – пессимистично заявил Росс.
   – Мы знаем, что нам нужно: у нас есть образцы на корабле. А все найденное, что может пригодиться нашим крылатым друзьям, отдадим им. И кто знает, что мы можем найти?
   Эш оказался прав в оценке отношения крылатых людей. Вождь или предводитель, который принял их в увитой растениями комнате, а потом привел на этот склад добра, собранного племенем, не мешал их возвращению на корабль. Возвращались они по поверхности, а не по деревьям в сопровождении нескольких голубых летунов – крылатым людям они служили чем-то вроде собак.
   За время своего плена Эш понял, что красные ласки составляют главную опасность для аборигенов, и что крылатые люди пытались преградить им доступ в свое жилище. Хищники действовали хитро и коварно, что и у них предполагает наличие какого-то разума, пытаясь преодолеть барьер. Но только общий натиск всей стаи помог сломать с таким трудом возведенную стену и прорваться в жилище крылатых людей. Готовность Эша воспользоваться своим бластером и неожиданное появление Росса и Тревиса привели к гибели всей стаи. Все это произвело чрезвычайно благоприятное впечатление на возможных жертв хищников.
   – Но они ведь могут летать, – говорил Росс. – Почему просто не улетят – через окна и не оставят шестиногим ласкам это место?
   – Их вождь смог дать мне это понять очень ясно. Сейчас период, когда рождаются их дети. Самцы могли бы спастись, но самки и малыши – нет.
   Ренфри ожидал их у входа, грызя ногти в тревоге. Обрадовавшись, когда увидел их снова вместе и невредимых, он рассказал, что выяснил, как действует запись курса. Но пока не знает, сможет ли запустить эту запись в обратном направлении.
   – Не знаю, как ее перемотать, – техник коснулся диска размером с монету, того самого, что выскочил в день их прилета. – Если проволока порвется… – он пожал плечами и не стал заканчивать.
   – Значит, тебе нужна другая, чтобы попрактиковаться, – Эш кивнул. Хорошо, мы знаем, что искать, когда завтра начнем рыться в сокровищнице.
   – Если другая существует, – с сомнением заметил Ренфри.
   – Вывод номер один, – Эш отпил из контейнера с пеной. – Я думаю, что большую часть добра крылатые люди собрали в таких же зданиях, как то, в котором живут. А таких зданий немало. Остальные здания совсем другие по архитектуре и не повторяются. Отсюда вывод, что башни – жилища местных жителей, а проекты других зданий созданы не здесь – по какой-то причине.
   Когда пилот настраивал приборы на возвращение, он либо направлялся на родную планету, либо на базу обслуживания. Отсюда можно заключить, что среди груды добра, собранного нашими хозяевами, можно найти и аналогичные записи, такие же, как на корабле. И среди них возможны указатели курса.
   – Ну, в этом множество «если» и «может быть», – заметил Ренфри.
   Эш рассмеялся.
   – Парень, большую часть своей взрослой жизни я имею дело с «если» и «может быть». Когда роешься в прошлом, о многом нужно догадываться, и только потом тяжелая работа подтверждает или опровергает твои догадки.
   Есть определенные шаблоны, образцы поведения, с помощью которых можно строить догадки.
   – Человеческие шаблоны, – напомнил Тревис. – Здесь ведь перед нами не люди.
   – Конечно. Если только не расширить определение людей: люди – это те, кто обладает разумом и способностью воспользоваться им. Я думаю, что так и нужно сделать: мы больше не привязаны к своей системе. И во всяком случае разборка сокровищ – первая наша настоящая работа.
   На следующее утро все они, включая Ренфри, отправились в башню. И в свете солнца, проходившего в окна, предстоящая работа, предложенная Эшем и вождем крылатых людей, казалась еще значительней.
   Но тут щенята, или цыплята, или дети крылатых людей предложили помощь – свои быстрые руки и острые глаза. Тревис оказался в центре небольшой группы крылатых малышей, все внимательно следили, как он пытается разобрать груду распадающихся предметов. Пара смуглых рук подхватила катящийся контейнер, другая помогла передвинуть ящик. Третий принялся разворачивать гибкий провод, которым была окутана груда. Апач рассмеялся и кивнул, надеясь, что оба жеста будут поняты как благодарность и одобрение.
   Очевидно, так и произошло, потому что молодежь охотно принялась за работу, их маленькие руки добирались до таких мест, куда Тревису было бы не достать. Дважды, однако, ему приходилось торопливо выдергивать слишком старательных помощников из обрушивавшихся груд.
   Все, что они до сих пор обнаружили, осмотрели и отложили в сторону, либо было слишком повреждено временем, либо для землян не имело никакого смысла. Тревис сражался с покрытием рассыпающихся контейнеров и ящиков.
   Иногда они прямо у него под руками распадались в пыль; в других случаях раскрытые ящики оказывались полны порошком, в который, по-видимому, превратилась ткань.
   Какие-то трубки из металлических сплавов он откладывал в сторону.
   Возможно, они пригодятся крылатым людям. Для изготовления оружия или инструментов. Однажды ему попался овальный ящичек, распавшийся у него в руках. Но на ладони у Тревиса оказался блестящий камень, вделанный в металл, такой же яркий и совершенный, как в день, когда его изготовили.
   Добровольные помощники удивленно зашумели, он передал камень ближайшему, его передавали из рук в руки, серьезно рассматривали и, наконец, вернули Тревису.
   К полудню ни один из четырех землян, работавших в разных углах помещения, не нашел ничего для них полезного. Они встретились под окном, чтобы поесть подальше от пыли.
   – Я говорил, что тут работы на год, – пожаловался Росс. – И что мы до сих пор нашли? Немного не заржавевшего еще металла, несколько драгоценностей…
   – И это, – Эш показал круглую катушку. – Если не ошибаюсь, это запись. И, возможно, неповрежденная. Похожа на те, что мы находили в корабле.
   – Идет босс, – сказал Росс, оглянувшись. – Может, его спросим?
   Вождь, который привел их в это помещение, вошел в сопровождении своей свиты. Он медленно по периметру обошел помещение, разглядывая груды, с которых начали исследователи. Когда он приблизился к землянам, они встали, возвышаясь над вождем и его эскортом. По-прежнему общего языка не было, и Эш с помощью жестов принялся объяснять возможное использование их утренних находок. Драгоценные камни оказались понятны. А металлические трубы туземцы осмотрели вежливо, но без особого интереса.
   Эш через плечо вождя обратился к Ренфри:
   – Можно превратить их в копья?
   – Если будет время и инструменты, то возможно, – но ответ техника прозвучал не очень уверенно.
   Последней Эш продемонстрировал катушку, и впервые за все время вождь оживился. Он взял катушку в руки и что-то сказал одному из сопровождающих, тот торопливо удалился. Вождь постучал пальцем по катушке, потом широко расставил все пальцы и взмахнул рукой.
   – Что он пытается нам сказать, Эш? – Ренфри внимательно следил за этим действием.
   – Я думаю, он говорит, что таких много. Возможно, мы сделали большое открытие.
   Абориген вернулся в сопровождении другого, меньшего ростом. Немного выше детей, вновь подошедший, очевидно, был подростком. Он приветствовал вождя, хлопнув крыльями. Вождь протянул ему катушку. Потом взял Эша за руку и вложил в нее руку подростка. Махнул рукой в сторону.
   – Идете? – спросил Росс.
   – Конечно. Они хотят показать, откуда эта катушка. Ренфри, тебе тоже лучше пойти. Ты лучше разберешься в технических записях.
   Когда они ушли, а вождь со своей свитой тоже удалился, Росс недовольно огляделся.
   – Тут нечего искать…
   Тревис подобрал трубу и осматривал ее у окна. Труба длиной около четырех футов и без всяких признаков ржавчины или повреждений. Из легкого гладкого сплава. Но каково ее первоначальное назначение, Тревис не знал.
   Однако у него появилась мысль.
   Крылатым людям нужно оружие лучше копий. Но ни у агентов во времени, ни у Ренфри нет необходимых знаний, чтобы изготовить такое оружие. Однако один вид оружия из этих отбросов все же можно сделать. Племя Тревиса им не пользовалось, но на юге индейцы превратили его в смертоносную угрозу.
   – Что такого в этой трубке? – спросил Росс.
   – Эти люди вполне могут ее использовать, – Тревис поднес один конец к губам. Да, достаточно легкая, ею можно воспользоваться, как он задумал.
   – Как?
   – Слышал о трубках для стрельбы?
   – Что?
   – Главная часть – такая трубка. Ими пользовались индейцы Южной Америки. Выбрасывают маленькую стрелку. Оружие очень точное и смертельно опасное. Часто стрелки отравленные. Но есть и обычные, ими попадают в уязвимые места, например, в глаза этих ласок. Или в горло.
   – Имеет смысл, приятель, – Росс взял в руки другую трубку. – Ты хочешь дать этим людям лучший способ убивать ласок. Сможешь подготовить такое оружие?
   – Попробую, – Тревис повернулся к группе детей и жестами попытался сообщить им, что такие трубки очень важны. Его помощники рассыпались с возбужденным гулом, словно он только что выпустил пчелиный рой.
   Как Тревис и надеялся, ему удалось обнаружить материал для стрел. И опять первоначальное использование оказалось неизвестным, но после получасового поиска он нашел множество заостренных кусочков того же легкого сплава, из которого сделаны трубки. Так как сам он никогда не пользовался воздушными ружьями и знал о них только из книг, его ожидал впереди период испытаний и ошибок. Но они отыскали для этого достаточно материала. И не успели еще закончить поиски, как появился подросток, который увел Эша. Он потянул Росса за рукав и знаками пригласил следовать за ним.
   Они перешли с одной рампы на другую, миновав место, где проделали брешь ласки. Но не вышли из башни. Проводник пошел в глубину здания, положил обе руки на стену и нажал. Тревис и Росс присоединились к нему, и панель ушла в глубину стены.
   Перед ними оказалась на комната, а еще одна рампа, уходящая вниз, в тень, которая становилась там все гуще, так что нижний конец рампы рассмотреть было невозможно. Крылатый подросток быстро начал спускаться по рампе. Расправив крылья, которые помогали ему удерживать равновесие, он развил скорость, которая оказалась недоступной землянам.
   Спустившись, они увидели впереди свет одного из факелов аборигенов. И при этом свете прошли по коридору, в котором при каждом шаге взлетали облачка пыли.
   Помещение, в котором они работали с утра, было завалено грудами хаотически набросанных материалов. Место, в котором теперь ждал их Эш, могло послужить памятником аккуратности и точности строителей кораблей.
   Машины, щиты управления, экраны. Земляне медленно осматривались. В свете факела виднелись многочисленные стойки с рядами контейнеров – не только катушки с записями, но и диски курсоуказателей. Сотни, тысячи пуговиц, подобных той, что провела их через просторы космоса, были сложены в цилиндрах с прозрачными крышками и непонятными символами на этикетках.
   – Центр управления порта – мы так считаем, – в голосе Эша звучала уверенность. Ренфри заполнял карманы образцами из контейнеров и цилиндров.
   – Библиотека… – добавил собственное предположение Тревис.
   Эш кивнул.
   – Если бы мы только знали, что взять! Боже, тут, может быть все, что нам нужно – не только для нас лично, для всего будущего. Прямо здесь!
   Росс подошел к ближайшей стойке и последовал примеру Ренфри.
   – Можем просмотреть их на корабле. И если наберем достаточно, одна или две могут оказаться полезны.
   Его логический подход к проблеме казался разумным. Земляне принялись отбирать образцы с каждой стойки.
   – Тут хранится целая галактика знаний, – поражался Эш, доставая одну катушку за другой.
   Наконец они вышли, с оттопыривавшимися передними частями костюмов и с полными руками. Но, уходя из башни, Тревис прихватил также трубку и иголочки из сплава. А на корабле, когда заработал проектор и все было готово к просмотру, апач принялся работать над новым оружием, которое надеялся передать аборигенам в благодарность за их помощь.
   Ренфри, расставив вокруг себя ряды кнопок с указателями курсов, осторожно открыл одну и принялся разматывать тонкую проволоку. Дважды его ожидало разочарование: проволока, которая может увести корабль к звездам, ломалась даже при самом осторожном обращении. Когда это произошло во второй раз, он поднял изможденное лицо с покрасневшими от напряжения глазами.
   – Не думаю, чтобы это было возможно.
   – Тогда это, – Эш указал на ждущие диски. – Те, с которыми ты работаешь, старые. А на корабле новые.
   Опять разница во времени, которая может помочь им вернуться на родину. Напоминание подбодрило Ренфри. Он начал проверять диски, откладывая старые. Следующий выбранный им не очень отличался от того, в котором заключено их будущее. В третий раз Ренфри осторожно снял крышку.
   Но в этот вечер они ничего полезного не узнали. Катушки содержали серии изображений, захватывающих, но в данном случае не представлявших ценности. И вдобавок в некоторых случаях появлялись только символы, может быть, формулы, может, записи. Наконец Эш выключил машину.
   – Нельзя ждать, что все время будет везти.
   – Там тысячи таких штук, – заметил Росс. – Если найдем что-нибудь полезное, будем считать, что повезло.
   – Что ж, в нашей игре приходится рассчитывать и на удачу, – голос Эша звучал устало. Эш медленно повернулся, потер глаза. – Когда перестаешь верить в удачу, проигрываешь!


   Тревис поднес трубку к губам и дунул. Вылетел тонкий блестящий кусочек сплава с оперением из шерсти – и попал в центр импровизированной мишени, пригвоздив лист папоротника к стволу дерева в нескольких десятках футов от него. Тревис обрадовался успеху своего пробного выстрела. Отошел на несколько футов и приготовился выстрелить снова. А на поляне возбужденно гудели местные зрители.
   Когда вторая стрела вонзилась рядом с первой, Тревис испытал полное удовлетворение. Подозвал молодого крылатого, который помог ему отнести оружие к месту испытания. Передал ему испытанное ружье, а сам взял второе, чуть подлиннее.
   Молодой воин положил копье на влажную почву, вцепившись в него когтями ног, и принялся разглядывать духовое ружье. Потом поднес его ко рту и дунул. Игла вонзилась в дерево ниже листа. Два других туземца, развернув крылья, бегом бросились смотреть на цель, и Тревис, улыбаясь и кивая, одобрительно хлопнул в ладоши.
   Аборигенов не требовалось уговаривать испробовать новое оружие.
   Трубки расхватали, передавая из рук в руки, даже с некоторыми ссорами.
   Потом по очереди пробовали стрелять с неодинаковым успехом. Время от времени доставали стрелы из ствола и сменяли лист цели.
   У нескольких учеников Тревиса оказался острый глаз снайперов, и апач полагал, что после небольшой практики они его превзойдут. В полдень он оставил своих охваченных энтузиазмом учеников и отправился на поиски товарищей.
   Ренфри по-прежнему был занят изучением записей и корабельных приборов. Но в рубке Тревис застал и Эша. На полу стоял экран для чтения, Эш и Ренфри сидели перед ним на корточках и время от времени вносили какие-то изменения в щит управления. С него была снята крышка, обнажившая сложную путаницу проводов. Время от времени Ренфри прослеживал какой-нибудь провод и либо радостно улыбался, либо хмурился из-за результатов своего исследования.
   – Что происходит?
   Тревису ответил Эш.
   – Возможно, мы нашли! В этой записи нечто вроде руководства. В ней схемы, которые Ренфри сумел отождествить с приборами корабля.
   – Не со всеми, – в голосе Ренфри слышалось гораздо меньше энтузиазма.
   – Одна линия из десяти! Все равно, что пытаться собрать боеголовку «Найка», когда инструкция написана по-китайски. Да, красный провод соединяется с платой здесь, но что сказать об этой белой петле слева?
   Эш вопросительно взглянул на петлю и снова посмотрел на экран.
   – Есть! – Ренфри немедленно опустился на колени и стал рассматривать изображение на экране.
   – Есть кто дома? – послышался снизу голос Росса, и Тревис ощутил дрожь лестницы.
   Из колодца показалась голова и плечи Росса. Его лицо было вымазано пылью: он продолжал разбирать сокровищницу в башне крылатых людей.
   – Нашел что-нибудь? – сочувственно спросил Тревис. Росс пожал плечами.
   – Может, они сумеют кое-что использовать. Я не из тех, кто из проволоки, гвоздей и нескольких жестянок может собрать атомный самолет.
   Видел твоих Вильгельмов Теллей с их плевательницами. Один из них уже раздобыл добавку к обеденному котлу; впрочем, дорогой усопший не выглядит очень аппетитным. Мне не нравятся существа с четырьмя десятками лап. Но более цивилизованную пищу готов принять хоть сейчас.
   Тревис взглянул на Эша и на поглощенного своим занятием Ренфри.
   – Если захотим сегодня поесть, похоже, этим придется заняться нам с тобой. Они обнаружили запись, в которой рассказывается об устройстве рубки управления.
   – Здорово! – Росс поднялся в рубку и через плечо Эша заглянул на маленький экран. – Ну, мне тут не разобраться, – рассудительно заметил он.
   – Готов приняться за похлебку.
   Позвали Эша и Ренфри, те ели с отсутствующим видом людей, чьи мысли витают где-то совсем в другом месте. Когда они ушли, Росс потянулся и взглянул на Тревиса.
   – Хочешь пройтись? – спросил он с небрежностью, сразу вызвавшей подозрения у апача.
   – В каком направлении?
   – К зданию с воронкой. Помнишь – там передний зал выглядит так, словно жившие в нем парни торопились уехать, но забыли свое барахло? Мне хотелось бы взглянуть на их багаж.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное