Андрэ Нортон.

Последняя планета

(страница 9 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Иди с нами. Мы похожи. Объединимся и будем вместе править этим глупым стадом. Никто не сможет противиться нам! Он, казалось, прислушивался. На самом деле он готовился. Оставался еще один неиспробованный ход. И вот он опустил барьер, только на мгновение. С гулом триумфа злой борец устремился вперед, и он позволил это. Но когда противник зашел слишком далеко, чтобы отступить, он повернулся, окружил его и начал сокрушать. Послышался крик, только умственный. Зло было уничтожено, как будто никогда не существовало. Но второй, тот, что манил и обещал, ждал этого. И в момент победы он ударил, и не только своей силой, но и добавочной, сохраненной в резерве. Он боролся, отчаянно, тщетно, зная, что обречен. И был сломлен, а противник, тоже истощенный, торжествующий, овладел им. Воля его была зажата, связана, а тело повиновалось врагу. Он, как машина, шел по темному коридору, шел целеустремленно, с бластером в руке, с пальцем на курке. Внутри у него все молча кричало: он знал, что ему предстоит сделать. По широкому открытому пространству метались вспышки бластеров. Его послали сюда, по ту сторону этого пространства, к вездеходу рейнджеров. Против своей воли двигался он вперед, от одного укрытия к другому. Он видел, как падают люди; тот, что мысленно путешествовал вместе с ним, гневно рычал. Оппозиция побеждала, побеждали его друзья. Еще одна перебежка приведет его к вездеходу. И, раздумывая, почему тот, кто управляет им, так отчаянно этого хочет, он прыгнул. Но двое, скрывшиеся в тени, удивленно смотрели на него. Он знал их – но рука его поднялась и он выстрелил. Изумленный выкрик резанул его слух, когда он взбирался на сидение и хватался за управление. Он резко поднял машину, и перегрузка прижала его к сидению, лишила дыхания. А тот, другой, в его мозгу определял курс, и вездеход по спирали устремился все выше и выше, пока не коснулся балкона высоко над головами сражающихся, и тот спрыгнул с балкона в вездеход. И чужая воля повела его на максимальной скорости из города, к горизонту, где проблески предвещали рассвет. Хотя он повиновался приказу, но продолжал бороться. Бесшумная, неподвижная схватка длилась над древним городом, воля против воли, сила против силы. И Картру показалось, что другой уже не так уверен в себе, что он защищается, довольствуется достигнутым и не стремится усилить свой контроль. Как это кончилось – эта борьба в небе? Картр опустил болящую голову на камень у ручья и тщетно пытался вспомнить. Но не смог. Он помнил только, что он… он сжег из бластера Зингу! Благополучно вывез Кумми из города! Предал тех, кто верил в него. Он закрыл глаза и постарался забыть все, все! Измученный, он, должно быть, снова уснул. Потому что, когда открыл глаза, их ослепило отраженное в воде солнце! Он был голоден – и этот голод возродил тот же инстинкт самосохранения, который раньше привел его к воде. Руки по-прежнему плохо слушались его, но он умудрился поймать под перевернутым камнем какое-то животное. И там были еще. К вечеру он встал и пошел вдоль воды.
Потом упал и не пытался встать. Может быть, спал, но очнулся оттого, что его позвал Зинга. И тут же его охватило отчаяние. Зинга погиб. Он сжал руками глаза, но не мог изгладить из памяти лицо закатанина в тот момент, когда он оказался под лучом бластера Картра. Лучше не продолжать идти. Оставаться на месте, пока он не перейдет в мир, где его не сможет преследовать память… Он так устал! Но тело отказывалось признавать это; оно поднималось и брело дальше. Ручей вывел его на широкую равнину, где высокая желтая трава спутывалась у ног и бесчисленные маленькие существа убегали с дороги. Потом ручей слился с рукой, широкой и мелкой, из которой торчали сухие верхушки скал. У воды начали подниматься утесы. Он карабкался, падал, скользил. Он потерял представление о времени. Но не решался оставить воду – слишком хороший источник еды и питья. Он лежал, вытянувшись, на скале у воды и пытался поймать одно из водных существ. И вдруг закричал. Кто-то коснулся его мозга! Руками он зажал рот, чтобы защититься от вторичного зова. Но зов пришел. Картр не мог избежать чужого прикосновения, оно впивалось в его мозг, задавало вопросы, требовало… Кумми! Кумми снова пытался захватить его, использовать… Картр скатился со скалы, разорвал кожу на руке и побежал. Прочь! Подальше от Кумми… подальше!.. Но мозг следовал за ним, спастись от контакта было невозможно. Он нашел узкое ущелье, отходящее от воды, заросшее шиповником, занесенное паводковым мусором. Не обращая внимания на царапины, он втиснулся в ущелье. Оно кончалось небольшой пещерой под нависающим утесом. Он заполз туда, ребенок, спасающийся от чудовища из темноты. Свернулся, зажав руками голову, стараясь ни о чем не думать, воздвигнуть барьер, через который не сможет прорваться охотник. Вначале он слышал только отчаянное биение собственного сердца, потом послышался другой звук-свист воздуха, рассекаемого вездеходом. Контактирующий мозг приближался. Картр не мог объяснить, что так испугало его. Наверное, воспоминание о том, как власть другого заставляла его убивать своих. То, что Кумми сделал однажды, он может повторить. И этот страх был верным союзником врага. Страх ослабляет контроль. Страх… Зажав лицо руками, чувствуя во рту вкус земли, Картр пытался подавить страх. Он слышал крик; треск кустов. Кумми приближался к ущелью! Рейнджер с рычанием выглянул из пещеры. В руках он сжимал обломок камня. Его выслеживают, как зверя, но зверь будет сражаться! И арктурианин не ожидает физического нападения, он верит, что его добыча беспомощно ждет прихода хозяина. Картр устроился удобнее, опираясь спиной о скалу. Хорошее оружие, подумал он, взвешивая камень в руке, подходящего размера и веса. И держать удобно.
   – Картр! Звук, который он испустил в ответ на этот призыв, был криком животного, увидевшего приманку. Его имя – Кумми осмелился использовать его имя. И арктурианин даже подделал голос. Хитрый дьявол! Иллюзии – как хорошо его искусный мозг умеет создавать их! Две фигуры появились перед ним. Камень выпал из пальцев. Неужели Кумми контролирует и его зрение? Неужели арктурианин может заставить его видеть?..
   – Картр! Он снова потянулся за камнем. Бежать… но куда? – Кумми?.. – Он почти хотел поверить, что это хитрость арктурианина, что на самом деле он не видит эти две приближающиеся фигуры, этих улыбающихся людей в рейнджерских мундирах.
   – Картр! Наконец мы тебя нашли! Они нашли его. Почему же не стреляют? Чего ждут? – Стреляйте! – Он думал, что выкрикнул это. Но лица их не менялись, они продолжали приближаться. И он знал, что если они коснутся его, он этого не перенесет.
   – Картр? – спросил другой голос с конца ущелья. Он дернулся от этого звука, как будто силовое лезвие разрезало его тело. Третья фигура в костюме рейнджера пробивалась сквозь заросли. И при виде этого лица сержант дико закричал. Что-то взорвалось в мозгу Картра, он падал во тьму, гостеприимную безопасную тьму, где мертвые не ходят и не улыбаются дружески. Он с благодарностью погрузился в эту тьму.
   – Картр? Мертвый звал его, но во тьме безопасно, и если он не отвечает, никто не вытащит его оттуда навстречу безумию.
   – Что с ним случилось? – спросил кто-то. Он лежал в темноте тихо и неподвижно. – … установим. Надо отвезти его в лагерь. Послушайте, Смит. Обязательно привяжите его к сидению, иначе он может перевалиться через край…
   – Картр! – Его трясли, ощупывали. Но с огромными усилиями он сжимал губы, заставляя себя лежать вяло и тяжело. И наконец упрямство защитило его. Его оставили в безопасной тьме. Медленно ощутил он тепло, успокаивающее тепло. Он лежал неподвижно, как и при первом пробуждении, и чувствовал, как оживает тепло. Его трогали, прикасались к полузажившим ранам, оставляя ощущение свежей прохлады и легкости.
   – Ты считаешь, он не в себе? Слова звучали в темноте. У него не было желания видеть, кто их произносит.
   – Нет. Тут что-то другое. Мы можем лишь догадываться, что сделал с ним этот дьявол – вероятно, снабдил ложной памятью. Видели, как он вел себя, когда мы его нашли? С мозгом, своим или чужим, можно проделать что угодно, если ты сенситив. В некоторых отношениях мы гораздо уязвимее, чем вы, не пытающиеся выйти за человеческие границы…
   – Где Кумми? Хотел бы я… – В голосе звучало холодное смертоносное обещание. Картр был вполне согласен. И эта эмоция вытолкнула его из безопасности тьмы.
   – Мы все хотим этого. И добьемся, раньше или позже. К его губам прижали твердый край. Жидкость потекла в рот, и он вынужден был глотнуть. Ему обожгло горло, в животе растеклось приятное тепло.
   – Итак, вы его нашли? – В окружающем тумане появился новый говорящий.
   – Хага Зикти! Мы ждем вас, сэр! Может, вы найдете способ лечения?
   – Да? А что с ним? Я не вижу ран… – Болезнь здесь. – Пальцы коснулись лба Картра. Он отшатнулся от этого прикосновения.
   – Что ж, надо подумать. Ложная память или… Он убегал, убегал сквозь тьму. Но другой бежал за ним, пытаясь догнать… С болезненным стоном Картр снова оказался в коридоре, а перед ним Кумми и кан-пес. В третий раз он переживал постыдное поражение и смертоносное нападение на своих товарищей.
   – Значит, Кумми одолел его! Должно быть, использовал другие мозги, чтобы накопить силу… Кумми! Горячий гнев вспыхнул в Картре, сжег стыд и отчаяние… Кумми… Арктурианин должен быть побежден. Иначе он никогда не почувствует себя чистым. Да и с исчезновением Кумми очистится ли он? Всегда будет оставаться тот ужасный момент, когда он стрелял в изумленное лицо Зинги.
   – Он одолел. – Действительно он произносил эти слова или они звенели в его сердце? – Я убил… убил Зингу…
   – Картр! Великий Космос, о чем он говорит? Ты убил!.. – Опишите убийство! – Он не мог ослушаться этого резкого приказа. Он начал медленно, с трудом, выбирая слова, которые, казалось, приносили облегчение. Сражение, бегство к вездеходу, взлет, его пробуждение в дикой местности… он рассказал все.
   – Но… это чистейшее безумие! Он не делал этого! – возразил чей-то голос.
   – Я видел его, да и вы тоже! Он шел так, будто никого из нас не видел, взял вездеход и улетел. Может, он подобрал Кумми, как говорит… но остальное… это безумие!
   – Ложные воспоминания, – заявил уверенный голос. – Кумми хотел, чтобы он считал себя виновным и убегал от нас, даже если Кумми не сможет полностью контролировать его. Просто…
   – Просто! Но Картр – сенситив, он сам может так сделать. Как он мог?..
   – Именно потому, что он сенситив, он более уязвим. Во всяком случае… сейчас мы знаем, что с ним.
   – Вы можете его вылечить? – Попытаемся. Останутся шрамы. Все зависит от того, насколько глубоко проник Кумми.
   – Кумми! – Он выплюнул это имя, как ругательство. – Да, Кумми. Если Картр будет помогать нам… Посмотрим. Снова успокаивающая рука на лбу.
   – Спи… Ты спишь… спишь… И он уснул, довольный, как будто с него сняли какой-то вес. Он спал. Пробуждение было внезапным. Над ним была крыша из переплетенных ветвей и листьев. Он лежит под навесом, какой рейнджеры делают во временном лагере. Он укрыт одеялом из шелка узакианского паука. Такие одеяла лежат в их рюкзаках. Повернув голову, он увидел огонь. Воздух влажный, туман закрывает деревья, окружающие поляну. Кто-то вышел из тумана и опустил вязанку хвороста. – Зинга! – Живой и невридимый! – ответил закатанин и щелкнул челюстями, чтобы подтвердить свои слова.
   – Значит, это было ложное воспоминание… -Картр облегченно вздохнул.
   – Более нелепого сна тебе никогда не снилось, мой друг. Как ты себя теперь чувствуешь? Картр блаженно потянулся. «Чудесно. Но у меня множество вопросов…»
   – Это позже. – Зинга подошел к костру и взял чашку, стоявшую на камне рядом с огнем. – Сначала выпей. Картр выпил. Горячий бульон, исключительно вкусный. Он с улыбкой, от которой болели отвыкшие улыбаться мышцы, посмотрел вверх. «Хорошо. Думаю, здесь проявил свои способности повара Филх…»
   – О, он мешал все время и добавлял какие-то листочки. Съешь все… Картр еще прихлебывал бульон, когда на освещенном месте появился кто-то еще. Сержант уставился на подходящего, не проглотив. Зинга здесь рядом. Тогда кто же, во имя тарнусианских дьяволов, этот? Зинга проследил направление взгляда Картра и улыбнулся. «Нет, я не раздвоился… – заверил он сержанта. – Это Зикти – разумеется, закатанин – он историк, а не рейнджер.» Второй человек-рептилия направился к навесу. «Значит, вы проснулись, мой юный друг?»
   – Проснулся и снова в себе. – Картр счастливо улыбнулся им обоим. – Но нужно время, чтобы я отделил ложные воспоминания от истинных… они смешиваются… Зинга покачал головой. «Не напрягайся, пока не окрепнешь.» – Но где?.. – О, я был пассажиром Х451 вместе со своей семьей. Мы вчера встретились с рейнджерами. Точнее, они отыскали нас…
   – Что было в городе после… моего ухода? Когтистый палец Зинги со скрипом прошелся по челюсти. «Мы решили уйти… после того, как борьба окончилась.»
   – Искать меня? – Да, искать тебя, и по другим причинам. Дальтр и Смит обнаружили воздушный корабль, построенный жителями города. Он принес нас сюда, но вышел из строя. Они все еще пытаются отремонтировать его.
   – Смит и Дальтр? – Да, Патруль действует как единое целое. – Гм. – Картр размышлял. Произошли изменения. И ему вдруг отчаянно захотелось узнать, что изменилось.


   Трое в костюмах рейнджеров сидели у костра. Картр приподнялся, глядя на них.
   – Вы так и не сказали… – нарушил он наконец молчание, – почему оставили город. Никто из троих не хотел встретиться с ним взглядом. Наконец ответил Смит, в его усталом голосе звучал вызов.
   – Они были рады избавиться от Кумми и его людей… Картр продолжал ждать, но связист, по-видимому, не собирался продолжать.
   – Большинство из них, – добавил после долгой паузы Дальтр, голос его звучал сухо.
   – Они решили, – подхватил объяснение Зинга, – что они не хотят замены одного правителя другим… Им показалось, что Патруль собирается занять место Кумми. Поэтому мы не были желанными гостями, особенно рейнджеры.
   – Да, они ясно дали это понять. – Смит говорил холодно. – Теперь, когда война кончилась, пусть войска уходят – обычное отношение штатских. Мы вносим элемент нестабильности. Поэтому мы взяли одну из городских машин и улетели…
   – Джексен? – Он гнался за охранником, убившим командора. Когда мы их нашли, оба были мертвы. Мы последние представители Патруля… кроме Рольтха и Филха, котрые ушли на разведку. Они не углублялись в подробности, и Картр понял их сдержанность. Может быть, для горожан, ощутивщих хватку Кумми, Патруль был символом прошлого образа жизни. И после свержения правителя Патруль тоже должен был уйти. Но было еще одно следствие: они больше не были членами экипажа и рейнджерами, был только Патруль. Второе изгнание укрепило их связь друг с другом.
   – Возвращаются наши рыбаки! – Зикти, дремавший у костра, встал, встречая троих, выходящих из-за деревьев. – Ну, и каков улов, мои дорогие?
   – Мы положили у края воды синий фонарик Рольтха, его свет привлекал существа, поэтому улов у нас богатый, – ответил тонкий голос закатанской женщины. – Какой богатый мир! Зор, покажи отцу, какого бронированного зверя ты поймал под скалой… САмый маденький их троих подбежал к огню, держа в руке шевелящееся существо со множеством лап и мощными клещами. Зикти взял пленника, избегая его клешней, и внимательно осмотрел.
   – Как странно! Он мог бы быть отдаленным родственником полторианина. Но ни следа разума…
   – И ни у кого из жителей воды, – согласилась его жена. – Мы, впрочем, рады этому, потому что они очень вкусны! Картр видел мало закатанских женщин, но долгая дружба с Зингой приучила его к разнице между внешностью человека и закатанина, и он понимал, что и Зацита и ее юная дочь Зора для представителей своей расы очень привлекательны. Что касается маленького Зора, такие мальчишки есть в любой расе. Он наслаждался каждой минутой этой дикой жизни. Зацита грациозным жестом предложила всем садиться. Картр заметил, что Смит и Дальтр тоже поднялись, приветствуя закатанских женщин. Несомненно, их отношение к бемми сильно изменилось. На следующее утро Картр проснулся рано и долго лежал неподвижно, глядя на наклонную крышу навеса. Что-то его беспокоило… Но вот рот его сложился в тонкую жесткую линию. Он знал, что должен сделать. Картр выполз из спального мешка. Сквозь сонное дыхание спящего лагеря слышалось близкое журчание реки. Вначале несколько неуверенно, потом, обретя равновесие, легко добрался он до берега. Вода была холодна. У него сперва захватило дыхание. Сделав несколько шагов по песчаному дну, он поплыл.
   – О, в молодости силы восстанавливаются удивительно быстро! Гулкий голос был заглушен всплеском. Картр поднял голову и тут же получил в лицо струю воды: это мимо на полной скорости пронесся Зор. Зикти осторожно скользнул с плоской скалы и поплыл по течению. Почтенный закатанин доброжелательно смотрел на сержанта. Двумя гребками Картр присоединился к нему.
   – Немного примитивно, сэр… Профессор истории из Галактического Университета в Зованте спокойно ответил:
   – Иногда неплохо прервать рутину комфортабельной цивилизованной жизни. К тому же мы, закатане, легче приспосабливаемся, чем вы, люди. Моя семья считает, что это замечательные каникулы. Зор, например, никогда не был так счастлив… – Он улыбнулся, глядя, как маленькое чешуйчатое тело борятся с течением в погоне за водным существами.
   – Но это не каникулы, сэр. Большие серьезные глаза Зикти встретились с взглядом Картра. «Да, мы понимаем это. Постоянное изгнание…» Он отвернулся, разглядывая скалы, утесы за рекой, густую зелень. «Что ж, этот мир богат, а места в нем достаточно…»
   – Есть город, отчасти с действующими механизмами, – напомнил ему Картр. И тут же уловил теплый уверенный ответ, ощутил удовлетворение, какого давно не испытывал. Зикти по-своему ответил ему.
   – Я думаю, что жители города должны быть предоставлены самим себе, – сказал наконец историк. – По манере мышления их выбор – это отступление. Они хотят, чтобы жизнь оставалась такой же, как всегда. Но так в жизни не бывает. Жизнь идет вперед – это прогресс, или отступает – это регресс. А оставаться на месте – это тоже отступление. Они идут по тому же пути, что и вся империя. За последние столетия мы медленнно отступали…
   – Упадок? – Да. Например, распространение этой неприязни к негуманоидам. Она усиливается. К счастью, мы, закатане, сенситивы, мы готовы к встрече с такой ситуацией, какая сложилась после посадки Х451.
   – Что же вы сделали? – спросил заинтересованный Картр. Зикти засмеялся. «Мы тоже приземлились… на шлюпке. Поблизости виднелся лес. Прежде чем они опомнились, мы уже были там, вне пределов их досягаемости. Но… если бы мы не почувствовали отношение Кумми… все могло бы кончиться по-другому… Мы пошли в этом направлении и разбили лагерь. И, должен сказать вам, сержант, никогда я не был так изумлен, как вступив в случайный контакт с Зингой. Еще один закатанин! Как будто я встретился лицом к лицу с сутаклом, а со мной нет бластера! После того, как мы соединились с вашим отрядом, все, конечно, прояснилось. Они искали вас… Ваши рейнджеры очень уважают вас, Картр. Снова ощущение тепла и уверенности в мозгу сержанта. Он покраснел. «И когда они нашли меня…!
   – Да, они нашли вас, посадили в машину и привезли сюда. И ваш опыт дал нам очень важный урок – не недооценивать противника. Я никогда не поверил бы, что Кумми способен на такое нападение. Но, с другой стороны, он не так силен, иначе вы не сумели бы уйти из-под его контроля после бегства из города…
   – Ушел ли я? – Улыбка у Картра была хмурая. – Несмотря на ваше лечение, я не помню, что произошло между вылетом из города и тем моментом, когда я очнулся на скале…
   – Я считаю, что вы освободились от него. Давайте рассмотрим факты. Вы, жители Илен, по шкале сенситивности достигает 6 и 6 десятых. Верно?
   – Да. Но у арктурианина предполагается только 5 и 9 десятых…
   – Верно. Однако всегда есть шанс встретиться с мутантом. И в определенные моменты истории мутации усиливаются. Жаль, что мы ничего не знаем о происхождении Кумми. Если он мутант, это объясняет многое.
   – Не скажете ли, какое место на шкале занимают закатане? – скромно спросил Картр. Большие глаза смотрели на него. «Мы сознательно не подвергались классификации, молодой человек. Всегда разумнее кое-что сохранить в тайне… особенно когда имеешь дело с несенситивами. Но я поставил бы нас где-то между восемью и девятью. За последние поколения у нас появилось несколько телов – они объединяют в себе способности к телепатии и телекинезу, и очень много закатан -на одну-две десятых ниже. Я уверен, что если у моего народа наблюдается такая мутация, она должна происходить и в других расах.»
   – Мутанты! – повторил с дрожью Картр. – Я был на Кабло, когда Пертивар поднял восстание мутантов…
   – Тогда вы знаете, что может принести такое увеличение рождений мутантов. Во всех изменениях есть плохие и хорошие последствия. Скажите мне, когда вы были ребенком, вы знали о своих способностях сенситива? Картр покачал головой. «Нет. В сущности я не подозревал о своих способностях, пока не поступил в школу рейнджеров. Инструктор обнаружил мой дар, и я получил специальную подготовку.»
   – Вы были латентным сенситивом. Илен – пограничная планета, ее население было слишком близко к варварству, чтобы осознать свою силу. Уничтожить такой многообещающий мир! О, жестокости войны! Из-за таких вещей, как уничтожение Илен, я убежден, что наша цивилизация приближается к концу. А в лагере у нас теперь причудливая смесь. – Он вылез из воды и с силой начал растираться полотенцем. – Зор, пора выходить! – позвал он сына.
   – Да, мы странная смесь – собрание разных представителей империи. Вы и Рольтх, Смит и Дальтр – люди, но с разных планет и сильно отличаетесь друг от друга. Филх, Зинга и моя семья негуманоиды. Те, что в городе, люди и высоко цивилизованы. И кто знает, может на планете есть и туземцы. Можно подумать, что Некто или Нечто собирается ставить здесь эксперимент. – Он хихикнул и принюхался. – А, еда, а я голоден! Посмотрим, что там готовится! Но прежде чем они подошли к костру, Зикти тронул Картра за руку.
   – Я хочу поделиться с вами еще одной мыслью, мой мальчик. Я плохо знаю вашу расу – возможно, вы не мистичны, хотя большинство сенситивов стремится заглянуть за плоть и ищет душу. Вероятно, вы не религиозны. Но если мы отобраны здесь с какой-то целью, нужно оказаться достойными этого выбора!
   – Согласен, -коротко ответил Картр, зная, что собеседник оценил его искренность. Закатанин кивнул. «Отлично, отлично. Остаток жизни должен пройти неплохо. И только подумать! Такое приключение, когда я уже считал, что жизнь слишком пресна. Моя дорогая, – громко обратился он к Заците, – аромат жаркого восхитителен. Мой голод увеличивается с каждым шагом!» Но Картр ел механически. Конечно, Зикти хорошо рассуждать в таких масштабах о будущем. Историк привык воспринимать всю ситуацию, а не только отдельные детали. А рейнджеры действуют в противоположном направлении, для них детали всего важнее, они тщательно изучают новые планеты, долгими часами следят за странными животными, по нескольким кирпичикам путем размышлений восстанавливают исчезнувшую цивилизацию. А тут перед ними деталь, с которой он должен справиться. Он должен обезвредить Кумми! Именно эта мысль пришла ему в голову утром, когда он проснулся. Она была частью его снов и теперь превратилась в настоятельную потребность. Живой или мертвый, он должен найти и найдет арктурианина. Если Джойд Кумми еще жив, он для всех страшная угроза. Странно – Картр покачал головой, как бы проясняя ее, – как его преследует эта мысль: Кумми опасен, и обезвредить его – дело Картра. К счастью, арктурианин не опытный следопыт, он оставит ясный след. Пройти по нему для рейнджера – детская игра. Они вместе покинули город. Где-то ночью они разошлись. Может, Кумми вытолкнул его из вездехода, надеясь, что он разобьется насмерть? Если это так, найти арктурианина будет сложнее: на облаках он не оставил следов. Значит, надо вернуться к скале, где Картр впервые пришел в себя.
   – Она в десяти-пятнадцати милях к северу… Сержант посмотрел на Зингу. Тот подхватил его мысль. – И… Картр… ты не пойдешь один. Не по этому следу! Картр напрягся. Но Зинга и без слов понял его.
   – Это мое дело, – заявил сержант, сжав губы. – Конечно. И все же тебе нельзя идти по следу одному. У нас есть летательный аппарат, на нем быстрее. И с него лучше видны следы. Разумно, но от этого смириться не легче. Картр предпочел бы уйти из лагеря один и пешком. Он знал, что теперь арктурианин один. Он не будет чувствовать себя здоровым и чистым, пока не сразится с Кумми и не победит.
   – Отдохни еще день, – посоветовал Зинга, – и потом мы пойдем. Это дело с Кумми, оно очень важное.
   – Другие могут не думать так. Он один в дикой местности, которую не знает. Может, звери уже сделали работу за нас.
   – Но он Кумми, и над нами продолжает висеть угроза. Говорил тебе Зикти, что считает его мутантом? Вспомни, на что был способен Пертавар. Кумми не должен победить, когда ты встретишься с ним в следующий раз. Картр улыбнулся закатанину, но в улыбке его не было веселья. «Ты знаешь, мой друг, я думаю, ты прав! И я больше не повторю свою ошибку. Я не буду слишком самоуверен. И с ним нет ни кан-пса, ни других мозгов, которые он мог бы использовать.»
   – Хорошо. – Зинга встал. – Пойду пораспрашиваю Дальтра. Надо узнать, много ли энергии осталось в машине. Они вылетели на следующее утро. Никто ни о чем не спрашивал, хотя Картр был уверен, что все знают о цели полета. Воздушная лодка не обладала скоростью вездехода и его маневренностью. Зинга вел ее вдоль реки, пока они не увидели ручей, который послужил Картру проводником. Время от времени закатанин с беспокойством поглядывал на тяжелые облака, собиравшиеся на горизонте. Приближалась буря, и им нужно было поискать убежище. Оказаться во власти бури в легкой лодке было нежелательно.
   – Узнаешь что-нибудь внизу? – Да. Я уверен, что проходил по этому полю. Помню, как пробивался через высокую траву. А вот эти деревья меня привлекают. Не сесть ли под их защиту? Зинга снова посмотрел на тучи. «Лучше бы добраться до твоей скалы. Огненные мыши! Темнеет. Хотел бы я иметь глаза Рольтха.» Быстро темнело, и поднявшийся ветер ударил по лодке, она закачалась, как на морских волнах. Картр вцепился в сидение.
   – Подожди! – Он произнес это слово с риском прикусить язык, так как лодка в этот момент нырнула. В полумгле он разглядел знакомую скалу и склон в сторону ручья. – Похоже, я упал здесь. Они уже миновали это место, но Зинга повернул назад. Картр, прищурившись, пытался вообразить, как выглядит это место с точки зрения человека, лежащего на вершине скалы. Лодка неожиданно резко свернула вправо. Картр хотел возразить, но забыл об этом, заметив, что привлекло внимание Зинги. Вершина дерева была сбита, белел расколотый ствол. Закатанин искусно повернул лодку и опустил ее. В другое время этот маневр вызвал бы восторг Картра. Но сейчас он был слишком поглощен тем, что могло находиться за сломанным деревом. Под грудой обломанных ветвей они нашли обломки вездехода. Ни один техник не смог бы восстановить машину. Мятый корпус, зажатый меж стволов, был пуст. Зинга принюхался, осветив пустое сидение. – Ни следа крови. Вопрос: один он или оба вы были на борту в момент удара? Картр покачал головой, пораженный размерами катастрофы. – Не думаю, чтобы там вообще кто-то был. Может, он выбросил меня и …
   – Да… И если ты боролся, он мог потерять управление, и это случилось. Но тогда где же Кумми… или его останки? Даже если бы здесь похозяйничали хищники, что-нибудь осталось бы…
   – Он мог выпрыгнуть перед ударом, – предположил сержант. – Если у него был антиграв на поясе, он мог приземлиться невредимым.
   – Значит, нужно поискать следы. – Зинга взглянул на небо, выставив впред челюсть. – Дождь может все смыть… Наконец облака облегчились от груза воды. Рейнджеры добежали до выступа скалы, послужившего подобием убежища. Может быть, деревья дали бы большую защиту от дождя, но глядя на падающие ветви, Картр решил, что это небезопасно. Дождь заливал их, проникая во все щели одежды и обуви.
   – Он не может продолжаться дальше, столько воды просто не существует!
   – прокричал Картр и понял, что его голос совершенно заглушен шумом дождя. Он чихнул, вздрогнул и с горечью подумал, что Зинга может оказаться прав. Потоп уничтожит следы, оставленные Кумми. Вдруг Картр выпрямился и почувствовал, как одновременно напрягся Зинга. Закатанин был так же изумлен, как и он. Он уловил слабую, очень слабую мольбу о помощи. От Кумми? Картр почему-то решил: нет. Но просьба шла от человека – или вернее, от разумного существа. Кто-то живой и разумный находился в опасности. Сержант медленно повернулся, пытаясь определить направление. Они должны ответить на боль и ужас этого существа!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное