Андрэ Нортон.

Последняя планета

(страница 7 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Вы не верите, что это может случиться? – А разве нормальный человек может верить в это? – Но за этим ответом скрывалось что-то неясное. – Эта планета… эта солнечная система… ни на одной из карт в Х451 ее не оказалось.
   – Но строители этого города находились на высоком уровне, – указал Картр. – Разве не так?
   – И да, и нет. В смысле технологии они продвинулись далеко. Но есть странные пробелы. Я знаю, что вы, рейнджеры, умеете исследовать другие цивилизации. Хотелось бы знать, что вы думаете об этом городе, когда изучите его. Я заметил, что здесь нет космопорта и никогда не было. Может, жители этой планеты не знали космических полетов…
   – Что же случилось с ними? Тре пожал плечами. «Во всяком случае, это не второй Тантор. Мы удостоверились в том, прежде чем войти в город. И мы не нашли останков людей. Как будто они однажды ушли, оставив город ждущим их возвращения. И город ждет. Конечно, есть следы времени. Эрозия. Но все механизмы укрыты, хорошо смазаны. Наши техники только и знают, что восхищаются качеством консервации.
   – Значит, они собирались вернуться. – Картр задумался. Может, на других континентах этого неизвестного мира сохранилась цивилизация?
   – Если это и так, то им что-то помешало. Они ушли давно. Как рука, сержант? Картр не удивился внезапному переходу. Он знал, что за ним у двери стоит Рольтх.
   – Доктор Тре, рейнджер Рольтх. – Картр не забыл оглянуться перед представлением. Не нужно, чтобы Тре догадался, что он сенситив. Врач принял салют фальтхарианина. «Рад познакомиться, рейнджер. Что-нибудь болит? Нужна помощь? Не нужна ли мазь от ожогов? Вы фальтхарианин?» Губы Рольтха изогнулись в улыбке, которая стала еще шире от искреннего дружелюбия врача. «Значит, вы понимаете мои затруднения, доктор?»
   – У меня был однажды пациент фальтхарианин. Сильный ожог кожи. Я тогда поломал голову над мазями. Приготовил такую, которая помогла. Подождите минутку… Он порылся в медицинском шкафчике в углу и начал разглядывать множество пластотюбиков. «Попробуйте это. Смажьтесь перед выходом на прямой дневной свет. Это должно помешать раздражению.»
   – Спасибо, доктор. – Рольтх сунул тюбик в карман. – Пока все сходило. У сержанта была для вас работа. Картр помахал левой рукой. «Как новая. Каков гонорар?» Тре рассмеялся. «Кредитки не имеют здесь цены. Если наткнетесь на что– нибудь интересное по моей части, дайте мне знать. С меня достаточно. Рад в любое время служить Патрулю. Вы, парни, заслуживаете, чтобы штатские отдавали вам самое лучшее. Я слышал, вы будете охотиться. Есть возможность участвовать в одном из ваших походов?» Картр удивился. В вопросе звучала какая-то тревога. Тре смотрел так, будто пытался сообщить что-то … что-то жизненно важное для них обоих.
   – Почему бы и нет? – ответил сержант. – Если мы пойдем. Я пока не получал приказа. Еще раз спасибо, доктор…
   – Не за что.
Рад был вам помочь. Мы еще увидимся… Но что-то настоятельное необходимое оставалось несказанным. Глаза Картра расширились. Пальцы правой руки врача… они шевелнулись… еще раз… сложились в знак, который он хорошо знал. Но как… как и когда Тре узнал его? Автоматически Картр дал условный ответ, а вслух сказал:
   –Если пойдем, мы дадим вам знать. Чистого неба… – Чистого неба. – Врач ответил приветствием космонавтов. За дверью Картр на мгновение сжал руку Рольтха. Фальтхарианин немедленно начал говорить об охоте.
   – Эти рогатые животные, которых мы видели на поляне, – говорил он, пока они поднимались по лестнице, – у них должно быть отличное мясо. Его можно засолить, если найдем запасы соли. И еще есть речные существа, о которых говорил Зинга. Его не нужно уговаривать идти за ними. – Фальтхарианин рассмеялся так искренне, как будто не понял сигнала Картра и не говорил для чужих ушей. – Он больше съест, чем принесет с собой.
   – Лучше не использовать бластеры, – вмешался Картр, как будто серьезно обдумывал этот вопрос. – Сжигают слишком много мяса. Силовые лезвия…
   – Тогда придется подбираться ближе, – с сомнением заметил Рольтх. Оба поднимались быстро. Кто-то шел за ними. Мозг Картра коснулся и тут же отпрянул. Их выслеживал кан-пес. Но они не побежали, хотя дышали тяжело, когда достигли вершины последнего пролета и увидели слегка приоткрытую дверь в башню. Как только они в нее протиснулись, Зинга с гневным рычанием захлопнул дверь.
   – Значит, он за вами! – Выслеживает. Пусть побродит вокруг. Ну, Рольтх, что сказала женщина? Чего она хотела?
   – Она считала нас храбрыми героями, явившимися спасти их. Кумми скрыл наше прибытие, но пошли слухи, наша форма хорошо известна. Она пришла просить о помощи. Ситуация такова, как мы и думали. Кумми поставил себя в позу карманного Центрального Контроля. Делай, что он велит, если хочешь есть. А если возражаешь слишком громко, исчезнешь…
   – Много ли исчезло? – спросил Филх. – Капитан Х451 и еще трое или четверо. Исчезли и четверо пассажиров-бемми. Но по-другому. Я понял так, что они после посадки ушли в другую сторону, поняв, что их ожидает…
   – Бемми! Какого вида? – Жабо Зинги поднялось за его головой. Он все еще стоял у двери, как бы прислушиваясь к чему-то по ту сторону.
   – Я не мог добиться у нее. До посадки она их не видела. Это был лампер с двумя классами. Сейчас существует партия Кумми, маленькая, но вооруженная и опасная, и партия анти-Кумми, плохо организованная и болтающая слишком много. Их вполне могут подслушать и лорд и его слуга. Люди Кумми патрулируют. Специалистов: техников, медика – они держат рядом с собой. Одна из его главных угроз – кан-пес.
   – Нас приглашали присоединиться к партии анти-Кумми? – спросил Филх.
   – Не думаю, чтобы дошло до этого. Они считают, что Патруль возьмет верх. И знаете что… я думаю, именно это мы и должны были бы сделать, если бы послушались Картра… заставили бы их поверить, что у нас неповрежденный корабль и неповрежденный экипаж. Я вынужден был сказать женщине, что у нас нет власти. Но я сказал ей также, что рейнджеры держатся вместе.
   – Возможно, они планируют дворцовый переворот, – пробормотал Картр. – Хорошо. Остаемся здесь, пока не узнаем больше.
   – Откуда врачу известны знаки рейнджеров? – удивлялся Рольтх.
   – Если будет возможность, я спрошу у него. Он тоже предложил нам ждать и держать глаза открытыми, а рот закрытым.
   – И не только глаза… – Зинга прижал голову к поверхности двери. – Кан– пес подслушивает. А ну быстро думайте о чем-нибудь хорошем… для него!


   – Нажимаешь эту маленькую кнопку… и … Прекрасно, не правда ли? Картр согласился с закатанином. Вода, настоящая чистая свежая вода забила из крана, вмонтированного в голову чудовища, и потекла в бассейн. Он был достаточно велик, чтобы вместить Картра.
   – Попробуй! – настаивал Зинга. – Я уже дважды выкупался. И хуже мне от этого не стало. – Он медленно повернулся, сгибая мышцы, и улыбнулся. Рольтх прислонился к двери и подозрительно смотрел на воду.
   – Могут ли наши друзья внизу прекратить доступ воды, если захотят?
   – Трубы проходят в стенах. Если они их закроют, то, вероятно, лишат воды и себя. К тому же, если в их планы входит осада, мы будем дураками, если засидимся здесь больше, чем нужно, чтобы спуститься по внешней стене. Не порть другим удовольствие, – закончил он. – Или тебе нравится ходить грязным? Картр разделся. В мешке у него была смена чистого белья, и он с наслаждением подумал, как наденет его.
   – Интересно, на кого они были похожи… – Он пальцем почти коснулся воды. Гораздо приятнее, чем в горных ручьях.
   – Кто? А, ты имеешь в виду создателей этого замечательного места? Ну, – Зинга указал на зеркальные стены, – они не стыдились посмотреть на себя. Интересно, отражались ли в этих заркалах такие уродливые купальщики?.. Картр рассмеялся и плеснул водой в закатанина. «Говори только о себе, Зинга. Мое лицо не испугает детей…» Правда ли это, вдруг подумал он и впервые критически взглянул на свое отображение в зеркале, шедшем вдоль всей стены вокруг бассейна. Темно-коричневый космический загар выдавал его занятие. Конечно, волосы выглядели странно. Но чередование светло-желтых и ярко-рыжих прядей было совершенно естественно для уроженца Илен. Два глаза, зеленых, слегка раскосых, прямой нос, уверенно очерченный рот – все нормально для человека.
   – Слишком мелкие зубы… Картр вспыхнул и увидел, как краска ползет по щекам. – Чтоб тебя разорвало, Зинга! Не можешь оставить в покое мысли человека?
   – Восхищающегося собой? Но насчет зубов я не согласен… Большие зубы считаются у нас признаком красоты, ты знаешь… Зинга, оскалив зубы, стоял перед зеркалом. «А почему бы и нет? Красиво и полезно. Хотел бы я посмотреть, как хилые людишки участвуют в наших боевых дуэлях, без когтей, без настоящих клыков… ты не продержался бы и минуту!»
   – Красота во взгляде зрителя и обусловлена воспитанием, – объявил фальтхарианин. – У народа Картра двуцветные волосы – и таков их идеал красоты. Моя раса – он снимал шлем и тунику, продолжая говорить, – характеризуется белой кожей, белыми волосами, бледными глазами. Для нас эти качества необходимы, чтобы считаться красивыми.
   – О, у вас всех есть чем ответить на вздохи девушек, – донесся из соседнего помещения голос Филха. – Почему бы не закончить это абсурдное плескание и не поесть? Такая глупая трата времени… Но Картр отказался торопиться, и Рольтх так же искренне наслаждался открытием Зинги. Одевшись, они увидели в соседней комнате Филха. Он сидел на подоконнике открытого окна и обменивался криками с несколькими большими птицами.
   – Опять сплетничает, – заметил Зинга. – А где же пища, которую нам так необходимо съесть? Ставлю два кредита, что он скормил ее своим друзьям!
   – Вы этого заслуживаете. Но пища у вас перед носом. Концентрированные рационы были вдвое безвкусней для тех, кто еще недавно наслаждался жареным мясом и свежими фруктами. Картр с трудом глотал, тоскуя о недавнем прошлом.
   – Сейчас все пойдет обратно. – Зинга естественно рыгнул, проглотив последний кусок. – Филх не стал бы отдавать это в отбросы: он слишком любит птиц, а это убило бы их…
   – Что мы здесь делаем? – Птицы с шумом улетели, а Филх спрыгнул на пол и закрыл окно. – Не следует оставаться здесь. Это мертвое место, и нечего стараться оживить его!
   – Не беспокойся. Мы скоро покинем его. Давайте спустимся, согласимся поохотиться, как послушные рейнджеры, а потом уйдем – и не вернемся. Картр посмотрел вверх. Он вполне понимал Зингу и хотел последовать его предложению. И он разделял мнение Филха, что это мертвое место, возвращенное к неестественной жизни. Но… в городе женщины и дети, приближается холодное время года… если Кумми не солгал об этом. Может, фермеры и некоторые другие пассажиры смогут охотиться, но разве в состоянии они снабдить город всем необходимым? И эта женщина сегодня, она обратилась за помощью, она верила в них, потому что они носят значок кометы.
   – Вот что, – сержант начал медленно, стараясь выразить в словах путаницу мыслей, рассмотреть вопрос всесторонне. – Имеем ли мы право уйти, когда в нас нуждаются? С другой стороны, выпады Кумми против бемми для вас опасны, и вы должны уйти…
   – Почему?.. Зинга прервал Филха. «Я понимаю тебя. Только позволь предупредить тебя, Картр, что бывают времена, когда человек… или бемми должен ожесточиться. Нам не нужно принимать решение немедленно. Хороший отдых…»
   – Несмотря на закрытую дверь, я предлагаю дежурить, – сказал Филх.
   – Они попробуют добраться до нас по-другому. – Картр покачал головой.
   – Умственный контакт? – Рольтх свистнул. – Тогда от меня и Филха мало толку.
   – Верно. Придется нам с Зиногй поделить ночь. Последовали беспокойные часы. Трое спали в мешках, один, разувшись, ходил по комнатам, прислушиваясь и ушами, и мозгом. Ночь разбили на двухчасовые вахты, и Картр вторично отправился спать, когда Зинга окликнул его негромким шипением. Сержант увидел, что закатанин смотрит в открытое окно.
   – Смит идет… по той крыше… Закатанин был прав: мозговой рисунок связиста выдавал его. И только тренированный рейнджер мог его увидеть. Смит перебегал от тени к тени и использовал малейшее укрытие в лучших традициях Патруля.
   – Я спущусь ему навстречу. – Прежде чем Зинга смог возразить, Картр перебрался через подоконник и начал спуск по кольцам. К счастью, ночь была обычная, и если только за ними не наблюдают через специальный прибор, увидеть его невозможно, подумал Картр. Его мундир был почти такого же цвета, что и камень. Пройдя один – два фута по крыше, сержант негромко свистнул условным патрульным свистом. После недолгого молчания послышался ответный свист, и связист подбежал к нему.
   – Здесь Картр… – Слава Духу Космоса! Я уже несколько часов пытаюсь связаться с вами!
   – Что случилось? – Люди… те, что против Кумми. Они восприняли наше появление как сигнал к борьбе. Идиоты! У него в каждом главном коридоре разрушитель, они не могут к нему подобраться. А этот кан-пес выбил двоих предводителей – уложил их спать, как вы Спина на корабле. Если они попытаются штурмовать штабквартиру Кумми, это будет настоящее убийство! Он закрыл Джексена с доктором… и техники под охраной. Он уничтожит оппозицию…
   – Каковы его планы относительно нас? – Под лестницей, ведущей к вашей башне, помещена силовая бомба. Если вы попытаетесь спуститься, конец! И они с кан-псом задумали что-то еще, чтобы выкурить вас отсюда… Что-то еще! Если арктурианин считает, что имеет дело с равным ему по силе сенситивом, он многое может придумать. Но против 8 и 6 да плюс Зинга нападение может обернуться ответным ударом.
   – Я должен вернуться. – Смит поглаживал свой бластер. – Нужно удержать этих безумцев от нападения. Вы можете что-нибудь сделать?
   – Не знаю. Попытаемся. Удерживайте своих людей, сколько можете. Может, мы сумеем изменить ход событий… Смит слился с ночью. Если он будет на страже со своим мозговым блоком, это немалое подкрепление для восставших. Ни арктурианин, ни кан-пес не смогут подобраться к нему. Картр вернулся в башню и обнаружил, что его ждут все рейнджеры.
   – Это был Смит. – Как обычно, темнота не обманула Рольтха. – Чего он хотел?
   – Против Кумии восстание. Заговорщики приняли наше прибытие за сигнал к восстанию.
   – А Кумми, конечно, тем временем не спал мирно. Что его весельчаки подготовили для нас?
   – Да, – подхватил Рольтх вопрос Филха, – что нас поджидает?
   – По словам Смита, силовая бомба под лестницей… – Грубая игра. Знаете, мне, кажется, пора внушить этим джентльменам здоровую почтительность к Патрулю…
   – Где Зинга? – прервал Картр фальтхарианина. – Пошел, как он сказал, «слушать». – Филх прикрыл свой фонарик спальным мешком и начал считать дополнительные заряды для бластеров. К несчастью, эта работа не отняла у него много времени.
   – Это все? – угрюмо спросил Картр. – У вас заряжены бластеры, и по дополнительному заряду в поясах – если вы выполняете устав. Здесь все остальное.
   – Хорошо. Получается по три на каждого и один лишний для Рольтха. Если предстоит ночная схватка, он к ней лучше всего подходит. Фальтхарианин тем временем занимался сбором рюкзаков. Если придется уходить быстро, все должно быть готово.
   – Они поместили наш вездеход в прихожей и, должно быть, охраняют его. Если мы выиграем…
   – Если мы выиграем, – вмешался Филх, – можно просто пойти и взять его. Что там делает старая ящерица? Картр тоже думал об этом. Он послал вопрос и получил немедленно ответ с сильным впечатлением опасности. Сержант схватил свои запасные заряды, сунул в карман и устремился вниз, в комнату с зелеными стенами. Зинга стоял, прижавшись к двери, как бы желая слиться с ней. Картр тоже стал «слушать». Движение… недалеко… может быть, у основания лестницы. Два существа отступили, третье осталось. Это кан-пес. Почему они его оставили? Разве только… Да, ответила вспышка мысли Зинги, они подозревают, что ты… или я не то, чем кажемся. Но всей правды они не знают, иначе не оставили бы кан-пса. После того, как ты с ним справился. Они об этом не знают… Или он – приманка? Картр мысленно спросил об этом Зингу, наслаждаясь свободой обмена, о которой он всегда мечтал, но никогда не испытывал. Посмотрим. На этот раз задача моя – брат! Картр мысленно отпрянул и сосредоточился лишь на том, чтобы обнаружить приближение других. Он чувствовал, как напряглось тело закатанина, и догадался, что испытывает Зинга. Как будто они были вне времени. Картр не знал, долго ли продолжалась эта беззвучная битва, прежде чем дал предупреждение.
   – Идет еще один. – Он сказал это вслух, не решаясь нарушить мысленный заслон. Зинга со свистом вздохнул. « Он был приманкой, – сказал он тоже вслух. Его мозговая сила почти истощилась. – Но не в том смысле, как мы боялись. Он все время был под наблюдением. Если бы вопреки приказу он отступил, они бы узнали, что мы достаточно сильны, чтобы контролировать его. Они подозревают это… но точно не знают».
   – Ты говоришь «они». Значит, против нас не только Кумми и кан-пес?
   – Кумми научился аккумулировать мозговую энергию других. Сколько именно, не знаю. Если 5 и 9 может делать это…
   – На что же он способен с усилением? – Большая часть уверенности Картра исчезла. Сможет ли он дальше с помощью Зинги противиться Кумми?
   – Я предлагаю, – суховато сказал Зинга, – чтобы мы использовали бластеры как наступательное оружие.
   – Но чтобы применить их, нужно выбраться отсюда. А если мы уйдем, этот внизу тут же узнает.
   – Остается лишь одна возможность – разделиться. Вы с Рольтхом выберитесь наружу и посмотрите, что можно сделать в суматохе. Мы с Филхом будем удерживать крепость и постараемся думать за четверых. Картр понимал разумность этого предложения. У него с Рольтхом, как у людей, больше шансов добиться взаимопонимания с восставшими. В то же время рейнджеры бемми будут в безопасности от бессмысленной стрельбы. Спуск на крышу, по которой приходил Смит, оказался удивительно легким. Они надели сапоги и стали пробираться, укрываясь в тени. Достигнув парапета, Рольтх выглянул. Потом опустился и прижался губами к уху Картра.
   – Этажом ниже карниз. Он ведет к освещенному окну. Стена отвесная. Не думаю, чтобы в комнате ожидали появления кого-нибудь из окна.
   – А как ты доберешься до карниза? – Свяжем пояса и перебросим вот так… сюда. – И фальтхарианин указал на заостренное украшение парапета. Картр представил себе, каково висеть на отвесной стене, но ничего не сказал.
   – Хорошо, что мы оба высокие. – Рольтх скрепил свой пояс с поясом, неохотно поданным сержантом. – Низкорослый человек не смог бы. Фальтхарианин закрепил один конец импровизированной веревки за выступ и забрался на парапет. Держась под углом к стене, он начал спуск. Картр вцепился в край и заставил себя смотреть. Рольтх остановился, и ремень свободно скользнул в руке сержанта. Не так искусно, как Рольтх, Картр проделал то же самое, не отрывая взгляда от стены и стараясь не думать о темноте внизу. Казалось, он спускается целую вечность. Но тут его подхватил Рольтх. Ноги Картра ступили на карниз. Он оказался гораздо шире, чем видно сверху.
   – Есть кто-нибудь в комнате? – спросил Рольтх, когда они подползли к окну. Картр послал мысль. «Не в комнате… где-то поблизости…» Фальтхарианин ответил смехом. «Мы почти так же хороши, как пернатые друзья Филха. Готово!» – Он ухватился за раму и потянул, упираясь в оконный переплет коленом. Окно со слабым скрипом подалось, и Рольтх легко приземлился на обе ноги. Секунду спустя к нему присоединился Картр. Они оказались в жилой комнате. Груда постельного белья лежала на кровати, очевидно, принесенной с корабля. Два дорогих валкунитских чемодана стояли у стены. Стол, тоже с корабля, был завален чьими-то вещами. Рольтх сморщился. «Что за вонь!» – заявил он. Картр старался вспомнить, где ему уже встречался этот слишком сладкий цветочный запах.
   – Фортус Кан! – Когда утром они встретились с секретарем в коридоре, он тоже почувствовал этот аромат. И тут же, как будто услышав призыв, секретарь лорда вице-сектора стал приближаться к ним. Картр прижался к стене у двери, и Рольтх, увидев его действия, проделал то же самое по другую сторону. В мозгу человека, возившегося с сложным замком двери, царили опасения. Фортус Кан боялся. Замок тоже подводил его. Раздражение взяло верх над страхом, и когда дверь открылась, Фортус Кан пнул ее. С такими откровенными эмоциями Картру легко было… Картр позволил Кану сделать четыре шага, потом захлопнул дверь. Фортус Кан повернулся – и увидел стволы двух смертоносных патрульных бластеров. Сопротивление его было немедленно сломано.
   – Прошу вас! – Руки он поднес ко рту. Отступая, Кан не видел, куда идет. Койка ударила его под колени, и он опустился, как бескостное существо с Лидии 5. Когда Картр подошел к нему, маленький человечек съежился, как будто хотел зарыться в постель.
   – Можно подумать, Картр, что у этого джентльмена нечистая совесть… Слова Рольтха произвели на Фортуса Кана впечатление удара центурианского рабовладельческого хлыста. Кан перестал жаться к постели, застыл с дрожащими губами, глаза его остекленели. В них был только страх.
   – Прошу вас… – Стоило вытолкнуть первые слова, как они полились из секретаря неудержимым потоком. – Я не имею к этому отношения… Я не виноват. Я советовал не враждовать с Патрулем. Я знаю закон… У меня двоюродный брат работает в вашем штате на Сексти. Я никогда не пойду против Патруля… Никогда! Я не имею с этим ничего общего! Страх его был так очевиден, что почти физически заполнил комнату. Но чего он боялся? Силовой бомбы? Был только один путь узнать правду. И второй раз в жизни Картр безжалостно вторгся в мозг человека, узнавая необходимое – отчасти. Кан всхлипнул, затих. Теперь он будет тих. Картр отвернулся. Нужно многое сделать. Жаль, что Кумми не доверил маленькому человечку многое, в его информации большие пробелы. Они могут оказаться смертельными для рейнджеров. Сержант подошел к Рольтху. «Под лестницей действительно лежит силовая бомба. И кан-пес должен выманить нас туда и взорвать. Прежде чем это произойдет, всех отводят с верхних этажей. Кан вернулся сюда за какими-то вещами. Лестница охраняется…»
   – Мы можем прорваться… только шумно будет. – Да. Меня удивляет, зачем эти лестницы. Ведь у них были гравитационные лифты. Странно… и, может быть, важно.
   – Это общественное здание, – напомнил ему Рольтх. – Лестницы могли использовать для церемоний. Ополти, например, всюду летают, кроме храма Аффида. Как будто других выходов вниз нет. А как наши парни? Если кан-псу надоест их ждать, он может просто взорвать бомбу…
   – Да… Картр стоял неподвижно. Он отгораживался, сначала от коридора, потом от этой комнаты, от Рольтха, Фортуса Кана, от себя самого. Он сделал это! Его мозг коснулся мозга Зинги! Он предупредил. И вот он снова в неряшливой комнате, ошеломленно трясет головой, видит прислушивающегося у двери Рольтха. Люди… двое… трое… идут по залу, прямо к этой комнате!


   От резкого стука в дверь оба рейнджера застыли. – Кан! Уходим немедленно! Выходи! Но Фортус Кан был погружен в собственный мир. – Кан! Эй, придурок, выходи! Картр вступил в контакт. Юный корабельный офицер, которого он встретил утром, и еще двое – люди, не сенситивы. Их подгонял страх. И страх победил. Немного поспорив – их голоса доносились из-за двери как бормотание, – они ушли. Рольтх скользнул к окну и осмотрел то, что находится внизу.
   – Нужно уходить быстро? – спросил он, не оборачиваясь. – Они боятся, слишком боятся, чтобы мы могли задерживаться.
   – Внизу еще одна крыша, но слишком далеко, чтобы добраться без присосок.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное