Андрэ Нортон.

Последняя планета

(страница 6 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Почему вы не кончаете, сэр? Только варвар-рейнджер может спорить с этим. Это вы хотели сказать? Что ж, я варвар и считаю, что лучше было оставаться свободным в джунглях, чем приходить сюда. Но давайте объяснимся. Правильно ли я понял, что вы передали власть Патруля Джойду Кумми?
   – Плохо, когда власть разделена. – Джексен по-прежнему не поворачивался и не смотрел в лицо Картру. – Каждый человек должен сделать свой вклад, чтобы помочь общине. Джойд Кумми имеет доказательства, что приближается сезон жестоких холодов. Наш долг – помочь подготовиться к этому. Он хочет послать вас на охоту. Скоро пища станет проблемой. Здесь есть женщины и дети…
   – Понимаю. И рейнджеры должны заняться охотой. Что ж, нужно подготовиться. А тем временем, мы хотим занять отдельное помещение.
   – Вам с Рольтхом отведены помещения здесь. – Рейнджеры предпочитают держаться вместе. Как вы знаете, такова всегда была политика Патруля. Или Патруль совершенно перестал существовать? – Если бы не усиливающееся беспокойство, Картр не стал бы добавлять этого.
   – Послушайте, Картр, – Джексен повернулся от окна. – Не время ли посмотреть в лицо действительности? Нам придется провести здесь всю жизнь. Нас семеро человек против почти двухсот… И эти двести хорошо организованы.
   – Семеро? – переспросил Картр. – Если считать и командира, нас девять.
   – Людей, – Джексен подчеркнул это слово. Вот оно – открыто. Картр уже давно боялся услышать это. – Четыре рейнджера и пять членов экипажа, – упрямо ответил он. – И рейнджеры держатся вместе.
   – Не будьте дураком! – К чему мне это преимущество? – Картр был теперь холоден, как лед. – Похоже, остальные довольны?
   – Вы человек. Вы принадлежите своей расе. А эти чужаки… они…
   – Джексен! – Картр раз и навсегда отбросил мысль о том, что офицер – его начальник. – Я знаю все эти заезженные шаблонные аргументы. Не нужно снова перечислять их. Я слышу их с тех пор, как вступил в Патруль и стал рейнджером…
   – Вы юный идиот! С тех пор как вступили в Патруль? И давно это было? Восемь лет? Десять? Вы еще щенок! С тех пор как вступили в Патруль! Вы ничего не знаете … о проблеме бемми. Только варвар…
   – Я уже согласился с этим. У меня странные вкусы в выборе друзей. Признаем это и прекратим разговор! – Картр снова овладел собой. Ясно, что Джексен пытался оправдать свое нынешнее положение не только перед Картром, но и перед собой.
   – Позвольте мне идти к смерти собственным путем. Или у Кумми правило:» Люди должны держаться друг друга, против бемми?» Джексен отвел взгляд. «У него сильные предрассудки. Не забудьте, он арктурианин. У них были сложные проблемы в отношениях с негуманоидами в собственной системе…»
   – И они очень аккуратно решили эти проблемы, хладнокровно уничтожив всех чужаков!
   – Я забыл, что вы настроены против арктуриан… – Мои чувства к арктурианину, которые, должен признать, отличаются от ваших, не имеют отношения к данному случаю.
Я просто отказываюсь разделять такие взгляды относительно бемми. Если лорд вице-сектора хочет, чтобы рейнджеры охотились для него, отлично. Но мы сохраняемся как единый отряд. И если нам попытаются помешать, что ж, мы готовы ко всему.
   – Послушайте! – Джексен яростно пнул лежавший на полу спальный мешок. – Подумайте еще, Картр. Мы проведем здесь остаток жизни. Нам исключительно повезло: Кумми считает, что этот город может быть полностью восстановлен. Мы можем начать все снова. Я знаю, вам не нравится Кумми, но он способен превратить толпу истеричных пассажиров в организованное сообщество. Семь человек не могут сопротивляться ему. Все, о чем я вас прошу: не повторяйте Кумми то, что вы сказали мне. Сначала подумайте.
   – Обязательно. Тем временем рейнджеры займут общее помещение.
   – Ну, ладно, – Джексен пожал плечами. – Делайте то, что вам нравится. «Может, следовало сказать: то, что нравится Кумми» , -думал, выходя из комнаты Картр. Рейнджеры ждали его, и он начал отдавать распоряжения. – Рольтх, ты с Филхом идешь в башню. Если кто-нибудь попытается вас остановить, укажите на право Патруля. Может, подчиненные Кумми еще сохранили какое-то уважение к Патрулю. Зинга, где ты оставил наши мешки? Пять минут спустя Картр и закатанин подобрали четыре рейнджерских рюкзака. «Подсунь под них антигравитационный диск, – сказал Картр, – и пошли.» Плывущие над полом рюкзаки легко было тащить. Картр и Зинга направились в глубь здания. Но когда они приближались к лестнице, ведущей к башне, им встретился Фотус Кан. Он прижался к стене, давая им пройти, так как Картр не остановился. Но когда они прошли, Кан спросил:
   – Куда вы идете? – Заселяем помещение рейнджеров, – коротко ответил сержант.
   – Он следит за нами, – прошептал Зинга, когда они начали подниматься. – Он не очень смел. Стоит погромче гневно прикрикнуть на него, и он побежит…
   – И не пытайся, – возразил Картр. – У нас и так достаточно неприятностей. незачем искать новых.
   – Хо! Значит, ты понял это? Короткая, но веселая жизнь, как говорил мой брат. Интересно, где теперь Зифр. Одевается в шелк и три раза в день ест брофиды, или я не знаю этого грабителя! Но я был бы рад увидеть его гнусное лицо на верху лестницы. Он прекрасный боец, искусно управляется с силовым лезвием. Раз – и враг повержен, и половина его внутренностей наружу… Они и сейчас могут справиться с 50 бойцами, горько подумал, Картр, а может, только с десятью.
   – Добро пожаловать, путешественники! – это Рольтх. Очки превращали его лицо в насекомоподобное, когда он смотрел на них сверху. – Наконец-то старая птица нашла себе подходящий насест. Входите и отдохните, мои храбрые друзья!
   – Огненные вампиры и восьминоги! – даже Зинга казался удивленным при виде помещения. Стены его были тускло-прозрачными и зелеными. За ними двигались яркие причудливые фигуры – плавали водные существа! И тут Картр увидел, что это иллюзия, рожденная лучом какого-то скрытого проектора. Зинга сел на мешки, прижав их своей тяжестью к полу.
   – Великолепно! Роскошно! Соблазнит самый привередливый вкус. Существо, задумавшее эту комнату, было гурманом. Я был бы рад пожать его руку, плавник или щупальце. Замечательно! Вот этот красный, разве не напоминает он до последней чешуйки брофида? Что за удивительная комната!
   – Как дела с продовольствием? – спросил Картр у Рольтха через голову Зинги. Брови фальтхарианина поднялись настолько, что стали видны над очками. «Ты считаешь, что мы можем оказаться в осаде? Есть несколько нетронутых банок, примерно на 5 дней нормального питания или вдвое дольше, если затянем пояса.»
   – Вы хотите сказать, – вмешался Зинга, – что привели в эту возбуждающую аппетит комнату, чтобы кормить грибами и прочим мушиным ядом, который мы ели, карабкаясь по скалам, когда не было никакой надежды на охоту? Я не выдержу такой пытки! Как свободно рожденный гражданин, я настаиваю на своих правах…
   – Свободно рожденный гражданин? – переспросил Филх. – Более подходит второй класс… или даже третий. А ты вообще не имеешь никаких прав… Но Рольтх заметил выражение лица Картра и вмешался. – Как обстоят дела? Честно. – Примерно так. – Картр сел на единственный предмет меблировки в комнате – скамью из молочного стекла. – Я был у Джексена. Он сказал, что у Кумми есть для меня приказы…
   – Приказы? – снова брови фальтхарианина выдали его изумление. – Штатский, отдающий приказы Патрулю? Хоть мы и рейнджеры, но все же члены Патруля!
   – Неужели? – спросил Филх. – У патрульных есть корабли, их поддерживает вся мощь Патруля. Мы только выжившие после крушения и не можем рассчитывать на появление флота.
   – Джексен тоже так считает. Я понял, что он более или менее уступил свою власть Кумми. Он считает, что тут всем должен распоряжаться лорд вице-сектора…
   – И что мы счастливы, оказавшись здесь? Да, я понимаю эти аргументы, – сказал Рольтх. – Но Джексен – он патрульный до мозга костей. Что-то есть в его позиции странное, не укладывается в его характер! Филх отмахнулся от подобной ерунды. «Психологическая реакция Джексена не должна нас интересовать. Правильно ли я понял, что бемми признаются здесь гражданами второго сорта?»
   – Да. – Ответ был жесток, но Картр не хотел скрывать правду.
   – И тебе предложили держаться подальше от… нечистых? – протянул Зинга, откидываясь назад и захватив руками колени.
   – Да. – Где пределы их глупости? – воскликнул Рольтх. – Если они хотят, чтобы мы для них охотились, значит, они нуждаются в пище. А эти мягкотелые горожане ничего не добудут, только кусты потопчут. Они должны были бы договориться с нами, а не настраивать против себя.
   – Когда ты видел логичный предрассудок? И Джексен согласился с таким отношением к бемми? – В глазах Филха появился неприятный блеск.
   – Не знаю, что случилось с Джексеном, – взорвался Картр. – И не интересуюсь! Гораздо важнее, что произойдет теперь с нами…
   – Вам с Рольтхом не о чем беспокоиться, – заметил Филх. Картр вскочил и сделал два больших шага. Его зеленые глаза оказались на уровне красных глаз тристианина.
   – Чтобы я в последний раз это слышал! Я сказал Джексену – и скажу Кумми, если понадобится, – что рейнджеры останутся вместе. Филх сжал тонкие губы. Глаза его сузились. Он успокаивающе развел руками, голос его зазвучал ровно.
   – Как реагировал Джексен на твои слова? – Многословием. Но это дало мне возможность настоять на том, чтобы мы поселились вместе. Зинга встал и начал ходить по комнате. «Что еще нового? – спросил он у Рольтха. – Что у нас за помещение?»
   – На этом этаже еще одна комната, с двумя окнами, выходящими наружу, на лестницу Филха. Над этой большая комната, а на третьем этаже помещение с ванной. Хотите верьте, хотите нет, но там идет вода! Картр не обратил внимание на одобрительное восклицание Зинги. «Вход только один? Вы уверены?»
   – Да. Конечно, если к нам не спустятся с неба. Но я считаю, что этого можно не бояться. А эту дверь можно закрыть. Смотрите… Рольтх встал на темно-красный квадрат в полу. Из правой стены беззвучно выдвинулась дверь и закрыла вход. Дверь представляла собой металлическую плиту.
   –Теперь попробуй открыть, – сказал фальтхарианин сержанту. Но даже с помощью Зинги и Филха Картр не смог сдвинуть дверь с места. Тогда Рольтх снова ступил на квадрат, и дверь легко открылась.
   – Филх закрыл меня, когда мы осматривали помещение, и нам пришлось поломать себе голову. Хитрый парень это построил. Чтобы пробиться, понадобился бы мощный разрушитель.
   – Кстати, есть ли он у них? – Зинга выразил мысль Картра. Но тут же это беспокойство отошло на второй план. Картр почувствовал, что кто-то поднимается по лестнице. По знаку сержанта рейнджеры разошлись. Зинга прижался к стене у двери, чтобы оказаться за спиной вошедшего. Филх лег на живот за гору рюкзаков, а Рольтх извлек бластер и встал немного в стороне от сержанта.
   – Картр! Они узнали голос.
   – Входите. Смит повиновался. Он вздрогнул, когда за ним материализовался Зинга. Лицо Смита беспокойно хмурилось, и Картр понял, что он для них не опасен. Вторично связист приходил к ним, но не как враг.
   – Что случилось? – спросил сержант. Все же Смит на стороне Джексена.
   – Всякие разговоры. Говорят, что рейнджерам нельзя доверять.
   – Что ж, – губы Картра раздвинулись, но не в улыбке. – Я много раз и раньше слышал это, но от этого не становилось хуже.
   – Раньше – может быть. Но этот арктурианин… он… он сошел с ума! – взорвался Смит. – Говорю вам, он сумасшедший!
   – Может, вы сядете, – зашипел Зинга, – вот сюда, чтобы мы могли приглядывать за вами, – и расскажете все по порядку.


   – Да мне практически нечего рассказывать. Какое-то чувство. Кумми настаивает, чтобы мы держались в стороне от всех, кроме его собственных людей. У него есть охрана: этот кан-пес, несколько человек из экипажа Х451, один из них офицер, два фермера, выращивающие интал, и три профессиональных наемника. Все вооружены: бластеры, выпущенные Контролем, и силовые лезвия. Но я не видел и не слышал о других офицерах с Х451. И Кумми отдает приказы НАМ! Дальтру и Спину приказано присоединиться к техникам и помочь им в управлении городской техникой. А ведь они патрульные! И Джексен не возразил.
   – А вы? Получили назначение? – спросил Рольтх. – К счастью, меня не было, когда искали специалистов-техников. Послушайте, как он смеет отдавать приказы Патрулю? – В голосе Смита звучало искреннее недоумение. Вторично вынужден был Картр объяснять:"Постарайтесь поскорее понять нас, что относительно вас, Кумми и всех остальных ПАтруль перестал существовать. Нам не на что опереться. У него есть опора. Вот почему…»
   – Вы возражали против нашего прихода сюда? – подхватил Смит. Картр ощутил его растущий гнев. – Вы были правы! Я знаю, вы, рейнджеры, иначе относитесь к Службе, чем мы. Вы всегда держались независимо. Но мой отец погиб на баррикадах у шлюзов Альтры. Он прикрывал отход остальных и держался, пока не взлетели корабли выживших. А мой отец был вторым помощником на дредноуте Проксимы, который пытался достичь Второй Галактики. Пять поколений нашей семьи служит в Патруле. И пусть сожжет меня Космос, если я когда-нибудь подчинюсь приказам Кумми, пока ношу это! – И он указал на значок кометы.
   – Прекрасное заявление, но оно не поможет вам против частной полиции Кумми, – заметил Зинга. – Значит, простое нежелание получать приказы от штатского привело вас к нам?
   – Не нахальничайте! – выпалил Смит. – Я слышал достаточно, чтобы понять, что Кумми – это смерть для бемми, да и для рейнджеров тоже, – он взмахнул в сторону Картра. – Ходят слухи – я услышал их от одного из фермеров, – что Кумми уже сжег кое-кого…
   – Кого? – Гребешок на голове Филха поднялся. – Бемми? Какого вида? Смит покачал головой. «Не знаю, фермер говорил неясно. Но не следует ожидать от Кумми честности. И я не собираюсь подчиняться его приказам. Может, раньше мы не всегда шли одним курсом, но теперь перед нами общая цель.»
   – Да? – Когти Филха пригладили гребешок. – Но в данных условиях от сделки выигрываете вы. Что вы предложите нам взамен?
   – У него есть то, в чем мы нуждаемся, – вмешался Картр. Просьба связиста была искренней. Он хотел быть с рейнджерами.
   – Все зависит от вас, Смит. Если можете настолько подавить свою гордость, чтобы служить Кумми, сделайте это. Через вас мы многое можем узнать: каковы силы Кумми, есть ли недовольные среди пассажиров, каковы его планы. Мы не будем сражаться слепо. – Теперь он обращался к рейнджерам. – Вы двое, Филх и Зинга, будете держаться незаметно, пока мы не узнаем больше. Незачем привлекать излишнее внимание. Что касается меня, то после разговора с Джексеном я уже занесен в их черные списки. Рольтх не пригоден для дневной работы. Итак, Смит, если вы действительно хотите присоединиться к нам, держите это желание за мозговым блоком, и блок должен быть крепкий. Арктурианин – сенситив, и то, что он не сможет извлечь из незащищенного мозга, сделает для него кан-пес. Это трудное задание, Смит. Вы должны стать сторонником Кумми, противником бемми. Небольшое начальное сопротивление не помешает, иного нельзя ожидать от патрульного с вашим прошлым. Но сможете ли вы, Смит, вести двойную игру и захотите ли? Связист спокойно выслушал, потом поднял голову и кивнул. – Попытаюсь. Не знаю относительно мозгового блока. – Он заколебался. – Я не сенситив. Что может со мной сделать Кумми?
   – Он пять и девять десятых. Полностью овладеть вами не может, если вы боитесь этого. Вы из Луги? Или кто-нибудь из родителей?
   – Мой отец луганин. А мать с Дессарта. – Луга, Дессарт. – Картр взглянул на Зингу. – Высокая сопротивляемость, – тут же ответил закатанин. – Сильное воображение, но эффективный контроль. Способность к контакту ноль целых восемь сотых. Нет, арктурианин не сможет взять над ним верх. И у вас есть мозговой блок, Смит, даже если вы его никогда не использовали. Просто думайте о какой-нибудь специальной проблеме, когда находитесь рядом с сенситивом. Сконцентрируйтесь на своей основной работе…
   – Так? – живо спросил Смит. Как будто он щелкнул переключателем. Вместо открытого мозга была умственная пустота. Картр испустил восклицание, потом сказал:
   – Так держать, Смит. Зинга… Его мысль устремилась к мозгу связиста, и тут он почувствовал устремившийся туда же второй поток энергии, мощный, как мозг бластера. Итак, он был прав! Зинга тоже сенситив, и мощность его он даже не может измерить. Вместе их воля ударила в мозг Смита, пытаясь пробить барьер, прочный, как корпус космического корабля. Капли пота выступили на лбу Картра, собрались у края шлема и потекли ручейками по щекам и подбородку. Потом он шевельнул рукой в знак поражения и расслабился.
   – Можете не беспокоиться о вторжении в ваш мозг, Смит. Если не будете неосторожны. Связист встал. «Значит, мы союзники?» – Он спросил это так, будто опасался, что его прогонят.
   – Да. Постарайтесь узнать побольше. Но, если возможно, не позволяйте отсылать себя далеко. Если понадобится, мы будем действовать быстро.
   – Хорошо. – Смит подошел к двери. Потом повернулся, и сделал рукой жест, обращенный ко всем: людям и бемми, – приветствие патрульного товарищам.
   – А теперь… на всякий случай… – Филх пролетел по комнате и ступил на квадрат, управляющий дверью.
   – Да, – согласился Зинга, – чувствуешь себя как-то спокойнее, когда не нужно думать о защите спины. Что будем делать? Картр вынул левую руку из перевязи и задумчиво потер ее. – Здесь есть врач. Я думаю… Рольтх подошел к нему. «Ты хочешь один спуститься в это логово ?»
   – Хорошо оборудованный корабельный госпиталь должен иметь регенерационную установку. А я хочу идти в битву, если придется идти, с двумя здоровыми руками, а не с одной. К тому же это дает мне законнон основание для того, чтобы походить внизу. Я могу задавать вопросы…
   – Хорошо. Но ты не пойдешь один. Вообще я не думаю, что нам разумно ходить по одному в этом здании, – сказал Рольтх. – Вдвоем веселей, а два бластера расчистят дорогу лучше, чем один.
   – Не беспокойтесь о нас, – Зинга улыбнулся, и его дюймовые клыки блеснули в зеленоватом свете. – Мы будем домовничать. Закрыть за вами дверь?
   – Да. И откроешь, когда уловишь наши мысли. Зинга даже не сморгнул. Конечно, он обнаружил свою силу, когда помогал Картру преодолевать мозговой блок Смита. Но со своим обычным пренебрежением к человеческим эмоциям он, по-видимому, не видел причины для обсуждения своей скрытности. Филх открыл дверь, и они начали спускаться по лестнице. Внизу было тихо, и они почти добрались до коридора, когда Картр почувствовал чье-то присутствие. Это оказался молодой человек в пестром мундире офицера пассажирского корабля.
   – Вы сержант Картр? – Да. – Лорд вице-сектора хочет вас видеть. Картр остановился и с легким интересом взглянул на вновь прибывшего. Вероятно, сержант был даже немного моложе этого космонавта, но неожиданно он почувствовал себя чуть ли не дедом, разговаривающим с внуком.
   – Я не получил от своего командира приказа о придании к штатской секции Центрального Контроля. Удивительно, но этот помпезный ответ обескуражил офицера. Должно быть, Патруль еще сохранил свою мантию. Картр и Рольтх миновали офицера и прошли несколько футов, прежде чем он догнал их.
   – Послушайте! – Он старался, чтобы его голос звучал решительно, но смешался, когда рейнджеры обернулись к нему с серьезным и вежливым выражением. – Лорд Кумми… он здесь главный, вы знаете…– добавил он неуверенно.
   – Раздел шестой, параграф восьмой, общие положения, – ответил Рольтх.
   – Патруль является защитником законов Центрального Контроля. Он может помогать любой штатской службе, если и когда его об этом попросят. Но никогда и никоим образом не передает он свою власть никакому планетарному или секторному правителю, за исключением прямых приказов с печатью Центрального Контроля. Молодой офицер стоял с раскрытым ртом. С внутренним смехом Картр подумал, что меньше всего в такой момент он ожидал услышать цитату из устава. Зинге это понравилось бы. Картр надеялся, что закатанин мысленно следует за ними и сейчас наслаждается.
   – Но…– офицер хотел что-то возразить, но замолчал: выражение вежливого, но нетерпеливого внимания на лице рейнджеров не изменилось. Подождав и не услышав продолжения этого одинокого «но», Картр сказал:"Не покажете ли, в каком направлении находится ваш врач? Я нуждаюсь в его помощи» – и он указал на свое запястье. Офицер с готовнстью повиновался. «Два пролета вниз в конце этого коридора и поворот направо. Доктор Тре занимает первые четыре комнаты.» Он продолжал смотреть им вслед, когда они пошли. – И что же он доложит великому Кумми? – спросил Рольтх, когда они двигались в указанном направлении. – Не хотел бы я оказаться на его месте. Ты считаешь…
   – Что я правильно поступил, отказавшись пойти с ним? Может, и нет, но они уже узнали от Джексена, что я настроен враждебно. И я должен был это сделать. – Лицо Картра ничего не выражало. – Он напустил на нас кан-пса! И Рольтх, который видел это выражение раньше и догадывался о том, что оно скрывает, не решился больше ничего говорить. Больше в коридоре и на лестнице они никого не встретили. Но когда они приближались к первой двери в помещении врача, их слух уловил негромкий шепот. Окна здесь помещались в глубоких прорезях, и из одной такой прорези и донесся призыв.
   – Женщина… Но Картр уже знал это, встретив мозговой блок, которым сенситив препятствует лицу другого пола вмешиваться в свои эмоции. Женщина выглянула и поманила одной рукой. Рольтх двинулся к ней, и Картр кивнул. Фальтхарианин вступит в контакт с женщиной, пока сержант займется врачом. Если кто-то, помимо Зинги, мысленно следит за ними, такое разделение может поставить в тупик. Рольтх ступил в амбразуру и приблизился к окну, увлекая за собой женщину. Здесь их можно было увидеть лишь прямо у прорези. Картр отошел на ярд и оглянулся. Рольтх правильно поступил: с нового места сержант ничего не увидел. Картр вошел в открытую дверь. Судя по оборудованию, это помещение медика. Почти в то же мгновение из внутренней двери появился высокий человек. Картр испробовал умственный контакт и слегка расслабился. Это не арктурианин и вообще не враг. В мозгу незнакомца он не прочел ничего, кроме доброй воли.
   – У вас есть регенератор? – спросил Картр, доставая руку из перевязи.
   – Есть. Другой вопрос, долго ли он здесь будет функционировать. Ни в чем нельзя быть уверенным. Я доктор Ласило Тре. Перелом? – Пальцы его уже начали разматывать бинт, наложенный утром Зингой.
   – Не знаю. Ух… – Картр затаил дыхание, когда Тре начал прощупывать воспаленное тело. Врач усадил рейнджера рядом с установкой, велел вытянуть руку и направил на нее концентрированный луч. Картр почувствовал, как в руку впиваются невидимые жала. Дважды Тре выключал ток и осторожно ощупывал руку – и всякий раз недовольно качал головой. Лишь на третий раз он был удовлетворен. Картр осторожно поднял руку и согнул сначала пальцы, а потом кисть. Хотя ему приходилось уже однажды пользоваться регенератором – у него была сломана нога, – чудо восстановления не стало менее удивительным. Он снял перевязь и счастливо улыбнулся врачу.
   – Лучше, чем новая, – заметил Тре. – Хотел бы я, чтобы вашего командира так же легко было вылечить, сержант… Вибор! Картр почти забыл о командоре. «Как он?» Тре нахмурился. «Физические раны – их мы можем вылечить. Но другие… Я не психо– сенситив. Он нуждается в лечении, которое здесь невозможно… разве что произойдет чудо и нас спасут…»


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное