Андрэ Нортон.

Последняя планета

(страница 5 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Как же нам отсюда выбраться? – Фальтхарианин осматривал порт. Сушествовали другие туннели, но первый осмотр не обнаружил никакого выхода. Картр, однако, был уверен, что выход есть Об этом свидетельствовал воздух – легкий ветерок, чуть теплее и менее затхлый, касался их лиц. Рольтх, должно быть, тоже уловил его, потому что повернулся в направлении, откуда он шел. Следуя за этим чуть заметным проводником, они пришли к плоской круглой плите на дне другой шахты. Картр выворачивал шею, пока не заболело в горле. Далеко вверху виднелся слабый свет. Но они не могут карабкаться… Разочарованный, он повернулся к Рольтху.
   – Можно возвращаться… Но фальтхарианин углубился в изучение панели с кнопками на стене.
   – Не думаю. Посмотрим, работает ли! – Он нажал верхнюю кнопку и тут же сжал товарища: плита начала подниматься, и они вместе с нею взмыли вверх. Оба рейнджера инстиктивно присели. Картр глотнул, чтобы уменьшить давление в гудящих ушах. По крайней мере, подумал он с благодарностью, шахта не закрыта сверху. Их не разобьет о крышку. Дважды пролетали они мимо других платформ, примыкающих к шахте. Картр закрыл глаза. Впечатление бесконечного подъема на лифте было не из приятных. Вряд ли он захочет испытать это снова. Он испытал некогда приступ паники: во время ремонта корпуса в полете потерял привязной трос и отплыл от корабля. В этот раз ощущение было аналогичное.
   – Прибыли… Картр открыл глаза, обрадовавшись дрожи в голосе Рольтха. Итак, фальтхарианин наслаждался путешествием не больше него. Где они? Сержант почти на четвереньках сполз с плиты и огляделся. Помещение, в котором они находились, было хорошо освещено. Над головой, поднимаясь на головокружительную высоту, громоздились этаж за этажом галереи, идущие от центра. Но тут Картра отвлек от наблюдений крик Рольтха:
   – Она… она ушла. – Фальтхарианин широко раскрытыми глазами смотрел на пол. Плита-лифт, на которой они поднялись, исчезла, и пол, насколько мог видеть Картр, был сплошным, без единой щели.
   – Она опустилась, – теперь Рольтх лучше владел своим голосом, – а сбоку выдвинулся блок и закрыл отверстие.
   – Может, именно поэтому подземные пути и не были обнаружены, – предположил Картр. – Допустим, шахта открывается лишь тогда, когда снизу к платформе из туннеля прибывает машина.
   – Пока мы не оставим это проклятое место, буду держатся подальше от середины помещений, – сказал Рольтх. – Вдруг окажешься на плите в тот момент, когда внизу кто-то прибыл. Настоящая ловушка! – И он осторожно, прощупывая каждый шаг, направился к ближайшей двери. Картр был склонен последовать его примеру. Как заметил фальтхарианин, невозможно предсказать, когда начнут действовать древние механизмы. Ему пришла в голову мысль: а вдруг именно появление их вездехода активизировало робота и вызвало весь эпизод с патрульным? Но несколько секунд спустя он ощутил потенциальную угрозу, гораздо более серьезную, чем машины.
Впереди какое-то неизвестное живое существо. Арктурианин? Нет. Чужой мозг, которого он коснулся, не был так силен. Тот, кто находился впереди, не обладал способностью к прощупыванию мыслей. Пока их не увидят, Картр может не бояться, что их присутствие будет обнаружено. Рольтх понял знак сержанта. Оба положили руки на рукоятки бластеров. Но зал за первой дверью оказался пуст. Он был квадратный и уставлен скамьями из материала, похожего на молочное стекло. Неяркий свет исходил от стен, и в этом свете молочная поверхность искрилась. Должно быть, какая-то прихожая. Потому что в противоположной стене находились две двери, вдвое превышающие рост Картра. На них он впервые в городе увидел скульптурное изображение – символическая листва. Именно за этими дверями находился кто-то живой. Сержант, блокируя все прочие впечатления, сосредоточился только на этой скрытой впереди искре жизни. Он радовался, что неизвестный – не сенситив, что можно касаться его мозга, не выдавая своего присутствия. Человек. Сенситивность три с половиной, не больше. При четырех он бы смутно ощутил присутствие чужого, забеспокоился бы, при пяти немедленно обнаружил бы его присутствие. Но сержант ощущал лишь упадок духа, умственную усталость. И это не пират и не пленник пиратов. Впечатление насилия в прошлом или настоящем совершенно отсутствовало. Но… Картр уже взялся рукой за широкую ручку двери. Кто-то только что присоединился к человеку за дверью. После первого же пробного контакта сержант мгновенно отступил. Арктурианин! Он узнал этот мозг и понял, что обнаружен. Арктурианин знал, что они здесь, знал так, будто его взгляд мог проникнуть сквозь камень. Картр закусил губу. Арктурианин как будто поймал их на приманку, заставил обнаружить себя. Но если это так… В зеленых глазах рейнджера сверкнуло пламя. Он сделал знак Рольтху. Тот неохотно убрал руку с бластера. Картр критически осмотрел его, потом взглянул на свою одежду. Влисовая кожа сапог и поясов ничем не выдавала пребывание в густых джунглях. Значки со сверкающими кометами по-прежнему блестят на груди и шлемах. И хоть к ним добавлено изображение стрелы и листа, это все равно знак Патруля. Обладатель такого знака имеет право появляться в любом месте Галактики без разрешения. В сущности он сам должен требовать у других объяснения. Картр потянул за ручку двери. Обе ее половины ушли в стены, образовав проход, достаточно широкий для шести человек. За дверью свет, исходящий от стен, был гораздо ярче и сосредоточивался на овальном столе в самом центре помещения. За таким столом мог собраться весь экипаж крейсера. Стол из молочного камня, из того же материала и огибающие его скамьи. За столом неподвижно сидели двое людей. Но Картр заметил, что рядом с более высоким – арктурианином – на столе лежит бластер. Увидев знаки Патруля, арктурианин быстро вскочил, на лице у него появилось изумленное выражение. Второй, меньшего роста, облизал губы, и Картр знал, что его удивление тут же перешло в радость.
   – Патруль! – это произнес арктурианин. В его голосе не звучала радость, но мозговой блок был на месте, и Картр не знал, что скрывается за этим черными загадочными глазами. Эти двое не пираты. Оба одеты в разноцветные туники фантастического покроя, излюбленные упадочными цивилизациями внутренних систем. И бластер на столе был их единственным оружием. Картр двинулся вперед.
   – Кто вы такие? – резко спросил он, подражая манерам и голосу Джексена. Он никогда раньше не выполнял обязанности патрульного. Но пока у него знак кометы, ни один штатский не заподозрит этого.
   – Джойд Кумми, лорд вице-сектора Арктура, – почти насмешливо ответил высокий. Он держался с обычным высокомерием своей расы. – Это мой секретарь Фортус Кан. Мы были пассажирами на «Капелле Х451». На нее напали пираты, и она ушла в овердрайв в поврежденном состоянии. Выйдя из овердрайва, мы обнаружили, что корабельный компьютер вышел из строя и мы находимся в совершенно неизвестном районе Галактики. У нас хватило горючего на две недели полета, затем мы были вынуждены приземлиться здесь. С тех пор мы все время пытаемся связаться с кем-нибудь, но не знали, что нам это удалось. Вы с …? Лорд вице-сектора? К тому же арктурианин. Картр понял, что ступил на опасную почву. Но он решил: этот Джойд Кумми не должен узнать, что патруль не прибыл спасать потерпевших крушение. Что они в таком же положении. Что-то здесь неправильно. Картр был начеку. Если нельзя прочесть его мозг, то нужно скрыть собственные мысли.
   – Рейнджер Рольтх и сержант Картр, приписанные к «Звездному пламени». Мы обязаны сообщить о вас своему командиру.
   – Значит, вы явились не в ответ на наш сигнал? – Это вступил Фортус Кан. На лице его появилось выражение разочарования.
   – Мы выполняем обычный разведочный полет, – холодно ответил Картр. С каждым моментом напряжение усиливалось. Блок арктурианина был мощный, но не мог он скрыть все эмоции. И не пытался. По шкале сенситивности арктурианин достигал 5.9. Но если Кумми не встречал раньше кого-нибудь из расы Картра – а это маловероятно, они почти никогда не улетали со своей планеты, – он не мог догадаться, что перед ним 8.6. Голос Фортуса Кана перешел в вопль."Значит, вы не сможете забрать нас отсюда. Но вы можете вызвать помощь…» Картр покачал головой. «Я доложу о вашем присутствии командиру. Сколько вас?»
   – 150 пассажиров и 25 членов экипажа, – ответил Джойд Кумми. – Как вы добрались сюда незамеченными? Мы активизировали найденных здесь патрульных роботов… Его прервал – Картр заметил, что это рассердило арктурианина, – Фортус Кан.
   – Вы уничтожили патрульного? На проспекте Кумми? Проспект Кумми! Картр понял значение этого. Итак, здесь правит лорд вице-сектора – настолько, чтобы дать свое имя главной улице города.
   – Мы дезактивировали робота в городе, который считали покинутым, – ответил Картр. – Поскольку ваше присутствие здесь – очень важное открытие, мы прервем разведку и немедленно вернемся в лагерь.
   – Конечно. – Кумми превратился в исполнительного чиновника. – Мы сумели привести в действие несколько наземных машин. Одна из них отвезет вас…
   – Мы полетим, – быстро возразил Картр. – И вернемся к вездеходу прежним путем. Долгой жизни, лорд вице-сектора! – Он поднял руку в традиционном приветствии. Но уйти так легко не удалось.
   – Вас доставят до вашего вездехода, сержант. Есть и другие роботы– патрульные, и для вас же безопасней, если ваш провожатый будет знать пароль. Мы не можем рисковать членами Патруля… Картр не решился отказаться от такого внешне разумного предложения. И все же… он знал, что за этим что-то кроется. Он чувствовал холодок страха в позвоночнике, это чувство много раз раньше спасало ему жизнь. Если бы только он мог прощупать мозг Фортуса Кана! Но он не решился и на это в присутствии арктурианина.
   – Я думаю, не стоит возбуждать наших людей сообщением о вашем прибытии, – продолжал лорд, провожая рейнджеров в прихожую. – Конечно, их подбодрит известие об установлении контакта с Патрулем. Особенно теперь, когда после пяти месяцев передач по слабенькому коммутатору мы уже считали, что обречены прожить здесь остаток жизни. Но я предпочитаю обсудить положение с вашим командиром, прежде чем вызвать у них надежду. Вы, очевидно, заметили, как реагировал на ваше появление Кан. Он увидел в этом обещание немедленного возврата к благам цивилизации. И поскольку патрульный корабль не сможет забрать всех, нужно провести кое-какую подготовку… Дважды во время своей речи арктурианин делал попытки проникнуть в мозг Картра … или захватить над ним контроль? Но сержант был начеку и знал, что Кумми получит лишь представление о патрульном корабле ,севшем в отдаленном районе, кораблем руководит бдительный и умелый командир, с таким человеком трудно будет иметь дело штатскому администратору.
   – Я считаю это мудрым решением, лорд вице-сектора, – вставил Картр в первую же паузу. – Значит, вы уже пять месяцев находитесь здесь, в городе?
   – Не с самого начала. Аварийная посадка произошла в нескольких милях отсюда. Но при спуске мы зарегистрировали город и после посадки смогли отыскать его без труда. Его механизмы оказались в удивительно исправном состоянии. Мы считаем, что нам необыкновенно повезло. Конечно, наличие в экипаже Трестора Винка и двух его помощников оказалось добавочной удачей. Он техник-механик с линии Капеллы. И здешние машины совершенно поглотили его. Он считает, что обитатели города в некоторых отношениях превосходили нас. Да, нам повезло. Они пересекли помещение с скрытой шахтой лифта и вышли на просторный балкон, нависавший над таким огромным залом, что Картр почувствовал себя в нем песчинкой. С балкона в зал вела лестница – ступени такие широкие, что предназначались, казалось, для гигантов. А из зала через колоннаду в форме древесных стволов открывался выход на улицу.
   – Кумбс. Ожила фигура, прислонившаяся к одной из колонн. – Отвези патрульных к их вездеходу. Я не прощаюсь. – Лорд повернулся к Картру с великодушием значительного лица, разговаривающего с подчиненным.
   – Мы скоро снова встретимся. Вы хорошо поработали, и мы вам благодарны. Передайте вашему командиру, что мы ждем от него сообщений. Картр отсалютовал. Во всяком случае арктурианец не настаивает на том, чтобы сопровождать их до вездехода. Но он ждал, пока они не уселись в маленький наземный экипаж и водитель двинул его с места. Когда они отъехали от здания, Картр обратил внимание на водителя. Этот щетинистый еж черных волос с просветами коричневого, эти длинные челюсти. Так вот почему Кумми отпустил их одних. Неудивительно, что он не считал необходимым самому сопровождать их. Он все равно с ними, хотя и не телесно. Их водитель – кан-пес, совершенный слуга, чей мозг настроен только на действия в пользу хозяина. Как будто что-то скользкое коснулось кожи Картра. У него было врожденное отвращение сенситива к таким созданиям. И теперь он должен… Самая мысль об этом переворачивала пустой желудок. Более неприятной задачи он никогда перед собой не ставил. Придется погрузиться в этот мозг так, чтобы не заподозрил хозяин, и поместить ложные воспоминания…
   – Куда? – Даже этот голос болезненно отдавался в нервах. – По этой широкой улице, – сквозь стиснутые зубы приказал Картр. Он сжал руку Рольтха. Фальтхарианин не двинулся, но ответил легким пожатием. Картр начал, рот его кривился от отвращения, мозг и тело равно сопротивлялись воле, принуждавшей их. Было даже хуже, чем он ожидал. Контакт иссушал, опустошал его. Но он продолжал. Неожиданно экипаж свернул в проезд и остановился во дворе. Они оставались в машине, пока Картр не довел тошнотворную схватку до конца. Голова кан-пса упала вперед, и он осел в сидении водителя. Рольтх вышел. Но Картру пришлось напрячь все силы, чтобы последовать за ним. Он вцепился в стену и повис. Его тошнило. Рольтх подхватил его трясущееся тело. С помощью фальтхарианина Картр выбрался на улицу.
   – Вперед… – слово произнесено с трудом между приступами рвоты.
   – Да, вижу. Слабый блеск радиации чувствительные глаза Рольтха улавливали несравненно лучше. Они находились в четырех кварталах от того места, где робот выстрелил в дверь. А оттуда они легко найдут дорогу к вездеходу. Рольтх не задавал вопросов. Он шел рядом, готовый поддержать, излучая успокоительное тепло искренней чистой дружбы. Чистой!.. Картр подумал, почувствует ли он когда-нибудь себя чистым. Как может сенситив – пусть даже арктурианин – иметь дело с таким существом? Но не нужно думать о кан-псе. Когда они добрались до места атомной вспышки, Картр уже шел уверенно. Как только они обнаружили круги, оставленные фальтхарианином, ходьба сменилась бегом. Добравшись до вездехода, Картр сказал:
   – Уходить ломаным курсом. Возможно, они все-таки следят за нами. Рольтх хмыкнул в знак согласия. Вездеход взмыл в воздух. Им в лицо ударил холодный ветер, предвестник рассвета. Картру хотелось, чтобы этот ветер смыл все воспоминания о встрече с кан-псом.
   – Ты не хочешь, чтобы они знали о нас? – это был полувопрос, полуутверждение.
   – Пусть решает Джексен, – ответил Картр, охваченный всепоглощающей усталостью. Ему хотелось лечь и уснуть. Но он не мог. И он заставил себя объяснить Рольтху, чего им следует опасаться в будещем.
   – Этот водитель был кан-пес. И что-то здесь подозрительно, крайне подозрительно. Рольтх не был сенситивом, но, как рейнджер, он знал достаточно. Он выпалил одно-два лающих слова на своем родном языке.
   – Мне пришлось поместить ему в мозг ложные воспоминания. Он доложит, что довез нас до вездехода, расскажет, о чем мы говорили в пути, укажет направление, в котором мы улетели…
   – Так вот что ты делал! – Рольтх оторвал взгляд от индикаторов и посмотрел на товарища со смешанным выражением уважения и страха. Картр расслабился, откинул голову н а сидение. Теперь, когда они удалились от огней города, на небе появились бледные звезды. Что сделает Джексен? В таком случае – что с Кумми? Чем тот занимается сейчас?
   – Ты не доверяешь арктурианину? – спросил Рольтх, когда они легли на правильный курс.
   – Он арктурианин,ты их знаешь. Он лорд вице-сектора и, несомненно, командует всем городом. И … и он не откажется от власти…
   – Значит, он недоволен появлением Патруля? – Возможно. Лорды секторов в наши дни своевольны, всюду борьба за власть. Хотел бы я знать, почему он летел на обычном пассажирском корабле. Если он…
   – Если он убегал с какого-нибудь горячего места, то был бы только рад найти здесь новое королевство? Да, я могу это понять, – сказал Рольтх. Вездеход плавно свернул направо. Рольтх выключил главный двигатель, оставив только экраны парения. Они медленно двигались новым курсом. Это увеличит на час время возвращения. Но так их не засекут из города. Остальную часть пути они почти не разговаривали. Картр несколько раз начинал дремать и всякий раз просыпался в кошмаре. Мозг его требовал полного отдыха. С трудом пытался он строить планы на будущее. Он доложит ситуацию Джексену. Офицер не доверяет впечатлениям сенситива, он может не поверить в беспокойство Картра. А у сержанта не было доказательств утверждения, что чем дальше они будут находиться от Кумми, тем лучше. Почему он боится Кумми? Потому что тот арктурианин, тоже сенситив? Или из-за кан-пса? Почему он так уверен, что лорд вице-сектора – опасный враг?


   – Вы должны признать, что его объяснение достаточно правдоподобно… Картр смотрел на Джексена через плоский обломок, служивший им столом.
   – И город прекрасно сохранился, – безжалостно настаивал офицер. – К тому же в отряде с Х451 оказались техники-механики, которые смогли оживить его… Сержант устало кивнул. Ему следовало явиться на это состязание воли с ясным умом и отдохнувшим телом. Он же, напротив, испытывал умственную и физическую усталость. С трудом выслушивал он неодобрительные замечания Джексена.
   – Если все это правда, – Джексен в третий раз повторил то, что казалось ему логичным и разумным заключением, – я не понимаю вашего нежелания, Картр. Если только, – тут он начал излучать явную враждебность, но уставший Картр не прореагировал, – если только ваше отношение к арктурианину не вызвано личными причинами. – Он замолчал, и его враждебность сменилась чувством, близким к симпатии.
   – Разве не арктурианин отдал приказ сжечь Илен?
   – Насколько мне известно, это вполне возможно. Но не в этом причина моего недоверия к этому Джойду Кумми, – начал Картр, собрав все остатки терпения. Не было смысла говорить о том, что Кумми использовал кан-пса. Только сенситив может понять весь ужас этого. Джексен нашел объяснение, которое кажется ему разумным, и теперь будет его держаться. Сержант давным давно понял, что несенситивы обладают глубоким недоверием к возможностям мысленного контакта, а некоторые даже не признают его существования. Джексен по существу относился к таким. Он поверил бы в способность Картра иметь дело с животным и чужаком-негуманоидом, но внутренне отвергал возможность чтения человеческого мозга. Картр сделал все, что мог, чтобы предотвратить следующий шаг Джексена. Теперь остается только ждать, пока обнаружится опасность, которую таит в себе город. И вот они присоединились к выжившим с Х451 и признали, вопреки совету Картра, что их собственный корабль разбит. Джойд Кумми встретил их вежливо и гостеприимно. Вибором занялся корабельный врач. Роскошные помещения, соседние с аппартаментом лорда вице– сектора, как подозрительно отметил Картр, были отведены для экипажа и офицеров. Рейнджерам, однако, оказали гораздо более холодный прием. Картру и Рольтху дали понять, что как гуманоиды они считаются равными остальным подданным королевства Кумми. Но арктурианин лишь слегка кивнул Зинге и Филху и ничего не сказал о помещении для них. Картр собрал свой маленький отряд в центре большой пустой комнаты, где ,вероятно, их нельзя было подслушать. Когда они, скрестив ноги, сели на пол, Зинга сказал:"Если вы будете утверждать, что запах этих залов далек от аромата цветов, я с вами соглашусь. – Он повернулся к Картру. – И долго еще обрывки лояльности будут заставлять тебя мириться с таким положением?» Когти Филха поскребли жесткие чешуйки рук. – Рейнджеры должны говорить, только когда к ним обращаются. И рейнджеры-бемми должны позволить своим господам решать, что для них лучше. Они должны быть исполнительны, скромны и помнить свое место… Картр сдерживался с тех самых пор, как его мнением пренебрегли и явились сюда, в место, которое он считал ловушкой. Но тут он не выдержал:
   – Хватит! Я уже слышал подобное! – Зинга прав. – Рольтх не обратил внимания на вспышку Картра. – Либо мы принимаем существующие здесь условия… либо уходим, если сможем. И, может быть, у нас совсем не осталось времени для размышлений.
   – Если сможем, – повторил Зинга с улыбкой, проявившей не веселье, а множество острых зубов. – Чрезвычайно интересное предположение, Рольтх. Интересно, были ли… или есть… в составе экипажа и среди пассажиров Х451 бемми? Вы заметили, что применительно к ним я склонен использовать прошедшее время? Мне кажется, что так правильнее. Картр рассматривал свои две коричневые руки, одну выступающую из грязной перевязи, другую отдыхающую на колене. Руки исцарапаны, огрубели, ногти обломаны. И хотя он внимательно изучал каждую царапину, мысли его были заняты словами Зинги. Нет… он не собирается мириться с положением. Надо подготови ться.
   – Где наши мешки? – спросил он у Зинги. Оба века щелкнули в медленном мигании. «Эти сокровища перед нашими глазами. Если нужно будет уходить в спешке, мы сможем это сделать со всем походным оборудованием.»
   – Я предложу Джексену, чтобы рейнджеры жили отдельно в общем помещении… – медленно сказал Картр.
   – В западном углу этого здания есть трехэтажная башня, – вмешался Филх. – Отступим к этому высокому насесту. Может быть, они будут настолько рады избавиться от нас, что разрешат это.
   – Позволить, чтобы нас закрыли, как в бутылке? – спросил Зинга с ядом в свистящем голосе. Филх раздраженно щелкнул когтями. «Ничего подобного. Вспомните, мы имеем дело с горожанами, а не исследователями. Для них все возможные входы и выходы – это окна и двери.
   – Значит, в твоей хваленой башне есть что-то, не вошедшее в этот каталог? И оно послужит для нас выходом? – Бледные губы Рольтха изогнулись в легкой улыбке.
   – Естественно. Иначе я не предложил бы ее в качестве убежища. Во внешнюю стену вделан в виде украшения ряд колец. Это все равно, что лестница для тех, кто знает, как пользоваться руками и ногами…
   – И закрывает глаза, делая это, – простонал Зинга. – Иногда я хочу быть штатским и вести безопасную и мирную жизнь.
   – Позволим этим людям считать, что они провели нас. – К Филху вернулось его обычное хорошее настроение. – Если захотят, они поставят охрану у единственной лестницы, ведущей в башню. Картр кивнул. «Повидаюсь с Джексеном. В конце концов хоть мы и рейнджеры, но принадлежим к Патрулю. И если мы хотим жить вместе, ни один штатский не имеет права спрашивать нас… даже лорд вице– сектора! Сидите тихо. Он встал, а трое рейнджеров кивнули. Они хоть и не сенситивы – впрочем, Картр подозревал, что Зинга обладает схожими с его собственными способностями, – но они знали, что их только четверо в потенциально опасном окружении. Нужно добраться до башни Филха! Но ему пришлось долго дожидаться Джексена. Офицер сопровждал Вибора к врачу. А вернувшись и обнаружив ожидающего Картра, Джексен был далеко не сердечен.
   – Что вам тут нужно? Вас спрашивал лорд вице-сектора. У него есть приказы…
   – С каких это пор, – прервал Картр, – лорд вице-сектора имеет право отдавать приказы патрульным? Он может советовать и просить, но не приказывать любому носителю кометы – патрульному или рейнджеру! Джексен подошел к окну и стоял, постукивая пальцами по подоконнику, повернувшись к сержанту спиной. Отвечая, он не обернулся.
   – Мне кажется, вы не совсем понимаете наше положение, сержант. У нас нет корабля. Мы…
   – А разве корабль необходим? – Но, может, это правда. Может, для Джексена и экипажа корабль необходим. Без него они беззащитны. – Именно этого я опасался, когда возражал против прихода сюда, – более спокойно продолжал Картр. Он должен сказать это, не думая о вежливости.
   – В подобных обстоятельствах у нас не было выбора. – Прежний Джексен на мгновение проглянул в этом взрыве. – Великий Космос, вы что же, хотели, чтобы мы жили в дикости, когда есть такая возможность? А командор? Он нуждается в медицинской помощи. Только… – он замолчал, не закончив.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное