Андрэ Нортон.

Последняя планета

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Нет. Он уже давно приближался к безумию. Ответственность за команду в этих условиях… борьба с зелеными… Торк был его другом, помните? Корабль, распадавшийся на куски, без всякой надежды на починку… Все это накладывалось друг на друга. Сейчас он не осознает наше положение, не желает поверить в него. Он отступил в свой собственный мир, где все идет как положено. И он хочет, чтоб мы пошли с ним туда. Картр кивнул. В каждом слове Смита звучала правда. Конечно, у него самого никогда не было тесных личных контактов с Вибором. Рейнджеры не допускались во внутренний круг Патруля, их только терпели. Он не закончил академию сектора. Отец его не служил в Патруле. Поэтому он всегда оказывался в стороне от экипажа. Дисциплина Службы, всегда строгая, стягивалась все туже, превращаясь в жесткую кастовую систему с того времени, как он надел знак Кометы – может быть, потому что сама Служба была отрезана от обычной жизни среднего гражданина. Но сейчас Картр смог по-новому взглянуть на странные происшествия последних месяцев, противоречия в приказах Вибора, в тех его словах, которые ему случалось услышать.
   – Вы думаете, надежды на его выздоровление нет? – Нет. Крушение было последней каплей. Приказы, которые он отдавал за последние часы… Говорю вам, он свихнулся!
   – Ладно! – в напряженной тишине прозвучал голос Рольтха. – Что же нам делать? Вернее, что вы от нас хотите, Смит? Связист безнадежным жестом развел руки. – Не знаю. Мы сели… навсегда… в неизвестном мире. Исследования – это ваша работа. Кто-то должен вывести нас отсюда. Джексен… Он пойдет за командиром, даже если Вибор велит взорвать корабль. Они вместе прошли через Битву Пяти Солнц, и Джексен… – голос Смита прервался.
   – А Мирион? – Без сознания. Не думаю, что он выкарабкается. Мы даже не знаем, насколько серьезно он ранен. Его можно не считать. Не считать в каком случае? – подумал Картр, и его зеленые глаза сузились. Смит предполагал, что в будущем возможен какой-то конфликт.
   – Дальтр и Спин? – спросил Зинга. – Оба из взвода Джексена. Кто знает, как они поведут себя, когда Джексен начнет отдавать приказы?
   – Меня удивляет одно обстоятельство, – впервые вступил в разговор Филх. – Почему вы пришли к нам, Смит? Мы не члены команды… Вопрос, который занимал всех, наконец прозвучал открыто. Картр ждал ответа.
   – Ну… я подумал, что вы лучше всего подготовлены к будущему. Это ваша работа. Я во всяком случае теперь бесполезен: при крушении вышла из строя вся связь. Весь экипаж без корабля, способного взлететь, бесполезен. Поэтому… нам придется учиться у вас…
   –Новобранец? – смех Зинги больше походил на свист. – Но очень зеленый. Ну, Картр, примем его? – Гротескная голова закатанина повернулась к сержанту.
   – Он говорит искренне, – серьезно ответил Картр. – Созываю совет. – И он отдал приказ, после которого все насторожились. – Рольтх? Белокожее лицо, более чем наполовину закрытое темными очками, было лишено всякого выражения.
   – Местность хорошая? – Многообещающая, – быстро ответил Зинга. – Ясно, что мы не можем вечно сидеть здесь, – пробормотал рейнджер с туманного Фальтхара. – Я голосую за то, чтобы снять все необходимое с корабля и основать базу.
Потом немного осмотреться…
   – Филх? Когти тристианина отбивали дробь на широком поясе. «Полностью согласен. Но это предложение слишком разумно.» Насмешливое окончание было обращено к Смиту. Филх не собирался быстро забывать старое разделение на рейнджеров и патрульных.
   – Зинга? – Основать базу, да. Я предложил бы место вблизи реки с этими вкусными существами. Сейчас бы похлебку из них… – Его веки опустились в насмешливом экстазе. Картр посмотрел на Смита. «Я присоединяюсь к их голосам. У нас остался только один пригодный вездеход. На нем мы сможем перевезти командора, Мириона и припасы. Если опустошим главный бак, то горючего хватит на несколько поездок. Остальные пойдут пешком и еще понесут с собой груз. Земля хорошая, пищи и воды достаточно. Похоже, местность пустынна, ничего похожего на зеленых. Если бы я был командором!..»
   – Но ты не командор, ты грязный рейнджер-бемми! Рука Картра опустилась на ручку бластера еще раньше, чем он увидел вошедшего. Волны угрозы была как физический удар по чувствительным рецепторам рейнджера. Зная, что любой ответ лишь усилит гнев противника, Картр колебался, в этот момент тишину нарушил Смит.
   – Заткнись, Спин! В руке оружейника, повернувшегося к связисту, блеснул свет. Волна ненависти, основанной на страхе, была такой сильной, что Картр удивился, почему другие этого не чувствуют. Сержант мгновенно бросился в сторону, ударив плечом Смита. Сноп зеленого пламени вырвался из оружия: палец оружейника нажал курок. Спин двинулся вперед, и Картр тщетно пытался одной рукой сбить его. Секунду или две спустя все было кончено. Спин еще катался и выкрикивал приглушенные проклятия под тяжестью Зинги, а Филх методично выкручивал ему руки так, чтобы можно было вставить «прут безопасности». Когда это было сделано, Спина не очень вежливыми толчками посадили.
   – Он сошел с ума! – убежденно сказал Смит. – Так использовать ручной бластер! Во имя Черного неба…
   – Я должен был сжечь вас всех! – кричал пленник. – Всегда знал, что дьяволам-рейнджерам нельзя доверять. Вы все бемми! Но черная ненависть более чем на три четверти состояла из страха. Картр сел на спальный мешок и пристально смотрел на извивающегося человека. Он знал, что рейнджеров не считали полноправными членами Патруля, знал также, что существует растущее предрасположение против негуманоидов-бемми, но этот пугающий гнев против товарищей по экипажу хуже всего, что он мог вообразить.
   – Мы ничего не сделали вам, Спин… Оружейник плюнул. И Картр понял, что на того не подействуют разумные доводы. Оставалась единственная возможность. Но он давно поклялся себе, что никогда не будет делать этого, не будет применять к людям. И позволят ли остальные? Он взглянул на Смита.
   – Он опасен… Смит посмотрел на рваную щель в стене, все еще раскаленную.
   – Не нужно подчеркивать это! – Связист с беспокойством переступил с ноги на ногу. – Что вы собираетесь с ним делать? Много времени спустя Картр понял, что именно этот момент служил поворотным пунктом. Вместо того, чтобы обратиться за поддержкой к Смиту и рейнджерам, он сам принял решение. С быстротой молнии обрушил он свою волю. Искаженное лицо Спина покраснело, на губах появилась пена. Но у него не было барьера против тренированного мозга сержанта. Глаза Спина остановились, остекленели. Он перестал биться, безвольно раскрыл рот. Смит наполовину извлек свой бластер.
   – Что вы с ним сделали? Спин лежал теперь неподвижно, устремив глаза в потолок. Смит схватил Картра за плечо. «Что вы с ним сделали?»
   –Успокоил. Сейчас он спит. Но Смит пятился к двери. «Выпустите меня! – Голос его дрожал. – Выпустите, вы… вы… проклятый бемми!» – Он торопливо пытался выбраться, но Рольтх преградил ему выход. Смит повернулся и, тяжело дыша, как загнанное животное, посмотрел на Картра!
   – Мы вас не тронем. – Картр не вставал и не повышал голос. Рольтх увидел его сигнал. Фальтхарианин поколебался секунду, потом повиновался и отошел от двери. Но даже видя свободный выход, Смит не двигался. Продолжая смотреть на Картра, он потрясенно спросил:
   – Вы можете так … с любым из нас? – Вероятно. Ни у одного из вас нет достаточного мозгового барьера. Смит сунул бластер в кобуру. Дрожащими руками вытер потное лицо.
   – Тогда почему вы не … только сейчас?..
   – Почему я не использовал свою силу на вас? Зачем? Вы ведь не собираетесь нас сжечь. Вы были вполне в своем уме… Смит успокоился. Охватившая его паника почти совсем прошла. Разум подчинил эмоции. Он подошел и всмотрелся в спящего оружейника.
   – Долго он будет так? – Не знаю. Никогда раньше не пробовал на людях. – И вы со всеми можете так?
   – Человек с сильным самоконтролем или волей представил бы трудную задачу. Его нужно застать врасплох. Но Спин не отличался этими качествами.
   – Но вам это ничего не даст, Смит, – спокойно сказал Зинга. – Если вы планируете, чтобы сержант походил по кораблю и уложил сопротивляющихся, можете об этом забыть. Либо мы договоримся с вами, либо… Но продолжение Смиту было ясно. «Сражаться? – угрюмо спросил он. – Но ведь это…»
   – Мятеж? Конечно, мой дорогой сэр. Однако если бы вы еще раньше не подумали об этом, вы не пришли бы к нам. Не так ли? – спросил Филх. Мятеж! Картр заставил себя рассуждать спокойно. В космосе и на планете Вибор командор «Звездного пламени». Каждый человек на борту клялся выполнять его приказы и поддерживать власть Службы. Торк, понимая состояние командира, мог бы его сместить. Но Торк погиб, и больше никто на борту не имеет законного права отменять приказы командора. Сержант встал.
   – Можно привести Джексена и Дальтра… Он осмотрел помещение рейнджеров. Нет, рузумнее организовать встречу где-нибудь в нейтральном месте. Снаружи, быстро решил Картр: психологический эффект зрелища разрушенного корабля может оказаться решающим доводом в споре.
   – … наружу… – закончил он.
   – Хорошо, – согласился Смит. Но в голосе его звучало нежелание. Он вышел.
   – Во что же мы вмешались? – спросил Зинга, когда связист ушел достаточно далеко.
   – Рано или поздно это все равно произошло бы. После крушения стычка неизбежна. – Это мягко говорил Рольтх. – В космосе у них был смысл жизни, они могли закрывать глаза и затыкать уши, занимаясь своими повседневными обязанностями. Теперь у них нет этого занятия. У нас есть – наша работа. И поскольку мы.. другие, мы всегда были слегка подозрительны.
   – Если мы не будем действовать, то можем стать объектом их страха и негодования? – Картр выразил мысль, возникшую у всех. – Я согласен.
   – Мы можем освободиться, – предложил Филх. – Когда корабль разбит, наши связи с ним разорваны. Записи… кого сейчас интересуют записи? Мы можем прожить сами…
   – Но они не могут, – заметил Картр. – И поэтому мы тоже не можем порвать с ними. Нужно попытаться помочь им… Зинга рассмеялся. «Ты всегда был идеалистом, Картр. Я бемми, Филх тоже бемми, Рольтх полубемми, а ты любитель бемми, и мы все рейнджеры, и все это не внушит любовь ни одному патрульному. Ладно, попробуем помочь им увидеть свет. Но переговоры я буду вести с бластером в руке.» Картр не возражал. После того раздражения, с которым его встретил Джексен, после безумного нападения Спина он понял, что такая предосторожность не будет лишней.
   – Можем ли мы рассчитывать на Смита? – пробормотал Зинга. – Раньше он не производил впечатление новобранца-рекрута.
   –Нет, но у нас достаточно мозгов, – указал Рольтх. – Картр, – обернулся он к сержанту, – это твоя игра, мы предоставляем говорить тебе. Остальные двое кивнули. Картр ощутил теплое чувство. Он и раньше знал: рейнджеры всегда стоят друг за друга. Что бы ни ожидало их впереди, они встретят опасность единым фронтом.


   Четверо рейнжджеров пересекли обгоревшую землю и остановились в тени высокого скального выступа. Солнце садилось, посылая красные и желтые копья света с западного края света. Но песок и камень по– прежнему излучали жар. Джексен, Дальтр и Смит ждали их, сузив глаза от блеска металлических бортов «Звездного пламени». Стояли они рядом, как бы ожидая… Чего? Нападения? На лице офицера-оружейника пролегли угрюмые морщины. Он был человеком средних лет, но раньше все его движения были эластичны. Картр заметил, что у Джексена поседели виски. И вдруг с некоторым удивлением понял, что в золотые дни Службы Джексен вообще не находился бы в коосмосе. Задолго до этого он занял бы административный пост в одном из портов флота. Есть ли до сих пор у Патруля такие порты? Уже пять лет Картр не бывал ни в одном.
   – Ну, чего вы хотите от нас? – взял на себя инициативу Джексен. Но Картр не проявил ни малейшего смущения или испуга. «Необходимо,
   – инстиктивно он обратился к формальной речи, которую слышал в детстве, – нам необходимо обсудить положение. Взгляните на корабль… – Ему не потребовалось указывать на разбитый корпус. Никто и так не мог оторвать от него взгляда.Неужели вы искренне думаете, что его можно оживить? Последний полет мы начали недоукомплектованными. А те запасы, что мы растягивали на месяцы, кончились. Нам остается лишь одно: мы должны снять с корабля оборудование и разбить лагерь в местности…
   – Именно такую болтовню мы и ожидали услышать! – выпалил Дальтр. – Вы все еще должны выполнять приказы, хотя и произошло крушение! Но этот горячий ответ произнес не Джексен. Джексен, крутой, резкий, поглощенный Патрулем, приказами, традициями, – он не был ослеплен и оглушен всем этим.
   – Чьи приказы? – спросил Картр. – Командор не в состоянии отдавать приказы. Вы приняли команду, сэр? – прямо спросил он у Джексена. Покрытая загаром кожа офицера не могла побледнеть, но лицо его стало старым и несчастным. Губы его растянулись, зубы оскалились в зверином рычании гнева, боли или раздражения. Прежде чем ответить, он вновь взглянул на разбитый корабль.
   – Это убьет Вибора… – говорил он с трудом. Картр оградился от диких эмоций, разрывавших его рецепторы. Он мог облегчить боль Джексена, присоединившись к остальным, отказавшись поверить, что старая жизнь кончена. Может, Служба искалечила их всех, рейнджеров так же, как экипаж, возможно, им нужна уверенность приказов, обычных обязанностей, даже когда все это превращается в мертвый груз. Сержант отсалютовал. «Даете ли вы разрешение на подготовку к оставлению корабля, сэр?» На мгновение он напрягся: Джексен резко повернулся к нему. Но офицер не схватился за бластер. Напротив, плечи его обвисли, морщины на лице углубились.
   –Делайте, что хотите! – он пошел за скалу, и никто не последовал за ним. Картр нвчал распоряжаться. «Зинга, Рольтх, выведите вездеход, возьмите двухдневный запас. Топливо – в главном баке. Потом отправитесь к водопаду и разобьете там лагерь. Рольтх, вы приведете обратно вездеход, и мы перевезем командора и Мириона.» Они съели невкусные продукты своего рациона и принялись за работу. Немного позже к ним присоединился Джексен. Он работал печально и молча. Картр с благодарностью передал ему ответственность за сбор и подготовку оружия и боеприпасов. Рейнджеры держались в стороне от членов экипажа: им хватало работы в собственном помещении и при подготовке исследовательского оборудования. Пилотируемый Рольтхом, для которого тьма была ясной, как день, вездеход за ночь слетал к водопадам, перевезя раненых, все еще бессознательного Спина и различное оборудование. Единственная луна повисла в ночном небе. Все обрадовались ей. Она восполняла слабый свет их переносных фонарей. Они работали с короткими перерывами, пока над пустыней не занялся яркий рассвет. Именно в последний час работы Джексен сделал самую важную находку. Он залез в разбитую рулевую рубку и громко позвал. Все собрались, отупевшие от усталости. Горючее – целый запасной комплект обойм. Все округлившимися глазами смотрели, как офицер вытаскивает их в коридор.
   – Спрячьте. – Джексен тяжело дышал. – Нам может очень понадобиться вездеход. Картр вспомнил высоту водопада, кивнул. И вот, несмотря на эту находку, когда Рольтх вернулся в следующий раз, они погрузили комплект в вездеход, но велели Рольтху не возвращаться. Они поедят, проспят самое жаркое время наступающего дня и пойдут пешком, неся на спине личное имушество. Солнце встало, когда они собрались маленькой группой у скал. Сине– черная тень разбитого корабля упала на три могилы в песке. Джексен обветрившимися губами прочел традиционные слова прощания. Памятник они не стали возводить – много лет «Звездное пламя» будет служить памятником своему экипажу, пока не проржавеет и не превратится в пыль. Потом они последний раз легли спать в опустошенном корабле. Когда Филх разбудил Картра, тому показалось, что он лег лишь несколько минут назад. Однако приближался заход. Сержант вместе с остальными проглотил сухой рацион. Потом без разговоров все надели рюкзаки и двинулись по пустыне, направляясь к скальным образованиям, которые Картр подметил накануне. Скоро наступила ночь, освещаемая полной луной, и они не включали фонарики. Это хорошо, угрюмо подумал сержант: вряд ли есть надежда снова зарядить их. Поскольку они шли не вдоль реки, а прямо через пустыню, вскоре они вышли на гладкий участок дороги. Картр позвал Джексена.
   – Дорога! – впервые депрессия оставила офицера. Он опустился на колени, провел рукой по древним блокам и включил фонарь, чтобы лучше видеть. – Не очень много видно. Должно быть, ею давно не пользовались. Вы можете проследить?..
   – Со следоискателем на вездеходе – да. Но стоит ли? У нас мало горючего. Джексен устало поднялся. «Не знаю. Запомним на всякий случай. Возможно, это ниточка, но я не знаю… – Он погрузился в угрюмые размышления, но на следующей остановке заговорил со следами прежнего энтузиазма: – Дальтр, вы мне рассказывали о том, как приспособить заряды разрушителя к вездеходу. Его помощник с готовностью поднял голову. – Нужно… – Через три слова он погрузился в такую путаницу терминов, как будто говорил на языке другой галактики. Джексен был специалистом в своей области и следил за тем, чтобы его помощники знали гораздо больше, чем необходимо для выполнения простых обязанностей. Дальтр все еще продолжал свои объяснения, когда они пошли, и офицер-оружейник шел с ним рядом, слушая, время от времени вставляя вопрос, после которого язык Дальтра начинал работать с удвоенной энергией. Они не сразу углубились в холмистую местность. Три дня спустя умер Мирион и был похоронен на небольшой поляне между двумя высокими деревьями. Филх и Зинга прикатили с берега большой камень, а Рольтх ручным разрушителем нанес на камень имя, родной мир и ранг того, чье тело вечно будет лежать под камнем. Вибор не разговаривал. Он ел механически, вернее разжевывал и глотал то, что Джексен и Смит клали ему в рот. Большую часть времени он спал, не проявляя никакого интереса к происходящему. Старое разделение на рейнджеров и экипаж, пропасть между регулярными патрульными и менее дисциплинированными исследователями сокращалась по мере того, как они вместе работали, вместе охотились, ели незнакомое мясо, орехи и ягоды. Пока их прививки продолжали действовать! А может, они еще не съели ничего отравленного. На следующее утро после похорон Мириона Картр предложил, чтобы они перебрались в более гостеприимную местность за водопадом. Джексен не возражал. При помощи вездехода они перевезли имущество к пункту на милю выше их первой базы. Оттуда Филх повел вездеход с Вибором и Джексеном в открытую местность, а остальные, разобрав имущество, двинулись пешком. Первым шел по мелким бассейнам вдоль скалистого берега Зинга: у него действовали обе руки, а у Картра лишь одна здоровая. Дальше шли сержант, Дальтр, Спин, Смит, замыкал колонну Рольтх. Утренний воздух был свеж. Прохладно, но это приятная прохлада. Картр поднял голову, ловя ветер, глубоко вздохнул. Смог „Звездного пламени“ остался далеко в прошлом. Картр обнаружил, что нисколько не жалеет об этом. Если они обречены провести здесь всю оставшуюся жизнь, какая удача – найти такой мир! Он попытался, отгородившись от окружающих, вступить в мысленный контакт с туземной жизнью. Красноватый зверек с пышным хвостом некоторое время сопровождал их по ветвям деревьев, издавая трещащие звуки. Зверек был любопытен и совершенно не боялся. Птица, а может, насекомое – пролетела в воздухе, взмахивая крыльями. Еще одно животное вышло из убежища примерно в ста футах прямо перед ними. Большое, почти такое же, как коричневый рыболов на реке, которого они видели в первый день. Но это животное было желтовато– коричневатого цвета, двигалось неслышно, как тень, пробираясь среди скал уверенно и высокомерно. Оно присело, прижимаясь животом к камню, и следило за подходившими глазами с узкими вертикальными зрачками. Кончик его хвоста дергался. Зинга остановился, пропустив вперед Картра. Высокомерие – высокомерие и любопытство – и еще слабый начинающийся голод, без страха или осторожности. Зверь начинал рассматривать их как пищу… Картр видел, как шевельнулись мышцы под густой шерстью, когда животное медленно двинулось вперед. Оно было так прекрасно в своей удивительной дикой свободе, что Картр захотел побольше узнать о нем. Он установил контакт, нащупал путь в чужой мозг. Голод забыт, любопытство оказалось сильнее. Животное село на задние лапы. Только дергающий кончик хвоста выдавал его легкое беспокойство. Не поворачивая головы, Картр отдал приказ:"Сверните немного влево, обогните ту скалу. Она не нападет на нас сейчас…»
   – Почему бы не подстрелить его? – ворчливо спросил Спин. – Все это глупости:"Не убий! Не убий!» В конце концов, это всего лишь животное…
   – Заткнись! – Смит слегка подтолкнул товарища. – Не вмешивайся в дела рейнджеров. Вспомни, если бы они не вступили в контакт с этой пурпурной летающей медузой перед нападением зеленых, эти дьяволы уничтожили бы нас без предупреждения. Спин проворчал что-то, но свернул влево. Смит, Дальтр и Рольтх последовали за ним, последним шел Зинга. Картр оставался, пока последний член отряда не миновал лесного зверя. Тот неожиданно зевнул, обнаружив грозные клыки. Потом сидел неподвижно, полузакрыв глаза, глядя им вслед. Картр ушел последним. Животное колебалось, следовать ли за ними. Любопытство двигало его вслед за путниками, голод заставлял заняться охотой. Наконец голод победил, животное скользнуло в рощу за скалами, и контакт прервался. Эта встреча удивила и слегка обеспокоила Картра. Он легко вступил в контакт, сумел убедить животное, что они не пища и не опасны. Но установить более тесные отношения не удалось. Ничего похожего на случай с пурпурной медузой. Рассчитывать на помощь здесь не приходится. Лесной зверь дик и независим, он совершенно не подчиняется чужой воле. Если вся туземная жизнь такова, горстку выживших ждет еше большее одиночество. Люди или по крайней мере представители высшей формы жизни – не зря они построили дорогу для транспортировки грузов – когда-то жили здесь. Они жили здесь долго, и их было много, иначе дорога не пролегала бы на пустыне. И все же ни у одного живого существа не сохранилось ни воспоминания, ни даже инстинктивного страха перед человеком. Давно ли исчезла раса, построившая дорогу? Куда она исчезла? Картр жаждал вернуться к дороге со следоискателем на вездеходе и пройтись вдоль нее: как бы она ни была погребена, следоискатель все равно отыщет. И дорога приведет к городу, лежащему где-то в начале или в конце ее. Города… Города обычно расположены по краям больших континентальных масс, где есть возможность передвижений по морю, или в стратегических точках речных долин. На этой планете есть моря. Картр снова пожалел о гибели записывающей аппаратуры: после крушения все наблюдения, сделанные с орбиты, стали недоступны. Может быть, если бы они свернут сейчас на восток… или на запад, то выйдут к морскому берегу. Только куда сворачивать – на восток или на запад? Он только раз бросил беглый взгляд на экран, и ему показалось, что они приземляются на большой континент. До ближайшего берега могут быть сотни миль. Сможет ли дорога служить проводником? Картр обещал себе, что как только закончится устройство базы, он выяснит, о каком источнике горючего говорили Джексен с Дальтром. На вездеходе можно исследовать гораздо большую площадь, чем пешком. И если начать с дороги… Рольтх остановился и оглянулся. – Ты счастлив? Картр понял, что напевает. – Я думал о дороге… о том, чтобы пойти вдоль нее… – Да… меня она тоже занимает… дорога. Но что это нам даст? Ты искренне веришь, что мы сможем найти людей… или хотя бы отдаленных их родственников?
   – Не знаю… – И мой ответ таков же. – Рольтх передернул плечами, чтобы лучше разместить тяжесть рюкзака. – Если мы чего-то не знаем, то должны узнать. Желание узнать, что там, за холмами, привело нас в рейнджеры. Мы привыкли к таким поискам. Признаюсь, что такая экспедиция дала бы мне гораздо больше радости, чем ползание по этой дикой местности, согнувшись под грузом, как будто мы карликовые пфф с высших островов Фальтхара! Им потребовалось почти два дня, чтобы пешком добраться до лагеря, разбитого Филхом и Джексеном. Здесь их уже ждали шалаши из веток, горел костер, а запах жареного мяса превратил их усталую походку в бодрую ходьбу. Ровная скальная поверхность опускалась в мелкий ручей – прекрасная посадочная посадка для вездехода. В конце площадки лежали материалы, сплавленные по реке. Джексен нашел дикое зерно, уже созревшее, и набрал кисловатых плодов с деревьев на опушке леса. Картр решил, что человеку нетрудно здесь прожить. Он подумал о временах года. Существует ли между ними резкая разница? Неизвестно. Вообще почти ничего не известно! Времена года не имеют значения, когда посещаешь планету ненадолго… Но теперь… Им так много необходимо узнать… И придется узнавать на опыте и ошибках. Картр вытянулся у огня, перечисляя все, что необходимо будет сделать. Он так глубоко задумался, что вздрогнул, когда Рольтх коснулся его плеча. Ночной мир принадлежал Рольтху, он был бодр, как звери, которые сейчас бродят в лесу.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное