Андрэ Нортон.

Перекрёстки времени

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   – И вы не агенты ФБР! – добавил Блейк.
   – Да, мы не агенты ФБР. Мы работники другой организации, гораздо более важной для самого существования мира. Мы Стражники. Джейс говорил вам о возможных мирах, но только это не его хобби и не своеобразная гипотеза. Это факт. Существуют последовательности, уровни миров – называй, как хочешь. Этот мир был бесчисленное количество раз воспроизведен историческими событиями. Моя раса не старше вашей, но по какой-то случайности мы создали сложную машинную цивилизацию несколько тысяч лет назад.
   К несчастью, мы обладали общей для человечества чертой – воинственностью, результатом чего была ужасная атомная война. Мы никогда не узнаем, почему не уничтожили сами себя, как это происходило на многих уровнях и происходит и сейчас. Но в результате вместо полного уничтожения для горсти уцелевших в различных местах началась новая жизнь. Вероятно, второе поколение после мировой войны мутировало, но мы научились использовать пси-способности.
   Война была объявлена вне закона. Мы обратили свою энергию на завоевание космоса и обнаружили, что планеты в нашей системе непригодны для жизни человека. Отправились экспедиции к звездам, но ни одна из них не вернулась. И тогда один из наших ученых историков обнаружил «последовательные миры», как мы их называем. Обычным стало путешествие во времени, но не назад или вперед, а поперек времени. И поскольку мы оставались людьми, начались и неприятности. Необходимо было держать под контролем безответственных путешественников, мешать преступникам вторгаться на миры других уровней, где их способности давали им преимущество. Так возникла организация, которую мы представляем.
   Мы поддерживаем порядок среди путешественников, но никоим образом не вмешиваемся в жизнь на других уровнях. Прежде чем начать дело, мы изучаем язык, историю, обычаи уровня, на котором нам предстоит действовать. Некоторые уровни запретны для всех, кроме официальных наблюдателей. На другие никто и так не посмеет вступить: цивилизации – или их отсутствие – приняли там такое развитие, что находиться там небезопасно.
   Существуют мертвые радиоактивные миры, миры, зараженные сотворенными человеком болезнями, миры в подчинении таких чудовищных правителей, что сами их обитатели перестают быть людьми. Есть миры, где цивилизация качается на самом краю пропасти и само присутствие чужака может нарушить равновесие.
   И это возвращает нас к нынешнему случаю. Мы преследуем.., по стандартам нашей культуры, он преступник. Кмоат Во Прандж – крайний эготист, стремящийся к власти, как наркоман стремится к зелью. В нашем мире больше нет деления на национальности, но барьеры, созданные атомной войной в прошлом, сохраняются в виде расовых различий. Сакстон и я представляем группу потомков военного соединения, которое было на несколько сотен лет отрезано на крайнем севере континента. Предки Хойта жили в подземных убежищах на острове, известном у вас под названием Великобритания у них развилась собственная своеобразная культура.
А Эрскин, как и тот человек, которого мы ищем, представляют третью группу, в которой меньше миллиона. Они происходят от нескольких ученых, выживших в тесной общине в южноамериканских горах. Именно они начали работать над использованием пси-способностей.
   – Вдобавок, – голос Эрскина звучал бесцветно и отчужденно, – изредка у нас рождаются индивиды, у которых проявляются неприятные особенности наших предков. Прандж стремится захватить мир. Не будучи в состоянии удовлетворить свои амбиции на нашем уровне – теперь, когда установлена его сущность, его должны подвергнуть корректирующему лечению, – он ищет выхода для своей энергии на других уровнях. Он так хорошо играл роль нормального человека, что сумел поступить к нам на службу и овладел необходимой подготовкой, чтобы без присмотра перемещаться с одного уровня на другой.
   – Теперь он ищет уровень, где цивилизация готова его принять. Отчасти его неуравновешенность связана с крайней самоуверенностью. У него совершенно отсутствуют сомнения, угрызения совести или нечто подобное. Наша цель – не только захватить его, но и исправить ущерб, который он уже причинил.
   – Вы думаете, он здесь? – Блейк решил пока не вдумываться, принимает ли он эту невероятную историю он просто слушал.
   – Вы встретились с ним сегодня днем, почти лицом к лицу, – последовал негромкий и спокойный ответ Эрскина.
   Киттсон извлек небольшой куб из какого-то прозрачного материала. Мгновение куб лежал у него на ладони, потом поднялся, поплыл в воздухе и приземлился на неохотно вытянутую руку Блейка. Сквозь прозрачную поверхность Блейк увидел крошечную фигурку, ярко окрашенную, словно в кубе находится живой карлик. У крошечного человека были такие же выступающие скулы, тонкие губы и светлые волосы, как у Эрскина. Но были и некоторые отличия, и чем дольше смотрел Блейк на эту фигуру, тем отличия становились заметнее. Эрскин всегда держался отчужденно, это была его врожденная особенность, но в ней не чувствовалось зла или сознания своего превосходства. А маленький человек был безжалостен. В углах его рта лежала тень, в глазах тоже. Жестокое лицо, высокомерное и очень властное.
   – Это Прандж. Вернее, таким он был до исчезновения, – объяснил Киттсон. – Мы не знаем, под какой личиной он скрывается сейчас. Нам нужно его найти, несмотря на его маскировку.
   – Он действует один? Хойт покачал головой.
   – Одного из его приспешников вы встретили в «Шелбурне». У него немало сторонников, ни один из которых, как мы считаем, не знает всей правды. Он дает им приспособления, которые осложняют нашу задачу.
   – Любой из нас, – вмешался Киттсон, – может овладеть умом тех, кого привлекает к себе Прандж, если они не защищены. Убийца в отеле имел щит, который предохранял его от меня.
   – Диск, который вы нашли у него во рту?
   – Вот именно. К счастью, такие щиты можно получить только на нашем уровне. И у Пранджа их немного осталось.
   – Вернемся к сегодняшнему происшествию, – сказал Эрскин. – Я считаю: мы можем быть уверены, что именно Прандж навещал нас. Кто-то прозондировал Уокера. Мы этого не делали. Значит, Прандж. Согласны?
   Сакстон вздохнул.
   – Нужно уходить. Какая жалость.
   – Но нам и здесь повезло. – Эрскин еще не закончил. – Что если бы он пришел, когда никого из нас не было бы? Мы не узнали бы, что он засек это место, пока не стало бы слишком поздно. Так что, Марк, переезжаем?
   – Да. Я уверен, что его главная цель – мир этого уровня. Если он переместился ради безопасности, то вернется. Но не сможет добиться своего, пока не устранит нас, а мы постараемся как можно больше затруднить ему эту задачу. А теперь, – он повернулся к Блейку, – вам решать. Откровенно говоря, вы слишком много знаете для нашего спокойствия. Вам придется идти с нами.
   Блейк смотрел на ковер. Великодушно с их стороны предложить ему выбирать, недовольно подумал он. Он не сомневался, что если скажет «нет», с ним очень эффективно справятся. Но обнаружил, что после сегодняшнего происшествия не хочет отвечать отрицательно.
   – Согласен.
   Его согласие было принято без комментариев и благодарности. Он словно сказал, что вечер сегодня приятный. И тут же о нем забыли: Киттсон начал отдавать приказы.
   – Мы переместимся завтра утром, после того как Джейс проверит второй номер. Хойт, ты пойдешь патрульным маршрутом у «Хрустальной птицы». Нет никакой надежды застать его там, но постарайся установить, сколько его наемных бандитов носят щиты. Эрскин…
   Светловолосый покачал головой.
   – У меня есть работа. Мне сегодня показалось, что я увидел шейное ожерелье Минг-Хауна в одном из антикварных магазинов у парка. Магазин был закрыт, и мне придется первым делом заняться этим утром.
   – Минг-Хаун! – Голос Сакстона звучал недоверчиво. Киттсон разглядывал кольцо дыма.
   – Возможно. Если Пранджу нужна наличность, пара таких вещичек, проданных в разных местах, ему ее даст.
   – Но всякий специалист, увидев такую вещь, начнет задавать вопросы! А он хочет обнаружения не больше нас! – возразил Сакстон.
   – Насчет обнаружения не уверен. Не все изделия Минг-Хауна настолько отличны, что бросается в глаза их чуждое происхождение. Ты абсолютно уверен, Стэн?
   – Почти. Мне нужно подержать в руках. Но дело стоит расследовать. Допустим, я возьму с собой Уокера.
   На какое-то мгновение Блейк испугался, что Киттсон откажет. Но хоть и неохотно, агент все-таки согласился.
   Проснувшись наутро, после ночи, полной беспокойными сновидениями, Блейк ощутил возбуждение, но не предупреждение.
   Вместе с Эрскином он спустился в подвал здания и попал в грязный ломбард. Владелец даже не поднял головы, когда они вышли через его дверь. Они дошли до угла как раз вовремя, чтобы сесть в автобус. И через пять кварталов оказались в другом районе города, с широкими улицами и нарядными магазинами. После оживленного перекрестка Эрскин сделал знак, что пора выходить.
   – Второй от угла.
   Магазин, на который указал Эрскин, был раскрашен золотой и черной красками. Нижнюю часть витрин закрывали кованые решетки они защищали витрины от доступа, но не от взглядов. Эрскин указал на предмет, лежавший у стекла.
   Это была подвеска из серебристого металла, с черными дисками, на поверхности которых виднелись сложные рисунки. Было в этом украшении что-то отдаленно восточное, однако Блейк не сумел отнести его ни к одной известной ему культуре.
   – Несомненно, Минг-Хаун. Надо узнать, как это попало сюда. Эрскин вошел в магазин и обратился к человеку, который встал навстречу им из-за прилавка.
   – Да. Чем могу быть полезен, джентльмены?
   – Мне сказали, что вы не только продаете, но и покупаете редкости, мистер Бенерис.
   Человек покачал головой.
   – Не с улицы, сэр. Иногда меня просят оценить предметы, которые продаются для обстановки домов. Но в других случаях – нет.
   – Но вы тем не менее можете оценить предмет искусства? – настаивал Эрскин.
   – Может быть…
   – Например, вот этот? – Эрскин протянул хрустальный шар, который Блейк держал два дня назад.
   – Горный хрусталь. – Бенерис поворачивал его в руках. Но к удивлению Блейка, на этот раз цвет шара не менялся. Шар оставался прозрачным и незатуманенным.
   Потом, ни слова не говоря, Бенерис положил шар, подошел к окну и взял подвеску. Протянув ее продать Эрскину, он быстро заговорил, словно повторял текст наизусть:
   – Этот предмет два дня назад принес мне вместе с другими древностями адвокат Джеффри Лейк. Я не раз в прошлом имел с ним дело. Он не сказал мне, откуда получил его, но мне кажется, его попросили без шума. Лейк человек с хорошей репутацией, его контора размещается в Паркер Билдинг, комната номер 140. Я заплатил ему двести пятьдесят долларов.
   Эрскин раскрыл бумажник и достал оттуда несколько банкнот. Бенерис автоматическим движением принял деньги, а Эрскин положил подвеску в бумажник. Потом взял хрустальный шар. Бенерис, словно они стали невидимыми, вернулся за прилавок, больше не обращая на них внимания.


   – Должно существовать какое-то простое объяснение удивительной готовности мистера Бенериса помогать нам, – заметил Блейк, когда они вышли.
   Эрскин рассмеялся.
   – Очень простое. Шар не только свидетельствовал, что он не обладает никакими пси-способностями, но позволил мне овладеть им и заставить рассказать все, что он знает. Бенерис не вспомнит о нас. У него будет смутное воспоминание о том, что он продал изделие Минг-Хауна, но если Лейк его спросит, никаких подробностей продажи он рассказать не сможет. Так что мы продвинулись в игре на один шаг и получили ниточку к Лейку.
   – Но что такое Минг-Хаун?
   – Не что, а кто. Минг-Хаун – художник по эмали, своеобразной формы искусства, распространенной на его мире последовательности. Свои лучшие произведения он создал в конце 18 века. Он жил в мире последовательности, который возник в результате монгольского завоевания всей Европы в тринадцатом столетии. Беглецы от этого вторжения: норманны, бретонцы, норвежцы, саксы – бежали на запад и на кораблях достигли колонии викингов в Винланде. Их потомки смешались с индейцами из расширяющейся местной империи на юге и образовали государство Иксанилия, которое на том уровне по-прежнему существует. Современная цивилизация там непривлекательна, но предоставляет возможности, которые могут заинтересовать Пранджа. Однако сейчас нам нужен Лейк.
   Эрскин зашел в аптеку и направился к телефонной будке. Он взял один справочник, а другой отдал Блейку.
   – Проверьте, не указан ли его домашний телефон. Блейк все еще искал, когда Эрскин уже начал звонить. Он вышел из будки, нахмурившись.
   – Лейк болен – лежит в больнице. Живет в Нельсон Армс.
   – Его номера в справочнике нет, – сказал Блейк.
   – Гм-м. – Эрскин достал еще один десятицентовик, и на этот раз его голос слабо доносился до Блейка из будки.
   – Джеффри Лейк, адвокат, Нельсон Армс. Нам нужен обычный отчет, и как можно скорее. Да. – Он повесил трубку. – Назад в убежище. День сегодня напряженный.
   – Кто-то проверит Лейка?
   – Мы за такие дела платим детективному агентству. Если Лейк не замешан, одно дело если да, он, возможно, участвует в деле Пранджа. Тогда придется действовать осторожнее.
   Они возвращались не через ломбард в подвале, но обошли вокруг квартала. Эрскин улыбнулся Блейку.
   – В лисьей норе несколько выходов. Вам придется узнать их все.
   – У вас серьезная база. Не трудно было ее готовить?
   – Не очень. В мирах, которые мы часто посещаем – для торговли или изучения, – у нас есть постоянные базы, на которых работают наши люди под надежным прикрытием. Это временное помещение, но оно совпадает в пространстве с одной из наших баз так как тут размещался склад, нам легко было сделать внутренние изменения.
   Эрскин провел Блейка в грязный вестибюль небольшого общественного здания. Седовласый человек, сидевший на стуле перед открытой дверью лифта, отложил газету и улыбнулся Эрскину.
   – Здравствуйте, мистер Уотерс. Хорошо съездили?
   – Неплохо, папаша. Босс ждет торговых отчетов. Как спина?
   – Как обычно. На самый верх?
   – На самый верх. У босса кровь голубя, он любит высоту. Он улыбнулся лифтеру, и они встали на скрипучий пол лифта.
   – Кончаете, как всегда, в четыре, папаша? Старик кивнул.
   – Если до того времени не кончите, спускаться будете пешком, – предупредил он. – Но вы ведь никогда не кончаете раньше, мистер Уотерс.
   – Конечно. Ведь босс следит. Но спускаться легче, чем подниматься. Берегите себя, папаша.
   В коридор выходили две двери, и на одной стеклянная табличка с надписью. Но когда лифт ушел вниз, Эрскин открыл другую дверь, металлическую, ведущую на крышу. Они поднялись по лестнице и вышли на открытый воздух. Перед ними возникла пропасть между зданиями. Эрскин достал доску, поднес к парапету и положил так, что второй ее конец лег на крышу склада.
   – Если боитесь высоты, – сказал он Блейку, – не смотрите вниз.
   Пройдя по доске на соседнюю крышу, они спустились по лестнице в пыльный коридор. Здесь Эрскин остановился, прижал обе ладони к стене, и под его давлением сдвинулась панель, пропустив их в одну из спален тайного убежища.
   – Добыл? – В дверях стоял Хойт.
   – Да – и еще нить. Бенерис, владелец, купил подвеску у Джеффри Лейка, адвоката по делам, связанным с недвижимостью. Я напустил на него Джи Си.
   – Что за адвокат? – послышался изнутри голос Киттсона. Эрскин доложил.
   – А если он действительно болен? Или это уловка? – спросил Хойт.
   – Прандж знает, что мы здесь. Но я склонен думать, что изделие Минг-Хауна он продал до того, как узнал об этом. Должно быть, ему очень нужны наличные. Поэтому я хочу побольше узнать об этом Лейке – особенно о контактах Лейка, о всех, кто навещал его в больнице. – Киттсон откинулся в кресле и посмотрел в потолок. – Мистер Лейк болен. Пора друзьям мистера Лейка о нем позаботиться.
   Хойт встал.
   – Фрукты, цветы, все такое?
   – Цветы предполагают женщину. Мы недостаточно для этого знаем. Фрукты – как раз то, что нужно. Среднего размера передача, и можно положить в нее карточку мистера Бенериса.
   – А что слышно насчет переселения? Переезжаем? – спросил Эрскин, когда Хойт вышел.
   – Рано или поздно. Подождем, пока Джейс проверит второе место. Нет смысла переселяться туда, чтобы обнаружить, что за ним наблюдают. У нас есть некоторые преимущества, включая неограниченные средства. А те приспешники, которых набирает Прандж, требуют платы. Если он продает добычу с других уровней, значит Сотня сумела перекрыть его ресурсы дома.
   Зазвонил телефон. Киттсон послушал.
   – Хорошо. Вам будет отправлена обычная плата. – Он повесил трубку.
   – Джи Си о Лейке. Средних лет его семья владеет этой юридической фирмой уже четыре поколения консервативен основные дела связаны с недвижимостью и трестами холостяк, ближайший родственник – сестра в Майами две недели назад подвергся операции никаких прямых контактов с людьми Пранджа.
   – Кмоат может быть очень убедителен, – заметил Эрскин.
   – Ну, пусть Хойт узнает, что сможет, в больнице. Я хочу знать, есть ли у Лейка щит. И у меня такое ощущение, что действовать нужно быстро.
   Его прервал сигнал. Вошел Сакстон. Сняв шляпу и хорошо сшитое пальто, он сел.
   – Все готово для переселения. Но наш переулок здесь находится под наблюдением. Пришлось пробираться по крыше.
   – А кто в переулке? – спросил Эрскин.
   – Мускулистый парень, которого мы видели в «Хрустальной птице». Там он поддерживает стену плечами. Один из головорезов Пранджа. Знаете ли, – Сакстон достал из кармана коробку с сигарами и сделал тщательный выбор из ее содержимого, – самое разумное, что может сейчас сделать Прандж, это вызвать какой-нибудь инцидент, который привлек бы к нам внимание местных представителей закона. Это дало бы ему больше времени и заставило бы нас временно уйти с этого уровня.
   К своему удивлению, Блейк обнаружил, что все трое смотрят на него. Киттсон заговорил первым.
   – Какое обвинение вы выбрали бы, чтобы устроить нам неприятности с вашей полицией?
   – Учитывая ваше тайное пребывание здесь, – медленно ответил Блейк, – я бы сказал азартные игры – или наркотики. И в том, и в другом случае вас ждет обыск. И еще намек синдикату, что вы завели новое дело на его территории. Это напустит на вас и гангстеров.
   Сакстон поджал губы.
   – Иными словами, теперь, когда он нас обнаружил, он может причинить нам массу неприятностей. Я за немедленное переселение!
   Киттсон кивнул.
   – Хорошо. – Он достал из шкафа маленькую карту. – «Хрустальная птица» размещается в подвале бывшего богатого жилого дома. Вверху есть квартиры?
   – Три. Две заняты работниками клуба, – ответил Эрскин.
   – На крыше есть телеантенны?
   – По меньшей мере одна.
   – Тогда мы будем ее чинить.
   – Когда? – спросил Сакстон.
   – Немедленно. Нужно послать сообщение, чтобы очистили это место.
   – А, нельзя ли сначала поесть? – Голос Сакстона звучал жалобно, и после недолгого колебания Киттсон согласился. Они сидели за столом, когда вернулся Хойт.
   – Приятель в переулке, другой следит за крышей, – объявил он, – или это уже устаревшие новости?
   – Как Лейк?
   – Ну, щита у него нет. Но я адвоката не видел. На четырехчасовом самолете прилетает его сестра из Майами. Киттсон взглянул на Эрскина.
   – Приятная встреча двух леди в аэропорту может привести к большим последствиям, – задумчиво сказал он. Эрскин молча допил кофе.
   – Чего я только не делаю ради Службы! За это дело потребую нашивки с крестом и звездами.
   Улыбка Киттсона была иронической.
   – Всегда необходимо, – он явно цитировал, – подбирать агента, соответствующего заданию, а не задание, подходящее для агента.
   – Прекрасный способ перекладывания ответственности, – заметил Эрскин. – После соответствующих рассуждений найду подходящий ответ. А сегодня нужны не слова, а дела. Надеюсь только, что то, что я узнаю от этой летающей женщины, стоит того, чтобы облачиться в юбки.
   Час спустя модно одетая женщина в сшитом на заказ костюме и норковой накидке покинула дом в сопровождении Сакстона. А через двадцать минут после их ухода настала очередь остальных, в том числе Блейка. Ни Киттсон, ни остальные ничего не упаковывали, и, по-видимому, Блейку тоже полагалось оставить свои вещи. Такое пренебрежение к экономии обеспокоило его.
   В комбинезонах ремонтников все трое на лифте спустились в подвал. Густые волосы Хойта стали каштановыми, линия его челюсти странно изменилась, стала более квадратной, под верхней губой выпятились два зуба.
   При помощи тех же загадочных средств черты лица Киттсона стали грубее. Толще и краснее ястребиный нос. Глаза казались расположенными ближе друг к другу, и ходил он прихрамывая.
   Они не пошли через ломбард, а двинулись в противоположном направлении, прошли по вентиляционному колодцу и через еще одну дверь на стоянку. Тут стоял грузовик с надписью на борту «Братья Рендел, ремонт радио и телевизоров».
   – Умеете вести машину? – спросил Киттсон у Блейка.
   – Да.
   – Садитесь за руль, Хойт будет показывать. – С гибкостью угря высокий мужчина поместился в ограниченном пространстве сзади.
   – Прямо по улице и направо.
   Блейк осторожно повел машину по узкому пути.
   – Этот выход они не обнаружили, – заметил Хойт, когда они влились в уличное движение.
   Но ему ответил голос из фургона:
   – Мозг с защитой в полуквартале за нами… Хойт попытался оглянуться.
   – Ну, на всякий случай двинемся кружным путем. Они идут за нами, Марк?
   – Да. Но не могу засечь их машину: слишком большое движение.
   Блейк удивился, почему не испытывает тревоги. Либо его предчувствие отказывает на этот раз, либо им нечего опасаться.
   – Зеленый доставочный грузовик, но он свернул квартал назад, – добавил Киттсон.
   Внимание Хойта переместилось на Блейка.
   – Что говорит предчувствие? Нас ждут неприятности?
   – Нет, насколько я могу судить.
   – Этот грузовик мог доставить смену наблюдателей – смотреть за пустой мышиной норой, – размышлял Хойт. – Но на всякий случай запутаем след. На следующем углу сверните налево, Уокер, потом прямо пять кварталов до парома.
   – Уже почти три, – предупредил Киттсон.
   – Парому требуется на переправу пять минут. Срежем через грузовой двор и выйдем на хайвей у Пирса и Валната. Вернемся в город по мосту Франклина. Затратим минут сорок, и если это не собьет их со следа, значит ничто не собьет.
   – Хорошо, – недовольно согласился Киттсон.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное