Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 9 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Он был прав: дым поднимался рваными струйками, которые ветерок разносил в разных направлениях. Келси, набрав достаточно дров, внимательней осмотрела в полях растения с колосьями. Растерев колосья между ладонями, она была вознаграждена горстью настоящих зерен. Девушка попробовала их и обнаружила, что они съедобны и сладковаты на вкус. Тогда она принялась набирать их побольше, при этом внимательно оглядываясь по сторонам.
   Птицы отрывались от кормежки и перелетали на соседние поля. Келси слышала запах жареного мяса, и се тянуло туда, но больше всего ей хотелось пить, смыть во рту сухость съеденного зерна.
   Она вернулась к импровизированному очагу и обнаружила, что воин кроме мяса занимается чем-то новым. Он держал в руках предмет желтого цвета, похожий на тыкву-бутылку из ее мира, хотя и больше по размеру. Срезав верхушку, Йонан ножом вырезал внутренности, время от времени выбрасывая мякоть с черными семенами.
   Келси увидела у его ног еще два этих странных овоща. Она сняла с головы шарф, который повязала, уходя из Долины, и принялась ссыпать в него зерно. Йонан посмотрел, что она делает, и кивнул.
   – Разотри их в муку, – посоветовал он, – и с их жиром, – он кивнул в сторону птиц, – у нас будут отличные лепешки.
   – А вода?
   Он хлопнул по тыкве, над которой работал.
   – Там внизу ручей. Видела со стен тростник? Келси призналась, что не видела: все ее внимание было отдано стенам и необходимости не свалиться. Он не стал дожидаться ее ответа, отложил тыкву и осмотрел мясо, поворачивая прутья с кусками с видом человека, искушенного в таких делах.
   Потом, видимо, удовлетворенный, снял мясо и разложил на широкие листья, сорванные с того же растения, с которого снял и тыквы. Потом взял одну из тыкв и вопросительно посмотрел на Келси.
   – Подсади меня. Вода за той стеной.
   Она согласилась, пересохшее горло и рот заставили встать к стенке и подставить плечи. Он лишь на одно мгновение оперся и был уже на стене.
   Солнце уже спускалось к неровной черной линии, обозначавшей горизонт. Келси стояла, прижимаясь к грубому камню, и думала, сумеют ли они найти убежище на ночь. Она хорошо помнила воющих собак и черного всадника. Они попали в эти развалины благодаря знаниям какой-то древней расы, но это вовсе не значит, что преследование закончилось. Она вовсе не думала, что то существо, которое Йонан назвал его прежним именем – Райн, – так покорно признает свое поражение.
   Келси потрогала рукой цепь с камнем, услышала скрежет на верху стены, означавший возвращение Йонана, и еле успела отпрыгнуть от падавших со стены камней. Йонан на той же веревке, которой ловил птиц, спустил полную воды тыкву. Девушке потребовалось все самообладание, чтобы тут же не поднести тыкву ко рту и все выпить. Йонан оказался рядом с ней и сказал:
   – Пей небольшими глотками, – и отмахнулся от тыквы, когда она протянула ему эту импровизированную бутылку.
   Она послушно набрала в рот воды и какое-то время удерживала там влагу, наслаждаясь, прежде чем проглотила.
Йонан принес с собой еще кое-что – связку тростника, и когда они вернулись к костру и ожидающей пище, он подобрал два небольших камня, которые удобно легли в руку. С их помощью начал мять стебли, и они быстро превратились в нити. Йонан сплел из них еще одну грубую веревку.
   Уже опустилась ночь, и они сознательно позволили костру почти умереть, превратиться в уголья, которые заслоняли камни очага. Но даже при слабом свете Йонан продолжал работать. Сплетя веревку, которой, по мнению Келси, нельзя доверять, он взял две падки и начал методично переплетать их, действуя почти на ощупь.
   Келси сидела, скрестив ноги, по другую сторону костра размером с ладонь. Наконец любопытство победило.
   – Что ты делаешь?
   – Нам нужен мешок для этого, – он легким жестом указал на копченое мясо. – И обувь…
   – Обувь? – изрядно удивленная, она коснулась рукой своих полусапожек. Они были исцарапаны, утратили блеск, но еще крепки. Менять их на то, что плетет Йонан, будет глупо, и она едва удержалась, чтобы не сказать это.
   – Серые охотятся при помощи зрения и нюха, – продолжал юноша, – но ночные псы – только по запаху. Мы дадим им запах, который надолго собьет их со следа.
   Он отложил грубо сплетенную пару обуви. Потом достал из сумки листья илбейна и начал натирать ими веревку Закончив, он стал обвязывать этой веревкой свои ноги, так что вскоре металл его обуви был целиком закрыт.
   – Это поможет? – Келси хотела быть уверенной, хотя уже понимала, что он делает.
   – Хотелось бы… Илбейн бывает полезен по-разному. Теперь испытаем…
   И вот, когда они устраивались на ночь: один спать, другая сторожить, ноги их были закутаны в веревки из тростника и обрывки растительности. Принимая первую вахту, Келси ощущала чистый запах илбейна. Костер догорел и превратился в пепел. И развалины и поля освещались только луной.
   Келси прислушивалась – одновременно слухом и сознанием. Это все равно что пробуешь воздух в поисках незнакомого запаха: свободно бродящая мысль может первой показать, что скрывается в ночи. Девушка напряженно ожидала собачьего воя – тех собак, что по ночам бегают за Черным Всадником.
   В ночи слышались звуки дикой жизни. Келси различала шуршание в высокой траве, однажды резкий крик заставил ее вскочить на ноги; потом она догадалась, что это голос какого-то воздушного охотника. Но воя, от которого ползут мурашки по коже, воя собак не было слышно. Девушка не знала, далеко ли они от той рощи, в которой их осаждали. Если Йонан и знал это – а она подозревала, что тоже не знает, – то не говорил. Впрочем, то, что он организовал дежурство по сменам, свидетельствовало, что он не видит в их нынешнем положении безопасности.
   Хотелось спать. Келси, борясь с сонливостью, встала и пошла по камням, стараясь, чтобы шелест травы не выдал ее приближения. Она подошла к внешней стене крепости без крыши. Постояла там немного, пытаясь представить себе разумных существ, которые построили эту мощную крепость и не сделали ни одной двери, ни одного прохода из одного внутреннего помещения в другое. Крепость молчала, она принадлежала к такой же древней истории, как разбитый каменный круг на Бен Блэйр.
   Бен Блэйр… с неожиданной дрожью нового страха Келси подумала, что Бен Блэйр далек теперь от нее, как сон. Она расспрашивала Симона Трегарта о возвращении. Он уклонился от ответа, но когда она стала настаивать, сказал, что ему ничего не известно о возврате через врата. В этом мире можно отыскать врата и через них уйти еще дальше в странные земли и места, но вернуться к себе, в свой собственный мир…
   Свой собственный мир. Теперь она вспомнила, как неуверенно Симон говорил об этом. Он сказал, что большинство проходили через врата, спасаясь. И для таких людей «собственным миром» стал этот мир, многие сознательно искали его.
   Но она нет! И она хотела бы…
   Глядя на едва видные в лунном свете черные развалины, она стала думать о здешних вратах. Если она пройдет в них, то где окажется? Где-то в еще худшем месте? Келси сжала левой рукой колдовской камень и ощутила его успокоительное тепло. Но тут мысли ее прервались, она отвела от себя камень и посмотрела в центр костра, где последние искорки стали ярче. Сделав шаг туда, где она оставила Йонана, девушка почувствовала какое-то изменение. Но не в окружающей местности.
   Камень, который начал было светиться, снова потемнел, хотя Келси по– прежнему ощущала его тепло. И тут она увидела шар кипящего света. И на нем тень, которая становилась все темнее и отчетливее.
   – Виттл! – она выдохнула это имя вслух, и тут же изображение стало устойчивее. Келси смотрела прямо в глаза колдуньи и ощутила все то же принуждение, которое всегда было с ней с того самого момента, как она взяла камень.
   Колдунья открыла рот. Но Келси услышала не слова, скорее до нее долетела острая направленная мысль.
   «Где?»
   Келси правдиво ответила:
   «Не знаю».
   «Дура! Осмотрись! Отдай мне твои глаза, если не можешь ответить сама».
   Давление оказалось таким сильным, что Келси почувствовала: вопреки своей воле она поворачивается, вначале глядя на развалины, потом на поля, потом снова на развалины.
   На лице колдуньи появилось раздраженное мстительное выражение, и Келси застыла.
   «Мужчина по-прежнему с тобой?» – ударение на слове «мужчина» делало его ругательством.
   Келси мысленно представила себе спящего Йонана.
   «Уходи, пока он спит! Иди вслед за камнем… он ищет большую силу».
   Келси упрямо покачала головой.
   «У меня никого нет в этой земле, тут опасно», – в какой-то упрямой внутренней убежденности, в своем всегдашнем отталкивании от Виттл она черпала силы, чтобы сказать это – сказать или подумать.
   Она видела, что колдунья пытается удержать ее взгляд, подчинить ее себе. Но Келси все-таки выпустила камень из руки, и он повис на цепи на груди девушки. Огненный шар исчез. Виттл со всеми своими знаниями испарилась – пока. Но у Келси появилось ощущение, что если бы они встретились физически, она не отделалась бы так легко. Чем больше она пользуется камнем, тем большую внутреннюю силу ощущает. Но она вовсе не хочет стать колдуньей – такой, как Виттл. Она каким-то образом подчинена камню, но тем не менее остается сама собой, она не из числа сестер, для которых камень – центр всей жизни.
   Келси быстро вернулась к лагерю у развалин. Она не могла определить время, но тени стали длиннее, и она была уверена, что должна разбудить Йонана. По крайней мере он не подчиняется влиянию Виттл… она поколебалась. Должна ли она рассказать ему о встрече при помощи камня? У него тогда появятся причины не доверять ей, а она была уверена, что выживет, только если Йонан останется рядом с нею. Только его знания и опыт привели их сюда.


   Келси лишь слегка коснулась плеча Йонана, и он сразу проснулся. Но только когда юноша повернул к ней лицо, она поняла, что не станет рассказывать ему о Виттл, потому что не собирается выполнять ее требование. Ложась на его место в охапке травы, из которой они устроили постель, она приказала себе спать. Но видеть сны она себе не приказывала и так никогда и не узнала, колдунья из Эсткарпа или собственное воображение сразу погрузили ее в один из самых реалистичных кошмаров.
   Келси снова оказалась в комнате со звездой, в которую их так бесцеремонно переместили. Но теперь стены были совсем еще не тронуты временем, а сама звезда сверкала в полу живым огнем. А в центре ее защитного поля находилось нечто совершенно чуждое. Худое тело с серой кожей напоминало скелет с одной лишь туго натянутой кожей поверх костей. Никакой плоти. Два кожистых крыла прикрывали тело, как человека накрывает плащ.
   Но все внимание девушки захватила голова этого существа: узкое лицо, нос сильно напоминает клюв, подбородок резко скошен. Доминировали на этом лице глаза – огромные и фасеточные, как у насекомого, все видящие и – все знающие.
   Это не слуга какого-нибудь Великого, который своей силой привлек его в это царство. Нет, это сам Великий! И существо знало о Келси, потому что быстро повернулось и устремило на нее свои непроницаемые глаза.
   В руках, больше похожих на когти хищной птицы, чем на человеческие ладони с пальцами, существо держало тонкий стержень с верхушкой из того же металла, что и в рукояти меча Йонана, он горел синим огнем. Существо повернуло стержень и направило его концом прямо на Келси.
   Маленький рот под клювообразным носом задергался, раскрываясь и закрываясь, словно существо произносило какую-то речь, задавало вопрос или цитировало слова ритуала. Но Келси ничего не слышала – ни ушами, ни сознанием. Она только видела, как изменилось выражение этого птичьего лица. Жезл-копье прочертило в воздухе следы из голубого дыма. И в этом дыме высветилось лицо.
   Лицо – и в то же время не лицо. Его неподвижность скорее свидетельствовала о том, что это маска, однако гораздо более человекоподобная, чем у вызвавшего ее существа. Маска скользнула вперед, к своему создателю. Существо встало и распахнуло свои крылья вперед. Больше не серые, крылья превратились в туманный ореол вокруг человеческого тела, а само существо трансформировалось в женщину.
   И хотя руки, державшие стержень, изменились, само это оружие или источник силы осталось прежним. Снова оно замелькало в воздухе, образуя светящуюся линию, линия распрямилась и направилась к Келси.
   Удивление и настороженность девушки постепенно сменились страхом. Она немного боится Виттл, но может устоять против нее. А эта птица-женщина гораздо сильнее Виттл, Келси инстинктивно ощущала это. И невозможно определить, стоит ли она на стороне Света или Тьмы.
   Кто… или что… теперь требует ее покорности?
   Келси ощутила тепло рядом с собой и приободрилась, ей всегда казалось, что зло сопровождается холодом. Или, возможно, это камень просыпается при новом проявлении колдовской силы.
   «Путница издалека…»
   В сознание Келси проникли слова. Как будто часть вопроса. Келси перестала осознавать свое физическое тело, поэтому не кивнула, а просто приняла эти слова как правду.
   «Пробуждающая спящих…»
   «Не по своей воле!» – возник ответ в ее сознании.
   «Вернись назад, – продолжал мысленный голос. – Был выбор, и ты совершила его…»
   На мгновение она опять оказывается на Бен Блэйр и бьет по ружью, нацеленному на дикую кошку. Неужели именно этот выбор привел ее сюда?
   «Был выбор, – подтвердило крылатое существо эти обрывки воспоминаний. – Как были и другие и будут еще. Ты осмелилась пройти по одному из древних путей, осмелишься и на другие… и еще…»
   «Ты хочешь мне зла?» – мысленно спросила Келси.
   «Для меня нет ни добра, ни зла. Но ты пробудила силу в том месте, где она некогда жила. И потому усилила борьбу. Просыпается то, что долго спало, будь теперь осторожна с этим, женщина из другого мира. Будь очень осторожна».
   Стержень наклонился, освещение, из которого соткалась женская фигура, померкло, и Келси снова увидела серый скелет, а на нее смотрели глаза насекомого. Смотрели издалека, из-за быстро вырастающей непроходимой стены. И если Келси хотела обратиться к этому существу за помощью, то не успела. Создание не Света и не Тьмы, оно по своей воле отстранилось от битвы. Но что же они разбудили, что теперь пришло в Эскор из-за нечаянного вторжения Келси и Йонана в переплетение сил?
   «Что ты будешь делать?» – осмелилась она напоследок спросить у чуждого существа, сидящего на сверкающей звезде.
   И у девушки сложилось впечатление холодной усмешки.
   «Выбор принадлежит мне. А я не выбираю…»
   Помещение в руинах, крылатое существо – весь этот яркий сон мгновенно исчез. Напротив, Келси окружила тьма и промозглый холод. В темноте что-то двигалось, приближалось, чтобы взглянуть на нее, что-то просыпалось ото сна, длившегося века. Существует какое-то равновесие. И то существо, которое приближалось теперь к Келси, – оборотная сторона крылатого. Существо не пыталось обмениваться мыслями, а было просто сосредоточено на ней и посредством нее проникало в этот мир.
   Опасность! Нельзя позволить проникать в себя – надо бороться! Единственное оружие девушки – камень. Но она не решалась использовать его здесь. Келси стояла в центре какого-то пространства, враждебного всему ее роду, и ее лениво и апатично созерцало нечто такое, чего она не видела – а только чувствовала легкие прикосновения его любопытства.
   Думать о камне – нет! Это последнее, что она будет делать. Думать о… Бен Блэйре в другом мире… ее собственном мире, где жизнь так легка. И Келси стала представлять себе холм, его запахи, восстанавливать его существование.
   Обманулось ли существо из мрака? Девушка не могла сказать, но что-то быстро унесло ее из этого места. Она проснулась и увидела склонившегося к себе Йонана, он держал ее за плечи, словно вытаскивал из того отвратительного и опасного места.
   – Тебе снилось… – голос его звучал чуть обвинительно.
   – Ты прогнал сон! – она почувствовала тепло – тепло не ночи, а подлинной дружбы. С того времени как к ним присоединился Йонан, Келеи много раз думала, что только его знания и опыт помогут им достигнуть цели, к которой влечет ее камень. Но то, что он разбудил ее сейчас, – самая большая его услуга.
   – Мы разбудили что-то своим приходом, – торопливо объяснила она юноше, так как хотела поделиться с другим человеком, освободиться от страха, от чувства сообщности с чем-то, чего она не понимает.
   В свете луны девушка увидела, как Йонан нахмурился и указал пальцем на ее камень, не касаясь его.
   – Такой символ может призвать…
   Тепло исчезло. Разве не его меч открыл эту дверь?
   – Ключ был твоим, – возразила она.
   Даже при лунном свете стало видно, как вспыхнуло его лицо. Вначале Келси показалось, что Йонан не станет отвечать, но потом он сказал;
   – Каждый раз, пользуясь силой, мы нарушаем равновесие. И результат касается не только нас, – юноша положил руку на металл в рукояти. – Тебе просто снилось – или ты отвечала на чей-то призыв?
   Тогда она рассказала ему о крылатом существе и о том, что жило во тьме. Рот его разгладился, рука крепче сжала меч.
   – Мы уходим, – Йонан повернулся к развалинам. – Это трюк, через который они добираются до тебя. Если же мы уйдем… – он уже начал собирать их скромные пожитки. Сложив копченое мясо в плетеный мешок, он помог ей надеть плетенки поверх обуви, неуклюжие и никак не застегивающиеся.
   Когда они закончили приготовления к пути, горизонт на востоке посерел. Йонан показал на далекую гору, на которую показывал и раньше.
   – Если двинемся к этому знаку…
   – Знаку чего? Куда он нас приведет? – возразила она, все еще возясь с завязками своей неуклюжей обуви. – Назад в Долину?
   Лицо его было мрачно.
   – У Долины есть своя защита, но не бывает неуязвимых крепостей. И мы можем привести за собой то, что следит за тобой, прямо в сердце места, которое должны защищать. Ты говоришь, нас ведет твой камень… Очень хорошо… Пойдем за ним…
   – И отвлечем на себя опасность? – не вопрос, а протест.
   – Если и так, то да!
   Она вспыхнула. Кто такой этот воин, который хочет использовать ее как приманку, чтобы защитить свой дом? У нее нет никакого долга перед Долиной, прежде всего ей надо думать о своей безопасности. Идти по этой проклятой земле, причем не в состоянии делать выбор… Ее словно заставляют оказываться в злополучных местах в самый критический момент. А она хочет всего лишь вернуться назад в Лормт. Лормт? Ей кажется, она никогда о нем не слышала. Но если закроет глаза, то легко увидит сумрачные залы, где медленно движутся призрачные фигуры, как будто ошеломленные своим окружением.
   Еще один сон? Где этот Лормт и почему ей нужно снова добраться до него?… Снова? Она никогда там не была!
   Она не была, но кто-то другой был. Губы ее сложились, готовые произнести имя Ройлейн, но вслух она его так и не выговорила. Взяв камень, унаследовала ли она воспоминания его подлинной владелицы? Келси так хотелось задать эти вопросы. Человеку, которому она могла бы довериться. Такой могла бы стать Дагона из Долины, но они далеко от Долины и ее соправительницы.
   – Куда ты идешь? – она пошла рядом с Йонаном. Тот коротко ответил:
   – Скорее, куда ты идешь, леди?
   Келси коснулась рукой камня и ощутила его тепло. Она сняла с шеи цепь и подвесила ее на мизинце. Мелькнуло какое-то воспоминание, но такое смутное, что девушка не смогла его воспринять. Она стояла так когда-то… нет, не она – другая.
   Без всяких действий с ее стороны камень начал раскачиваться – не по кругу, как раньше, а скорее вперед и назад, указывая вначале от нее, потом на нее. И указывал он на восток. Ей отдавали приказ, которому она не могла не подчиниться. Келси повернула в ту сторону и пошла, зная, что она действительно связана и путем ее управляет камень.
   Они вышли на древнюю дорогу среди полей, когда на небе вспыхнули яркие полосы рассвета. На ветвях колючих кустов, которыми поросли рухнувшие стены, висели ягоды, и Келси, следуя примеру Йонана, принялась срывать их и отправлять в рот. Ягоды были сладкими и терпкими в одно и то же время, они освежали, но, конечно, это не настоящий завтрак.
   Забытая дорога пересекала открытые поля, но постепенно по краям ее стали появляться деревья, и вскоре путники уже шли но лесу. Из укрытия выбежало небольшое животное с ярко-рыжей шерстью и скрылось, прежде чем Ионан смог бросать свою веревку. Здесь жило много птиц – однако они не летали, а сидели на ветвях и смотрели на путников, щебеча и окликая друг друга, словно возвещали о прибытии чужаков какого-то своего повелителя, которому принадлежит эта местность.
   Вскоре дорога сузилась и превратилась в тропку, над ней нависали ветви кустов, а поверхность ее поросла густой травой. Через некоторое время Йонан схватил Келси за руку и не дал притронуться к ветви куста с тускло-зеленой листвой и цветами, испускавшими одуряющий аромат.
   – Фаркилл, – объяснил он. – Запах вызывает сон, а если коснешься, получишь язву на коже, и даже с помощью илбейна ее трудно бывает залечить. А вон то, – он указал на мрачное, похожее на скелет дерево несколько в стороне от пути, – это тоже опасность. Быстрее! – юноша неожиданно крепко схватил Келси за плечи, и девушка упала; она только услышала свист в воздухе.
   – Поползли на животе! – приказал ее спутник. – Если не хочешь получить такую же, – он указал на торчавшую из куста серую стрелу. Стрела все еще дрожала. Если бы Йонан не уложил Келси, стрела торчала бы у нее в плече.
   Она была похожа на шил, но размером с руку. Девушка решила, что стрела вполне могла бы проколоть ее насквозь. Такие стрелы каким-то образом пускало дерево, казавшееся мертвым.
   Поэтому им пришлось ползти, и девушка морщила нос от кислого запаха гнилой листвы, покрывавшей тропу. Дважды еще миновали они деревья со стрелами, пока наконец не вышли снова на открытое место – поляну, точно такую же, как та, на которой Йонан использовал свой меч как ключ. На середине поляны Йонан разрешил Келси остановиться, и они поели мяса и напились из тыквы, но пили немного, потому что в этот день так и не встретили источников воды.
   Келси клонило ко сну, ей хотелось лечь на землю и уснуть от усталости. Но Йонан не собирался оставаться на месте, и из упрямства и гордости девушка не стала предлагать отдохнуть.
   Время от времени она справлялась с камнем и убеждалась, что они движутся в нужном направлении. Но Келси все больше и больше хотелось лечь на землю, закопаться в густую траву и вернуться… Куда?
   Днем Бен Блэйр казался очень далеким, вся жизнь до того момента, как она прошла через эти камни, которые Симон Трегарт назвал вратами, превратилась в сон, больший сон, чем ее ночной кошмар. Келси начала думать о Йонане. Его-то никакое принуждение не гонит в это путешествие. Но только его знания пока спасали их. К тому же сам он не родился в Долине. Это она знает. И он не похож на большинство людей, живущих в ней. Волосы у него светлее, а глаза на обветренном лице кажутся поразительно голубыми. Кто же такой Йонан? Впервые сознание ее отвлеклось от непосредственного окружения и сформулировало этот вопрос. Дагона, очевидно, высоко ценит его, если послала в качестве охранника – или проводника. Келси видела еще одного из Трегартов – Кимока, но в Йонане ничего не свидетельствует, что он один из Трегартов. Чаще он разделял общество воина с огромным топором


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное