Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 6 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Дыши так… – Виттл задышала медленно и глубоко. – Думай о своем теле, о ногах, которые тебя держат… о крови, которая несет им питание, очищает. Твое тело хорошо служило тебе, будь добра к нему… медленнее, сестра. Думай о ночном спокойном сладком сне, который не тревожат кошмары. Сейчас утро, и ты проснулась освеженная, полная сил, хозяйка себе самой, сестра своего камня, который будет тебе служить, хоть ты и хотела отказаться от него. Идем…
   И, не глядя, повинуется ли ей Келси, Виттл наклонилась и вышла из пещеры, а девушка почувствовала, что ее неудержимо тянет за колдуньей. По-прежнему над скалами висела луна, и колдунья быстро отыскала хорошо освещенное место. Она встала там и подняла руки, как будто держала лучи луны, хотела притянуть ее к себе. Девушка нерешительно последовала ее примеру.
   Ее камень снова начал светиться. Не с такой силой, как против фасов, но чистым белым светом. От него исходило тепло, оно распространялось по всему телу и исчезали усталость и боль в пояснице. Келси действительно почувствовала себя так, словно проснулась ясным утром в начале хорошего Дня, вымылась в чистой воде Долины и сейчас уже сделала многое из того, что должна была сделать.
   Келси не могла бы сказать, долго ли они так стояли, но наконец Виттл опустила руки, когда к ним подползла тень от камня, а луну над головой начало закрывать облако.
   – Хорошо, – сказала она со вздохом. – Так всегда с силой, когда пользуешься ею. Она истощает, о, как она истощает, – в голосе ее звучала боль воспоминаний. – Но всегда наступает обновление. Как с тобой, Мэйкизи… – тут она заколебалась. – Нет, для одной одно имя, для другой другое. Ты еще не получила имени…
   – Я Келси! – в девушке вспыхнула старая враждебность.
   – Ты не понимаешь… – девушка и не думала, что Виттл способна проявить такое терпение. – Так смело использовать данное тебе при рождении имя значит навлекать на себя зло. Это дает ключ тому, чего ты должна бояться. И Темный сможет воспользоваться твоим телом. Но еще хуже, когда затрагивается внутренняя сущность. Может, с тобой по-другому, и для тебя имя – не опасность.
   – Иногда и со мной такое возможно, – сказала Келси, неожиданно припомнив, что и в ее мире, в ее времени имя может принести опасность. Вероятно, не такую, как здесь, но все же опасность. – Но мы не меняем имена… – хотя нет, и это не так. Люди меняют имя, меняют сам образ жизни. Свидетели преступлений, шпионы. Но она ведь не из их числа, и ее имя – часть ее самой, она не хочет отказываться от него; Сделав это, она только еще больше погрузится в это невероятное приключение.


   Колдунья протянула руку за камень и достала оттуда два мешка с лямками, которые можно надевать на плечи. Один из них она положила у ног Келси. Девушка попятилась от него.
   – Что ты делаешь? – спросила она.
   – Мы уходим, – спокойно ответила Виттл. – То, за чем мы посланы, еще впереди.
Если будем ждать благосклонности жителей Долины, никогда не доберемся до него. Они сражаются, когда на них нападают, когда Тьма приближается к ним, но сами в другие места не вторгаются.
   – Я не пойду! – Келси смотрела, как Виттл надевает на плечи свой мешок.
   – Ты не можешь поступить иначе. Ты пользовалась камнем… он теперь твой, а ты одна из нас.
   Келси хотела бежать от этой безумной женщины, спуститься по тропе в Долину. Но снова тело отказалось повиноваться ей. Тепло камня по-прежнему окутывало ее, и она обнаружила, что тоже наклоняется, поднимает мешок и надевает его на плечи.
   – Не борись с этим, девочка, – в голосе колдуньи зазвучали покровительственные и прежние слегка презрительные нотки. – Ты одна из сестер, и на тебе лежит обет.
   И вот, вопреки своему желанию, Келси начала подниматься, следуя за Виттл все дальше и дальше по крутым склонам, цепляясь пальцами рук и ног, чтобы уравновесить тяжесть своей ноши. Вскоре они достигли верха преграды, которой природа – или те, кто может свободно призывать к себе силы природы, – окружила Долину. Дальше открылась местность, больше покрытая тенью, чем освещенная луной, полная опасностей. Виттл начала спокойно спускаться, ведя за собой девушку, а Келси попрежнему не могла сопротивляться.
   Если на этих высотах и были часовые и наблюдатели (а Келси была в этом уверена), колдунья сумела пройти сама и провести Келси незамеченными. Никто не остановил их, не спросил, куда они направляются.
   По спуску зигзагами проходила хорошо утоптанная тропа, но спускались они неторопливо. Виттл проверяла каждый шаг, прежде чем поставить ногу, а Келси следовала сразу за ней.
   Однажды над ними пролетел крылатый сгусток тьмы, колдунья остановилась, Келси застыла рядом с ней. Но существо не вернулось, и немного погодя – Келси все это время дышала быстро и поверхностно – колдунья снова двинулась в путь. Потом она снова застыла, да так внезапно, что девушка чуть не налетела на ее мешок. Снизу, оттуда, куда они направлялись, послышалось низкое рычание. На этот раз колдунья шепотом приказала девушке:
   – Серый. Спрячь свой камень! У них глаза, которые видят во тьме, – она и сама спрятала собственный камень, приоткрыв платье на шее и опустив туда сверкающий комок. Келси последовала ее примеру и чуть не закричала. Камень был горячим, она словно прижала к обнаженной коже груди раскаленный уголь.
   Казалось, Виттл считала, что это единственная необходимая предосторожность, потому что снова двинулась вперед. Келси, по-прежнему повинуясь принуждению, следовала за ней.
   Так они добрались до ручья, который прорывался сквозь горы навстречу реке Долины, здесь колдунья подобрала полы своего длинного платья, так что худые белые ноги обнажились до колен, и знаком велела Келси сбросить мягкие полусапожки, в то время как сама она сняла сандалии.
   Сняв обувь, колдунья вошла в мелкую воду и уверенно пошла вперед, Келси как привязанная шагала за ней. Может, чтобы окончательно утвердить свое превосходство, Виттл прошептала:
   – Бегущая вода враждебна Тьме. Пока можно, лучше держаться ее.
   Стараясь говорить немного, Келси собралась с силами и спросила:
   – Куда мы идем?
   Правда, девушка шла за ней вопреки своей воле, но, может, с помощью камня ей удастся освободиться от принуждения. А пока не нужно раздражать колдунью.
   – Куда нас ведет… – последовал неутешительный ответ. – Как ты знаешь… нет, – тут же поправилась она. – Ты одна из нас и в то же время нет… и, может, вместе с камнем тебе не дано знание. Мы ищем источник древней силы – тот, что сформировал в самом начале наш союз сестер; он снова должен собрать нас, чтобы мы смогли соединиться и воспрянуть. Мы знаем только, что он на востоке. Сестра Мэйкизи искала его…
   – И она теперь мертва! – холод страха боролся с теплом камня. – Но была ли у вас надежда добраться?..
   – Она шла с охраной, ехала открыто, хотя предупреждение было ясное. Но она не захотела прислушаться к словам жителей Долины… – Виттл снова заговорила резко и холодно. – Этот поиск нельзя совершить силой, с помощью неуклюжих мужчин. Она ошиблась и заплатила за это. Мы будем искать ночами, и это… – она прикрыла рукой тусклое сияние, пробивающееся сквозь одежду, – это станет нашим проводником. Потому что свои камни в древности мы принесли из этой земли, и их влечет туда, где они получили свою жизнь. В этом мы уверены. Внимательно наблюдая, как они разгораются и тускнеют, мы найдем путь.
   – А что, если источник, который вы ищете, во власти Тьмы? – Келси смочила кончиком языка губы.
   – Он может быть осажден Тьмой, – согласилась Виттл, – но не взят, иначе наши камни умерли бы. Свет и Тьма не могут совмещаться.
   – Но ведь тени и лунный свет совмещаются, – Келси пыталась найти подходящие слова для своих возражений.
   – Луна полная, и в ней мы можем найти подкрепление. А вот когда она начнет увядать, – колдунья заколебалась, – тогда нужно быть осторожнее.
   Ясно было, что она очень уверена в себе, и Келси, хоть и очень опасавшаяся, все же слегка успокоилась, узнав, что они будут двигаться по ночам и использовать ручей как указатель пути. Когда на горизонте появились первые признаки рассвета, колдунья указала вперед, где в ручей вдавалась песчаная отмель. С трех сторон она была окружена водой, и течение здесь было очень быстрое. А с четвертой стороны песчаная коса соединялась с сушей узкой перемычкой, на которой лежало много плавника: недавняя буря принесла сюда множество ветвей и деревьев.
   Колдунья вброд зашагала на этот перешеек, и Келси последовала за ней, хотя старалась идти по гравию и песку. Оказавшись на отмели, Виттл сбросила мешок, Келси тут же последовала ее примеру, чувствуя, как болят от напряжения плечи. Но если она устала от ночного перехода, Виттл, казалось, этого не чувствовала. Она уже подошла к плавнику и начала строить баррикаду в самом узком месте соединения с берегом. Келси не думала, чтобы такая преграда могла их спасти. Но так как колдунья считала это важным, девушка тоже принялась за работу.
   Только когда баррикада достигла высоты им по грудь, колдунья удовлетворилась и вернулась к своему мешку, развязала его и достала что-то завернутое в увядшие листья. Женщина сняла листья, и Келси увидела, что та держит в руках лепешку из какого-то темного теста. Виттл стала отламывать небольшие кусочки лепешки и жевать их.
   – Ешь, – сказала она с набитым ртом и указала на мешок Келси. Девушка нашла в нем такую же лепешку и осторожно откусила. На вид не очень привлекательно, но вкус неплохой; Келси седа и стала запивать еду водой из ручья.
   Однако здесь, на открытой песчаной отмели, хотя и за изгородью из ветвей, она не чувствовала себя в безопасности. И когда колдунья улеглась, подложив под голову мешок, и собралась уснуть, Келси удивилась ее беззаботности. Неужели она полностью уверена в их безопасности?
   – Верь своему камню, девочка, – глаза Виттл оставались закрытыми, но она словно читала мысли Келси. – Тьма охотится по ночам…
   – Тогда почему мы?.. – удивленно начала было Келси.
   – Тоже идем в темноте? – закончила за нее Виттл. – Потому что в полнолуние мы можем надеяться скорее отыскать тропу. Там, где собирается Тьма, и мы можем найти то, что ищем.
   Виттл могла быть уверена в себе и своих методах поиска, но Келси с ней не соглашалась. Колдунья уже ровно дышала во сне, а девушка продолжала сидеть, глядя по сторонам с настороженностью, которая стала здесь частью ее существования.
   Ручей протекал по равнине и углублялся в холмы, которые они преодолели ночью. Видны были какие-то движущиеся крупные туши на востоке; Келси решила, что это пасутся животные. Небо было ясное, ни следа облаков, время от времени по нему неторопливо пролетала крупная птица.
   В ручье тоже кипела жизнь. Время от времени поверхность воды разрывала рыба в погоне за просвечивающими крылатыми насекомыми, заполнившими воздух в нескольких дюймах над рекой; они были заняты каким-то сложным воздушным танцем. На берег выползло существо, похожее на ящерицу, длиной с руку до локтя, оно не обратило никакого внимания на двоих уже занявших эту территорию, свернулось головой к воде и, по-видимому, уснуло на быстро теплеющем песке.
   Равнина уходила далеко на восток, но за ней видны были неправильные линии холмов или гор, тут и там росли небольшие рощи деревьев, словно сознательно посаженных. В полумиле виднелись каменные руины; Келси решила, что это развалины очень древнего здания; его очертания теперь определить было почти невозможно. Высокая трава на лугах уже начинала вянуть под жарким солнцем, время от времени она шевелилась, но не от ветра (утренний бриз стих, и теперь воздух стал совершенно неподвижен). Эти качающиеся ветви и листья обозначали движение каких– то небольших животных.
   Солнце стало припекать, и Келси обнаружила, что голову тянет вниз. Глаза закрывались сами собой. Наконец девушка выбрала место поближе к барьеру, который они воздвигли, и, несмотря на всю свою настороженность, быстро уснула.
   Какой кошмар разбудил ее, вспотевшую и дрожащую, она, проснувшись, не могла вспомнить. Возможно, это и хорошо, что бодрствующий мозг прогнал это воспоминание, потому что девушка, дрожа от страха, прижалась к массе плавника.
   Виттл лежала на том же месте, где уснула. Можно было подумать, что колдунья умерла, если бы грудь ее не поднималась и опускалась в медленном дыхании. Существо из ручья исчезло и…
   Келси огляделась в поисках оружия. Неподалеку валялся корень, сглаженный водой, с одного конца толще, чем с другого. Она высвободила его, превратив в грубую дубинку. Должно быть, она проспала полдня: солнце уже склонялось к западу. И хоть местность по-прежнему выглядела мирной, девушка увидела, что что– то приближается к ним в высокой траве.
   Прижимаясь к земле, она медленно повернулась, внимательно оглядывая местность. Тех легких движений, которые она приняла за следы движений мелких животных, больше не было видно. Вся земля охвачена тишиной, и инстинкт подсказывал девушке, что эта тишина неестественная. Но тут она услышала плеск воды и сразу повернулась вниз по течению.
   К ним приближался человек; как и они с Виттл, он шел по воде босиком, повесив связанную шнурками обувь на шею. Он был вооружен, и кольчуга под шлемом открывала только небольшую часть лица. Однако она узнала его.
   – Йонан, – она произнесла это шепотом, но он услышал, потому что поднял руку – в приветствии или предупреждении; в такое время и в таком месте она решила, что скорее в предупреждении.
   Келси вскочила на ноги, по-прежнему держа в руках дубинку, и помахала ему. Его послали, чтобы он привел их назад? Она приветствовала бы такой призыв, если странное принуждение позволит ей вернуться.
   Как и они с Виттл, юноша нес небольшой мешок на спине, и, увидев это, она сразу усомнилась, что его появление означает конец их пути. Сзади послышался гневный возглас, и Виттл, пройдя вперед, встала на самом краю воды, глядя на Йонана.
   – Что ты здесь делаешь? – спросила колдунья, когда он был еще на некотором удалении; голос ее, хоть и негромкий, отчетливо прозвучал сквозь плеск воды.
   – То, зачем меня послали, – ответил он. Лицо его открылось, и Келси увидела, что он рассержен.
   – Ты нам не нужен… – голос Виттл напоминал сердитое рычание Быстроногой.
   – Может, и так, – ответил он" подойдя совсем близко и заставив колдунью отступить на несколько шагов. – Это опасная земля, и мы не хотим, чтобы она стала еще опаснее… Возвращайтесь в Долину, иначе вас захватят. Тут действуют могучие силы.
   – А кто делал предсказание и читал в чаше? – презрительно спросила Виттл. – Конечно, эта земля опасна. И, может, именно мы положим конец этой опасности. Дай нам только добраться до источника силы…
   – И погибнуть из-за собственной глупости? Я согласен, если пострадаешь только ты. Но каждая частичка силы слишком ценна, чтобы рисковать ею в самом логове врага…
   Келси увидела, как Виттл подняла руки и схватила цепь, на которой висел камень. Даже в свете дня блеск камня не уменьшился. Колдунья взяла его в руку и направила на Йонана.
   Тот рассмеялся, извлек меч И, держа его за лезвие, загородился рукоятью. Камень сверкнул, другой камень – голубой, в рукояти меча – тоже, лучи скрестились, и не осталось ничего, кроме клуба дыма.
   – Ты… ты… – впервые Келси увидела, как колдунья потеряла дар речи, все ее обычное высокомерие исчезло.
   – Да, я не нуждаюсь в твоем руководстве, леди колдунья, – сказал Йонан. – Мы сами нашли части силы. Металл в рукояти – для того, кто посмеет его взять. Это живой металл. Теперь ты видишь, что не так-то легко от меня избавиться. А теперь, – он опустил с плеч мешок, – давай поговорим. Леди Дагона отправила вестника к Хилэриэну. Ты веришь, что устоишь против Великого? Он испытывает сильные чувства к этой земле и не позволит, чтобы ее подчинили тени и она вышла из-под нашего контроля.
   – Что же ты будешь делать? – мрачно спросила Виттл.
   – Пойду с вами. Разве ты не понимаешь, что мы не меньше тебя хотим найти источник силы? Мы должны знать, где он скрыт, и не отдать его Тьме.
   – Это не дело мужчин…
   – Это дело всех, кто посмеет! – возразил он. – Я разведчик и бывал уже здесь. И потому решил участвовать в вашем поиске. Ты идешь к Спящим…
   Голова Виттл резко дернулась, словно ее ударили по губам.
   – Откуда ты это знаешь? – спросила она, и в голосе ее зазвучал не холод, а жаркий гнев. Йонан пожал плечами.
   – Ты думаешь, что можешь сохранить такую цель в тайне в Долине? Мы все время знали, пока ты ждала свою сестру, куда ты направишься.
   Она сердито смотрела на него, сжимая в руке камень, словно снова собиралась померяться силами. Но он уже повернулся к Келси.
   – Ты идешь по своей воле? – спросил он.
   – Нет, только из-за принуждения, – ответила девушка. – Камень требует этого от меня.
   – Сними его! – прозвучал скорее приказ, чем просьба, и руки ее двинулись исполнять приказ… но лишь ненамного. Камень под платьем предупреждающе вспыхнул.
   – Не могу, – вынуждена была она признаться. Йонан нахмурился.
   – Притронься… – держа меч за лезвие, он протянул рукоять. Голубая лента в ней горела собственным огнем. Келси протянула руку и с легким криком отдернула ее. Рука онемела, оцепенение распространялось по ладони и выше.
   Он кивнул, словно ожидал этого.
   – Ты под обетом.
   – Что?
   – Приказ какого-то Древнего или Великого. Возможно, он заключен в камне, который ты носишь. Ты должна подчиниться тому, что возложено на тебя.
   Виттл неприятно рассмеялась.
   – Думаешь, можно носить камень силы и избежать его требований? Ты должна идти по этой дороге, хочешь того или нет.
   Келси теперь казалось, что все это приключение навязано ей еще до того, как умирающая колдунья отдала ей камень.
   – Я не одна из вас, – возразила она. – Зачем меня в это втягивают? – этот вопрос она могла задавать и раньше, но приход Йонана дал хоть какое-то подобие ответа.
   – У тебя нет выбора, – Виттл отвернулась, отошла на несколько шагов и села на песок спиной к ним, собираясь снова лечь спать Келси посмотрела на молодого человека
   – Я не выбирала… – начала она, однако юноша покачал головой
   – Леди, в этой земле наш выбор ограничен. Я сам прошел необычными путями, прежде чем меня захватило нечто более сильное, чем моя воля. Это место населено призраками, призраками древних схваток и приказов, однажды произнесенные, эти приказы продолжают жить. Мы уже, много лет обороняемся от Тьмы, но всегда существовали предания, что в глубине суши, – держа меч в обеих руках, он подбородком указал вверх по течению, – хранится древняя сила, не присоединившаяся ни к Свету, ни к Тьме Наша цель – найти ее, а то, что ты носишь, – ключ к ней.
   – Цель, но не выбор, – с горечью ответила девушка. Невозможность дотронуться до меча вызвала у нее шок и вывела из оцепенения, которое, как она теперь поняла, охватило ее после выхода из Долины.
   – Цель, но не выбор, – спокойно согласился он. – А теперь отдохни, леди. Сегодня последняя ночь полнолуния, после этого мы пойдем днем. И кто может сказать, сколько нам придется идти?
   Келси яростно растирала руку, и к ней постепенно возвращалась чувствительность. Девушке хотелось спорить, но то, что Йонан полностью принял случившееся с ней, показывало, что споры бесполезны. Она вернулась к своей постели в песке, положила голову на мешок и позволила себе расслабиться. Не думала, что уснет, но на самом деле сразу уснула.
   Проснулась Келси от того, что ее трясли за плечо, увидела небо, покрытое быстро летящими облаками, и почувствовала первые капли дождя. Над ней стояла Виттл, с мешком на спине, держа в руке кусок сухой лепешки.
   – Пора идти, – сказала колдунья, проглотив кусок. Обувь висела у нее на поясе, и она зашагала по воде. Йонан уже стоял в воде по колени.
   – Мы не можем здесь задерживаться, – подтвердил он, пока Келси отыскивала свое продовольствие и торопливо жевала сухие куски, царапавшие язык и десны. – В верховьях прошли сильные дожди, вода поднимается.
   Но начали они ночной переход все-таки по воде. Капли постепенно перешли в сплошной поток, промочивший одежду Келси насквозь и заставивший ее дрожать, но спутники девушки, казалось, не замечали дождя.
   Быстро наступила ночь, небо затянули тучи, изредка освещавшиеся вспышками молний, за ними следовали раскаты грома. Вода поднялась Келси до середины бедер, и теперь девушка испытывала тягу течения. Однажды она болезненно поскользнулась на камне и упала бы, если бы ее не подхватил Йонан.
   Наконец они выбрались на берег и скорчились под ветвями ивы, чтобы обуться. В темноте ночи и дождя девушка едва видела своих спутников и думала, почему они должны идти, а не переждать непогоду в каком-нибудь укрытии.
   Она почувствовала, как шевельнулся Йонан, и сквозь шум дождя и плеск воды в ручье услышала его негромкий голос.
   – Чувствуешь запах?
   Она послушно принюхалась, но ощутила только запах влажной земли. Йонан встал и куда-то пошел. При свете молнии она увидела, что он обнажил меч и держит его в руке. В то же время колдунья жестко схватила ее за руку, удерживая на месте.
   Послышался короткий крик, внезапно прервавшийся, и Йонан исчез в земле. Келси вырвалась и побежала вперед, но поскользнулась и упала лицом вниз. Она подумала, что сейчас закричит, камень вспыхнул ярким сиянием, и она приземлилась, придавив Йонана ко влажной земле. Острый запах, теперь хорошо знакомый ей, здесь ощущался очень сильно.
   Фасы! Они упали в один из подземных ходов этих обитателей тьмы. Виттл не повторила ошибку Келси и не упала. Но едва они успели встать, на них обрушилось чтото грязное и вонючее, и они снова упали на колени, чуть не утонув в грязи.
   Келси пыталась бежать, и тут из тьмы показалось щупальце, похожее на корень, схватило ее с такой силой, что она вскрикнула, и плотно прижало ее руки к телу.


   Еще одно жесткое щупальце ухватило Келси за бедра, и, как она ни боролась, девушка постепенно приближалась к месту, куда ее тащили, а тащили ее к темной стене ямы, где зияло полное мрака отверстие. По звукам схватки она понимала, что и у Йонана дела обстоят не лучше.
   На груди у нее светился камень, и Келси уловила похожий слабый блеск впереди, должно быть, от рукояти меча Йонана. При этом свете она увидела, что удерживавшие ее щупальца напоминают два толстых корня. Но эти корни были подвижны как змеи, и грубо тащили девушку, ударяя ее о стены, по проходу, рассчитанному на гораздо меньших существ. Вскоре она вся перемазалась влажной землей, которую постоянно приходилось выплевывать изо рта.
   Зловоние сгущалось, от него выворачивало внутренности, и Келси приходилось бороться с тошнотой. По звукам она решила, что Йонана теперь тащат за ней, слышались его возгласы, полные отвращения и гнева.
   Ей показалось, что тащили ее целый час, хотя на самом деле этого, конечно, не могло быть. И вот она, как пробка из бутылки, выскочила в большое пространство, освещенное призрачным фосфоресцирующим светом, какой может исходить от гнили. Светились концы высоких бревен, вкопанных прямоугольником, в который и бросили ее корни. И тут же о нее ударился Йонан.
   Послышался скрежещущий звук. Камень, больше и шире ее тела, опускался, закрывая отверстие в этом частоколе из холодного огня. Йонан уже вскочил на ноги и смотрел на выход.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное