Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

   «Врата…» – это пришло от нашедшей ее женщины. Та взяла Келси за руку, чтобы привлечь к себе внимание, и показала на себя.
   – Дагона, – подчеркнутые движения губ сопровождали это имя, и на этот раз Келси ответила вслух:
   – Келси.
   – Кел-Сей… – Дагона кивнула, указала на женщину в сером и произнесла слово, которое Келси опять послушно повторила. Так ее начали знакомить с встречающими.
   После двух попыток девушка смогла произнести:
   – Крита. Йонан (внешне самый молодой из мужчин), Кимок, Кайлан, – а тот, что выше всех остальных: – Урук.
   Кошка приподнялась на задние лапы и требовательно вцепилась в Келси. Девушка опустила пальто, и кошка сразу занялась своим семейством, облизывая котят, словно проверяла, не случилось ли с ними что-нибудь в пути. Келси провели в ближайший из странных живых домов, в его внутреннюю часть, где за занавесом бурлил мелкими пузырьками бассейн. Дагона знаками показала, что нужно раздеться и освежиться. И начала показывать на разные предметы и произносить их названия. Келси повторяла их, стараясь справиться с произношением и интонацией.
   К тому времени как она вышла из ванны и растерлась насухо квадратным куском ткани, ее словарь насчитывал около двадцати пяти слов, и она продолжала повторять их, чтобы запомнить.
   Келси поела с подноса, полного фруктов, орехов и небольших лепешек, ощущая какую-то странную свободу в одежде, которую дала ей Дагона. Белье было светлозеленого цвета, а брюки походили на тесные джинсы. Сверху здесь полагалось носить длинную куртку без рукавов, зашнуровывающуюся спереди серебряными нитями и перетянутую поясом с металлическими украшениями и символами. На ногах как литые сидели мягкие полусапожки, до середины икр, удивительно хорошо подошедшие по размеру. Ей дали гребень, чтобы она привела в порядок растрепанные локоны, и все это время она продолжала учить язык.
   Снаружи послышалось какое-то движение, которое не могло скрыть шуршание листвы. С разрешения Дагоны вошел высокий мужчина в кольчуге. Шлем он нес в руке, лицо у него было полное, с широким лбом. Оно сразу привлекло к себе внимание девушки. Обветренная, потемневшая кожа говорила, что человек явно почти все свое время проводит на открытом воздухе; в очень темных волосах на висках мелькали серебряные нити. У него были серые глаза, и он пристально посмотрел на Келси, словно хотел вскрыть ее голову, если бы смог, и извлечь ответы на вопросы, о которых она и не подозревает.
   – Ты прошла врата…
   Она вздрогнула и с открытым ртом посмотрела на него. Он заговорил на ее родном языке!
   – Врата? – запинаясь, повторила она. – Никаких врат не было, только камни. Нейл сбил меня с ног, когда я пыталась помешать ему застрелить кошку. У меня было полное право… – гнев снова вспыхнул в девушке. – То была моя земля, Лежачие Камни и за ними… А все это… где мы?
   Она указала на окружающее: дома, незнакомцев, всю эту землю.
   – Ты в Зеленой Долине, – ответил мужчина, – в Эскоре.
И ты прошла через врата… Да отнесется к тебе благосклонно леди.
   – А кто ты такой? – она перешла прямо к делу. – И что такое врата?
   – Ответ на первый вопрос – я Симон Трегарт. А на второй – нужен Великий, чтобы все тебе объяснить. Да и он вряд ли сможет.
   – Как мне вернуться? – теперь она задала самый важный вопрос.
   Он покачал головой.
   – Ты никогда не вернешься назад. Нам известен только один Великий, и твои врата ему не подчиняются. Даже Хилэриэн не смог бы послать тебя назад.
   За ним показалась женщина в сером и прошла вперед, не приближаясь к мужчине, словно испытывая к нему какое-то отвращение. Потом она резко сказала ему что-то, он пожал плечами и снова повернулся к Келси. Стало ясно, что эти двое недолюбливают друг друга.
   – Виттл хочет знать, откуда у тебя камень. Ты ведь не могла принести его с собой.
   – Он был у женщины… умершей… у Ройлейн. Наступило полное молчание, все смотрели на нее так, словно она произнесла какое-то ужасное слово.
   – Она назвала тебе свое имя? – спросил наконец мужчина, назвавшийся Трегартом.
   Келси вскинула голову, она почувствовала в этом вопросе недоверие.
   – Да, когда умирала, – упрямо ответила Келси. Трегарт повернулся к женщине в сером и быстро заговорил. Она его выслушала, но так ни разу и не отвела вгляда от Келси. И что-то в этом пристальном взгляде заставляло девушку все больше и больше беспокоиться, как будто ее обвиняли в смерти женщины и ее спутников. Но вот Трегарт снова обратился к девушке.
   – Ты взяла камень с ее разрешения? Келси покачала головой, отвечая скорее женщине в сером, чем ему.
   – Камень взяла кошка, – сказала она. Неважно, верят ей или нет, но это правда. К тому же, принявшись описывать, как кошка взяла камень у владелицы, она снова почувствовала, как зверек трется об ее ноги. Кошка сидела рядом, прикрывая хвостом лапы, словно они вдвоем противостояли этому миру.
   Женщина в сером вздрогнула при появлении кошки. Цепь по-прежнему лежала на шее у животного. Кошка опустила голову и снова взяла камень в зубы.
   Женщина сделала шаг вперед, издала какой-то звук, будто хотела отобрать камень у кошки, но потом остановилась, пораженная поведением животного.
   – Это было вот так? – спросил Трегарт.
   – Да. Кошка взяла камень… – Келси хотела разъяснить это дело побыстрее. Ей не хотелось, чтобы ее считали грабительницей беспомощных мертвецов. К тому же, зачем ей такая безделушка?
   – И кошка прошла врата перед тобой или вместе с тобой, – это был не вопрос, а утверждение. Девушка ответила:
   – Да.
   Теперь быстрой речью разразилась Дагона. Келси слышала, как несколько раз повторялось ее имя и слово «врата». Вначале кивнул Трегарт, потом женщина в сером – неохотно, как показалось Келси. Девушка смотрела, как женщина в сером достает из глубокого кармана своего платья небольшой мешочек и развязывает нить. Сумка или кисет лег на пол. Опустившись на колени, женщина расправила его и повернулась к кошке, глядя ей в глаза, хотя не произносила ни звука.
   Если она и просила отдать ей камень, то не добилась успеха. Кошка отступила, продолжая смотреть на женщину. Между бледными глазами женщины под темными бровями появилась складка. Она размерно заговорила, что-то ритмичное, похожее на слова магического ритуала. Но кошка даже не пошевельнулась. Наконец женщина подобрала мешочек и при этом пристально и угрожающе взглянула на Келси. И вновь властно заговорила. Трегарт выслушал и перевел Келси.
   – Тебя просят заставить твою подругу отказаться от силы…
   – Просят? – выпалила Келси. – Кошка мне не подчиняется. Она мне друг… – в голове девушки всплыли обрывки старых рассказов. – Животные подчиняются только ведьмам. Ну, я не знаю, что такое эта ваша Зеленая Долина, что такое Эскор, я вообще ничего здесь не знаю! И я не колдунья. Их вообще не бывает.
   Впервые на губах мужчины появилась легкая улыбка.
   – О, вот здесь-то они как раз и существуют, Келси МакБлэйр. Именно здесь родина того, что у нас называют колдовством.
   Она неуверенно рассмеялась.
   – Это сон… – сказала она скорее себе, чем ему.
   – Нет, не сон, – теперь он говорил серьезно и, как показалось Келси, смотрел на нее с жалостью. – Врата позади, и возврата нет…
   Она подняла руки.
   – Что это все за разговоры о вратах? Я, вероятно, в больнице, и все это из-за удара головой… – однако, даже говоря это, пытаясь приободриться, она знала, что это неправда. Произошло нечто невероятное, превышающее ее возможности поверить.
   Женщина в сером подошла ближе, протянула руку ладонью вниз и разразилась потоком слов. Голос ее звучал властно, она словно приказывала.
   – Она колдунья! – воскликнула Келси.
   – Да, – спокойно ответил Трегарт, и его уверенность заставила девушку почувствовать, что он говорит правду. – Так кошка слушается тебя?
   Келси яростно покачала головой.
   – Я уже говорила, что это она взяла ту штуку у женщины… у этой Ройлейн, когда та умирала. И женщина отдала ей камень. Не мне дала. Пусть эта… колдунья сама отберет его у кошки.
   Трегарт рассматривал животное. Потом повернулся к той, что привела сюда Келси, и задал вопрос на языке, похожем на щебетанье птиц. Настала очередь Дагоны повернуться к кошке, которая еще больше отступила со спорным камнем.
   Все молча и напряженно ждали. Келси показалось, что кошка отлично понимает происходящее и собирается и дальше дразнить всех. Но вот животное опустило голову и положило камень на ткань, расстеленную предводительницей всадников. Колдунья сделала шаг вперед, но Дагона жестом велела ей оставаться на месте. Она положила камень в мешочек и затянула нить.
   – Это предназначено для гробницы… – обратился Трегарт к Келси. – Его сила умерла вместе с владелицей.
   Дагона встала, оставив мешочек на земле, где его вновь подхватила кошка. Дагона обратилась к колдунье, бледное лицо которой теперь слегка раскраснелось, а рот сжался в строгую прямую линию. Колдунья быстро повернулась – так, что ее серое одеяние взметнулось клубом дыма – и вышла, обходя остальных.
   Трегарт смотрел ей вслед, и теперь настала его очередь хмуриться. Он снова обратился к Келси.
   – Она не согласна. Держись от нее подальше, пока она не примирится с тем, что сделала ее сестра по силе, как рассказала ты и Быстроногая, – он указал на кошку. – Эти колдуньи из Эсткарпа правили слишком долго, они не любят, когда им перечат, даже в малом. И она очень рассчитывала на свою сестру по силе. На ту, что умерла. Как это произошло?
   Это «как» прозвучало ударом хлыста. Келси рассказала о стрелах, убивших спутников женщины, о собаке, напавшей поначалу на нее.
   – Но я мало что видела… А Трегарт тут же спросил:
   – А всадник?
   Когда же девушка начала рассказывать об осаде каменного круга, рука Трегарта легла на рукоять меча, а губы исказились в гримасе, вовсе не похожей на улыбку.
   – Сарн! Разъезд Сарнов… и так близко… – он тут же перешел на щебечущую речь жителей Долины, и Келси расслышала знакомые теперь слова: «близко», «камень», «врата».
   Дагона неожиданно взяла Келси за руку, прежде чем та смогла увернуться, и резко кивнула одному из своих людей; тот откуда-то извлек кинжал, в рукоять которого был вделан кусок сверкающего голубого металла, по цвету сходного с камнями, за которыми пряталась девушка. Он провел металлом над ладонью девушки, не прикасаясь к ней, но близко, и Келси почувствовала тепло: металл словно сам собой разогревался. Не отрывая глаз от Келси, Дагона сосредоточилась.
   В голове девушке снова вспыхнула боль. И она услышала слова, не свои, чужие.
   «Ты… призвана… Предсказана…»
   Келси знала, что воспринимает не все, но эти слова заставили ее мигнуть. Призвана… вообще-то, ее привели сюда, да, но не звали… Разве можно так назвать ее приезд сюда от камней? Предсказана… ну, это занятие колдунов, она не имеет к этому отношения. И девушка обратилась к Трегарту:
   – Я не призвана… и как это могло быть?..
   В его голосе, когда он ответил, прозвучало сочувствие.
   – Врата открываются силами, которых мы не понимаем. То, что ты прошла через врата, которыми не пользовались много поколений, подчеркивает твое значение. Эту землю разрывает война – война Света против Тьмы. И нам, которые знакомы с тем, что выходит за пределы обычного, легко поверить в то, что ты призвана. К тому же, это было предсказано в последнем гадании…
   – Я не понимаю, о чем ты говоришь! И мне все равно!
   Если врата существуют, позвольте мне вернуться! – воскликнула Келси.
   Он покачал головой.
   – Врата открываются только раз. И лишь Великий может вновь открыть их. Возврата нет.
   Келси молча смотрела на него, и ее постепенно охватывал озноб.


   Прошло две ночи, наступил третий день. Келси поднялась из Зеленой Долины на охраняемые высоты, затаилась между двумя скалами и принялась рассматривать неведомое. Ей пришлось признать правоту слов Симона Трегарта: они с кошкой прошли через какие-то загадочные врата во времени и пространстве и оказались в совершенно ином мире. И, как говорит Симон, возврата отсюда нет. Но остальное она принять не может: что ее призвали и вовлекли во врата из-за какой-то необходимости здесь. Гораздо легче поверить, что все это произошло с ней случайно.
   Если возврата нет, следует как можно лучше узнать эту страну. Келси напряженно работала, изучая щебечущий язык жителей Зеленой Долины, даже знакомилась с языками других обитателей этого островка безопасности. Ведь Симон уверял ее, что здесь действительно самое безопасное место, в этой Долине. И только потому что ее приход сопровождали определенные знаки, ее сюда допустили. И все равно тщательно допросили, раз за разом повторяя вопросы о черном всаднике и умершей колдунье.
   Другая колдунья, эта женщина в сером, пугала ее даже больше, чем всадник и его собака. Главным образом потому, думала Келси, что эта женщина принята тут как равная и легко может повлиять на Дагону и ее подданных. И она не задумываясь воспользуется такой возможностью. Поэтому Келси старательно избегала колдунью в сером, хотя ей показалось, что та по крайней мере дважды пыталась приблизиться к ней.
   Мысли… или угрозы в форме мыслей… каким-то образом проникали в ее сознание, и она отчаянно боролась с ними. Вскоре она обнаружила, что сосредоточивая внимание на каком-нибудь предмете, затрудняет вкрадчивое ползучее вторжение в свое сознание. Дважды ей пришлось вести настоящее внутреннее сражение, чтобы защититься, и каждый раз поблизости не оказывалось ни Дагоны, ни Трегарта. Не было и женщины в сером, во всяком случае Келси ее не видела, но давление на сознание ощущала. Оба раза ей удавалось изгнать это вторжение, думая об умирающей колдунье, произнося ее имя, как некий защитный талисман.
   И каждый раз, как она отражала вторжение, бессильный гаев становился все холоднее и грознее. Но колдунья в сером так и не получила камень, хотя очень этого хотела. Кошка унесла камень в свое логово, которое для нее и ее котят соорудили по приказу Дагоны, и не выносила его оттуда наружу.
   Келси начала вновь обдумывать то, что узнала за последнее время. Не все живущие в этом безопасном месте – люди, но все обладают разумом и общей целью.
   Есть такие, которые вооружены холодным металлом, подобно Трегарту. Это и мужчины, и женщины. Есть люди Дагоны, их постоянные изменения, казалось, черпают силу из поясов и наручных повязок, которые они никогда не снимают. Пояса и повязки из ярко-зеленых камней, обладающих собственной – своеобразной – жизнью.
   Живет здесь и народ ящериц, золото-зеленых, с гребнем на голове, с глазами жесткими, как драгоценные камни;
   они мелькают среди других жителей или сидят, играя маленькими ярко раскрашенными камешками. И с ними рентаны, эти никогда не устающие животные, на одном из них она приехала в долину. А есть и другие существа, еще более странные.
   Например те, которых, как она узнала, называют фланнанами. Маленькие гуманоидные тела снабжены яркими радужными крыльями. Их танец в воздухе – одно из самых удивительных зрелищ этого мира. Есть здесь и огромные птицы или существа, похожие на птиц, которые регулярно облетают долину, словно охраняют ее от какой-то опасности с высот. Ибо, несмотря на все уверения в безопасности. Долина находилась в осаде.
   Дважды она видела отряды часовых, возвращавшихся с высот или уходящих туда. И среди возвращавшихся были раненые. Каждую ночь на открытом месте у реки, вьющейся серебряной лентой по Долине, разводили большой костер. И когда в него в определенном ритуале люди Дагоны бросали листья и ветви некоторых растений, от костра поднимался густой ароматный дым.
   – Кел-Сей…
   Она вздрогнула. Камень под одной из мягких подошв перевернулся и покатился.
   Не Дагона, не Трегарт. Та, кого она так старалась избегать, женщина в сером. Она уселась на скале, выбранной так, что Келси теперь не может уйти, не протиснувшись мимо нее.
   – Ты очень храбрая… или очень глупая… – женщина хорошо овладела языком Трегарта… или с помощью какойто силы проникала в сознание девушки, – если так открыто называешь свое имя. Разве у тебя на родине не знают, что имя – часть существа? Или ты так защищена, что ничего не боишься? Каким искусством ты владеешь, Кел-Сей?
   В голосе ее слышалась насмешка, и Келси сразу почувствовала это. Поэтому негодование оказалось сильнее тревоги и страха, которые всегда вызывала в ней эта женщина.
   – Никаким искусством я не владею, – угрюмо возразила девушка. – Не знаю, почему я оказалась здесь, а твои врата… – тут она перевела дыхание.
   Колдунья покачала головой.
   – Не мои врата. Мы в такие дела не вмешиваемся, хотя когда-то… – она выпрямилась, и лицо ее приняло гордое выражение, – когда-то наши дела могли соперничать с тайнами врат. Но… – неужели ее плечи действительно слегка обвисли под серым платьем? – Но это время в прошлом. Скажи мне, девушка… Кел– Сей… – она произносила имя, как нечто очень значительное. – Кто правит искусством в твоем времени и на твоей земле?
   – Если ты имеешь в виду колдуний, – горячо ответила Келси, – то их нет. На самом деле. Просто сказки…. О, некоторые их рассказывают, говорят о преданиях, верят в церемонии, будто бы пришедшие из прежних времен… но все это только их воображение!
   Наступила тишина, и Келси снова ощутила вкрадчивое проникновение в сознание, словно колдунья проверяла какой-то ее щит.
   – Ты веришь в свои слова, – наконец удивленно проговорила женщина. – Веришь. Как могут исказиться подлинные знания! Однако Трегарт, – Келси показалось, что это имя было произнесено с отвращением, – Трегарт обладает определенной силой, а он говорит, что происходит из твоего мира. Хотя пришел через другие врата.
   Келси села на камень, обратившись лицом к женщине, но та на нее не смотрела.
   – Не знаю, что ты называешь силой… – хотя правда ли это? Ведь каменный круг осаждали, и всадник пользовался далеко не обычным оружием, чтобы добраться до нее, но не смог провести свою лошадь в каменное кольцо, а сама она могла легко выходить и входить.
   – Видишь? Ты тоже ею владеешь. В тебе есть сила, по крайней мере, здесь, – колдунья словно прочла ее мысли. – Гадание предсказало твое появление. А Ройлейн, – губы ее искривились, словно она с трудом произносила это имя, – Ройлейн отдала тебе свой камень…
   – Не мне, – напомнила Келси.
   – Ах, да. Кошке. Но в чем значение этого, Кел-Сей? Отвечай мне правду, – она подняла руку и щелкнула пальцами. Голубая огненная лента устремилась к девушке, та увернулась, но недостаточно быстро: искра коснулась ее виска, и в голове у Келси словно разорвался огненный шар. Она закричала и покачнулась.
   – Аркврака!
   Келси, все еще не обретшая равновесия, увидела, как откуда-то, словно с неба, пришла другая огненная линия и прорезала пространство между ней и колдуньей. Мужчина, один из воинов Дагоны, снова поднял руку, и второй залп, жар которого ощутила девушка, пролетел между ней и колдуньей.
   Стрелявший приблизился, и Келси узнала в нем Эфутура, соправителя Дагоны в этом царстве мира; рядом с ним, отступив на шаг и не обнажая оружия, шел молодой человек, имя которого Келси помнила: Йонан, один из разведчиков, которые уходят за пределы Долины для встречи с самым черным злом.
   – Нам здесь такие трюки не нужны, – Эфутур обратился непосредственно к колдунье, и ее прежде спокойное лицо исказилось в бессильной злобе.
   Губы ее шевельнулись, она словно собиралась плюнуть, как рассерженная кошка. Но ответила довольно спокойно:
   – Она ведь тебе не родственница…
   – Но она и не твоей крови, – возразил Эфутур. – И если что-то дает, то добровольно и открыто. У нас свободное место, нет ни хозяев, ни слуг…
   – Вы все слуги! – вспыхнула колдунья.
   – Но служим мы великой Силе, которую ни ты, ни кто другой в этой Долине не может призвать!
   – Тьма проникла во многие места, где некогда правил Свет. Даже твоя леди, связанная клятвой, не знает, кого впустила в сердце своей безопасной земли. Те, кто проходят через врата, приносят с собой дары, таланты, стремления, для которых у нас нет даже названий. Я бы многое узнала от этой. Может, она – ключ, которым Тьма откроет ваши замки!
   – Ты правишь за горами… Вернее, правила, мудрая. Но похоже, здесь ты не можешь собрать Мудрых Женщин. Ты явилась к нам в Эскор за помощью и идешь своим путем, тебя не сдерживают узы, наложенные на силу здесь. Ты ведь знаешь, что всякое применение силы пробуждает Тьму и тем усиливает ее. Вновь говорю тебе: иди своим путем, который не совпадает с нашим!
   – Ты мужчина! – на ее губах появилась пена, щеки вспыхнули. – Что ты знаешь о силе, кроме таких вот игрушек? – она указала на его хлыст. – Высшая сила…
   – …принадлежит тому, кто может удержать ее, мужчине или женщине, – ответил он. – Мы здесь не следуем обычаям Эсткарпа. В старину здесь жили могучие люди, и они были мужчинами. И не хвастай силами своих сестер, ведь число их изрядно уменьшилось.
   – Чтобы спасти наш мир! – щеки ее побледнели, но глаза горели гневно, и Келси чувствовала, сколь сильные эмоции охватили это худое тело.
   – Чтобы спасти ваш мир, – кивнул Эфутур. – И ты действовала ради своих. И снова говорю тебе: твои пути под нашим небом – не наши пути, помни об этом.
   Он говорил спокойно, и колдунья, по-прежнему в сильном гневе, повернулась и ушла. А Эфутур не смотрел ей вслед, он словно вообще забыл о ней. Теперь он обратился к Келси:
   – Ты умно поступишь, если будешь избегать ее. Она принесла с собой всю узость мысли запада, и я думаю, не скоро она примет другой образ жизни. Это правда, что колдуньи Эсткарпа храбро сражались, чтобы защитить свою землю от двух зол, но в последней схватке они не только истощили свои силы, но и потеряли многих из своего числа. Сама жизнь ушла от них. Они ищут здесь возобновления того, что потеряли. Не только силы – она еще живет в их крепости, но и тех, кого они могут обучить, подготовить к своему образу жизни. И не думаю, леди, чтобы их путь принес тебе добро…
   – Это она пришла ко мне, а не я к ней, – возразила Келси. – И я не знаю, что это за сила, о которой здесь так много говорят, и не хочу ее.
   Эфутур медленно покачал головой.
   – Жизнь – это вовсе не то, что нам хочется; скорее, это то, что Великие дают нам в час рождения. В человеке – мужчине и женщине – может быть заключено нечто, о чем он и не подозревает; оно само проявляется, выходит наружу неожиданно в момент напряжения. И, появившись, может быть использовано как оружие, если владелец этого хочет, – он улыбнулся и указал на молодого человека, по-прежнему державшегося в шаге за ним. – Спроси Йонана, что он нашел в себе.
   Но Йонан не улыбнулся в ответ. Лицо его оставалось серьезным, как будто ничего веселого в мире он не видел.
   – Это пришло непрошенным, – сказал он, когда Эфутур умолк. – И чтобы обрести Дар, приходится идти трудной дорогой, – тут он пожал плечами. – Мы пришли к тебе, леди, чтобы спросить, где пушистая, которая с тобой прошла через врата.
   – Не знаю, – Келси удивилась перемене темы, и молодой человек, должно быть, понял это по ее выражению, потому что добавил:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное