Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 13 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Он спас мне жизнь, – сказала девушка, вспомнив недавнее. – А какая польза от твоих заклятий, Виттл? И я думаю, – она слегка нахмурилась, – что мы столкнулись с чем-то сильнее камней, – голову ей сгибало, камень продолжал тянуть вперед, будто хотел освободиться. Но Келси смутно понимала, что если он исчезнет на найденной им тропе, она навсегда его потеряет. Даже камень колдуньи теперь светился ярче, он чуть приподнялся над ее серым одеянием.
   Море высокой, доходящей до колен травы впереди прерывалось. Там виднелось какое-то возвышение, но не горы, а мягкие пологие холмы. Они шли прямо к этим покрытым тенями холмам.
   Дважды из травы поднимались птицы и кружили над ними. Даже в тусклом свете ночи были отчетливо видны их черные и красные перья. И хотя они не нападали, Келси была уверена, что они принадлежат Тьме, может, разведчики Сарнов или чего– то им подобного. Но трое путников даже не пытались скрыться, они шли по открытой равнине прямо к холмам.
   Виттл время от времени что-то говорила; судя по звукам, повторяла одни и те же слова. Йонан шел молча, но всегда рядом с Келси, достаточно близко, чтобы подхватить ее, если понадобится.
   Лунный свет позволяя четко различать темное и светлое. Кое-где на равнине росли кусты, И Келси с опаской посматривала на них: ей казалось, что тени под ними – не тени кустов, что там что-то затаилось, невидимое, но подчиняющееся силе лунного света.
   Когда на небе появились первые признаки рассвета, они обнаружили, что шагают уже не по девственной степи. Это, конечно, была не дорога черепов, но трава поредела, теперь она пробивалась на стыках плит белого камня, которые, несомненно, когда-то выстилали дорогу. И когда они ступили на эту дорогу, на которой многие камни были вывернуты и наклонены, Келси осознала кое-что еще. Она не видела и не слышала, только чувствовала его – принуждение, ощущение, что она должна что-то сделать, причем сделать быстро. Это ощущение заполнило ее, и она перешла на бег рысцой. Немного погодя Виттл и Йонан присоединились к ней.
   Дорога вела в разрез в первом ряду холмов, и обе стороны этого прохода охраняли каменные столбы, грубо вырубленные; время совсем сгладило их поверхность, и на ней только местами угадывались рисунки или символы.
   Когда Келси, опередив спутников, проходила между этими столбами, что-то глубоко внутри нее ожило, зашевелилось. Это были не ее воспоминания, но девушка подняла руки в приветствии на восток и на запад. Ее охватывало все большее возбуждение.
   Дорога уходила дальше, теперь она была в лучшем состоянии, и меньше травы посягало на ее поверхность. От столбов отходили линии круглых возвышений, закругленных камней – не как стены, а скорее, как обозначения дороги. Дважды дорога поворачивала, вначале направо, потом налево. И тут путь им преградил большой холм. Келси направилась к нему, словно на привязи: ее тянул камень.
И легла на землю, раскинув руки, камень пылал у нее на груди; девушка прижалась к почве, словно хотела погрузиться в нее и там обнаружить то, что искала колдунья.
   Келси повернула голову и посмотрела на Виттл. У той камень тоже отделился от тела, указывая прямо на холм.
   – Под ним… или за ним… – в раздумье сказала колдунья.
   Келси обнаружила, что пальцами роет землю и дерн, копает яму, словно животное нору. Виттл присоединилась к ней. Но тут их обеих оттащили, и их место занял Йонан, он мечом принялся рубить корни многолетней травы. Металл сверкал в рукояти так, как Келси никогда еще не видела.
   Он рубил, копал, тянул и постепенно освободил от дерна большой кусок переплетенной корнями земли. Под ним ясно виднелся в лучах рассвета камень, вымазанный землей. Йонан продолжал работать, и вот весь камень, большой, размером с дверь, предстал перед ними.
   Келси невольно вскрикнула. Ее подтащило к этой двери, бросило на колени, и сверкающий камень прижался к тому месту, где обычно помещается дверной замок. Девушка пыталась закрыть лицо, защититься от грубой жесткой поверхности, а ее камень начал медленно поворачиваться, поворачиваться направо, одновременно скручивая цепь. Келси начала задыхаться, словно ее казнили удавкой… Она просунула ладони между горлом и этой удушающей цепью, но не могла удержать ее или разорвать, как не могла оторвать намертво прилипшие друг к другу камни.
   Задыхаясь, она позвала на помощь, Йонан тут же оказался рядом и быстро просунул под цепь свой кинжал. Келси уже не могла дышать, когда ему удалось порвать цепь. Девушка упала, растирая горло и набирая полные легкие воздуха. И тут же увидела, что Виттл на коленях заняла ее место. И теперь ее камень прижался к двери, ее цепь начала поворачиваться.
   Но колдунья извлекла урок из опыта Келси, она успела снять цепь с шеи и теперь держала ее в руке, чтобы не задохнуться. Сверху донизу, как стрелка часов, двигался по поверхности двери один камень, второй следовал за ним.
   Они ослепительно сверкали, и Келси, не в силах смотреть, заслонила глаза.
   Послышался звук всасываемого воздуха, затем глухой скрежет. Йонан, руки которого по-прежнему лежали на плечах Келси, быстро оттащил девушку в сторону, она встала и только тогда осмелилась взглянуть сквозь пальцы. Отверстие. Каменная плита отошла в сторону, но не совсем, и за ней, несмотря на свет дня в долине, царила сплошная чернота.
   – Они ищут то, что можно найти здесь, – Виттл на коленях подползла ближе. – Мы пришли и нашли утраченное!
   Колдунья подняла руки, провела их сквозь сияние двух камней, и ее камень отсоединился от плиты и упал ей в руку. Келси неохотно последовала ее примеру и теперь снова держала на порванной цепи свой камень.
   Если тут и находилась дверь, время почти закрыло ее, и трое напрягали все силы, пытаясь еще хоть немного отодвинуть плиту. Наконец Виттл удалось протиснуться между плитой и рамой, в которую она была вделана. Камень Келси снова поднялся и прямой линией цепи указывал на ту же щель. И она была уверена, что он не позволит ей сделать ни шагу в сторону. Ее тело, ноги двигались словно вопреки воле, и хотя девушке очень хотелось вцепиться в дверь, выпустить цепь с ее опасным грузом, выбора у нее не было, пальцы не разжимались и не выпускали цепи.
   Вслед за Виттл она протиснулась в щель и, услышав скрежет металла о камень, поняла, что Йонан пробрался за нею. Впереди она видела сверкающие точки и серое платье колдуньи, но где она шла, сказать не могла. Только снова ощутила ледяной холод, который уже привыкла связывать с Тьмой и местами, где она обитает.
   Пахло землей, камнем и чем-то еще – а вскоре появилось ощущение, словно они не одни, что кто-то наблюдает за ними, не с угрозой, не благожелательно, не с доброй или злой волей – а равнодушно, словно не вполне проснувшись.
   Виттл неожиданно выпрямилась, и Келси увидела первую грубо вырубленную лестницу. Они пошли по ней. Оба камня светились, но их свет ограничивался темнотой, в которой скрывались стены прохода и то, что находилось впереди. Потом они оказались в коридоре, таком же, как и предыдущий, но в его дальнем конце мерцал слабый свет – не свет камней, а дневной.
   И вот они вышли на широкий карниз и увидели под собой местность, казалось, совершенно опустошенную. Вначале Келси подумала, что они стоят над лесом, деревья которого лишены кем-то ветвей и листьев, так что торчат одни стволы, как сломанные зубы. Но потом поняла, что это каменные столбы во вмятинах, хотя никаких следов крыши, которую они когда-то поддерживали, не сохранилось. Только серо-белые ряды закругленных колонн.
   От карниза отходила длинная лестница с сильно изъеденными временем ступенями; она без всякого ограждения шла вдоль стены пропасти, и Виттл уже сделала первые шаги по ней, уверенно направляясь вниз. Келси ничего не оставалось, как последовать за ней, потому что камень в ее руке повернулся и указал в направлении странных развалин внизу.
   Развалины целиком занимали довольно большую треугольную долину. Путники находились в узком конце треугольника. Келси догадывалась, что когда-то здесь находилось очень важное сооружение: храм, дворец, крепость – что угодно.
   С лестницы они вышли на площадь, вокруг которой рядами стояли колонны. Покрытие площади было не серого цвета, как у камней обрыва позади, а голубого, почти зеленого, так что с расстояния можно было подумать, что это свежий дерн. Площадь была испещрена ярко-голубыми знаками и символами, которые образовывали сложные арабески под ногами, хотя местами их скрывала нанесенная ветром почва. На почве не было видно никаких, следов, ни признака того, что тут в прошлые годы кто-то побывал.
   И снова Келси не нашла ни следа Тьмы, леденящей тело и душу. Вообще ничего, только смутное ощущение чего-то крепко спавшего; но при их появлении оно начало просыпаться. И если бы собственное тело повиновалось девушке, она побежала бы вверх по лестнице, потом в проход и вернулась бы в нормальный мир – более нормальный, чем этот.
   Но если у нее появились подозрения, то колдунья, очевидно, их не разделяла. Она восхищенно, с выражением ожидания на лице шла вперед. Так они прошли по одному проходу между колоннами, Виттл впереди, Келси за ней, Йонан последним. Воин держал меч в руке наготове – либо привык полагаться на металл в рукояти, либо ожидал, что рано или поздно они столкнутся с противодействием.
   Между колоннами было видно, как раздвигаются стены долины; а порядок расположения столбов говорил о том, что некогда они занимали всю долину. И здесь не ощущалось никакой вибрации, в отличие от жилища чудовища, вообще никаких следов жизни. Пока они не отошли на приличное расстояние от того места, где спустились в долину.
   Впереди поперек дороги поверх голубоватого камня лежала полоска почвы. Виттл не намерена была останавливаться, но Йонан опередил Келси и схватил колдунью за широкий рукав платья, заставив ее резко остановиться. И острием меча указал на полоску почвы.
   На ней глубоко отпечатались следы. Келси подумала, что наиболее отчетливы были следы босых ног, напоминавших человеческие. Они перекрывали другие, более старые следы. Виттл попыталась вырваться из хватки Йонана, резко рванув руку. Выражение ожидания покинуло ее лицо, оно стало гневным.
   – Что ты делаешь? – ее резкий голос эхом отразился от множества колонн.
   – Смотри! – Йонан снова указал на следы. – Эти следы свежие, видишь, как по краям обваливается почва? Мы здесь не одни, леди. Ты хочешь идти вперед и без предупреждения встретиться с тем, что нас поджидает?
   Она жестом указала на проход в столбах.
   – Ты хочешь удержать нас, воин? Снова говорю тебе: не вмешивайся в дела, которые не способен понять ни один мужчина.
   – Возможно, мы понимаем больше, чем ты думаешь, колдунья, – гневно ответил он. – Разве ты не согласилась, что нас отпустили, чтобы проследить, что тебе так нужно? Найти источник истинной силы? И если нас ждет впереди ловушка, надо быть поосторожнее.
   Виттл, сжимавшая свой камень в руках, теперь поднесла его ко рту и подышала на него. Губы ее зашевелились, но слов не было слышно – Келси решила, что это какой-то очередной магический ритуал. Камень засветился ярче, а окружавшая его светлая дымка исчезла. И Келси показалось, что вместо камня Виттл держит полную горсть воды и размышляет над ней.
   Ее собственный камень тоже изменился, и она торопливо осмотрела его. Раньше свет его был белым с голубоватым оттенком, теперь стал синим – чистым и приветливым, как небо середины лета, безоблачное и обещающее прекрасный день. Но тут появилась тень, и Келси ясно увидела дикую кошку с двумя котятами и детенышем снежной кошки. Они лежали на камне в лучах солнца, и кошка вылизывала своих трех детенышей, удовлетворенно урча. Но вот она открыла глаза и встала, словно ощутила на себе взгляд Келси. И тут изображение дрогнуло и исчезло.
   Кошка? Какое отношение имеет теперь к ней дикая кошка? Келси вспомнила, что ее камень – не прямой дар умирающей колдуньи, что он перешел к ней при посредничестве кошки. И… она взглянула на следы на почве. Да! Теперь она ясно их видела. До этого босоногого здесь проходила кошачья семья. Кошка… Девушка ни разу не видела кошек в этом мире, кроме той, которая вовлекла ее в это дикое приключение. Друзья… она вспомнила рассказы и предания своего мира о том, что кошки всегда сопровождали тех, кого в прошлом считали ведьмами. Но какое отношение кошка имеет к этому месту?
   Виттл оторвала взгляд от своего камня.
   – Тут ни следа Тьмы! – торжествующе воскликнула она.
   – А есть ли следы Света? – возразил Йонан. Колдунья поколебалась, как будто раздумывала, сказать ли правду или солгать ради какой-то выгоды. Потом неохотно признала:
   – Тоже нет.
   – Но как же сила? – настаивал воин. Виттл с ненавистью взглянула на него.
   – Сила есть – сила, которая может существовать без Света и Тьмы, – Келси показалось, что Виттл сама себя подбадривает. – Многие Великие не приняли ничью сторону, они стремились только к знанию. В наших записях рассказывается о таких. Теперь мы, должно быть, приближаемся к месту, где сосредоточена такая сила. И если мы доберемся до нее, – глаза колдуньи блеснули, слюна выступила в углах тонкогубого рта, – то сможем использовать ради Света. Но если Тьма доберется первой…
   – Тогда, по-твоему, все потеряно? Но ведь кто-то уже искал эту силу, судя по следам, – и Йонан вторично указал острием меча на следы.
   Виттл склонилась над участком почвы и позволила цепи низко провиснуть, почти коснувшись потревоженной поверхности земли. Цвет камня не изменился, камень не раскачивался, он по-прежнему лишь указывал вперед.
   Колдунья злобно улыбнулась.
   – Видишь, воин? Никакого вреда нет. Однако Йонан не спрятал меч, но ответил ей взглядом на взгляд.
   – Не сомневаюсь в силе – ни в твоей, ни в силе Тьмы, которую мы оставили позади. Но запомни: мы можем встретиться с тем, о чем не сказано даже в свитках Лормта. И лучше быть осторожнее…
   – Ну и будь осторожен! – выпалила она. – Мужчина может делать только то, что ему говорят. И тебе будет сказано в свое время!
   И Виттл нарочно наступила прямо на след босой ноги и пошла дальше.


   Ряд колонн неожиданно кончился, хотя по другую сторону провала, перед которым они оказались, Келси видела уходящие на бесконечные мили застывшие каменные столбы. Но моста не было. Виттл, которая больше смотрела на свой камень, чем под ноги, покачнулась на самом краю обрыва. Йонан еле успел подхватить ее.
   Они стояли и смотрели вниз, на другой мир. А может, это был знакомый им мир, и они просто высоко вознеслись над ним? Может, теперь они гиганты, с огромными телами, со зрением, охватывающим весь мир, они могут перешагнуть через него несколькими сокрушительными шагами? Потому что внизу они увидели миниатюрный ландшафт, и секунду спустя Йонан опустился на колени и наклонился над краем.
   – Долина! – воскликнул он. – И за горами на западе Эсткарп… Эскор?
   Виттл выпустила камень, или он сам вырвался у нее… Глаза колдуньи ослепительно горели на худом лице.
   – Лормт… Эс…
   Действительно, здесь бил весь их мир в миниатюре. Горы, высокие вершины, текущие реки, озера, крепости и деревни, один или два города, леса и поляны, равнины и высокогорья. Круги камней и другие воздвигнутые человеком памятники… А может, не только человеком. И все это казалось сосредоточенным вокруг колоссального здания в центре миниатюрного ландшафта, здания без крыши, открытого небу, которое наверняка было тем самым сооружением, где они сейчас пребывали. И то здание раскалывала еще одна – своя – полость, и в ней виднелся еще один миниатюрный мир, но гораздо меньше, однако тоже с долиной, полной колонн, и с пролегающей меж них дорогой.
   Келси потрясла головой, чтобы избавиться от головокружения. Очень похоже на загадочный рисунок, в котором заключен другой такой же рисунок, а в нем третий, и так далее, пока рисунок не превращается в неразличимую точку. Думая об этом, она машинально подняла голову, чтобы увидеть, не поднимаются ли за горизонтом вокруг них стены. Может, и они в свою очередь – только часть большего мира?
   Камни – и ее, и Виттл, – натянув цепи, зависли над этим миниатюрным миром и бешено вырывались. Словно ожили и обрели непостижимую цель. Не в силах удержать, Келси выпустила свой. Оно пронесся над малым миром и повис над маленьким храмом с колоннами, над вторым маленьким миром, и к нему из центра того мира устремился луч света. Камень превратился в солнце, горящее нестерпимо ярко, и Келси вынуждена была прикрыть глаза. Виттл, сознательно или из-за неосторожности, тоже выпустила свой камень, и он полетел вслед за первым. И тут же вспыхнул новый свет – но не в миниатюрном мире, а у них над головой, рассыпая поток радужных кристаллов. Хотя ни один не упал на людей и не причинил им никакого вреда.
   Послышался звон, словно кристалл бился на ветру о кристалл. Нет, это была музыка, полная радости, и Келси с восторгом слушала ее. Но постепенно музыка становилась все серьезнее. Над маленьким миром пронеслись тени. Там и тут на месте света появлялась тьма, она все больше сгущалась. И наконец треть маленького мира оказалась в тени. А хрустальная музыка становилась все более и более суровой и мрачной.
   Келси обнаружила, что вытянула перед собой руки, словно желая стереть ближайшие тени, снова пробудить ослепительный свет. И поняла, что больше не отличает свой камень от камня Виттл, они соединились и образовали шар, сражающийся с тенями, выбрасывая во все стороны пучки лучей света. Вскоре этот свет полностью освободил от теней второй миниатюрный мир – тогда и в первом тьма уменьшилась, хотя Келси видела, что там тени попрежнему пытаются захватить пространство.
   Келси стояла на коленях, и из уст ее полились слова, которые могли бы быть заклинанием или песней. И мелодия эта совладала со звоном кристаллов:

   От Света ко Тьме,
   От Тьмы к Свету,
   После дня наступает ночь,
   Но после ночи снова приходит утро,
   И вопреки страхам просыпается надежда!

   Келси видела, как Виттл вытянула вперед руки, пытаясь вернуть свой камень, но тот не возвращался. Слезы, которые девушка никак не ожидала увидеть на лице колдуньи, покатились из ее глаз и смочили серое одеяние.
   Келси тоже ощущала потерю, такую горькую, что затмилось все великолепие увиденного зрелища. Пение ее сменилось всхлипыванием. Однако она не протянула руки к тому, чего никогда не хотела, хотя это и стало здесь частью ее самой.
   Тем временем поле битвы между Светом и Тьмой очертилось более четко, одна часть мира внизу оказалась отрезанной от Другой. Темные участки становились все темнее. Но камни, которые образовали солнце этого мира, продолжали вращаться. И там, где падали их искры, Тьма отступала. Но хотя они продолжали вращаться, деревни пустели и превращались в руины, изменялась сама форма некогда цветущей страны. Горы танцевали под звуки музыки кристаллов, они трансформировались и меняли свои очертания. И только кое-где, чистый и яркий, удерживался свет.
   Келси понимала, что видит, как решается судьба мира. Но людей она не видела – только циклическое усиление и ослабление света от камней. И чем быстрее вращались камни, тем ярче становился их свет.
   Келси приободрилась, увидев, как отступила одна тень, а другая разбилась на части, с которыми будет легче справиться.
   А потом…
   С противоположного края пропасти от колонн пронесся яростный красный луч и ударил во вращающиеся камни. Их ясный блеск затуманился: белое и золотое стало красным и темным. Тени на поверхности мира приободрились, собрались, распространились, поглощая все больше и больше поверхности. Келси закричала: она поняла, что теряет свой камень и открывает дорогу Тьме, которая тут же жадно ухватится за предоставившуюся возможность.
   Она опасно склонилась над миниатюрным миром и попыталась дотянуться до своего камня или хотя бы до конца летящей цепи. Но не смогла. И тут девушка услышала крик Виттл и увидела, как колдунья упала на краю провала, свесив одну руку вниз, к горам.
   – Ко мне! – крикнула ли это Келси или послала призыв сознанием? Как и раньше, она всю свою силу направила во вращающиеся камни. Камень не принадлежит ей, как никогда не принадлежал по праву, но он служил ей раньше, и она не хотела, чтобы он исчез во тьме и поражении.
   Девушка устремила к нему свою мысль, всю свою волю. Ведь она видела, как вращение камня несло в мир свет и радость, и решила сохранить в сознании эту картину, что бы ни произошло. Он должен вращаться, потому что если остановится, вся его сила перейдет ко Тьме, и Тьма стократно усилится от такого пиршества. Девушка направляла волю… посылала ее…
   На плечо ей легла рука, и она ощутила прилив новых сил. Девушка почти ничего не видела, напряженно следя за вращением, и только потом она поняла, что это Йонан встал между ней и колдуньей, положив правую руку ей на плечо, а левую – на плечо Виттл. От него исходили волны энергии, Келси улавливала и концентрировала ее – а затем пересылала к камню! Но какая-то маленькая и далекая ее частичка при этом удивлялась: что она делает и откуда знает, что нужно делать?
   Гневный красный луч все больше и больше поглощал ясный свет камней. Рука с ее плеча внезапно исчезла, связь разорвалась, поток энергии прекратился. Обернувшись, Келси увидела, как Йонан побежал, огибая провал, – он направлялся к источнику красного луча. Музыкальный звон кристаллов, начавшийся со встречи камней, все больше заглушался глухими ударами, похожими на дрожь в подземелье, на бой барабанов фасов. Но девушка попрежнему пыталась поддержать жизнь камней, передать им свою волю.
   Виттл пошевелилась, приподнялась на руках. Лицо ее осунулось, она словно постарела на несколько десятков лет, пока лежала здесь. Снова губы ее беззвучно шевельнулись, и Келси подумала, что она повторяет ритуал – часть своего колдовского обучения.
   Послышался отдаленный крик, звон оружия. Йонан – он, должно быть, добрался до врага! Но Келси не понимала, что он может сделать. Тем не менее крик перекрыл звуки барабанов…
   – Глайдис! Найнутра!
   А Виттл, стоя на коленях, воскликнула:
   – Волей Ланга, силой Триси, памятью Яндерота!
   Эти имена не имели для Келси никакого смысла, она только упрямо держалась за свою решимость не сдаваться. И снова какая-то маленькая частичка ее удивилась, почему ей так важно победить. Что для нее этот мир? Но остальная часть дрожала и гневно отшатывалась, когда она видела, как растет тень.
   Но растет ли она? Девушка увидела, как полоска тьмы, протянувшаяся к мысу на берегу странного светлого моря, была как будто сметена чьей-то волей. А на мысе засияла ярко-голубая искра. Ближе к ней горел и другой голубой огонь, горел сильно, ярко и чисто. Двойное солнце – камни – продолжало вращаться, и красноватый туман вокруг него постепенно рассеивался.
   Келси сконцентрировалась на развернувшемся перед ней действии и постаралась изгнать из сознания звуки битвы, доносившиеся с другой стороны провала, в котором размещался миниатюрный мир. Это люди призывают своих богов, свои силы. А ей что призвать? Только то, что заключено в ней самой.
   Она зарычала, не сознавая этого, в ней разгорался глубокий гнев – гнев, которого она не понимала, но который распалил ее, как во время столкновения, когда она проникла через врата. Как девушка не хотела стать свидетельницей гибели животного, так же теперь она не хочет видеть гибель мира. Потому что этот миниатюрный мир внизу стал для нее таким же реальным, как и тот, что окружал ее за колоннами.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное