Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 12 из 15)

скачать книгу бесплатно

   На месте упавшей фигуры теперь растекалась зловонная масса, она еще слегка пошевеливалась, как будто сила, давшая ей псевдожизнь, по-прежнему посылала ее вперед, Но потом превратилась в жирный черный пепел. Однако эта масса прорвала крепость, воздвигнутую Йонаном, и Келси почувствовала, как холод мрака, через который она проходила, устремился в прорыв. Она ничего не видела, но холод охватывал ее, окутывал, и какая-то липкая сеть сделала ее беспомощной и неподвижной. Виттл рукой с камнем била по воздуху, Йонан размахивал рукоятью меча, держа его за лезвие. Но бесполезно.
   Келси потеряла способность двигаться. Невидимая сеть теперь полностью сковала ее, она не могла даже провести пальцем по поверхности своего камня. Келси видела, как рука Виттл упала, словно по ней сильно ударили. Перестал размахивать мечом Йонан. Они все оказались во власти того, что прорвалось в пределы звезды. И тут, но вовсе не по своей воле, девушка начала трясти рукой с зажатой в ней цепью. Пальцы ее, державшие цепь, не разжимались. Вперед, назад – взмахи руки становились все сильнее, цепь раскачивалась, но не падала. Мысленно Келси представила себе, как камень летит в ручей, тонет в нем. И она должна это сделать, чтобы спастись. Однако тут же девушка увидела другую картину: молодая волшебница умирает на склоне холма, называя свое тайное имя Келси. И рядом другая голова, голова дикой кошки; кошка рычит на МакАдамса, готовая сражаться за жизнь своих котят и за свободу.
   Рука вращалась все быстрее, от этого бешеного вращения уже болели мышцы. Келси чувствовала, как ее руку дергают, сгибают. Но цепь по-прежнему не расставалась с ней, словно превратилась в часть ее тела, и теперь неизвестный враг мог только отрубить ее с костью. Дважды Келси вскрикивала от приступов боли, несмотря на то, что обещала себе все вытерпеть.
   Виттл и Йонана она видела. Они стояли неподвижно, как статуи, и как будто не подвергались нападению. Может, то, что нападало на них, посчитало ее самой слабой, готовой раньше других сдаться? Сквозь страх, охвативший девушку, когда уродливое существо вышло из ручья, пробился гнев. Он рос, переходя в ярость.
   Келси теперь сознательно вызывала в памяти погибшую молодую колдунью. Она не могла позвать Виттл: вероятно, та сейчас тоже подвергалась нападению: Но Виттл обучена обращению с камнем, а Келси нет. Как кошка перед МакАдамсом, девушка зарычала и начала сражаться с неизвестным за обладание собственным телом.
   Келси ощутила гнев и раздражение – не свои собственные, но исходящие от кого-то другого. И тут что-то ударило ее в спину, бросило на колени, и она ощутила резкое зловоние – признак зла.
   Кто-то крикнул, высоко и пронзительно, что-то ударило девушку по голове, и она упала с тяжестью на спине. Гравий врезался в щеку, тело изгибалось под градом ударов. Руку схватили и весьма болезненно изогнули. Снова задрожало се запястье.
Но цепь оставалась словно частью тела, и пальцы не разжимались. Келси попыталась сбросить с себя тяжесть, она умудрилась повернуть лицо и увидела, кто напал на нее – волосатый, похожий на пучок корней фас.
   Слуга Сарнов держал ее за руку. В тело впились острые зубы, Келси ощутила острую боль от укуса, но тут фас конвульсивно дернулся и упал радом с ней, засучив конечностями, похожими на корни. Келси мельком увидела красные глаза на уродливой морде, они быстро затуманивались. Конечности вяло упали на гравий, перестали шевелиться.
   Йонан – он вырвался на свободу и пустил в ход свой меч. Келси увидела Виттл, та по-прежнему стояла, глядя не на борьбу у своих ног, а на туман, затянувший реку, как будто ожидала оттуда нового нападения.
   Келси попыталась встать. Холод по-прежнему цеплялся к ней, но нападение фаса не удалось, и теперь сеть словно разорвалась и остатки ее распадались.
   Девушка подтянула к себе руку и увидела, как следы зубов на запястье медленно заполняются кровью, кровь стекала по цепи и камню. Тело болело, но Келси медленно поднялась на колени, прижимая раненую руку к телу.
   Йонан, как и Виттл, смотрел наружу. Но Келси увидела его лицо, не застывшее, как у колдуньи; он пытался поймать ее взгляд. Йонан широко раскрыл рот, словно в воинском кличе, который она не могла услышать.
   Девушка порывисто протянула окровавленную руку и прижала ее к кольчуге на бедре воина – самому близкому к себе месту. Дрожь пробежала по телу Йонана, он повернул голову и посмотрел на Келси. И тут же наклонился, подхватил ее и Прижал к себе, отпихнув при этом мертвого фаса. Может, Виттл и была еще связана, но он явно освободился.
   Йонан взял ее раненую руку и тут же выронил, словно его ударили. То, что держало цепь и камень во время нападения, продолжало действовать. Йонан осторожно поднес рукоять меча, прикоснулся к цепи.
   Металл спокойно прорезал защиту, прошел в завиток цепи и отвел ее от раны, которая продолжала сильно кровоточить.
   Келси ощутила, как в руке закололо, словно она отходила от паралича. Она пальцем коснулась цепи. При этом прикосновении рука ее наконец разжалась, и девушка смогла перехватить цепь и камень другой рукой.
   Когда она села, пульс в руке ощущался почти также, как окружавшая их вибрация. Йонан перевязал ей руку обрывком одежды, вытряхнув из мешка на рану пыль от листьев илбейна, и положил руку ей на колени. Виттл замигала, повернула голову и посмотрела на них, как будто только что проснувшись. Йонан вытолкнул тело фаса за пределы звезды, снова начертил луч острием меча, но травы для укрепления звезды у него больше не было.
   – Ты не победил… – Виттл нарушила молчание, продолжавшееся с момента нападения фаса. – Это просто ложный выпад, чтобы испытать наши силы.
   «И для этого выпада выбрали меня, – подумала Келси, – как самую слабую». Но не стала говорить этого вслух. Йонан, должно быть, догадался, о чем она думает, потому что сказал:
   – Однако они послали фаса. Чего никогда бы не сделали, если бы считали, что могут справиться с нами одной волей и силой. Они…
   Келси снова надела на шею цепь, камень лежал у нее на груди, рядом с раненой рукой.
   – А кто они? – раньше она пыталась узнать это у Виттл, теперь спросила Йонана.
   – Древние… может, даже Великий, привязанный к этой земле. Но он застрял, со всей своей силой, в чем-то таком, чего не может ни переварить, ни подчинить, – Йонан снова начал прочерчивать линии звезды. – И вот в самом сердце его крепости… мы!
   Виттл повернула голову. Лицо ее было лишено выражения, но глаза сверкали. Обратилась она к Келси, игнорируя воина:
   – Что в тебе есть такого, чужестранка, что ты так противостоишь Тьме? Какими силами ты обладаешь? Келси покачала головой.
   – Я об этой силе ничего не знаю. А они вернутся? – одну схватку она выдержала, но выдержит ли вторую?
   – Как он сказал, – Витал подбородком указала на Йонана, который стоял, Слегка расставив ноги, словно готовился к схватке, внимательно глядя на туман над ручьем, – мы на территории, повелитель которой, кто бы он ни был, хочет нас уничтожить – или выгнать. Воин! – она чуть повысила свой скрипучий голос. – Смотри на свой меч. Худшее нам еще предстоит. Что делает человек с куском грязи на обуви? Стряхивает ее. Может быть, тот, кто владеет этой крепостью, не может здесь пользоваться всей своей силой, иначе будет повреждена его крепость. Поэтому он просто стряхнет нас…
   И тут, словно ее слова были заклинанием, туман на ручье вновь неожиданно изменился: расступился, обнажил берег, тот самый, куда прыгнула Келси, – и застыл в таком положении. Это было ясное приглашение уходить.
   Уходить, чтобы с ними легче справились в одном из коридоров, которые отходят от этой пещеры? Запястье у Келси пульсировало, другой рукой она сжимала камень, который совсем потускнел.
   Йонан медленно пошел к тому месту, с которого произошло нападение зловонного существа из ручья. Он осторожно обогнул все еще подергивающуюся массу, лежавшую на песке, и встал на самом краю ручья. И протянул рукоять меча к ближайшей поросли грибов.
   Те зашевелились, отступили от магического металла. Виттл, словно не желая отставать, взмахнула своим камнем, и слабое излучение точно так же подействовало на другое пузатое растение. Под рукой Келси ее собственный камень стал чуть теплее.
   – Можешь заглянуть вперед? – Йонан повернулся к колдунье. – Может твой камень вывести нас отсюда? Она пожала плечами.
   – Кто знает? Но если останемся на месте, никогда не узнаем.
   Келси прикусила губу. Покинуть этот единственный островок безопасности, пусть даже ненадежный, – нет, она с этим не согласна. Теперь боль от запястья перешла на всю руку, медленно прокладывая себе дорогу в тело. Келси не была даже уверена, сможет ли снова встать и идти. Но колдунья, как бы доказывая силу своего колдовства, миновала Йонана, двинулась вперед и, приподняв полы юбки, перепрыгнула через ручей. Йонан повернулся к Келси, протянул руку и снова поставил девушку на ноги.
   – Она права, – сказал он. – Оставаться на месте и просто ждать, что еще вышлют против нас, глупо.
   Келси позволила воину провести себя к краю ручья. Там она закрыла глаза в страхе, что из воды появится какойнибудь новый ужас, прежде чем они последуют за колдуньей. Но они перебрались без всяких помех со стороны того, что здесь жило. Однако окончательно выйти наружу – это совсем другое дело, и в глубине души Келси сомневалась, что это им удастся. Они будут бродить по лабиринтам коридоров, пока голод и жажда не ослабят их, и тогда людей легко одолеет какой– то другой слуга Тьмы. Она хорошо помнила псов Сарнов и самих страшных всадников.
   Виттл шла впереди и углубилась в одно из отверстий, прежде чем они догнали ее. Боль, которая раньше жгла огнем, теперь сменилась оцепенением. Келси спотыкалась, но Йонан всегда готов был поддержать ее.
   В коридоре было темно, только разбросанные полоски растительности испускали слабый свет; но их становилось все меньше. Келси на ходу прислушивалась, уверенная, что скоро услышит звуки преследования, но пока до них ничего не доносилось. Может, их каким-то образом гонят к месту, где с ними легче будет справиться? Виттл безостановочно шла вперед, уверенно делая выбор между проходами, но как она это делает, не объясняла.
   Впереди появился свет, – не красный блеск, не болезненное свечение грибов, нет, серый свет, пробивавшийся из-за угла. Йонан подвел Келси туда, и неожиданно они оказались перед отверстием, Келси вскрикнула и отступила на два-три шага, иначе могла бы упасть.
   Все трое выбрались на небольшую площадку, едва их вмещавшую. Они находились высоко в воздухе на краю монолита из красного камня. Келси здоровой рукой держалась за край отверстия, из которого они только что вышли. Но Йонан шагнул вперед и заглянул вниз.
   Через мгновение он вернулся. Виттл как будто снова погрузилась в мрачное настроение, когда ее ничего не интересует.
   – Мы на голове чудовища, – сообщил воин. – Нам нужно будет спуститься.
   Келси, оберегая раненую руку, вспомнила, как возвышалась чудовищная голова над дорогой черепов. У нее нет никакой надежды спуститься. Неудивительно, что им дали беспрепятственно выйти. Она не сомневалась, что враг точно знает, где они находятся, и нарочно привел их сюда. Да ведь любой фас, выскочивший из этого отверстия, легко сбросит их в пропасть. Не говоря уже о Сарнах и их огненных стрелах.
   – Пути вниз нет, – тупо пробормотала она.
   Йонан снова поднял ее на ноги, не так мягко, как раньше.
   – Путь есть! – говорил он настойчиво, чуть не кричал в уши.
   – Смотри! – немного погодя показал он.
   Прямо под ними начинался выступ; время не пощадило его, там виднелось множество углублений, за которые можно ухватиться. Пожалуй, если бы не больная рука, она могла бы спуститься. Но с одной рукой нечего даже и пытаться. Однако, похоже, Йонан и это учел.
   Прежде чем она смогла возразить, он расстегнул пряжку и снял свой пояс. Потом снова протянул к ней руку.
   – Твой пояс! – потребовал юноша. Девушка попыталась одной рукой снять его, но он отвел ее руку и сам расстегнул пряжку. Потом сцепил оба пояса вместе, проверил на колене крепость соединения. Сделал петлю, надел на здоровое плечо девушки и подвел ее краю.
   – Спускайся!
   Келси хотелось уйти с края, но она сжала зубы и упрямо поползла, на мгновение повиснув в пустоте, глядя не вниз, а только на камень перед собой; но вот наконец она уперлась ногами в выступ на каменной голове чудовища и заглянула в отверстие его глаза. Отдернулась и постаралась держаться как можно дальше. Ибо ей показалось, что там, далеко внутри, мелькают отражения пламени, которое она видела в зале смерти.
   Йонан ничего не сказал Виттл, но, очевидно, колдунья сама решила, что спуск возможен, и спустилась, держась руками за выступы. Но Йонан оказался внизу раньше ее и начал опускать Келси дальше – на разбухшее плечо чудовища.
   Она не могла вспомнить, сколько времени занял весь спуск, когда наконец, вся мокрая от пота, она оказалась на земле. Дважды девушка ударялась локтем больной руки, и от боли ее чуть не вырвало; ей трудно было о чем-нибудь думать, когда после последнего спуска с согнутого колена чудовища она ощутила сухую землю под своими слабыми дрожащими ногами. Потом рядом с ней очутился Йонан, а затуманенными от слез боли глазами Келси увидела спину Виттл: колдунья уходила, словно больше не была их спутницей.
   Йонан помог Келси встать и повел туда же, куда уходила колдунья, ухватившись за пояс, который все еще свисал с плеча девушки. Когда боль немного отпускала, Келси ожидала в любое мгновение услышать хриплый лай собаки или возглас Сарна. Но ничего не было слышно. Она повернулась к поддерживавшему ее воину.
   – Они нас не отпустят…
   – Почему? – возразил он. – Им же нужно узнать, что ищет она, – Йонан кивком указал на шедшую впереди Виттл. – Почему бы не дать ей иллюзию свободы, и она сама отведет их на место. Думаешь, их не интересует, почему мы бродим в дикой местности, в которую давно не заходили сторонники Света?
   – Значит… ты считаешь, что они с нами играют? – Келси запнулась. Три мышки и сонная кошка, которая дает добыче немного побегать, но потом неминуемо прижмет лапой.
   – Я думаю, отчасти это испытание. Но думаю также, что если бы они захотели, мы никогда не вышли бы живыми из этого места.
   Келси пыталась не согласиться с этим мрачным ответом, но слишком очевидна была его логика. Они мыши, которым позволили убежать. И, конечно, отныне за ними будут пристально следить.
   Однако, если Йонан и верил в свои слова, действовал он так, будто они сбежали по-настоящему, шел быстро и помогал идти Келси. Девушка сознательно не оглядывалась, потому что мысленно видела, как сидящее чудовище неторопливо поднимается и идет по их следу, готовое раздавить или схватить лапой.
   Они подошли к зарослям – не грибам, как под землей, а к густым колючим кустам; они росли так часто, что, казалось, прохода через кустарник нет и быть не может.
   Но Виттл, не останавливаясь, взмахнула камнем, и он сверкнул так, словно никогда не бывал в подземных переходах; растительность задымилась, сморщилась и отступила.
   Если колдунья тоже считала, что им позволили уйти, чтобы выследить их цель, она никак не показывала этого и не пыталась запутать след. Кусты быстро превращались в пепел и расступались перед ней, а воин и девушка шли за Виттл. Келси гадала, сколько времени она еще продержится на ногах. Боль перешла с плеча на грудь, так что стало трудно дышать. Келси хотелось только лечь, закрыть глаза и погрузиться в черную пустоту.
   Она не заметила, как густые колючие заросли сменились свежими зелеными кустами; на кустах даже росли ароматные цветы. Только теперь наконец-то девушка освободилась от зловония подземелья. Келси ни на что не обращала внимания, кроме боли в теле, и пришла в себя, лишь когда Йонан разжал руку и осторожно опустил девушку на землю.
   Откуда-то доносился звук текущей воды – воды или огня? Келси пыталась убедить себя, что она больше не в пещере. Потом попыталась встать. Но Виттл заставила ее снова лечь, колдунья склонилась над ней, и девушка ощутила такую боль, что опять погрузилась во тьму.
   Какое-то время спустя она почувствовала невдалеке тепло костра. И поняла, что пояс больше не лежит на больной руке, а стягивает здоровую. Что-то прижало ее больную руку и плечо к земле, она закричала от боли и сквозь слезы увидела, как от костра приближается с мечом в руке Йонан.
   Лезвие погрузилось в ее запястье. И вслед за этим последовала не боль, но холод, ледяной холод, словно она лежит в сугробе снега и замерзает. Холод от руки распространялся по всему телу. Келси была в сознании, но тело ей не повиновалось. Она даже не могла сказать ни слова, чтобы облегчить эту пытку холодом.
   Холод чуть отступил, и она ощутила возвращение огня и боли, особенно сильной, потому что вызвал ее холод. Потом услышала слова, но они не имели для нее смысла.
   – Яд распространяется… она умрет… – это сказал Йонан? Какая разница? Умрет… Может, она уже умерла или стоит у самых врат смерти.
   – Где твой камень, леди?..
   – Он не для таких целей.
   – Неужели? Ты дашь ей умереть, хотя знаешь, как много она значит для твоего поиска?
   – Я могу искать одна…
   – Этого требовал у тебя совет?
   – Ты мужчина. Что знаешь ты о силе?
   – Достаточно, чтобы понять, что ее можно использовать по-разному, леди. И говорю тебе: используй ее! Немедленно!
   Снова холод, вернулось болезненное оцепенение, она падала с чудовища… и на дне ее ожидала тьма.


   Келси шла, вернее, брела, спотыкаясь, поддерживаемая сильной рукой. Иногда, напрягая взгляд, они различала впереди серую одежду. Но одежда ли это? Или шерсть? Поднятый кошачий хвост. Кошка, размером с пантеру, шла перед ней. Кошка… кошка была… и врата… и потом невероятные события, которые в глубине души она до сих пор никак не могла признать реальными. Девушка с огромными усилиями подняла руку. В руке нет цепи, зато запястье покрывают шрамы, которых раньше не было.
   – Леди… – голос доносился словно издалека. Келси пыталась не слышать его. Просто нужно остановиться и отдохнуть.
   – Леди! – звуки стали более хриплыми и напряженными. Она сделала огромное усилие, повернула голову и увидела лицо, полузакрытое боевым шлемом. Серая одежда впереди колыхнулась; тот, кто шел в сером, повернулся к ней.
   – Девушка! – в этом голосе не было заботы, только требовательность. – Посмотри на свой камень!
   Откуда-то снизу, с ее собственного тела, исходило слабое сияние. Келси опустила голову и увидела светящуюся точку у себя на груди. Потом машинально шевельнула рукой в шрамах, чтобы коснуться ее. Огонь! Девушка тут же отдернула руку – она уже обжигалась раньше, больше не хочет.
   – Нас преследуют, – слова эти, произнесенные рядом с нею, ничего не значили.
   – Ты можешь помочь? Разве камень не помогает тому, кто носит его?
   – Может быть. Но только если им владеют законно, а не так, как эта… – это кошка отвечает? Келси, в сущности, было все равно. Оставили бы ее в покое!
   – Ос… тавь… те… меня… – каждое слово давалось ей с огромными усилиями.
   Девушка покачнулась в руках того, кто вел ее, а кошка стояла, смотрела и не вмешивалась.
   – Леди, очнись! Они идут по нашему следу, мы не хотим, чтобы нас догнали.
   Она слепо протянула руку, положила ее на камень и тут…
   Она вновь стояла в зале со множеством колонн, хотя лишь немногие из них поддерживают крышу. Поверхность колонн покрывала сажа от старых костров. Но она пришла сюда не разглядывать эти развалины, она пришла потому, что должна была прийти. Что-то потянуло ее ослабевшее тело. И снова вдалеке она услышала голоса, но звуки не имели для нее смысла:
   – Куда она идет?
   – Отпусти ее, глупец. Ее тянет камень. Наша дорога там, куда она идет.
   Опять колонны, она проходила мимо них, но за ними вставали все новые и новые, ряд за рядом уходили они вдаль, и она не видела конца своего пути между ними. Но вот путь ее сузился до тропы между двумя радами каменных деревьев, а за ними она увидела большие троны. Над каждым троном вилось облако дыма, вилось и вздымалось, словно обитатель трона не мог принять реальной формы. Но даже если эти обитатели хотели ей зла, они не пытались остановить ее, заставить свернуть с пути. Келси продолжала идти с горящим камнем в руке, и ей ничего не оставалось делать, как только искать то, что должно быть найдено.
   На сколько же миль протянулись эти ряды каменных столбов? Она могла идти и час, и день, а конца им все не было видно. Теперь между колоннами сидели, скорчившись, странные гротескные звери, но ни один не грозил ей лапами или клыками, не останавливал ее, и девушка продолжала идти. Пока не осознала, что больше не идет среди колонн, – она…
   Проснулась! Пробуждение было внезапным, словно она очнулась от удара. Она теперь знала, кто она… и кто эта женщина в серой одежде, идущая слева, и кто идет рядом с ней и поддерживает на ходу. Стояла ночь; луна, начинающая убывать, ярко освещала землю и бросала кругом густые тени.
   Они вышли из лесу, и шагали по открытой равнине, так что теперь должны быть хорошо видны тем, кто идет за ними. Келси резко повернула голову, чтобы спросить, что они здесь делают…
   Но она уже знала это. Она должна идти туда, куда ведет ее камень. Хотя девушка больше не держала камень в руке, тот, вися на цепи, тянул ее вперед, и она чувствовала, как трется цепь о шею, словно стремится сорваться, освободиться, улететь вперед, к тому, что ее призывает.
   А рядом растекалось сияние другого камня, того, который был у Виттл. Он тоже ожил, но не натягивал цепь, и Келси показалось, что и светился он слабее.
   – Где мы? – спросила она, и голос ее прозвучал неожиданно сильно.
   Виттл почти неслышно ответила:
   – Тропу выбрала ты, тебе и отвечать. Где мы? Мы шли целый день, а когда отдыхали, приходилось тебя удерживать как беспокойную лошадь. И большую часть ночи мы тоже шли. А те, что охотятся, пока еще нас не тронули. Пока. Ты не была обручена с камнем, почему же он у тебя такой живой? Я такого никогда не видела. Что ты с ним сделала, чужестранка?
   – Ничего. Это сам камень…
   – Нас всегда учили, – Виттл продолжала, словно не слыша слов Келси, – что когда умирает колдунья, умирает и сила ее камня. Но Мэйкизи мертва, а ты, не имеющая на это права, владеешь камнем. Так не должно быть.
   Келси хотелось поднять руку и, сорвав цепь с шеи, бросить ее в океан высокой травы, по которой они теперь шли.
   – Не я это выбрала… – тускло сказала она.
   – Этого не должно…
   – К чему слова? – вмешался Йонан. – Ты уже много раз говорила это. Не должно быть, но есть. Так признай это.
   Колдунья повернула голову и гневно посмотрела мимо Келси на воина.
   – Тише, мужчина! Что ваше племя знает о тайнах? У Келси появилось воспоминание, но слабое. Как будто все это произошло не с нею. О том, как ее рану вскрывали металлом меча, как губы высасывали… потом холод камня на ране.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное