Андрэ Нортон.

Кошачьи врата

(страница 10 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Урука. И еще она вспомнила один странный разговор: он верит в перевоплощение душ и в то, что когда-то был Толаром, участвовавшим в какой-то отчаянной игре много столетий назад.
   – Далеко ты заходил в эту землю? – неожиданно спросила Келси.
   Он помолчал, прилаживая петлю своего мешка, и, не смотря на нее, ответил:
   – Эта земля для меня новая. И на картах, которые я видел в Долине, ее нет.
   – Но ты пошел со мной…
   – Я пошел с тобой, – ответил он, – потому что такова возложенная на меня обязанность. Когда колдуньи Эсткарпа установили контакт с Долиной, то они договорились, что мы будем служить им проводниками. Колдуньи не понимают, что Свет мерцает во многих местах и существуют силы, о которых даже в записях Лормта ничего не сказано.
   Лормт! Место из ее полусна-полукошмара. Теперь ей нужны прямые ответы.
   – Что такое Лормт?
   – Место, где хранятся древние знания. Именно там Кимок Трегарт узнал об Эскоре – или о земле на востоке, которая стала запретной для древней расы, когда они бежали от войн Великих.
   Йонан встал, глядя на Келси сверху вниз.
   – Что говорит твой камень? В какую сторону? От нее юноша перевел взгляд на окружающие деревья. Келси не хотелось снова углубляться в опасную полутьму, но не было смысла и оставаться на открытом месте. Она торопливо подвесила камень. Тот снова указал – на этот раз, как показалось Келси, скорее на север, хотя у нее не было опыта жителя леса или путешественника, чтобы утверждать это.
   Тростники и илбейн, покрывавшие их обувь, истерлись и изломались в пути, от них оставались одни только обрывки. А поблизости этих растений не было видно, чтобы возобновить защиту. Снова по обе стороны тропы возвышался лес. Тропа вскоре вообще исчезла, и Келси заметила, что Йонан пошел медленнее. Время от времени он останавливался и поднимал голову, ловя ветер, как животное, которое идет по незнакомой территории и пытается учуять опасность.
   Идти приходилось зигзагами из-за деревьев со стрелами и зарослей фаркилла. Однажды, ползя мимо очередного дерева, Келси рукой наткнулась на круглый камень. Тот повернулся под ее весом, и на нее злобно уставился череп! И хотя бугры над глазами и широкие скулы выглядели довольно необычно, череп был очень похож на человеческий. Девушка негромко вскрикнула от отвращения, и Йонан повернул к ней голову. Но она уже увидела еще два сероватых выступа перед собой… Они продвигались по мостовой из черепов!
   Когда она спросила, кому мог принадлежать этот череп, какие существа умирали здесь… и здесь… и еще впереди, образуя отвратительный путь, Йонан покачал головой. И продолжал двигаться вперед, хотя она чуть не отказалась следовать за ним. Наконец они приблизились к первому из монолитов.
   Столб того же серого цвета, что и черепа и деревья со стрелами, возвышался из зарослей, как гигантский палец, указывающий на небо, – если бы можно было разглядеть небо под нависающими ветвями.
   Камень был выше Йонана и массивнее, и хотя он весь зарос, легко можно было разглядеть изображение слегка наклонившегося вперед существа, одна массивная рука которого или лапа с когтями была протянута вперед – к добыче.
   Келси затаила дыхание.
С того времени, как началось это ее невольное путешествие, она видела множество странных форм жизни, но эта была самая злобная: с согнутыми плечами, так что существо казалось горбатым, и едва заметной шеей с огромной головой, над которой конусом поднималась голая макушка. Но хуже всего в этом уродливом существе были глаза – глубокие, как ямы. И это оказались не просто дыры в камне, даже не вставленные в камень драгоценности…
   Она посмотрела прямо в эти глаза и ахнула. Точно как у той собаки у врат, эти ямы были полны желтоватого пламени. Несмотря на то, что это чудовище высечено из камня, глаза у него – живые! Неужели в камне заключен кто-то живой – пленник без надежды обрести свободу?
   Неосознанно Келси подняла колдовской камень, не глядя на него, потому что, не отрываясь, смотрела на желтое пламя в этих глазах-ямах.
   – Нет! – Йонан схватил ее руку с камнем. – Нет! Келси дернулась, страх ее усилился стократно. Но воин крепко держал девушку за руки, прижимая их к бокам, так что она не могла пошевелиться, не могла использовать свое единственное оружие.
   – Это наблюдатель. Не надо ему ничего показывать, – сказал Йонан. Он повернул девушку, она оторвалась от желтых глаз и освободилась. Освободилась, вероятно, от одной из самых страшных опасностей этого места.
   По-прежнему держа ее за руку, словно опасаясь, что она не прислушается к его предупреждению, Йонан потащил девушку за собой, ноги их в обрывках илбейна скользили по дороге из черепов.
   – Оно наблюдает… оно живое!
   – Не оно, а то, что смотрит через него, – возразил воин. – Показав камень, ты могла бы уничтожить наблюдателя, но подняла бы тревогу…
   Он остановился на полуслове. Рядом с гибельной тропой стояло еще одно существо. Похожее на первое, но вырезанное не из камня. Нет, это второе было из дерева. Для этого использовали какое-то гигантское дерево, и остатки его коры, заросшие мхом, образовывали шкуру существа. Те же самые глаза-ямы… Бросив беглый взгляд, девушка отвела глаза. Они тоже живые.
   Она высвободилась из хватки Йонана и как можно быстрее пошла по дороге из черепов, чтобы избежать новой встречи с наблюдателями. И по пути лишь изредка бросала взгляды по сторонам, чтобы убедиться, что больше наблюдателей нет.
   Воздух под деревьями был неподвижен, сильно пахло гнилой листвой, среди которой лежали черепа. Откуда-то повеяло теплом – но не тем защитным теплом, как от камня, а болезненным липким теплом, разлагающим дух и тело.
   Однако дорога тянулась прямо, и девушка видела остатки срубленных при ее прокладке древних деревьев. Тут и там виднелись новые ростки, они расталкивали улыбающиеся черепа. Но статуй им больше не попадалось.
   Не попадалось, пока они не прошли через заросли и не вышли на открытое место. Дорога черепов не кончилась на опушке, им даже показалось, что черепа уложены здесь плотнее.
   – Дорога завоеванных, – впервые со своего предупреждения в лесу заговорил Йонан. – Очень старый обычай. Если выложить дорогу, по которой идешь, головами врагов, это делает победу наиболее полной, – но Келси едва слышала его. Она смотрела вперед, на массивное изваяние… существа, воздвигнутое там.
   Если те два, что они видели в лесу, показались ей огромными и тщательно вырезанными, то что же можно сказать об этом?
   Дорога черепов вела прямо к чудовищному брюху статуи, почти такой же огромной, как развалины, которые они обнаружили раньше. Руки ее были вытянуты и упирались в землю, как столбы, они поддерживали гигантское тело; существо наклонилось вперед и словно разглядывало приближавшихся людей.


   В том месте, где громоздкое брюхо чудовища касалось земли, темнела дыра таких правильных очертаний, что была похожа на дверь… Дверь куда? Келси осмелилась бросить на нее быстрый взгляд. Но никакого адского огня не увидела – только темную пещеру.
   От внезапного резкого звука девушка и сама чуть вскрикнула. Ведь этот зверь перед ней не живой, он не может кричать. Нет, кричали крылатые существа у него над головой: ярко-алые, хотя уже начинался вечер, только клювы и лапы чернели, подобно отверстию в конце дороги черепов.
   Существа образовали круг над головой чудовища, но вот круг разорвался, и они устремились вниз. Йонан, в свою очередь, закричал, может, желая подбодрить себя, и взмахнул над головой веревкой с грузом. Но на этот раз охотился он не ради еды. Веревка полетела так быстро, что Келси с трудом различала ее, и обернулась вокруг длинной шеи одного из летунов, сбросив его на землю. Там он забился, пытаясь освободиться.
   Однако Йонан уже приготовился и одним взмахом меча отрубил ему голову. Но тут же должен был увернуться от нападения другого летуна, устремившегося к нему с вытянутым клювом-кинжалом. И этот остался лежать на земле без головы, хотя и продолжал дергаться.
   Третий устремился сверху на Келси. Девушка закричала и подняла камень. Она не надеялась отбиться: существо было в половину ее роста, а крылья такие широкие, что их трудно охватить взглядом.
   Камень вспыхнул, и существо отвернуло в сторону. Келси, со страхом глядевшая ему вслед, заметила в этот миг кое-что еще. Из широкого клюва, занимавшего треть головы, показались два облачка красноватого дыма, никакое пламя не питало их; они поднялись вверх, не рассеиваясь, и образовали отчетливо видимое облачко. Уже сгущались сумерки, но этот дым – или дыхание – был вполне различим.
   Птицы снова напали на Йонана, решив, по-видимому, что с этим противником им легче справиться. Отмахиваясь мечом, он, чуть задыхаясь, крикнул Келси:
   – Не позволяй им замкнуть круг. Разрывай!.. Она взмахнула камнем, не надеясь отогнать летунов, но заметила, что они отшатываются от искр, которые испускало ее единственное оружие. И девушка встала спиной к спине Йонана.
   – Назад в лес? – отбиваясь, с трудом спросила она.
   – Нельзя. Наступает ночь, – ответил он. И Келси поняла мудрость этого решения. От птиц-то они под деревьями спасутся, зато станут легкой добычей других в этом месте Тьмы. По крайней мере на открытом месте они видят нападающих.
   Еще три птицы пали от меча Йонана, но остальные попрежнему пытались выстроить вокруг голов путников круг. И только постоянные удары Йонана не давали им замкнуть его.
   Келси не понимала, почему они просто не улетят повыше, чтобы Йонан не смог до них дотянутся. Но, очевидно, им нужно было держаться возле земли и тех, кого они хотели захватить.
   Девушка глубоко вдохнула и закашлялась, горло и глаза у нее горели. На них опускался дым, выдыхаемый чудовищами. Она отчаянно взмахнула цепью. Птиц это отпугивало, но на воздухе никак не сказывалось. Келси снова закашлялась, она чуть не задохнулась от воздуха, которым вынуждена была дышать. В носу и горле все горело. Глаза заслезились, так что она почти перестала видеть что-либо. Но девушка удерживалась на ногах и продолжала отгонять новую опасность – только камень тут ей не помог. Неужели она слишком надеялась на него, потому что раньше он ее не подводил? Всему есть границы, и они, вероятно, достигли своего предела.
   Потому что Йонан тоже сильно закашлялся. Он отступил, прижавшись плечами к спине Келси, и она чувствовала, как кашель рвет его тело. Птицы снова закричали, как в самом начале, но теперь в их резких криках слышалось торжество.
   Она ощутила, как обмяк Йонан, и едва успела взмахом цепи остановить злобный клюв, нацеленный на лежавшего на земле воина. Часть лица, видная ей, была покрыта кровью, шлем сдвинулся набок. Птица, напавшая на Йонана прямо на земле, попыталась клювом ударить человека, старавшегося встать.
   – Не давай… круг… – выдохнул он.
   Но было уже поздно. Келси кашляла и испытывала такую боль, словно у нее выворачивало легкие. Она могла только согнуться над Йонаном, держа над ними обоими колдовской камень. Птица, жаждавшая пронзить ее спутника, отступила.
   Какие-то капли упали из носа Келси на Йонана, и она увидела, что по его кольчуге течет кровь. Теперь горло разрывалось так, что все остальное казалось неважным: хотелось только одного – найти спасение от этого ядовитого облака.
   Впереди она увидела открытое пространство, проход в заполненном танцующими красными мошками тумане. На коленях, держа камень в одной руке, а другой таща Йонана за пояс, девушка поползла в ту сторону, к призрачной свободе.
   Поначалу Келси не понимала, что ее туда направляют. Но совсем скоро она обнаружила правду. Облако поднялось, и впереди девушка увидела черное отверстие, и только в нем имелась возможность дышать – теперь это уже было вопросом жизни. Последнее усилие… Еще одно усилие и мгновенное осознание опасности: она у зловещей двери в огромное брюхо чудовища, она ползет туда, таща за собой Йонана.
   Келси попыталась повернуть, но тут же перед ней заслоном опустился красный туман. Кашляя, ощущая вкус собственной крови, она упала вперед, в полную темноту, и потеряла сознание.
   Когда Келси пришла в себя, ее окружал полный мрак. В первое мгновение девушка не могла вспомнить, а потом ее охватил ужас, когда она поняла, куда их загнали. Но она очнулась не там, куда попала вначале, испуганная и одинокая. Теперь, когда девушка полностью пришла в себя, она оказалась в каком-то темном месте, принадлежащем этому миру. Тело болело. Руками Келси нащупала камень, грубый и влажный. Потом дотронулась до какойто слизи и брезгливо отдернула руку.
   Келси сглотнула, горло по-прежнему саднило от красного тумана. Но темнота вокруг была такая полная, что девушка похолодела от нового страха: может, она ослепла. С трудом она подняла руку: силы, казалось, совершенно оставили ее, потерла закрытые глаза, снова открыла: густая темнота.
   Густая… у нее как будто имелись свои, особые качества… давящая, сжимающая. Девушка уперлась руками в пол и чуть приподнялась, рассчитывая только на слух. Ни звука. Может, слух тоже оставил ее, как и зрение?
   – Йонан! – никакого ответа на ее крик. Где бы она ни находилась, она одна.
   Келси ощутила тяжесть на груди. Это то, на что она уже привыкла надеяться. Рука ее сжала холодный камень. Таким может быть любой булыжник. Жизнь и тепло, которые она ощущала в нем с самого начала, исчезли. Он мертв…
   Мертв? Может, это и есть смерть, и она погрузилась из жизни в вечный мрак?
   И только тут, когда от страха она уже начинала терять контроль над собой, Келси уловила не звук, а какую-то дрожь, становившуюся все сильнее, проникавшую в ее тело. Откуда-то пришла серия ударов, но не регулярного ритма, какой был у барабанов фасов, а словно биение сердца, сердца такого мощного, что его удары отдаются во всем огромном теле.
   Черные ворота в брюхо чудовища… Может, то, во что она вошла, обладает собственной жизнью? Она отшатнулась от этого предположения: даже в земле, полной необычного и призрачного, такого существовать не может.
   Девушка села и в темноте руками ощупала свое тело. Последние обрывки илбейна исчезли с ног, но на поясе в ножнах висел длинный нож – часть вооружения любого жителя Долины. Келси извлекла его из ножен, опасаясь выронить в полной темноте свое единственное оружие: по-видимому, камень оставил ее.
   Она и не пыталась встать. Держа нож наготове, Келси развела руки. И все время в ней жил страх, что она ослепла, и что все ее движения видят те, кто устроил ее пленение. Но она не могла вечно сидеть тут, в ожидании нападения неизвестного.
   Ее камекнь задел за стену, послышался негромкий треск, и это каким-то образом нарушило ритм ударов, которые становились все сильнее. Неожиданно рука ее ударилась о какое-то препятствие, и Келси быстро ощупала каменную преграду: она не могла дотянуться до ее верха, а в стороны стена уходила дальше ее рук.
   Держась руками за эту стену, она встала. Пол был холодный, неприятный, покрытый слизью, а стена теплая, причем чем выше, тем теплее. Стена уходила далеко вверх, и даже встав на цыпочки, она не доставала до конца.
   Дрожь здесь ощущалась еще заметнее, и Келси подумала, что ее сердце отвечает биениями в том же ритме.
   Она осторожно двинулась направо, ощупывая каждый шаг протянутым носком ноги, а пальцами руки держась за стену. Тьма заставляла ее терять уверенность в себе, и Келси снова и снова пыталась вообразить, что же ждет ее впереди.
   И тут рука ее соскользнула с камня – дверь? Она медленно и осторожно повернулась. Пол казался достаточно надежным. Руку с ножом девушка протянула дальше вправо и одновременно услышала и ощутила новое препятствие. Итак, дверь. Но по-прежнему никакого света, и дальше идти придется с теми же предосторожностями. Может, лучше предварительно обойти все помещение, прежде чем углубляться в это отверстие, которое может привести только к новому заключению.
   Келси миновала отверстие и снова нащупала стену. Теперь она начала считать и вскоре обнаружила угол, там повернула и пошла вдоль новой стены. В трех шагах дальше оказалось еще одно отверстие, и из него донеслось дуновение воздуха. Но не чистого освежающего ветра, какой дует во внешнем мире. Здесь пахло влагой и разложением. Нет, сюда идти не стоило.
   Вскоре Келси установила, что очнулась в комнате, в трех из четырех стен которой имеются проходы; третий был точно таким, как и два предыдущих. Итак, она должна была выбрать один из двух.
   Она вернулась к первому и немного прошла вперед: осязание подсказывало, что она движется по коридору. Ей не хотелось пользоваться руками: участки слизи на стенах встречались здесь чаще, иногда они соединялись друг с другом, и она часто проводила по ним пальцами. Келси очень старалась мысленно представить себе это место, но без помощи зрения ее воображение было ограничено, и она вынуждена была признать, что ничего не может сделать, только идти, слепо нащупывая путь в этом темном лабиринте.
   Пальцы ее коснулись какой-то массы, зацепившейся за стену, массы влажной, сочащейся жидкостью, и от нее повеяло тем же запахом разложения, что и из второго прохода. Девушка торопливо вытерла руки о брюки, но теперь запах разложения сопровождал ее всюду.
   Дрожь становилась все сильнее и… Келси мигнула, потом мигнула еще раз. Она не могла ошибиться: впереди показался какой-то источник света, тьма больше не была такой плотной, как раньше. Она ускорила шаг и вздохнула с облегчением, когда темноту сменила серость. Теперь она видела стены и больше не боялась прикоснуться к тусклой черной массе, растущей на стенах, как мох на статуе в лесу.
   Йонан! В сознании ее все время был воин Долины, каким она видела его в последний раз: кашляющий в тумане. Исследуя комнату, в которой она пришла себя, девушка установила, что его там нет. Где же он?
   Серый свет теперь пронизывали красноватые лучи, и Келси испугалась новой встречи с дымом, который чуть не погубил их обоих, но уйти от света и снова погрузиться во тьму просто не могла. Красное становилось все ярче. Казалось, что руки Келси покрылись кровью, выступившей из жил на поверхность. Стало теплее, гораздо теплее. Усилилась и вонь, но ни следа удушающего дыма, который выдыхали чудовища.
   Еще десять шагов, и Келси оказалась у нового отверстия. Опустившись на колени. Девушка заглянула в пространство, заполненное красным светом. Она находилась на балконе или антресоли над большим помещением, открывшемся перед нею, и девушка застыла, прижавшись животом к камню, пытаясь сжаться и стать невидимой. Потому что она больше не была одна.
   Их здесь разгуливало не меньше полудюжины, она не могла сказать точно, потому что они приходили и уходили, и только трое оставались постоянно на месте – на балконе, таком же, как ее, но только у противоположной стены.
   Но больше всего изумила Келси картина внизу. Среди человекоподобных фигур там возвышался огромный чан или цистерна размерами с большой бассейн. Он был заполнен не до самого края веществом, похожим на красную слизь, слизь постоянно булькала, выделяя зловещие пузыри, словно кипела на большой печи. И когда пузырь лопался, из него вырывался красноватый туман, который плавал как облачко, постепенно становясь все прозрачнее, а из него назад в бассейн капала жидкость.
   Те, кто приходил и уходил, просто стояли и смотрели… Келси перевела дыхание и постаралась сжаться, стать как можно меньше и незаметнее. Черный всадник, который атаковал ее на лошади у камней… тут он повторялся снова и снова. Сарн! Даже в записях Долины совсем немного говорится о деяниях всадников– Сарнов… кроме того, что они полностью во власти Тьмы и отчаяния. На них постоянно надеты плотно облегающие черные плащи, которые кажутся приросшими к телам, с капюшонами, закрывающими лицо и оставляющими только отверстия для глаз. Руки в перчатках двигались дергающимися жестами, как будто это был их способ общения.
   Келси протянула руку к колдовскому камню. Но он, как и в тот раз, когда она только пришла в себя, казался холодным и мертвым. Сила, на которую она могла рассчитывать, покинула ее.
   Дважды один из Сарнов в маске смотрел вверх, туда, где она пряталась. Келси плотнее прижималась к полу, но не могла решиться вернуться в темный лабиринт. Внизу началось движение, и она увидела, как из бокового отверстия выходят еще четверо всадников, ведя перед собой пленных. Келси никогда не видела фасов при хорошем освещении, но сомнений не было: существа, которых тащили за веревки, обвязанные вокруг шей, были фасами. Их втаскивали на карниз над бассейном, фасы упирались, и их приходилось тащить. И даже в непрерывном шипении лопающихся пузырей слышны были тонкие, мяукающие, полные ужаса крики.
   Но фасы тоже принадлежат Тьме, почему всадники берут в плен тех, кто на их стороне? Или эти злые существа действуют вместе, только когда их заставляют?
   То, что она увидела, потрясло ее. Первого из фасов освободили от петли и столкнули в бассейн концом длинного шеста, который держали два всадника. Фас несколько мгновений висел на самом краю и упал. Послышался лишь громкий крик, когда это существо исчезло в пламени. Остальные ждавшие своей очереди быть принесенными в жертву пытались разорвать веревки на горле, вырвать их концы у мрачных всадников. Однако, как и первого, всех их поглотил жидкий огонь, и никто не показывался на поверхности.
   Келси сглотнула – раз, другой, чувствуя жжение в горле. Если Сарны так поступают со своими союзниками, какую же смерть они готовят врагам? Она дюйм за дюймом начала отползать от края балкона, хотя по-прежнему не хотела блуждать во тьме. На другом конце балкона видно было еще одно отверстие; немного поколебавшись и решив, что возращение туда, где она пришла в себя, ничего ей не даст, Келси поползла в направлении второго отверстия, посматривая на всадников и пытаясь понять, заметили ли они ее. Но они, казалось, были совершенно заняты своими пленниками.
   Девушка добралась до второго отверстия и вползла в него, обнаружив, что вскоре оно круто поворачивает вправо и идет как будто параллельно залу с бассейном. Вскоре и здесь воцарилась темнота. Достаточно удалившись от входа, Келси встала: кое-где на стенах виднелись желтоватые пятна, они слабо светились, но постепенно глаза девушки приспособились к их свету. В стенах не было никаких боковых отверстий, а через некоторое время ей встретилась ведущая вниз лестница. Келси снова заколебалась и притронулась к камню. Он все так же оставался мертвым. Придется опираться на собственные силы и выбор. Где же Йонан? Келси почувствовала отчаяние при мысли, что его могли скормить бассейну и тому свирепому существу, что обитает в нем. Теперь, отдалившись от этого помещения, она снова уловила устойчивую вибрацию.
   Итак, либо спускаться, либо возвращаться, а Келси знала, что в обратном направлении у нее нет никаких надежд. Поэтому она пошла по лестнице, придерживаясь рукой за стену, потому что местами желтые разрастания совсем скрывали ступени.
   Келси снова начала считать, пытаясь вспомнить, в каком направлении лежит бассейн и находится ли она под ним. Она досчитала до двадцати и в этот момент уловила мысль, которая изгнала у нее все воспоминания о всадниках.
   «Направо… все время направо…» – Келси чуть не упала, споткнувшись о неровность и еле удержавшись обеими руками: ей показалось, что она сейчас начнет бесконечное падение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное