Андрэ Нортон.

Звездная стража

(страница 13 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Кана резко встал и направился обратно к зданию станции. Открывая холодильник и перенося продукты в кухонный автомат, он беззаботно насвистывал что-то. Пока им везет. Они добрались до Земли, теперь осталось только связаться с Маттиасом в Прайме. Все остальное будет совсем просто. Он с улыбкой встретил входящего Хансу, но у того было серьезное лицо.
   – Связались, сэр? – спросил Кана, раскладывая еду по тарелкам.
   – Да. Легко.., слишком легко…
   – Слишком легко, сэр?
   – Как будто кто-то ждал нашего вызова. Мы не станем дожидаться коптера…
   – Почему? – Кана опустил кастрюлю.
   – Почему я так решил? А что заставило нас насторожиться перед тем, как наводнение чуть не захлестнуло нас в горах Фронна? Как вы догадались, что укрытие вентури находится на крыше склада? Шестое чувство? Откуда мне знать? Но я знаю, что здесь нам оставаться нельзя.
   – Но, сэр, на открытом месте нас легко обнаружат, – Кана со вздохом встал из-за стола.
   – Здесь в гараже может быть хоппер. На таких станциях бывают один или два таких механизма. – И Хансу направился в гараж.
   И снова он оказался прав. Две наземных машины, каплеобразные, с закругленными носами, стояли накрытые кожухами, но полностью готовые к использованию. Через несколько минут можно будет выезжать. Хансу снял со стены тускло-зеленый комбинезон и бросил его Кана. Себе он взял такой же. Теперь их мехские мундиры не видны, и они вполне сойдут за полевых рабочих.
   Хоппер вывернул на дорогу и начал поглощать мили. Сверху, если за ними будет следить коптер, невозможно отличить их машину от других. Начался сезон уборки урожая, и движение на дороге увеличилось… Хансу сбросил скорость, довольный тем, что они затерялись в веренице машин, приближавшихся к Прайму. Кана заметил, что большинство грузовиков везут продукты – эти продукты отправят вскоре в космос многочисленным ордам и легионам. Земля так долго специализировалась на снабжении наемников всем необходимым… Что произойдет, если орды и легионы перестанут существовать? Сколько времени потребуется, чтобы перестроить всю экономику и направить бурлящую энергию Земли в другое русло?
   Кана начал дремать. Ему было жаль еды, которую они так и не попробовали. Настоящая земная пища, свежая, горячая… Никаких рационов!
   – Что случилось?
   Голова Кана дернулась, глаза открылись. Но Хансу обращался вовсе не к нему. Он спрашивал водителя соседнего грузовика. Они стояли в длинной линии грузовиков п пассажирских хопперов. Хансу выслушал ответ. Его лицо стало суровым.
   – Впереди осматривают машины.
   – Ищут нас?
   – Возможно. Будем надеяться, что они ищут обычного беглеца, бегуна.
   «Бегун» – подпольный делец, занимающийся изготовлением и сбытом наркотиков, тип преступника, на которого нацелена вся земная полиция.
Если полиция ищет бегуна, каждая машина в этой линии будет осмотрена, у каждого человека потребуют удостоверение личности. Один взгляд на их оружие, па мундиры под комбинезонами – их тут же задержат. К тому же, возможно, именно их и ищут.
   – Может, свернуть куда-нибудь, сэр? Хансу покачал головой.
   – Если мы попытаемся это сделать, то тут же выдадим себя. Хотел бы я знать, кто командует заставой.
   Если Маттиас входит в загадочную организацию, борющуюся за освобождение Земли, как намекал Хансу, тогда должны быть и другие члены этой организации, всюду рассеянные среди солдат. Хансу может попросить у одного из них помощи.., если тот здесь окажется. Но какова вероятность этого?
   По краям дороги вперед шли люди, желая знать, чем вызвана задержка. Хансу посмотрел на них и вышел из хоппера. Он шел тяжелой походкой, маскируя легкий шаг тренированного солдата. Кана отошел в поле, пытаясь рассмотреть, что происходит впереди. Да, застава. Блестят серебром на солнце шлемы полицейских. Уже вторая половина дня. С наступлением темноты.., если только они не дойдут до заставы засветло… Кана принялся осматривать поля, оценивая местность, обещавшую им свободу.
   Впереди были установлены лагерные лампы. Они тянулись вдоль дороги, примерно на четверть мили. Но освещение не достигало того места, где стоял их хоппер. Тут до него донесся гул мощной машины с экипажем из трех человек. Он засек время. Да, похоже на регулярные объезды. Необыкновенно тщательная засада на бегуна. Ему не приходилось о таких слышать. Значит, бегун высшего класса. Но Кана не верил в это. Эти главари подпольной индустрии не путешествуют и караются не рисковать. Полиция ищет другую добычу. Какую же? Их?
   Некоторые путники, прошедшие вперед, уже вернулись, громко жалуясь. Очевидно, никто из них не получил объяснений о г полиции. С ними был и Хансу.
   – Патрульный коптер ходит вдоль дороги, – доложил Кана.
   – Да, – Хансу знаком велел ему забраться в хоппер. – Нужно думать, и побыстрее.
   – Они действительно ищут бегуна?
   – Я считаю, они ищут нас.
   Кана неожиданно почувствовал озноб.
   – Но почему, сэр? Земная полиция не стала бы разыскивать пас по приказу ЦК: нужно подтверждение нашего штаба. А на это потребовалось бы слишком много времени.
   – Не спрашивайте, почему и как! – в этой реплике выплеснулось раздражение Хансу. – Нам хотят помешать увидеться с Маттиасом, готов поклясться!
   – И тот, кто хочет этого, достаточно влиятелен, чтобы привести в действие полицию. Теперь поимка нас – только вопрос времени, сэр. Разве что в темноте…
   – Да, темнеет. Это наше единственное преимущество. Там обыскивают всех.
   А на них мехские мундиры и никакой возможности их спрягать или уничтожить.
   Хансу открыл маленький ящик и достал карту района, которая входила в перечень обязательного оборудования любого хоппера. Он пальцем провел по дороге, а затем откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Между его бровями пролегла глубокая морщина. Солнце почти зашло, но линия машин перед ними так и не двигалась. Все больше и больше людей выходило на поля. Время от времени кто-то из них возвращался к своему хопперу или грузовику, наверное, чтобы позвонить хозяину и сообщить о задержке. Кана спросил Хансу:
   – А мы сможем в темноте?
   – Выбраться отсюда? Да, я в этом уверен. Но добраться до Прайма – это другое дело. Если нас ищут. Прайм закрыт так же надежно, как взлетающий крейсер. Карр, чему вы учились по истории о довоенных городах?
   Хотя Кана не понимал, какое отношение имеет древняя история к их теперешнему положению, он послушно пересказал то, что помнил.
   – Древние строили здания, башни.., открытые непогоде.., пузырчатых куполов не было. Я всегда удивлялся, как они выдерживают…
   – А что под землей?
   Под землей? Он запомнил башни, как нечто необычное. Но во время атомных войн большинство выживших людей жило под землей. Но уж в этом образе жизни не было ничего древнего. Во время обучения он прослушал однажды лекцию в жаркий полдень, когда ему так хотелось уйти с закатанином, который ему нравился больше, чем скучный инструктор-землянин. Под землей…
   – Они иногда ездили под землей, сэр. По трубам, проходящим под их городами.
   – Что делают эти шоферы? Кана осмотрел сцену в поле.
   – Разжигают костер, сэр. Я думаю, они собираются открывать неприкосновенные запасы продуктов. Хансу вырвал карту из креплений.
   – Мы присоединимся к ним, Карр. Держите рот закрытым, а уши открытыми. И следите за полицейским коптером. Нужно знать, когда его ожидать.
   Хотя некоторые шоферы еще ворчали, большинство смотрело на вынужденную остановку, как на неожиданный подарок. Связавшись с хозяевами, они больше не испытывали чувства ответственности. Поэтому вокруг костра чувствовалось общее облегчение.
   – Да, я давно шофер, – громко говорил высокий рыжеволосый мужчина, – но если полиция велит останавливаться, я останавливаюсь. И хозяин ничего не сказал. Сказал только, чтобы я попытался наверстать время после задержки.
   Один из его товарищей покачал головой.
   – Не пытайся пересечь реку ночью, это опасно. После того, как построили эту новую дорогу, там появились выбоины.
   Хансу смешался с группой, настолько усвоив манеры поведения и разговора, как будто всю жизнь только тем и занимался, что водил грузовик. Прекрасный пример работы специалиста класса Х-3, решил Кана. На Фронне Хансу встречался с ллорами и вентури как равный, здесь он сразу адаптировался среди чужого племени, столь же чуждого ему.
   – Дорога через реку, – обратился он к рыжему, – это прямой путь на Прайм?
   – Да, – шофер оценивающе взглянул на него. – Ты новичок здесь, парень?
   – Буду работать в Прайме. Сейчас перегоняю хоппер с запада, местность незнакомая…
   – Речная дорога, если ее не знаешь, опасна. Старая, говорят, еще довоенная. Прошлым летом там копались парни из Прайма, что-то древнее откопали. Сберегает тридцать три мили, но опасна…
   – Опасна! – подхватил другой. – Да это же просто ловушка! Что бы не говорил хозяин, там лучше не ездить в темноте. Никогда не забуду эти провалы. Такие выбоины, что целиком проглотят колесо грузовика. Впрочем, если ехать медленно и освещать дорогу, все обойдется. Нужно свернуть налево в двух милях отсюда…
   – Могут еще встретиться провалы?
   – Конечно. Там вдоль дороги какие-то руины. Слушай, парень, как минуем заставу, держись рядом, и я покажу тебе.
   Хансу поблагодарил и постарался незаметно исчезнуть, а разговор пошел о лесном пожаре, который шоферы видели днем.
   Мгновение спустя Хансу сжал руку Кана.


   – Коптер?
   – Сейчас проходит с нерегулярными интервалами, сэр. Может оказаться в любую минуту.
   – Плохо. Если бы мы знали местность, то могли бы разойтись и пробиться в одиночку.
   – А вы знаете местность, сэр?
   – Достаточно, чтобы добраться до Прайма незамеченным. Только бы выбраться отсюда.
   – Нам нужно чем-то отвлечь внимание, сэр.
   – Гм… – их разговор был прерван окриком от заставы, водители бросились к своим машинам. Началось медленное движение.
   Кана забрался в хоппер, не видя выхода из трудного положения. Хотя наступила темнота, костер в поле освещал местность, а если они еще немного продвинутся вперед, то окажутся па участке, залитом лагерными огнями.
   – Эй! – Хансу высунулся на окрик. – Хопперам держаться справа, – сказал голос. – Это новый приказ. Подождите, пока впереди освободится место, и выбирайтесь к полю.
   Неужели полиция установила, что беглецы движутся в хоппере? Кана не впервые за долгий день пожалел, что с ними нет мехского бластера. Они совершенно безоружны, даже Нож Милосердия…
   Но Хансу уже действовал. Из-под комбинезона он извлек трехдюймовую трубку. Медленно и тщательно облизал ее и вставил под контрольную панель. Грузовик перед ним продвинулся па несколько ярдов. Хансу повернул хоппер вправо и тут же отдал приказ товарищу:
   – Сними обшивку заднего сиденья и дай сюда! Кана повиновался. Они съехали с дороги на поле. Перед ними и за ними появлялись другие хопперы.
   – Готово! – Хансу установил ручку прибора и пинком отворил дверцу. – Прыгай!
   Кана распахнул заднюю дверь и выпрыгнул, ударившись о землю. Он несколько раз перевернулся, царапая кожу. Еще не утратив инерции падения, он пополз вперед. И тут ночь раскололась, блеснул огонь, прогремел взрыв. Послышались крики. Кана закрыл лицо и замер, услышав гул полицейского коптера.
   Когда ют прошел мимо, Кана пополз дальше, направляясь к ивовой рощице у ручья, которую он заметил раньше. И хотя он ожидал каждую минуту, что его окликнут, он благополучно добрался до ручья.
   Повернувшись, он посмотрел на дорогу. Их хоппер, подожженный запалом Хансу, ярко пылал. Грузовики опять остановились, и вокруг горящей машины виднелась толпа. Очень удачно получилось. Только.., удалось ли Хансу уйти так же легко?
   Кана пополз вдоль ручья на восток. В том направлении находится Прайм, и если он сумеет отыскать Хансу, то только там. Кана показалось, что впереди что-то осторожно движется. Хансу? Или полицейский?
   Кана расстегнул пояс комбинезона, собираясь использовать его, как пращу. Шорох прекратился, а потом послышался шепот:
   – Карр?
   – Да, сэр!
   – Сюда…
   Кана двинулся быстрее, догоняя командира. Здесь они находились ближе всего к заставе и ползли наполовину в воде, удаляясь от света лагерный ламп. Хансу держался у ручья, пока возвышенность не загородила их от дороги.
   – Куда мы направляемся? – наконец спросил Кана, когда они мокрые, покрытые грязью, выбрались из ручья на берег под покров деревьев.
   – К речной дороге, о которой упоминал шофер, – Хансу пошел медленнее, осторожно поддерживая правую руку левой.
   – Вы ранены, сэр?
   – Немного обжегся. Перед прыжком прижимал обшивку к щитку.
   Теперь Кана понял. Смутно видная снаружи обшивка могла напоминать двух людей, охваченных огнем.
   – Можно взглянуть на ожог, сэр?
   – Позже, – Хансу хотел уйти как можно дальше. И это «позже» оказалось действительно много времени спустя. Чувство направления и изучения карты привело их на узкую дорогу, отходившую от главного шоссе. Поскольку движения на ней не было вовсе, они осмелились идти открыто.
   Взошла луна, когда Хансу остановился и начал осматриваться Капа понял, что он отыскивает траншеи, вырытые рядом с дорогой. Хансу с усилием произнес:
   – Фонарик…
   Кана достал карманный фонарик, установил его на слабый режим работы и направил луч в ближайшую траншею. На дне раскопок виднелись остатки каменной кладки. Должно быть, эти развалины упоминал шофер. Хансу вслух считал траншеи.
   – ..четвертая.., пятая.., шестая. Вот она, шестая слева… Кана направил туда луч, и Хансу неуклюже слез по камням старой кирпичной кладки. Кана спрыгнул вслед за ним. Он не знал, что ищет Хансу, но понял, что лучше не задавать вопросов.
   Эта траншея была длиннее остальных, уходила дальше от дороги, но в конце концов они подошли к груде щебня и обломков, обозначавшей конец раскопок. Щебень порос колючим кустарником. Хансу левой рукой потянул за куст, и Кана заторопился ему помочь. Под их совместными усилиями куст поддался, обнаружив темное отверстие.
   – Что?.. – начал было Кана.
   – Подземные пути.., прямо в Прайм.., от старых дней… – речь Хансу звучала прерывисто, и Кана направил ему в лицо луч фонарика. Сквозь пот и грязь было видно, что Хансу держится на одной силе воли.
   Но Кана чувствовал, что сейчас не время предлагать ему помощь. Он осветил отверстие и увидел туннель, явно искусственного происхождения. Под сапогами у него были две пыльные полосы, которые когда-то могли быть рельсами. Эти древние пути напоминали скорее смертоносную ловушку. Они проходили мимо осевших боковых коридоров, дважды им пришлось пробираться сквозь груды земли и гравия. Однако, к их удивлению, чем дальше они шли, тем лучше становились условия. Кана не мог поверить, что эти подземные пути заброшены со времен атомной войны. Его подозрения подтвердились, когда луч упал на какую-то металлическую деталь в боковом тупике. Металл блеснул, будто на него не действовали столетия сырости. Главный туннель все расширялся, и к нему присоединялось все больше и больше боковых коридоров. Когда-то, должно быть, это был главный вход в Прайм или в морской порт, на развалинах которого был построен Прайм.
   – Долго еще?
   – Не знаю, – Хансу шел механически. – Слышал об этих ходах. Мы должны связаться с достигающими – может, одна из их машин подберет нас.
   Для Кана его слова не имели смысла, но он не стал расспрашивать. Он примерно догадался, кто такие эти «достигающие». Загадочное подполье среди солдат, главой которого, вероятно, был Маттиас. Но почему Хансу надеялся встретить их здесь, он не мог понять.
   Они повернули и оказались в обширном пространстве, где проходило много рядов рельсов. Звук их шагов гулко отдавался в подземелье, луч фонарика уходил во тьму. Кана включил его на полную мощность и направил на стены, переводя от одной темной арки к другой. Они находились в обширном кольце, в центре паутины, нити которой отходили во всех направлениях. В какую же из арок они должны войти? Насколько он мог видеть, они все были одинаковы.
   Неуверенность и беспокойство, которые Кана всегда ощущал в замкнутом пространстве, начали действовать на него, хотя пространство пересекающихся путей было большим. Но за пределами досягаемости фонарика тьма сгущалась и становилась почти осязаемой, будто они действительно были погребены под землей без надежды выбраться на открытый воздух. Запах сырости нес в себе какие-то другие слабые запахи, напоминавшие о далеком прошлом. При остановке Кана расслышал журчанье воды.
   – Куда дальше? – нелюбовь к темноте, боязнь закрытого пространства заставили его задать вопрос.
   Хансу буркнул что-то, но не ответил, а Кана продолжал обводить лучом фонарика окрестности.
   Их проблема была решена неожиданно и драматически. Из одной арки – Кана не был уверен, из какой именно – послышалось гудение, которое началось как еле слышный шум, а потом превратилось в гул сирены. Он схватил Хансу за рукав, пытаясь увлечь его в один из проходов и укрыться там. Но было слишком поздно. Они пойманы и охвачены ярким лучом, ослепившим их. И от источника этого света последовал приказ, которого они не посмели ослушаться:
   – Руки вверх! И стоять на месте!
   Кана с упавшим сердцем повиновался. Они были беспомощными, безоружными пленниками. Несколько позже Кана с горечью думал, что мог бы заранее предвидеть, чем кончится их пленение. Стена, против которой он сидел, была серая, монолитная, без единой трещины или щели. Ничего не отвлекало взгляда, не давало пищи воображению. Время, не разделенное больше на минуты, часы и дни, тянулось бесконечно.
   Даже отраженный свет его камеры бледнел или разгорался с интервалами, у которых не было равных промежутков, и он не мог по ним измерять ход времени. Проголодавшись, он открывал дверь крошечного шкафчика, доставая капсулы и пластиковую бутылку с водой. Как они туда попадали, он не знал.
   Хуже всего была постоянная тишина. Она окутывала Кана толстым отупляющим одеялом, и нервы его напряглись, он, расхаживая взад и вперед, пытался утомить себя физически, чтобы уснуть и хоть несколько часов провести в забытьи. Он оказался в ловушке, из которой не было выхода. И он чувствовал, что однажды наступит момент, когда он не сможет противиться тишине, когда демон – его собственный страх – победит и овладеет его мозгом. Весь мир сузился до размеров этой камеры без окон и дверей где-то глубоко в основании Прайма. Аппаратура камеры функционировала автоматически. Кана могли забыть, оставить здесь на многие годы, а он по-прежнему продолжал бы получать питание, и свет продолжал бы загораться и гаснуть в соответствии с каким-то диким расписанием, вложенным в машину. И даже когда он умрет…
   Кана пытался заставить себя думать о чем-нибудь другом. Если бы только у него была информационная катушка или какой-нибудь писчий материал… Но с таким же успехом он мог мечтать о свободе! Он даже не знал, осужден ли он или еще только дожидается суда.
   Хансу ошибался, считая подземные ходы Прайма неизвестными полиции. В арестовавшей их группе находился агент ЦК. Они сдались без сопротивления. С тех пор он не знал, что с Хансу. Их разделили перед допросом.
   Специалисты по допросам не были грубы. Давным-давно исчезла необходимость в пытке, чтобы развязать языки упрямым пленникам. После того, как ему дали определенное средство, он ничего не мог скрыть. И Кана знал, что он выболтал все секреты своей жизни. Когда он пришел в себя, то находился в этой камере, раздетый до белья, и с тех пор он здесь и оставался.
   Он стал сам себе назначать задания, вспоминая после каждой еды все детали курса Х-3. Иногда в процессе этой работы он даже ненадолго забывался.
   – Закатан, – он произнес это слово медленно, стараясь придать ему соответствующий свистящий звук, – планета земного типа. Суша представлена главным образом архипелагами. Самый большой остров Зародал. Крепость Зародала была основана во время полумифического правления пяти королей. Археологические находки подтвердили некоторые легенды и доказали, что на одном и том же месте сменялось по меньшей мере десять цивилизаций, причем иногда между падением одной и подъемом следующей проходили тысячелетия. Закатане – раса рептилий, родственных земным ящерицам. Протяженность их жизни во много раз превосходит человеческую. Они не агрессивны, чрезвычайно поглощены историческими исследованиями и дают много известных историков и философов.
   Послышался щелчок. В стене перед Кана раскрылось отверстие. В нем лежал мундир. На мгновение Кана застыл Потом схватил мундир, боясь, что это лишь мучительная иллюзия.
   Полный новый комплект обмундирования.., мечника третьего класса! Когда Кана начал одеваться, его руки все еще дрожали. Освобождение, по крайней мере, освобождение из камеры. Что его ожидает? Суд? Возвращение на службу? Или… Он, волнуясь, застегивал пряжки. Теперь он хоть был одет. Только меча не хватает, новые ножны на поясе пусты. И нет Ножа Милосердия.
   Он застегивал ремешок шлема, когда стена сдвинулась. Он вышел в коридор. Его ожидало четверо конвоиров, двое впереди, двое сзади. Он пошел, понимая бесполезность расспросов.
   Скоростной лифт поднимал его этаж за этажом в сердце административного штаба. Когда лифт остановился, они оказались в широком коридоре. Фрески с изображениями других миров, где сражались орды и легионы, чередовались с окнами, через которые Кана бросил взгляд на Землю, первый с тех пор, как оказался в подземелье. Насколько он мог судить, было утро. Внизу лежал залив, переходящий в море. Предания утверждали, что древние руины, на которых был основан Прайм, некогда являлись предместьем огромного города, покрывавшего до атомных войн весь остров у залива. Меж зданий пролетали коптеры.
   Все было так же, как и в тот день, когда он впервые прибыл в Прайм и получил назначение в орду Йорка. Но охранники не дали ему времени смотреть в окно или думать о прошлом. Его быстро провели в приемное помещение. Здесь его ждал трибунал. Высокие чины, возможно, самые высокие! Здесь сидели трое из четырех советников штаба, а четвертым и пятым членами суда были галактический агент и офицер Галактического Патруля, командир подсектора, судя по знакам различия. Кана напрягся. Какое же право имеют эти чужаки судить его? Он был уверен, что сможет опротестовать это и будет поддержан кодексом службы. Но, желая выиграть время, он отдал салют и доложил согласно правилам:
   – Кана Карр, мечник третьего класса, назначенный в орду Йорка, место службы – Фронн.
   Хансу. Где Хансу? Неужели их будут судить порознь? Больше всего на свете Кана теперь хотелось поговорить с Хансу. Потому что он только что сделал ошеломляющее открытие: один из офицеров, смотревших на него, был Маттиас, тот самый Маттиас, который, по мнению Хансу, был их защитником, сражался бы на их стороне, если бы они сумели добраться до него…
   Лица офицеров были бесстрастны, но агент ЦК, арктурианин, ярко-алый и золотой плащ которого кричаще выделялся на фоне серо-зеленых мундиров землян, нетерпеливо ерзал в кресле, как бы желая ускорить процедуру и в то же время не решаясь указывать. Другой чужак, офицер Патруля, явно скучал.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное