Андрэ Нортон.

Звездная стража

(страница 12 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Хансу закрепил ремни командирского кресла, а Кана и Ларсен устроились в противоперегрузочных креслах. Пальцы Кости пробежались по кнопкам и рычагам, и на щите вспыхнул красный свет.
   – Надеюсь, мы полетим вверх, а не вниз, – было его последнее замечание, прежде чем он нажал на кнопку старта.
   Гигантская рука сжала грудь Кана, выдавливая из нее воздух. Волны красной боли перешли в черноту. Перед тем, как потерять сознание, он успел подумать, что они все-таки поднимаются. Они не взорвались. Кости не был опытным пилотом и придал кораблю гораздо большее ускорение, чем было нужно для подъема с Фронна. Приходя в себя и с трудом раскрывая ремни, Кана ощупал лицо: оно было в крови.
   – Спящий просыпается! – Кости через плечо обернулся к Кана. – Я думал, что ты решил проспать всю дорогу, парень. Ты напрасно так стараешься: времени у нас более чем достаточно.
   Кораблем управлял автопилот по программе, введенной Кости. Им ничего не оставалось делать, как есть, спать и жить в неудобных условиях, привыкая к земному тяготению и климату. После путешествия они смогут жить в собственном мире без специального периода адаптации.
   – Долго ли мы будем лететь? – спросил Ларсен. Все трое выжидающе посмотрели на Кости, но тот только пожал плечами.
   – Наверное, дней 14-15. Эти малютки просто пожирают пространство… Патрульные крейсера созданы для скорости.
   Пятнадцать дней. Кана, растянувшись в гамаке одной из кают, имел время подумать, без необходимости принимать немедленное решение. Грязная история.., и зловещая. По каким-то неизвестным причинам чужак в мундире меха подготовил сцену. Лишь удача позволила им расстроить его планы. Кана был уверен, что корабль и его мертвый экипаж оставлены сознательно.., чтобы быть обнаруженными драматически, с какой-то целью. Патрульные застрелены из ружей арчей.., на планете, где преследовали орду арчей. Но зачем все эти сложности? Зачем пытаться дискредитировать силы землян, если их так легко можно было уничтожить?
   Такая сложная подготовка означала, что изменники не только мехи, но и агенты в их мундирах имели основания опасаться людей Йорка. Рассказ об убийстве Йорка и его офицеров? Вряд ли. Никаких доказательств не было. Да и если бы был свидетель, его вряд ли стали бы слушать. Почему.., почему такой сложный изощренный план, чтобы очернить их?
   Возможно ли – рука Кана инстинктивно потянулась к рукояти меча – возможно ли, что нет тупика во взаимоотношениях между Землей и ЦК? Неужели ЦК пытается не только физически уничтожить силы Земли, но и дискредитировать их как изменников и убийц? Возможно, это их единственный шанс для открытой борьбы – противостоять условиям, навязанным ЦК, доказать, что земляне не меньше других рас и видов имеют право на свободу среди звезд! Это была надежда, пусть весьма скользкая, но в этот час Кана почувствовал, что она есть, и он поклялся себе, что, когда в следующий раз поднимется в космос, на нем не будет навязанного ему серо-зеленого мундира.
   Корабль вышел из искаженного пространства, но из-за неопытности Кости и неточности вычислений им оставалось еще целых два дня пути до порта Прайма.
Слабое «би-ип» привлекло внимание Кана и Ларсена к экрану над контрольной панелью. Хансу и Кости спали, и некому было объяснить значение крошечной точки света, движущейся по темной поверхности. Кана пошел поднимать Кости.
   – Мы больше не одни, кто-то хочет посмотреть, как мы перенесли полет. – Пилот поневоле протер глаза. Но взгляд на экран полностью разбудил его.
   – Поднимите Хансу! – резко приказал он. Когда Кана вернулся с Хансу, слабое «би-ип» превратилось в настойчивое гудение.
   – Можете установить связь? – спросил Хансу.
   – Если хотите. Но здесь не может быть торговых кораблей. Мы на крейсерском курсе. Должно быть, это другой крейсер.
   На планете, вооруженные, они знали, что им делать пред лицом потенциального врага. Но в космосе они были беспомощны.
   – Установить контакт? – спросил Кости. Хансу задумчиво смотрел на экран, будто надеясь прочесть гам «имя, ранг и условия назначения».
   – Может, этот экран, – он ткнул пальцем в прибор, – используется только для приема или мы автоматически и передаем, когда включаем его?
   – Может быть односторонний прием, но это покажется подозрительным.
   – Пусть думают, что хотят. Нам нужно немного времени, несколько быстрых ответов, прежде чем они увидят наши лица Включите телеизображенне.
   Кости нажал несколько кнопок. Яркая световая волна пробежала по экрану, и они увидели скуластое лицо гуманоида с Проциона. Фуражка патрульного офицера покрывала его безволосую голову. Виднелся знак «звезда и комета», означавший ранг – Что за корабль? – спросил он с бессознательным высокомерием чиновника из ЦК. Он не видел их, но, должно быть, понял, что обращается к землянам. От негодования Кана почувствовал, как у него дыбом встали волосы. По лицу Хансу он видел, что не одинок в своей реакции Хансу взял микрофон у Кости.
   – Это патрульный крейсер, имя и регистрационный номер неизвестны, – он говорил медленно, без выражения, произнося каждое слово на базовом торговом языке, стараясь сделать неразличимым свой родной акцент. – Мы нашли его покинутым и возвращаем соответствующим властям.
   Патрульный командир не назвал его открыто лжецом, но на его лице ясно читалось недоверие.
   – Вы направляетесь не на базу Патруля, – резко заявил он. – Какова ваша цель?
   – Как будто он не знает.., или не подозревает, – прошептал Кости.
   – Мы доложим нашим старшим командирам в соответствии с законом, – продолжал Хансу.
   Узкое лицо начало зловеще удлиняться.
   – Земляне! – слово было произнесено, словно грязное ругательство – Приготовьтесь к принятию отряда на борт… – его лицо исчезло с экрана.
   – Ну, вот и получили, – уныло заметил Кости. – Если мы попытаемся уйти, то они нас сожгут из своих мощных пушек.
   – За мной! – Хансу уже был на полпути к двери. Остальные последовали за ним. Вне поля искусственной гравитации они добрались до переборок. Хансу открыл аварийный люк к шлюпкам. Кана с недоумением смотрел на шлюпки, борясь со страхом оказаться в закрытом пространстве.
   Хансу остановился у ближайшей шлюпки.
   – Кости, возьмите вторую. Это удваивает наши шансы донести рапорт. Если хоть один из нас выживет, он обязан добраться до Прайма. Наша неудача может означать.., в определенном смысле.., гибель всей Земли. Дело важнее всех нас. Ларсен, полетите с Кости. Введите маршрут на Землю. Приземлившись, двигайтесь к Прайму. Если сумеете, выпросите, займите, украдите, транспорт. Спросите Маттиаса, доберитесь до него, даже если по пути придется убивать. Понятно?
   Ни один из ветеранов не проявил удивления при этом необычном приказе. Хансу втиснулся в шлюпку, и Кана неохотно последовал за ним. Им обоим пришлось приложить всю силу, чтобы закрыться изнутри. Затем Хансу пробрался на сиденье пилота, а Кана занял второе место.
   Хансу выставил указатель на небольшой шкале перед ним, трижды проверил показания всех приборов и включил двигатель, который должен был выбросить их из корабля. Сила удара была почти такой же, как при взлете с Фронна. Ребра Кана, еще не отошедшие от прошлого старта, заставили его испустить полусдавленный крик. Когда он смог повернуть голову, то увидел, что Хансу лежит, обхватив ладонями подбородок, глаза его были устремлены на приборы.
   – Мы свободны? Нам удалось уйти? – ошеломление спросил Кана.
   – Пока мы живы, – иронически ответил Хансу. – Если бы они заметили наш уход, от нас бы уже остались угольки. Будем надеяться, что еще некоторое время их внимание будет сосредоточено на судне.
   – Но почему, сэр? Патруль обычно не стреляет сразу. Офицер произнес «земляне» так, будто мы ломбросские мучные черви – Вас не должно удивлять, Карр, что некоторые «высшие» расы, те, что правят в совете ЦК, именно так нас и расценивают – неофициально, конечно.
   – Но закатане не такие.., и Рей, и Мик дружили с Лупаном на Секундусе.
   – Конечно. Я могу назвать тысячу разновидностей и рас, которые принимают землян как равные, если мы отвечаем им тем же Но заметьте два обстоятельства, Карр, и оба очень важные. Системы, для которых мы персона нон грата, населены гуманоидными расами, и эти расы давно вышли в космос, они пионеры Галактики. В них глубоко скрывается чувство, в котором они не сознаются даже себе – страх.
   В древности на Земле, до атомных войн, мы были разделены на расы. Разница, отчасти, определялась цветом кожи, чертами лица и т, д. В свою очередь, эти расы делились на нации, которые возвышались и удерживали под своей властью целые континенты, иногда на столетия. Но когда проходило время, каждая из них теряла свою власть. Узда выскальзывала из ее рук. Почему?
   Потому-то сильные энергичные бойцы, создавшие эти империи, умерли, а их сыновья и сыновья их сыновей были уже другой породы. Некоторое время после ухода сильных бойцов империя еще существует, как хорошо отлаженная машина может работать по инерции. Затем детали машины начинают изнашиваться, необходима смазка, а нет никого, кто имел бы желание и силы произвести ремонт и снова отрегулировать механизм. И вот побеждает новая, более молодая нация, часто после войны. История движется вперед серией таких империй – старые империи уступают место молодым.
   Теперь возьмем галактические расы, с которыми у нас наиболее близкие отношения. Все они не нашего вида. Вам нравятся закатане, пресмыкающиеся по происхождению, у нас хорошие отношения с тристианами, далекие предки которых были птицами. Юбаны – они потомки кошачьих. И все они новички на галактической сцене.
   Но – и это очень важно – у них разные цели, желания и вкусы. Зачем закатанину беспокоиться из-за того, что проходит время, торопиться что-нибудь сделать, как это делаем мы? Продолжительность его жизни близка к тысяче лет, он может позволить себе посидеть и подумать. А мы чувствуем, что не можем. Но мы не угроза для него и его образа жизни.
   – Но, сэр, вы считаете, что мы похожи на тех гуманоидов с Арктура и Проциона? Их цивилизации стары, но в целом такие же, как и наша.
   – И они обнаруживают признаки упадка… Да, мы им угрожаем нашей молодой бьющей через край энергией, нашей волей к борьбе – всем тем, что они открыто порицают в нас. Потому что, хотя нам Земля кажется очень старой, в масштабах галактики она молода. Поэтому они встречают нас с неприязнью. Их цель – огородить нас стеной, но не открыто: на законном основании заставить нас держаться определенных рамок, подчинясь решениям ЦК. Они стараются ослабить наши силы в бесконечных ненужных войнах, ослабить расу, которая в будущем может бросить им вызов. И поскольку мы боролись за звезды, видели их во сне, мы вынуждены были принять их условия – на время.
   – На время, сэр? – страстно взорвался Кана. – Три столетия мы играем по их правилам…
   – Что такое три столетия на галактической шахматной доске? – спокойно возразил Хансу. – Да, триста лет мы подчиняемся их приказам. Но только сейчас они начинают понимать, что их замысел не удался. Я не уверен, что мотивы их действий ясны даже им самим. Они так долго играли во всемогущих богов, что сами в это поверили. Они считают, что не могут ошибаться. И они до сих пор действовали против нас под прикрытием – до сих пор…
   С самого начала у нас появились друзья, и их становилось все больше и больше. И эти друзья начнут задавать вопросы, если Земля будет осуждена и приговорена к заключению в собственных границах. Возможно, их сверхцивилизованный разум отшатывается от такого решения или отшатывался раньше. Но если бы они смогли, они отрезали бы нас от мира. Землян не принимают в патруль – это служба для «высших» рас. Торговцы не позволяют нам вступать в их компании. Даже войны, в которых мы участвуем, тщательно отобраны так, что лишены ответственности – хотя мы и умираем в них. Самое совершенное вооружение мехов намного устарело по сравнению с оружием, скажем.., жителей Ригеля-6.
   – Но, сэр, зачем этот ход с крейсером?
   – Либо какие-то горячие головы в Совете начинают действовать на свой страх и риск, либо они начали понимать, что земляне не совсем то, чем их считали, – Хансу повернул голову и оценивающе посмотрел на Кана. – Как вы думаете, зачем нам обучение класса Х-3, почему специалист по контактам – обязательный член любой орды или легиона?
   – Ну.., ведь и на других мирах нужны связные офицеры, сэр.
   – Это официальное объяснение.., ни один агент контроля не сможет его оспаривать… Но каждый землянин со склонностью и соответствующим темпераментом для работы по классу Х-3 отмечается и подвергается классификации с того момента, если успешно прошел тесты. Ему создают все условия для обучения. Его побуждают вступать в дружбу с представителями других рас – под укрытием. И когда он подписывает назначение, ему предоставляются командирами возможности для изучения других планет.
   – Так вот почему вы хотели, чтобы я вступил в контакт с вентури, сэр?
   – Да. И именно поэтому вы побывали в Поулте. Мы давно знаем, что должны располагать как можно большим количеством специалистов по контактам. И чем шире знакомство с другими формами жизни, тем лучше для нас. Если нам придется бросить вызов ЦК, мы не должны быть одиноки. И чем больше рас будет дружески относиться к нам, тем лучше нас узнают, тем для нас лучше. Мы должны готовиться к другой роли. Что, если в будущем Земля будет поставлять не солдат, а исследователей?
   – Исследователей?
   – Группы тренированных специалистов по освоению вновь открытых планет, чтобы подготовить эти планеты к заселению, если на них нет собственной разумной жизни. Группы, члены которых подбираются по индивидуальным данным. Люди не будут служить в Патруле, не станут торговцами или полицейскими, они будут открывать, что лежит за следующим солнцем. Группы, включающие не только представителей нашей расы. В них объединятся разные расы, склонные к действиям, типа Х-3, – телепаты, техники, может, даже совсем не гуманоиды.
   – Вы думаете, что это возможно, сэр? – спросил Кана, видя, как воплощаются его мечты.
   – Почему бы и нет? И, возможно, это время не так уж далеко. Нам бы только добраться до Маттиаса с сообщением о событиях на Фронне, и у него будут весомые аргументы в разговорах с командирами. Предположим, все орды и легионы, рассеянные по всей Галактике, получают приказ восстать. Такая ситуация обеспокоит ЦК и принесет конец его тщательно охраняемому миру. Дешевле будет позволить нам идти своим путем, чем бороться с восстанием сразу на сотнях планет.
   – До меня доходили множество слухов, сэр, но ничего о восстании…
   – Надеюсь, что н не дойдет, – заявил Хансу. – Большинство солдат консервативны. И мы, земляне, в течение нескольких поколений ведем такую специализированную жизнь. Солдаты не очень интересуются тем, что происходит за пределами их орды или легиона. В Прайме пытаются расшевелить людей, так распределить среди них назначения, чтобы встревожить их. Но эта история с Фронном свидетельствует о грозящей нам опасности. Как только станет известно, что землян с одобрения ЦК можно повернуть против землян, что мех может охотиться за арчем… – И Хансу кулаком ударил по своей подушке. – Время! Нам нужно лишь время! Мы должны добраться до Маттиаса, а он подожжет шнур!


   Но для двоих, заключенных в спасательную шлюпку, время двигалось гнетуще медленно. Они могли лишь спать, заняв единственную возможную позу, глотать таблетки рациона и разговаривать. И Хансу говорил, изливая бесконечный поток рассказов о далеких мирах, на которые человек еще не посмел вступить, и о жестоких битвах в труднейших условиях.
   Кана заставлял себя сосредотачивать внимание на каждом слове, как будто ему предстояло сдавать экзамен по этим лекциям, потому что так ему было легче забыть настоящее, забыть, что они заключены в скорлупке, которая может и не достичь Земли. К тому же он знал, что его товарищ щедро делится с ним знаниями, которые самому Кана предстояло бы добывать десятилетиями. Он учился у замечательного специалиста класса Х-3, объяснявшего самую суть их дела.
   – ..поэтому они принесли жертву в ночь двойной луны, а мы спрятались в холмах и следили за ними. Получилось не совсем так, как мы ожидали…
   Резкий щелчок прервал Хансу. На приборном щитке вспыхнула красная лампа. Они входили в атмосферу.
   Кана пытался расслабиться. Самое страшное – возможность миновать свою планету и вечно странствовать в пустоте – теперь позади. По-прежнему сделать ничего было нельзя. Спасательные шлюпки полностью автоматизированы. Те, кто в них передвигается, часто ранены или настолько подавлены, что не могут сами управлять полетом. Маленькие кораблики рассчитаны на безопасную посадку без участия своих пассажиров. Приходится верить в это. Где они приземлятся? Кана тупо смотрел в изгиб металлического потолка. Неудачная посадка, допустим, в море… Но ждать им осталось не так уж долго.
   – Надеюсь, мы приземлимся не слишком далеко от Прайма, сэр. – Кана старался, чтобы его голос не дрожал.
   – Я тоже.
   Когда они сели, Кана обнаружил, что свисает головой вниз из своих креплений и, испуганный этим, попытался разъединить их на себе. На помощь к нему пришел Хансу и поставил его на ноги. Задняя стена узкой кабины превратилась в пол, а люк в крышке, через которую они вошли, теперь был в боковой стене. Хансу начал открывать его. Они прошли в выходное помещение, где их встретил блеск огня и столбы дыма. Хансу с угрюмым лицом захлопнул входную дверь.
   – Тормозные ракеты… – пробормотал он. – Когда мы приземлились, они вызвали пожар.
   Огонь.., корабль, должно быть, окружен огнем. Но тут Кана вспомнил один из рассказов Хансу.
   – Разве костюмы для высокой температуры не входят в обязательное оборудование спасательной шлюпки, сэр?
   – Верно! – Хансу направился обратно в кабину. Стены были сплошными, проверка показала им, что в них нет никаких углублений. Оставалась обивка сидений. Кана потянул ее, и губчатый матрас поддался. Он был прав! В основании каждого сиденья был запасной отсек, и в нем костюмы.
   – Они нам тесноваты, – Хансу осматривал находку… – но некоторое время выдержать можно.
   От обоих потребовалась акробатическая ловкость, чтобы в тесном помещении забраться в эти громоздкие сооружения. Но они сделали это, и Хансу отрегулировал температуру внутри.
   – Будем надеяться, что огонь носит местный характер. Когда будете выходить, постарайтесь как можно дальше отпрыгнуть от корабля.
   Кана кивнул и надел шлем.
   Хансу пошел первым, лишь на мгновение задержавшись в наружном люке и затем исчезнув. Кана как можно быстрее последовал за ним. Он прыгнул в огонь и дым, упал на одно колено, встал и неуклюже побежал вперед, подальше от корабля.
   Он бежал мимо деревьев, кроны которых были охвачены пламенем, стараясь не задеть за корни и упавшие стволы. Густой слой дыма закрывал окружающее. Сначала Кана страшно было входить в огонь, но ничего с ним не случилось, он стал увереннее и больше уже не избегал пламени, пересекавшего тропу, которую он для себя наметил.
   Неожиданно деревья кончились, и он оказался на открытом месте на краю утеса. Внизу находилась дорога, а на ней стояла необычная неземная фигура, в которой Кана с трудом узнал Кана уже собирался начать спуск, но человек внизу взмахом руки привлек его внимание, а затем указал на пояс. Кана понял и поискал кнопку на собственном поясе. Потом он подошел к краю обрыва и опустился рядом с Хансу на дорогу. Жаль, подумал он, что эти костюмы не имеют, наряду с антигравитацией, и ракетных двигателей. По окружающей местности похоже, что они находятся в Диких Землях, и им потребуется немало времени, чтобы добраться до цивилизации.
   Облака дыма закрывали дорогу, и поэтому они остались в костюмах. Возможно, им еще раз придется пройти через огонь. Но дорога проходила по скалам, где было много пищи для огня. Судя по растительности, они находились где-то в Северо-восточной части древнего Северо-Американского континента – но по крайней мере Прайм находился на этом же континенте. Местность уже почти тысячу лет пустовала после атомных войн. Рассказывали о странных мутациях, развивавшихся здесь, и даже после того, как человечество вернулось с островов Тихого океана и из Африки, тут все еще оставались обширные неисследованные местности.
   Кана надеялся, что Хансу больше, чем он сам, знает об этой местности и что они не просто идут дальше в пустыню. Может, лучше было оставаться у корабля и ждать появления пожарных, патрулирующих эту территорию?
   Оказалось, что Хансу не знает, куда идет, просто удачно угадал направление. Дорога начала спускаться к широкой реке. И па другом берегу виднелись поля, желтые под солнцем. Беглецы перешли через мост и со вздохом облегчения стянули костюмы. С невысказанной благодарностью вдыхали они родной воздух Земли. Кана и не догадывался, какое это удовольствие, пока не пришлось ему попробовать разряженную атмосферу Фронна. Под воздействием теплого воздуха и солнца у него стало легко на сердце и даже слегка закружилась голова. Он снова дома, а это сейчас важнее всего.
   – Где-то поблизости должна находиться уборочная станция, – сказал Хансу.
   – Там можно найти телепередатчик. И, если удастся, вызвать коптер из Прайма…
   – Далеко ли мы от Прайма, сэр?
   – Думаю, недалеко. Дикая местность находится к северу от центра.
   Они шли по дороге мимо желто-коричневых полей, уходивших за горизонт. Кролик проскакал мимо них, остановился, подергивая от любопытства носом. Над головой пролетали стаи птиц. Кана пробормотал:
   – Когда-то это была густонаселенная страна.
   – Древние изобиловали всем – жизнью так же, как и смертью. Они размножались быстрее, чем убивали в своих войнах. Ага, вот и станция!
   Здание впереди укрывалось среди деревьев, и поблизости блестело озеро – оазис прохлады среди тускло-желтого жара. Кана вспомнил давние летние перерывы в учебе для полевых работ. Может, они тоже здесь – сборщики урожая. Пшеница уже созрела. Но в здании никого не оказалось. В комнатах и залах гулким эхом отдавались их шаги. Пока Хансу отыскивал передатчик, Кана пошел на склад продуктов. За задним входом полоса прохладной зелени тянулась к озеру. Вдоль тропы, ведущей к прохладе зеленоватых вод рядами росли белые и желтые лилии, клумбы были полны роскошных цветов.
   Повинуясь неожиданному импульсу, Кана пошел туда. Ветерок шевелил его одежду. Было тихо и мирно. Кана медленно расстегнул костюм и со вздохом облегчения сбросил одежду.
   Теперь он находился на самом краю воды. Длиннокрылые насекомые бегали по спокойной поверхности. В глубине виднелись быстрые черные тени рыб. Мир.., дом.., тишина и забвение. Он протянул руки.
   В его руке лежал Нож Милосердия, все эти недели тусклый блеск его лезвия скрывался у самого сердца Кана. Его рука медленно повернулась. Нож выскользнул и ушел в темный сумрак, полоска взбудораженного ила обозначила место его падения. Но когда Кана вторично взглянул туда, он ничего не увидел: нож скрылся навсегда. Да покоится он в мире! Кана промыл в воде пальцы, все его тело дрожало не от холода, а от ощущения мира. Может, мечты Хансу о будущем человечества никогда не осуществятся, но он, Кана, принял решение. Если ему еще предстоит лететь к звездам, то уже не как солдату, не как мечнику любого ранга.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное