Андрэ Нортон.

Проштемпелевано звездами

(страница 5 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Детеныш выбрался быстро, а самка двигалась медленно: самец вернулся и проворчал что-то подбадривающее. Время от времени он поворачивал голову и поглядывал на Дэйна.
   Детеныши не ждали родителей. Оба занялись пищей, отрываясь иногда лишь для того, чтобы глотнуть воды. Один из них опустил лапу в пищу и облизал ее.
   Лапу? Дэйн не решался приблизиться, но ему показалось, что форма лап у детенышей несколько иная, чем у взрослых – больше похожа на руку. Когда самка подошла к пище, самец испустил несколько резких звуков. И детеныши, продолжая жевать, отодвинулись, причем один протестующе взвизгнул. Пока самка ела, вначале осторожно, а затем со все возрастающим интересом, самец стоял рядом на страже. Лишь когда она наелась, он докончил оставшееся.
   «Что теперь?» – подумал Дэйн. – Придется их вернуть в клетку, хотя это будет нелегко. Насколько они разумны? И если разумны, то насколько чужды их мыслительные процессы? Разум не всегда означает возможность взаимопонимания.
   Хорошо бы договориться с ними! Обращаться с ними как с животными, означало постоянно ожидать их побега и, значит, постоянно караулить.
   Он попытался повторить звуки, при помощи которых самец подбадривал самку. Головы всех четырех бречей повернулись в его сторону. Он овладел их вниманием, но была в них какая-то напряженность, говорившая о возможности сопротивления. Продолжая издавать звуки, Дэйн двинулся с места, не приближаясь, впрочем, к бречам. Оставаясь лицом к ним, он прошел вдоль стены, отодвигая гамаки, пока не оказался по другую сторону клетки.
   Дэйн поднял крышку. Все четверо немедленно прижались к палубе, самец издал низкий звук, самка встала перед детенышами, которые в свою очередь заверещали.
   Дэйн наклонился и провел рукой вдоль крышки. Он надеялся, что снять прокладки будет нетрудно. Но крепление не поддавалось.
   Некоторое время самец продолжал рычать. Видя, что Дэйн продолжает работать и не обращает на них никакого внимания, он приподнялся, чтобы лучше разглядеть, чем занят человек. И вдруг он прыгнул на клетку так, что его рог оказался рядом с руками Дэйна. Дэйн от удивления отпрянул, а бреч ударил рогом по креплению и разорвал его. Раскачиваясь на краю клетки, бреч занялся следующим креплением. Дэйн снял крышку и отошел, не зная, как понимать действия бреча, хотя они и были многообещающими.
   Бреч продолжал раскачиваться на краю клетки, переводя взгляд с Дэйна на крышку, прислоненную к стене. Наконец Дэйн решился сдвинуться с места и обогнул клетку, по-прежнему стараясь, чтобы между ним и бречем было достаточное расстояние. Потом стал снимать прокладку. Бреч продолжал следить за ним.
   Тут подошла самка. Вытянув передние лапы, она подхватила последний кусок прокладки, вырвала его из рук Дэйна и потащила по полу. Затем позвала детенышей, которые к радости Дэйна послушались ее.
Последним подошел самец и лег рядом со своей семьей. Дэйн отошел в сторону.
   – Это значит, что они согласны остаться, если мы не закроем их в клетку? – спросил Али.
   – Будем надеяться. Но люк нужно держать закрытым. Снаружи слишком холодно, – Дэйн рискнул пододвинуть к бречам остатки прокладки. Неожиданно он почувствовал страшную усталость. Больше он ни на что не был способен.
   Попытка объясниться с бречами оказалась не менее утомительной, чем происшествие на Ксечо. Единственное, что хотелось Дэйну, это скорее лечь и уснуть. Он надеялся, что хотя бы в ближайшем будущем никаких осложнений не произойдет.


   – Вставай!
   Крик этот вырвал Дэйна из сна. Гамак дрожал и раскачивался от рывка Рипа, и Шеннон был готов дернуть еще раз, если Дэйн не проснется. Но он ошеломленно сел. Одну-две секунды он не мог сообразить, где находится. Это не его каюта на «Королеве».
   За Рипом он увидел Али, который уже одетый в термокостюм стоял у люка.
   – Что?..
   – Возможны осложнения, – ответил Али. – Видите?
   Он указал рукой на пульт. Оказывается Али принял меры предосторожности, когда они прятали ящичек и эмбриобоксы. Он установил сигналы тревоги и теперь один из импровизированных приборов зажег красный сигнал. И тут Дэйн окончательно проснулся.
   – Который? – С их невезением это должен быть скорее всего ящичек.
   Дэйн выпрыгнул из гамака и потянулся за своим термокостюмом.
   Но Али удивил его настолько, что он даже замер на мгновение.
   – Зародыши! Побыстрее, пожалуйста!
   Они вышли в темное утро и пронзительный холод охватил их словно клещами. Дэйн натянул капюшон и сунул руки в перчатки, свисающие на концах рукавов. Он предусмотрительно захлопнул люк, оставив бречей в теплой каюте.
   Листва на деревьях и кустах была покрыта инеем, отчего казалась серебристой. Маленькие облачка пара вырывались у них при дыхании, оседая микрокристалликами льда в неподвижном воздухе.
   – Слушайте! – Рип вытянул руку, преграждая им путь. Они шли по тропе, которую проделали вчера, перетаскивая ящики.
   До них донесся треск, как будто кто-то очень большой продирался сквозь кусты. А потом – фырканье.
   Дэйн извлек станнер, перевел регулятор мощности на красный сектор и увидел, что его товарищи сделали тоже самое. Растительность скрывала затаившееся существо, и они могли судить о нем только по доносившимся до них звукам. И похоже было, что оно удаляется. Они постояли так несколько минут, напряженно прислушиваясь, пока не убедились, что неизвестное существо ушло дальше в лес.
   Дэйн был уверен, что оно бродило вокруг ящиков с зародышами, возможно, привлеченное незнакомым запахом. Необходимо было проверить, велик ли нанесенный ущерб. Латмеры бесполезны теперь для поселенцев – это несомненно, но груз не может быть уничтожен без приказа, а такого приказа у Дэйна не было. Поэтому он должен защищать ящики до последней возможности.
   Пройдя немного по своему вчерашнему следу, они наткнулись на следы незнакомца. На замерзшем насте четко выделялись отпечатки такие большие, что когда Дэйн наклонился, измеряя их, то они оказались больше, чем он мог растянуть пальцы. Они были не очень четкими на замерзшей почве и напоминали просто круглые дыры.
   Луч станнера полной мощности свалит любое существо, обладающее нервной системой, но на некоторых планетах были такие чудища, чья нервная система реагировала на удар луча не более, чем на щелчок прутика. Тогда единственным спасением становится бластер, но как раз бластера у них и нет.
   Они медленно продвигались вперед, замирая и прислушиваясь к малейшему шороху. А треск явно удалялся от них: существо покидало место стоянки шлюпки. Когда они вышли на поляну, где оставили контейнеры, то перед ними предстала полная картина разгрома, свидетельствующая о недюжинной силе ночного пришельца. Камни, нагроможденные, чтобы скрыть контейнеры, были разбросаны по всей поляне. Сами контейнеры раскиданы и разбиты, хотя они сконструированы так, чтобы противостоять любым толчкам и перегрузкам во время космического перелета. Эмбриобоксы были помяты, а два оказались вскрытыми, словно это были тюбики с Е-рационом.
   И также, как тюбики с Е-рационом, они были совершенно опустошены.
   Дэйн откинул их в сторону и увидел третий контейнер, разбитый, но не тронутый. Он не ошибся. Содержимое контейнера двигалось! Но ведь еще не время для зародышей!.. Как у бречей, их рождение опережало план.
   Он видел, как внутри шевелится тело чудовища. Еще несколько минут и оно, несомненно, погибнет. Но поскольку это чудовище, то пусть лучше уж погибнет, хотя чувство долга и противилось этому. Груз должен был остаться неприкосновенным! И, может быть, если им удастся сохранить эмбрионы, пока ими не займутся специалисты лаборатории, это поможет доказать их невиновность.
   Но это чешуйчатое полузмеиное существо – его невозможно держать в шлюпке. А скоро ли Джелико пришлет им инструкции?
   Дэйн склонился к разбитому контейнеру. Конечно же, существо скоро замерзнет. Ведь рептилии особенно чувствительны к холоду. Может быть его можно будет сохранить в замороженном состоянии, как тело незнакомца на «Королеве»?
   То, что казалось вначале слабым подергиванием, постепенно нарастало, а не слабело, как можно было ожидать. Если существо ощущало холод, то он стимулировал его к большим усилиям, вместо того, чтобы вызвать оцепенение и смерть. Через щель в крышке, недостаточно широкую для существа, просунулась чешуйчатая лапа. Огромные когти судорожно цеплялись за замерзшую почву.
   Дэйн вдвое уменьшил мощность станнера и облучил контейнер. Лапа разжалась и расслабилась. Контейнер перестал дергаться и раскачиваться.
   – Еще двое хотят наружу. – Али осматривал остальные контейнеры и указал на два стоявших в стороне.
   Эти эмбриобоксы не были тронуты неизвестным существом. Но прежде, чем люди могли сдвинуться с места, крышки контейнеров с треском распахнулись и оттуда начали выползать чудовища. Рип вскинул станнер и полоснул по ним лучом. Драконьи головы на длинных шеях свесились с краев контейнеров.
   – Как остальные? – Дэйн начал проверку. Но никаких следов жизни не обнаружил. Крышки были плотно закрыты.
   – Что делать? Дать луч полной мощности и прикончить их? – спросил Али.
   Возможно, это самое разумное решение. Но ведь это был груз и он мог еще понадобиться. Дэйн так и ответил и с удовлетворением заметил, как Рип медленно кивнул в знак согласия.
   – Они нужны будут для лабораторных исследований. При осмотре может быть что-то будет выяснено о природе и действии радиации. Но куда нам их деть?
   – Да, куда? – повторил Али. – В шлюпку? Тогда нам самим лучше переселиться. Наша шлюпка превратится в зоопарк, а это, – нос его сморщился от отвращения, – не лучшие соседи. Запах не очень свежий...
   Острый запах неподвижных рептилий делал их наименее желательным предметом, который можно было сунуть себе под кровать. Но вот снаружи они явно не выживут, разве что удастся сделать утепленное помещение. Дэйн вслух высказал эту мысль.
   – У нас есть клетка бречей, – заметил Рип. – Может бречей удастся перевести в запасной гамак. А контейнеры можно сложить в клетку и приспособить инфракрасный обогреватель.
   Али подобрал один из разбитых контейнеров.
   – Обещать ничего не могу, но попробовать можно. Мы не можем жить в шлюпке вместе с этими существами. Достаточно будет одного запаха, чтобы выжить нас. Долго ли они будут без сознания?
   Дэйн не хотел прикасаться к существам, поэтому не мог ответить на вопрос. Он лишь предложил кому-то стоять на страже с оружием наготове, пока двое других будут заняты работой.
   – Есть еще одна проблема, – сказал Рип и его слова не подняли их настроения, – существо, бродившее здесь. Может быть ему пришлись по вкусу псевдолатмеры? Если оно пришло на запах, то может и вернуться. А нужно ли нам это?
   Дэйн подумал, что слова Рипа имеют смысл. Сначала он склонен был перетащить контейнеры к шлюпке и поставить там обогреватель. А нужно ли это делать?
   Али высказался в поддержку Рипа.
   – Мы можем кое-что предпринять, – сказал он, – Штоц перед отлетом снабдил меня инструментами. Мы можем протянуть от шлюпки кабель и установить вокруг клетки силовое поле.
   Дэйн склонен был доверять Али. Всякий, прошедший обучение у Иоганна Штоца, знал свое дело, и не впервой экипажу вольного торговца заниматься импровизацией. Сама жизнь бродячих торговцев часто зависела от их сообразительности.
   И вот весь длинный день был отдан тяжелой работе... Али руководил и давал технические пояснения, а Рип и Дэйн работали по его указаниям... Они расправили три контейнера, искалеченные ночным хищником, выбросили изменившиеся зародыши еще из трех контейнеров – приборы говорили, что эти зародыши погибли – и зарыли их подальше от сооружавшегося загона.
   В конце концов у них получилось неуклюжее сооружение, способное вместить три спящих зародыша. Али включил силовое поле, предупредив, что тем самым они истощают, хотя и незначительно, энергоресурс шлюпки.
   Бречи, казалось, вполне удовлетворились четвертым гамаком в каюте.
   Большую часть дня они проспали, и Дэйн даже подумал, что в естественном состоянии это ночные существа. Нужно было проверить, закрыт ли люк. Вдруг бречам захочется побродить?..
   В загон они перенесли не все контейнеры. Остальные просто переставили и закрыли еще большим количеством камней. Вдобавок Али свалил три большие дерева и подтащил их так, чтобы ветви закрыли груду камней.
   Загон они расположили недалеко от шлюпки. С помощью пилы, работая по очереди, они уничтожили подлесок и прорубили широкую дорогу от загона до шлюпки.
   Дэйн не знал, какую пищу едят мутанты. Но судя по зубам, они были хищниками. Поэтому он оставил Е-рацион, который они могут сьесть, когда проснутся от действия излучения станнера. Если очнутся... Их длительный сон казался Дэйну зловещим, хотя это значительно упрощало их задачу.
   Али установил сигнал тревоги, который должен был разбудить их, если ночью к загону кто-нибудь приблизится. Они слишком устали, чтобы поужинать, и сразу же улеглись в гамаки. Дэйн перед сном проверил люк. Как по команде бречи зашевелились, но Дэйн оставил им еду и воду и тоже улегся. Он надеялся, что если бречи захотят побродить, то не станут будить экипаж. Но что-то беспокоило его, как начинающаяся зубная боль. Слишком уж спокойными были бречи весь день. Не составляли ли они собственных планов действия.
   Но даже если они справятся с замком люка, холод снаружи помешает им выйти. И он не верил, что они на самом деле уйдут. Он так устал, что даже это беспокойство не помешало ему уснуть.
   Холод, резкий, пронизывающий до костей холод. Они погружены в ледник, и лед все больше и больше засасывал их. Он глядит на изумрудное озеро. Он должен двигаться, чтобы разбить ледяные оковы, освободиться-иначе он соскользнет вместе со льдом и навсегда погрузится в зеленые глубины. Он должен освободиться. Дэйн сделал усилие.
   Лед поддался и задрожал. Поддался... и Дэйн падал в озеро!
   Удар о пол шлюпки разбудил Дэйна. Он по-прежнему дрожал от холода. Но это был не сон! Струи холодного воздуха охватывали его. Дэйн приподнялся и в тусклом свете контрольной лампочки увидел приоткрытую крышку люка и услышал вой ветра снаружи.
   Бречи! Дэйн захлопну люк и повернулся к гамаку, где лежали бречи. Как он и ожидал – гамак оказался пустым. Осталась только груда прокладок от клетки. Дэйн потратил несколько мгновений, порывшись в прокладках, в надежде найти бречей.
   Он все еще держал в руках прокладки, когда громко прозвучал сигнал тревоги, установленный Али. Если поблизости бродит охотник, то бречам угрожает не только холод.
   Дэйн натянул термокостюм. Али и Рип приподнялись в своих гамаках.
   – Бречи исчезли, – сказал Дэйн, – и кто-то привел в действие сигнал тревоги. Этого он мог бы и не добавлять: сирена громко звучала в тесном помещении.
   Дэйн прикрепил к поясу фонарь, оставив руки свободными. Прежде всего нужно позаботиться о бречах. Снаружи был дьявольский холод, как он и предполагал. Судя по часам, скоро уже утро. Луч фонаря освещал следы на инее, не очень ясные, но похожие на следы бречей. Дэйн надеялся, что густая стена растительности удержит бречей на тропе.
   Дэйн слышал, как захлопнулся люк, и понял, что остальные идут за ним.
   Он старался идти быстро и бесшумно, насколько это позволяла пересеченная местность и слабое освещение. К счастью, идти было недалеко, если бречи остаются в пределах поляны с эмбрионами.
   Впереди послышался гулкий топот, который они слышали предыдущим утром.
   Значит, охотник вернулся за эмбрионами. Дэйн в нерешительности остановился, неуверенный, подействует ли станнер на чужую жизнь, когда до него донесся резкий крик, полный страха. И хотя раньше он не слышал крика бречей, он был уверен, что кричит один из них.
   Дэйн включил фонарь на полную мощность и побежал вперед со всех ног.
   Магнитные подошвы глухо стучали по замерзшей почве. Через несколько секунд он оказался на поляне, где они установили загон. Вокруг него слабо светилось силовое поле. Внутри слабой защиты скорчились бречи. Один из детенышей лежал на земле, рядом свернулся его братишка или сестренка, а двое взрослых стояли развернувшись рогами к врагу.
   Их противник мог одним ударом любой из шести лап раздавить бречей. Он высоко вздымался, касаясь круглым брюхом земли: четыре лапы удерживали это брюхо, а маленький торс с длинными передними лапами нависал над силовым экраном.
   Очевидно, он ощущал этот экран, потому что не пытался коснуться светящейся дымки. Необычный вид нападающего поразил Дэйна. Муравей? Жук?
   Ну нет, у него не было твердого панциря, как у насекомых. Напротив, круглое брюхо, спина и грудь были покрыты длинной шерстью или волосами черно-серого цвета, спутанными, и полными веток и листьев так, что он сам напоминал движущийся куст, если не обращать внимания на голову, машущие передние лапы и весь ореол злобности.
   Верхние лапы заканчивались длинными узкими острыми когтями, которые словно челюсти крокодила постоянно открывались и закрывались. Дэйн прицелился в круглую голову, большая часть которой была занята огромными фасеточными глазами – еще более подчеркивающими сходство чудища с насекомым.
   Голова качнулась в сторону, когда луч станнера ударил в нее. Существо оглянулось, через плечо повернув голову под таким углом, какой Дэйн считал немыслимым для животного, обладающего скелетом.
   Щелкнули когти-челюсти, но Дэйн не отступая продолжал посылать луч полной мощности в голову чудовища. Однако, его действия не произвели должного эффекта. Может быть, мозг его находился в другой части тела? Али и Рип, видя, что атака Дэйна не удалась, открыли огонь из своих излучателей: один в грудь, другой ниже – в брюхо. Кто-то из них, по-видимому, попал в мозг, потому что машущие лапы обвисли. Существо наполовину повернулось, пытаясь бежать, и рухнуло на землю, скользнув по силовому полю, около ящиков с зародышами и испуганными бречами.
   Али отключил поле, и они бросились к бречам. Трое оказались невредимыми, но у детеныша, лежащего на земле, были разорваны плечо и бок.
   Он жалобно пищал, когда Дэйн склонился над ним. Остальные бречи немного отступили, как будто поняли, что Дэйн хочет помочь.
   – Драконы исчезли! – Али заглянул в контейнеры. – Смотрите! – От легкого толчка крышка на одном распахнулась, как будто они никогда ее и не запирали. Однако, Дэйн готов был поклясться, что она была прочно закрыта и опечатана.
   Он осторожно поднял детеныша и понес его к шлюпке, а остальные бречи шли за ним, обмениваясь негромкими ворчащими звуками. Чем больше Дэйн вслушивался в них, тем больше они напоминали ему осмысленную речь.
   – Если вы справитесь один, то мы пока поищем драконов, – сказал Рип.
   – Справлюсь, – Дэйн хотел поскорее вернуть бречей в тепло и безопасность шлюпки. Он знал, что ни Али, ни Рип не допустят неосторожности по отношению к оглушенному чудовищу. Но прежде всего следовало побеспокоиться о раненном брече. Дэйн не знал, подействуют ли человеческие лекарства на детеныша-бреча, но других у него не было. Он опрыскал рану антибиотиками, залепил тонким слоем пластыря и поместил маленькое тельце в гамак, куда тут же прыгнула и мать детеныша, прижала его к себе и начала облизывать, пока глаза детеныша не закрылись.
   Очевидно, он уснул.
   Самец и второй детеныш продолжали сидеть на полке, куда они забрались, чтобы следить за действиями Дэйна. Отложив в сторону аптечку, Дэйн посмотрел на них. Было ясно, что они могли переговариваться друг с другом. А смогут ли они общаться с ним? На шлюпке было одно устройство, входящее в обязательное оборудование, и он мог попытаться. Он извлек из контейнера его содержимое и разложил на столе. Это был плоский диск с динамиком и пара ларингофонов, которые нужно было крепить к горлу. Диск с динамиком он осторожно положил перед самцом, а ларингофоны закрепил на шее.
   – Дэйн... – он начал с самого древнего способа знакомства, сообщив, что он – друг.
   Надежды его реализовались в серии писков и тресков, доносившихся из диска. Но передал ли речевой транслятор смысл?
   Самец удивленно подскочил и чуть не свалился с полки, а детеныш заверещал, прыгнул в гамак и прижался к матери. Самец выставил вперед рог и предупредительно заворчал.
   Хоть он и испугался, но отступать не стал, а только переводил взгляд с Дэйна на диск и обратно. Приблизившись, он коснулся рогом кольцевой антенны и снова посмотрел на ларингофон на шее Дэйна. Дэйн попробовал еще раз:
   – Я друг...
   На этот раз бреч не испугался. Он положил переднюю лапу на диск и вопросительно взглянул на Дэйна. У него был явно задумчивый вид.
   – Мои руки пусты. Я друг... – Дэйн двигался медленно и осторожно, протянув руки ладонями вверх. Бреч обнюхал его ладони и фыркнул.
   Дэйн отвел руки, медленно встал, принес пищевую смесь и миску с водой.
   – Пища, – отчетливо произнес он. Потом поставил миску и чашку на полку перед бречем. – Вода, питье...
   Самка издала звук и самец подтолкнул к ней чашку с едой. Она села в гамаке и стала лапой брать понемногу концентрат и заталкивать раненному детенышу в рот. Самец попил, а затем перетащил чашку с водой к гамаку, но сам не остался со своей семьей. Наоборот, он снова прыгнул на полку с диском. Приблизив морду к диску, он испустил несколько щелкающих звуков.
   Он понял! Теперь, если надеть на него ларингофон... Будет ли транслятор работать в обоих направлениях? Но прежде, чем Дэйн коснулся транслятора, люк открылся. Самец отскочил от диска и прыгнул в гамак, а Дэйн раздраженно обернулся и увидел Рипа и Али.
   При виде выражения их лиц он понял, что попытка общения с бречами отступает на второй план.


   – Каков размер существа, которого мы поразили? – спросил Али. Он не снимал термокостюма и держал станнер наготове, как будто готовился к схватке.
   – Выше любого из нас. – Более точного определения Дэйн не мог дать. Но какая разница? Их станнеры достаточно эффективны.
   – А по-настоящему? – Рип сунул оружие в кобуру и теперь измерял перед собой расстояние руками, расставив их приблизительно на фут. – Оно должно быть не больше этого. Есть и другие отличия.
   – Может вы объясните, в чем дело? – Дэйн был сейчас не в настроении решать загадки.
   – На Асгарде живет существо, – объяснил Али, – похожее на земного муравья, только оно больше и обитает не колониями, а в одиночку. Правда у него нет шерсти, и оно не способно разрезать человека когтями, словно ножницами или растоптать ногами. Поселенцы назвали его муравином. Так вот, вы видели сейчас муравина, но только несколько отличающегося от настоящего и раз в десять больше.
   – Но... – Дэйн хотел возразить, но Рип прервал его.
   – Да! Но и но... Мы оба уверены, что это муравин с изменениями того же рода, как у зародышей и бречей.
   – Значит, ящичек... – Мысли Дэйна хаотически мелькали в голове. Они ведь закопали его. Изоляция, изготовленная Штоцем, должна быть надежной.
   Радиация подействовала и на существо, гнездившееся рядом с укрытием.
   Рип как будто прочел мысли Дэйна.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное