Андрэ Нортон.

Проштемпелевано звездами

(страница 4 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Бреч был так поглощен своим занятием, что, казалось, не заметил Дэйна. Вдруг он повернулся и ударил рогом Дэйна по рукам точно также, как он поразил Мура. Бреч встал на задние лапы, прижавшись спиной к двери, которую он пытался открыть. Глаза его покраснели и приобрели дикое выражение. Он начал издавать звуки низкие, ворчливые и очень похожие, как показалось Дэйну, на слова неизвестного языка.
   – Самка. – Мура подошел, поддерживая раненую руку. – Он хочет попасть к самке.
   В этот момент дверь распахнулась и на пороге показался Тау. Бреч проскользнул мимо Тау прежде, чем тот понял, что происходит. Когда Дэйн и Джелико вбежали в лазарет, они увидели бреча, стоявшего у импровизированного ложа. Низкие звуки стали мягче. Бреч втиснул треть своего небольшого тела в логово, перегнувшись через край и вытянув передние лапы, как будто пытаясь обнять свою подругу.
   – Нужно убрать его... – начал капитан, но Тау покачал головой.
   – Пусть останутся одни. Она вела себя очень беспокойно – теперь успокоится. Мы не можем потерять и ее...
   – А кого еще? – спросил Джелико. – Детенышей?
   – Нет. Латмеров. Смотрите. – Он показал налево. Там стоял прибор с экранами. Врач включил его, и на экране появилась яркая картина. – Таково нынешнее состояние зародышей. Понимаете?
   Капитан оперся о стол и наклонился к экрану. На нем было видно существо похожее на ящерицу, свернувшуюся в тугой клубок, в котором трудно было различить лапы, длинную шею, маленькую голову и другие части тела.
   – Это не латмер!
   – Не современный латмер. А теперь посмотрите сюда... – Тау включил аппарат для чтения записей, и все увидели изображение ящероподобного существа с длинной шеей, маленькой головой, крыльями, как у летучей мыши, длинным хвостом и слабыми на вид лапами, как будто средствами передвижения для этого существа служили не лапы, а крылья.
   – Это предок латмера, – сказал Тау. – И ни кто не знает, сколько тысяч лет назад он жил. Он вымер примерно тогда, когда наши предки перешли к прямохождению и начали использовать обломки камней в качестве орудий труда и охоты. У нас не зародыши латмеров. У нас что-то очень древнее.
   Специалисты не смогли бы датировать его.
   – Но как? – Дэйн был изумлен. Согласно документам, зародыши принадлежали к совершенно нормальной породе, выведенной недавно и дающей гарантированный приплод. Как могли они вдруг превратиться в этих драконов?..
   – Регресс! – Джелико переводил взгляд с одного изображения на другое.
   – Да, – ответил Тау, – но как?
   – И поражены все? – Дэйн задал самый важный для него вопрос.
   – Нужно проверить, – но взгляд Тау ничего хорошего не обещал.
   – Не понимаю, – Дэйн посмотрел на бречей. – Вы говорите, зародыши регрессировали? Но ведь интеллект бречей усилился...
   – Вот именно, – Джелико выпрямился. – Если радиация так подействовала на эмбрионы, то почему на бречей она подействовала в другом направлении?
   – Может быть несколько причин.
Зародыши еще не полностью сформировались. А бречи, когда подверглись облучению, были взрослыми животными.
   Неожиданно у Дэйна мелькнула мысль, от которой он похолодел: «Может быть бречи когда-то представляли высший тип жизни? Может быть они тоже регрессировали и сейчас вернулись на стадию разумных существ?...»
   Тау провел рукой по коротко остриженным волосам.
   – Мы можем предложить с полдюжины ответов и ни один не сможем доказать без соответствующей подготовки и оборудования. Придется предоставить это ученым, после того, как мы приземлимся.
   Джелико с отсутствующим видом потер шрам от бластера на шее.
   – Мы можем оказаться в положении, когда нельзя будет ждать мнения специалистов. Ведь поселенцы вложили все свои сбережения в эти зародыши.
   Торсон, как оговорен срок доставки груза?
   – Когда будет возможна перевозка, – быстро ответил Дэйн.
   – Значит гарантированной даты прибытия нет. Возможно, они сочтут, что зародыши будут доставлены на планету следующим рейсом.
   – Мы не можем спрятать эти ящики, – возразил Тау.
   – Не сможем. У них обычай являться на борт корабля сразу же после посадки. В то же время ситуация такова, что я хочу обратиться к Торговому суду, прежде, чем делать любое заявление.
   – Вы считаете, что тут сознательный саботаж?.. «И-С»? – спросил Дэйн.
   – Как не странно, нет. Если бы «И-С» была в состоянии уничтожить нас, то они сделали бы это мимоходом. А здесь все слишком тщательно спланировано. Я думаю, что причину мы узнаем на Трьюсе. И я хотел бы знать больше, гораздо больше, прежде, чем мы еще глубже влезем в это дело. Если мы покажемся без зародышей и бречей, к нам могут проявить повышенный интерес, а могут и не проявить. Так мы сможем узнать, кто за этим стоит.
   Кто будет слишком громко протестовать, если на борту не окажется груза.
   – Вы хотите удалить груз за борт? – удивился Дэйн.
   – Но не в космос же конечно. Трьюс малонаселен. Там лишь один главный космопорт, и наш груз ожидают там. Если мы ляжем на обычную орбиту, нас ни в чем не заподозрят. Поэтому мы погрузим зародышей и бречей в шлюпку и опустим ее в необитаемом районе. Если удастся связаться с Ван Райком, он укажет друзей в суде. Во всяком случае, я хочу, чтобы вначале было проведено расследование.
   Дэйн заметил, что капитан не упомянул о Патруле. Значит он не хочет вмешательства официального закона, пока не будет иметь надежную защиту. Но защиту от кого? Если потребуется, то они все пройдут через глубокое зондирование и докажут свою невиновность. Может Джелико считает, что дело настолько сложное, что даже зондирование не поможет им?
   – Кто поведет шлюпку? – спросил Тау.
   Джелико вначале взглянул на Дэйна.
   – Если кто-то ожидает вашего двойника, он или они не будут действовать по намеченному плану, если вы выйдете из «Королевы» после посадки. У нас на борту мертвец, и он может на некоторое время послужить нам тем, кем он собирался быть – Дэйном Торсоном. И мы можем отпустить двух помощников: Шеннона для пилотирования, хотя шлюпка оборудована автоматикой, так что вам не нужно будет прокладывать курс, и Камила, чтобы присматривать за этим адским ящичком. Я хочу, чтобы и он оказался вне корабля, прежде, чем мы сядем в порту. Вилкокс укажет место, где вы будете вдали от всех поселений. Возьмете с собой маяк и настройте его на волну «Королевы». Подождете несколько дней, а потом включите его. Мы свяжемся с вами, как только сможем.
   Он снова обратился к Тау:
   – Как эмбрионы? Скоро ли рождение?
   – Невозможно определить.
   – Тогда, чем скорее мы избавимся от них, тем лучше. Мура, доставьте Е-рационы и то, что едят бречи. В шлюпке будет тесно. – Джелико снова обратился к Дэйну, – но полет будет недолгим.
   Дэйн собрал свои вещи, надеясь, что делает правильный выбор и берет то, что ему действительно необходимо. На Трьюсе земной климат, но планета еще не обжита: поселки колонистов медленно распространяются от космопорта.
   Дэйн захватил смену одежды, навесил на пояс разнообразные инструменты, которые берут с собой разведчики, и взял запасные заряды для станнера.
   Собравшись, он подумал о бречах. Разум? Регрессировали к высшей форме разума? Но это значит, что бречи – вовсе не животные. Однажды экипаж «Королевы» уже сталкивался с древними Предтечами, когда купил торговые права на Лимбо.
   Лимбо, хотя частично и сожженный в Галактической войне – ее следы снова и снова находят земные исследователи в своих путешествиях – таил в себе тайну, созданную давно исчезнувшими хозяевами. Военная база Предтечей, глубоко погруженная под поверхность планеты, контролировала большой объем космического пространства и притягивала любой корабль, вошедший в пределы ее досягаемости, так, что пустынная и оплавленная поверхность планеты за столетия превратилась в настоящее кладбище кораблей.
   Хотя современные пираты обнаружили установку Предтеч и приспособили ее для своих целей, она работала задолго до их появления. Ни одного не осталось от тех, кто создал ее – то ли как наступательное, то ли как оборонительное оружие. И никогда не было найдено ни могилы, ни корабля с замерзшими трупами – ничего, по чему можно было бы судить на кого были похожи Предтечи. Можно было только гадать – гуманоидны они или совсем чужды человеку. Может, если бречи раньше были разумны, то на борту «Королевы» находится сейчас разгадка тайны Предтеч?
   Если это так, – мысли Дэйна устремились в другом направлении, – тогда ущерб, причиненный зародышам, не имеет значения, а бречи становятся бесценным сокровищем и ученые отдадут за них все. Но Дэйн не мог поверить, что именно бречи были целью человека, спрятавшего ящичек на борту «Королевы». Он мог стремиться уничтожить зародыши латмеров, а воздействие на бречей произошло потому, что их клетка была прямо над ящичком.


   Они вышли из гиперпространства и легли на орбиту вокруг Трьюса, прежде, чем были закончены все приготовления. Дэйн получил инструкции, как заботиться о бречах. Эмбриобоксы перенесли на шлюпку. Их исследовал Тау и обнаружил, что все зародыши поражены радиацией. Ящичек, причинивший все эти беспокойства, был помещен в изоляцию, которую Штоц считал надежной, и поставлен как можно дальше от груза и экипажа. Али было приказано закопать ящичек и отметить место, как только они сядут.
   В шлюпку были встроены предохранительные устройства, поскольку она была рассчитана на перевозку даже раненных пассажиров. В ней был и радиационный контроль. Автоматика посадит их в лучшем месте, какое сумеет выбрать локатор. И вот они уже лежат в гамаках, готовые к старту: обитая мягкими прокладками клетка бречей втиснута в узкий проход.
   Самих бречей не было видно. Тау доверху наполнил логово мягкими прокладками, оставив лишь отверстия для дыхания. Устраивая животных поудобнее, он с удивлением заметил, что детеныши развиваются необычайно быстро.
   Их родители лежали: передние лапы самца обнимали самку, как будто он хотел уберечь ее, детеныши свернулись в другом углу.
   Дэйн настолько забегался, занятый подготовкой к отлету, что мог думать только о ближайшем деле, пока не улегся в гамак в шлюпке. Тут он снова удивился решению Джелико убрать груз с корабля. Почему капитан не захотел просто приземлиться, доложить о случившемся и предоставить властям разбираться в загадке. Как будто он предвидел опасности, неясные для остальных членов экипажа. Но вера в Джелико была прочной традицией на «Королеве». Если бы здесь был Ван Райк! Дэйн много бы дал, чтобы узнать как на его месте поступил бы суперкарго.
   В общих очертаниях Трьюс противоположен Ксечо. На Ксечо обширные моря изредка прерывались островками суши, на Трьюсе же в основном были материки, отделенные друг от друга узкими морями, едва ли шире рек. Климат Трьюса тоже отличался от палящей жары предыдущего порта «Королевы» – он был гораздо холоднее, с коротким летом и продолжительной зимой, во время которой лед и снег с полюса надвигались с угрюмой регулярностью на поселения.
   Когда шлюпка села, ее маленький экипаж был уверен только в одном: курс, который Вилкокс ввел в автопилот, привел их на тот же континент, на котором приземлилась «Королева». Однако, они и понятия не имели, далеко ли они от космопорта. На Ксечо в основном преобладали яркие цвета: желтые, красные и смесь этих двух основных цветов. Здесь тоже был цвет, но совсем другой.
   Они отстегнули крепления и надели термокостюмы. Хотя был полдень, температура была ниже той, что показалась бы им приятной. Шеннон открыл люк и через узкое отверстие они ступили на поверхность планеты.
   Они высадились на плато, поросшем жесткой травой, теперь серой и увядшей, сбившейся к носу шлюпки, где она срезала верхний слой почвы. Ниже виднелось озеро с зеленой как изумруд водой в оправе серых скал. С противоположной стороны над озером нависла стена ледника. Огромный кусок льда неожиданно сорвался с резким треском и упал в озеро.
   Лед был голубым. Над его поверхностью то тут, то там поднимались морозно белые пики, как будто ледник был покрыт застывшими волнами.
   Вначале на них обрушился цвет, а затем тишина. Даже в гиперпространстве слышалась вибрация частей корабля, низкое гудение, к которому они привыкли и которое на них действовало почти успокаивающе.
   Здесь, если не считать треска ломающегося льда, ничего не было слышно.
   Ветра не было, и Дэйн, глядя на поверхность ледника, обрадовался, что им не нужно выдерживать жесткие порывы ледяного ветра.
   Они приземлились на слишком открытое место и когда поднимется ветер, то станет очень холодно, да и с воздуха они хорошо заметны. Джелико не давал им приказ держаться в укрытии, но здравый смысл советовал не привлекать к себе внимания.
   С берега озера, где приземлились, они пошли на юг посмотреть, что там находится. Там оказался обрыв, за ним более пологий спуск, покрытый спутанной сухой травой, а далее кустарник постепенно уступал место деревьям. В отличие от травы, погибшей на холоде, деревья и кусты были покрыты густой листвой, очень темной по цвету. Дэйн не мог на таком расстоянии определить цвет листьев: синий, зеленый, серый или смесь всех этих цветов.
   – Можно спустить туда шлюпку? – спросил Дэйн.
   Рип оглянулся.
   – Она не флиттер. Но для особых случаев, у нее есть минимальный режим работы двигателей. И я думаю, что это можно будет сделать. Как, Али?
   Камил пожал плечами.
   – Можно попробовать, – последовал его лишенный энтузиазма ответ. – Но чем больше мы облегчим ее, тем лучше. Вы возвращайтесь, а мы поищем пока посадочную площадку.
   Поверхность утеса была неровной, спускаться было трудно. Опустившись вслед за Али, Дэйн обнаружил, что здесь гораздо теплее. Возможно, утес прикрывает это место от ледяного дыхания глетчера. Это тоже было в их пользу. Дэйн был уверен, что бречи долго не проживут в холоде. Ведь они с гораздо более теплого Ксечо.
   Они добрались до подножия утеса и двинулись к кустам, ища открытое место, куда Рип мог бы посадить шлюпку. Дэйну показалось, кустарник прямо перед ним не проходим. Он был теперь достаточно близко, чтобы видеть, что листва темного сине-зеленого цвета, причем преобладал то тот, то другой цвет. Листья – толстые и мясистые, покрытые кое-где жесткими серыми волосками, которые также росли и по краям листьев.
   Не пытаясь углубиться в гущу кустов, Али повернул налево, а Дэйн направо. Рип на вершине утеса ждал сигнала.
   Тишина становилась все более угнетающей. У них было мало времени для подготовки на «Королеве», а информационные катушки о Трьюсе, конечно, предназначались для обычных вольных торговцев и содержали сведения лишь о космопорте и поселках, которые им приходится посещать по делам. И не было никакой информации о дикой растительности.
   Но жизнь не могла ограничиться только растительностью, хотя не было видно ни птиц, ни летающих существ, ни животных. Может быть, они испугались шлюпки и попрятались. Дэйн надеялся увидеть хоть единственный след, хоть какое-то доказательство, что они не в пустыне.
   Прозвучал свист Али, нарушивший все более зловещую тишину. Дэйн повернулся и увидел, как Камил машет Рипу, который тут же исчез из вида.
   Дэйн не сразу повернул назад. Необходимость убедиться в существовании жизни заставила его пройти еще немного дальше.
   И тут он обнаружил участок скалы с несомненными следами костра.
   Кружком были поставлены камни, а между ними – уголь и полуобгоревшие поленья. Камни отчасти занесло песком. Следовательно, костер разжигали не очень давно. Кто это был? Жители какого-нибудь поселка? Исследовательский отряд? Возможно даже, как и на многих далеких и малоисследованных планетах, преступники, сбежавшие в ненаселенные места.
   Дэйн прошел немного дальше и увидел проход, вырубленный в растительности. В одном месте на замерзшей глине сохранился след краулера.
   След уходил к деревьям.
   Если им позже понадобиться дорога, то они смогут воспользоваться этим следом. Но сейчас...
   Послышался резкий свист. Дэйн стремительно обернулся и увидел, как шлюпка соскользнула с утеса и устремилась в направлении Али. Не в первый раз Дэйну пришлось восхититься пилотским мастерством Рипа.
   Они не могли скрыть следов своего приземления: шлюпка проделала большую борозду в растительности, пока не уперлась носом в деревья. Но растительность обладала необычайной эластичностью, и там, где стебли не были сломаны, они немедленно поднялись и частично закрыли след.
   Дэйн не мог объяснить, почему он все время думает об опасности. Все это дело казалось ему таким странным и угрожающим. И Дэйн знал, что капитан хотел выиграть время.
   Они не стали тревожить клетки-логова бречей. Но Али одел скафандр и, неуклюже двигаясь в изолирующей одежде, взял ящичек и пошел в лес.
   Вернувшись, он записал координаты места, где он закопал ящичек, и ориентиры на местности. Они не были уверены, не пропускает ли радиацию защитная оболочка ящичка, наскоро изготовленная инженерами «Королевы», и не отразится ли радиация на окружающей местности.
   – По правилам следовало бы выбросить его в космосе! – заявил Рип. Они сидели, прислонившись спинами к шлюпке, и потягивали содержимое своих Е-рационов.
   – Если выбросишь, подобрать снова нельзя, – возразил Али. – А после доклада капитана многие захотят ознакомиться с ним.
   – А бречи? – Дэйн прислушивался к разговору, думая о своем. – Нужно ли использовать ящичек или какое-нибудь другое устройство, чтобы вернуть их на стадию разума? Кодекс запрещает вмешательство. Как он будет действовать в этом случае.
   Али выдавил последний глоток и скомкал пустой тюбик.
   – Задача для законников. У вас станция на планете без разумной жизни.
   Вы обнаруживаете, что можете породить разумную жизнь, но при этом вы теряете свой контракт. Что вы будете делать?
   – Вы думаете, что за этим стоит «Комбайн», – спросил Дэйн. – Стоит ли Ксечо конфликта с Советом?
   – Ксечо, – ответил Рип, – перекресток, путевая станция. Сам по себе он не важен. Но очень важен его порт. «Комбайну» конечно же хочется удержать его. Но я не знаю, ведь бречи считались безвредными, а наши вели себя очень враждебно.
   – Допустим, что вы неожиданно очнетесь и обнаружите, что вы в плену у чужаков и должны защищать свою жену, детей... – заметил Али. Как вы поведете себя?
   – Как бреч, – согласился Дэйн. – Следовательно, мы трое должны постараться войти в контакт с бречем и доказать ему, что мы друзья.
   – Если сможем. Но больше всего мне не нравится этот груз с зародышами, – заметил Али. – Я думаю, лучше убрать его из шлюпки. Все равно зародыши теперь ни к чему не пригодны. И еще это... самка бреча родила раньше времени. Предположим, радиация действует на зародыши так же – ускоряет их развитие. Штоц не мог приостановить его при помощи холода.
   – Если они вылупятся здесь, холод прикончит их, – согласился Дэйн, впрочем, в принципе я согласен с помощником инженера. Нам нужно убрать этот груз и подальше.
   Это был утомительный труд: вытаскивать контейнеры в узкий люк, тащить их к деревьям, громоздить вокруг них камни. Почва была покрыта опавшими листьями. Значит, листва здесь опадает. Они частично закопали ящики, чтобы какое-нибудь местное животное не добралось до них, хотя Дэйн и не мог представить себе, как когти или клыки смогут взломать оболочку.
   Они закончили к наступлению темноты. Усталые они брели назад к шлюпке. Единственное, что им хотелось, это поскорее лечь спать в гамаки.
   Но Дэйн вначале отправился к клетке с бречами, приподнял крышку и отогнул в сторону прокладку.
   Поднялась голова и уставилась на него немигающими глазами. Судя по величине, это был один из детенышей. Однако, это уже не беспомощный щенок.
   В его взгляде светился разум, а фантастическая скорость роста изумила Дэйна настолько, что он в первый момент просто растерялся. Чуть меньше родителей, детеныш должен был достигнуть этого размера примерно в возрасте одного года. Объяснить этот рост можно было только воздействием радиации.
   Дэйн стоял растерянный и поэтому оказался совершенно не готов к последовавшему движению малыша. Животное ухватилось передними лапами за край клетки и словно бесшумная ракета взвилось в воздух, вихрем пронеслось мимо Дэйна и бросилось к люку.
   – Рип, люк!
   Шеннон успел вовремя. Он захлопнул люк и едва не прищемил длинный нос животного. Прежде, чем он успел протянуть руку, детеныш бросился к ближайшему гамаку и свернулся в нем, поглядывая на людей. Верхняя губа под рогом поднялась, обнажая хорошо развитые зубы.
   Дэйн успел опустить крышку, так как из клетки поднялись еще три головы и несколько лап сразу уцепились за край.
   Дэйн приблизился к щенку в гамаке.
   – Спокойнее, я не обижу тебя, – он говорил не громко и успокаивающе.
   Детеныш издал высокий резкий звук и попытался рогом ударить Дэйна по руке, но Али подошел сзади и гамаком опутал детеныша, хотя тот яростно отбивался, гневно и яростно крича. Ему вторили из клетки. Наконец втроем им удалось вернуть детеныша в клетку, причем Дэйн умудрился при этом пораниться.
   – Их нужно покормить, – сказал он. – А туда поместить пищу мы не сможем.
   – Объясните им это, – предложил Али. – Но я не думаю...
   – Ладно, попробую, – прервал его Дэйн.
   Можно было только догадываться, насколько разумны бречи. Он не специалист по дикой жизни, но нельзя допустить, чтобы животные дольше оставались без воды и пищи. Но ясно, что если он снова откроет клетку, то ему не избежать схватки.
   Он заклеил укус на руке пластырем и принес контейнер с водой и мешок, в который Мура положил запас пищи для бречей. Налив воду в маленькую чашку, он поставил ее на пол, а затем в другую чашку положил немного смеси: сушеные насекомые, улитки, увядшие протеиновые листья – так, чтобы животные могли увидеть и учуять пищу.
   Все четыре головы словно по команде повернулись к нему. И Дэйну лишь оставалось проделать простейшую торговую процедуру. Одной рукой он коснулся чашек и подтолкнул их к клетке.
   – Закрыт ли люк? – спросил он, не отводя взгляд от бречей.
   – Да, – заверил его Рип.
   – Хорошо. Отойдите, лучше бы они вас не видели.
   – Как? Пройти сквозь стены? – спросил Али. Но Дэйн услышал топот космических ботинок, понимая, что его товарищи отступают в тесноте.
   – Вы ведь не выпустите их? – чуть погодя спросил Али.
   – Если мы хотим чтобы они поели, придется их выпустить. Но они должны быть достаточно голодны, чтобы интересоваться только пищей.
   Дэйн, двигаясь медленно и стараясь производить как можно меньше шума, открыл клетку. Он ожидал, что как только щель будет достаточно широка, все четыре бреча выскочат с той же скоростью, что и детеныш перед этим. Но этого не произошло. Все еще осторожно двигаясь, Дэйн полностью открыл крышку и отодвинулся.
   Бречи продолжали смотреть на него. Затем детеныш, который убегал перед этим, сделал движение. Но тут же лапа взрослого бреча ударила его по носу, вызвав негодующий крик. Первым из клетки выбрался самец. Он подошел к мискам и коснулся носом сначала пищи, потом воды. Затем оглянувшись на свою семью, издал серию негромких звуков.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное