Андрэ Нортон.

Планета колдовства

(страница 5 из 6)

скачать книгу бесплатно

   – Да, не скоро, – хмуро подтвердил Азаки. – Потревожьте граса и он будет преследовать вас несколько дней. Убейте любого из стада и у вас будет мало шансов уйти от них своими ногами.
   К счастью для преследуемых грасами людей болото служило надежной защитой. Два чудовища, упавшие со скалы, уже прекратили бороться и лишь жалобно, на высокой ноте, стонали. Несколько их сородичей сгруппировались на берегу и умоляюще к ним взывали. Главный лесничий прицелился из иглоружья и двумя выстрелами избавил животное от страданий, но сверкание этих выстрелов довело находившихся на берегу грасов до исступления.
   – Назад пути нет, – сказал Азаки, – по крайней мере, в течение нескольких дней.
   Тау прихлопнул черное четырехкрылое насекомое с раскрытыми для пробы челюстями, севшее ему на плечо – Мы не можем ждать здесь, пока они нас забудут, – сказал он. – Ведь без воды нам не обойтись, да и местная фауна готова попробовать нас на вкус.
   Нумани побродил по островку и доложил:
   – К востоку больше сухой земли. Возможно, там мы сможем перебраться через болото.
   Но Дэйн сомневался в этом. Он боялся снова прыгать с островка на островок и, казалось, Тау разделяет его страхи.
   – Думаю, вы не пожалеете еще несколько выстрелов для наших друзей на берегу? – обратился он к Азаки.
   Главный лесничий покачал головой.
   – У нас недостаточно зарядов, чтобы взяться за все стадо. Они могут скрыться из виду, но остаться в чаще поблизости отсюда. И это будет означать для нас смерть. Поэтому мы должны перебраться через болото.
   Если их прежний марш Дэйн почитал пыткой, то этот был еще хуже. Они продвигались неуверенно, а падали – часто. Уже через четверть часа все были покрыты ужасно пахнувшей грязью и тиной, которая, попадая на воздух, становилась как камень. Хотя это оказалось очень болезненно, но все же защищало их тела от насекомых, которых на болоте было предостаточно. И, несмотря на все попытки найти другую дорогу, единственная пригодная тропа вела вглубь болота, прямо в центр неисследованных трясин. Наконец Азаки объявил о необходимости сделать привал и провести совещание для обсуждения дальнейшей дороги. Казалось, что для этого хорошо было бы найти такой островок, с которого они могли видеть хотя бы берег.
   – Нам нужна вода, – резко проговорил Тау, стирая с лица маску из травы и зеленой грязи.
   – Мне кажется, впереди почва поднимается, – сказал Азаки, устало опираясь иглоружьем на поверхность островка. – Думаю, что мы, возможно, вскоре сможем выбраться на твердую землю.
   Джелико, подтянувшись, забрался на молодое деревце, согнувшееся под его тяжестью, и внимательно изучал лежавшую впереди местность.
   – Насчет этого вы правы, – сказал он главному лесничему. – Примерно в полумиле от нас растительность имеет натуральный зеленый цвет. – Он взглянул на заходящее солнце. – И примерно за час светлого времени можно было бы попытаться добраться туда.
Но я бы не хотел совершать этот переход в темноте.
   Только надежда добраться засветло до зелени поддерживала их слабеющие силы. Захватив с собой связки пучков травы, чтобы в случае крайней необходимости подкладывать их, они снова запрыгали с островка на островок, держа направление на замеченную Джелико зелень. Когда они добрались до нее, то совершенно обессилели. Дэйн, вскарабкавшись на последнюю кочку, попытался подняться на ноги, но зашатался и опустился на землю. Он настолько выдохся, что даже не пошевелился при возбужденном крике Нумани.
   Он не двигался до тех пор, пока подошедший Азаки не наклонился над ним с открытой канистрой в руках. Лишь тогда Дэйн немного приподнялся.
   – Пейте! – настаивал хаткианин. – Она свежая, мы нашли водяное дерево.
   Жидкость была вроде бы и свежая, но все же имела особый привкус. Дэйн его не замечал, пока не сделал основательный глоток. Но в данный момент он не мог думать ни о чем, кроме того, что у него под рукой есть порция пригодной для питья воды. Чахлая, ненатурального цвета растительность болота сменилась здесь более нормальной, похожей на растительность покрытых джунглями низин.
   «Перебрались ли мы через все болото, – вяло спрашивал себя Дэйн, или это только большой остров посреди вонючих трясин?»
   Он снова выпил воды, чувствуя, как силы возвращаются к нему. Он подполз к месту, где лежали его товарищи по кораблю, но прошло еще некоторое время, прежде чем его стало интересовать что-то другое, кроме того, что он может пить, если только этого пожелает. Вдруг он увидел, что Джелико поднялся на ноги и повернул голову на восток. Тау тоже сел, как будто его поднял сигнал тревоги на «Королеве». Хаткиане, вероятно, ушли обратно к водяному дереву. Но все трое космонавтов слышали этот звук, далекий пульсирующий ритм, сопровождаемый вибрацией. Джелико посмотрел на Тау.
   – Барабаны?
   – Может быть, – ответил врач, завинчивая крышку своей фляги. – Ясно только, что здесь поблизости люди. Но хотел бы я знать, кто они такие.
   Она не были уверены насчет барабанов, но насчет луча, посланного неизвестно кем и перерезавшего неподалеку от них ствол с такой легкостью, с какой нож разрубает сырую глину, никто не мог ошибиться. Это был выстрел из бластера и притом определенного типа бластера – бластера Патруля. Тау и Джелико бросились ничком на землю рядом с Дэйном и все трое вжались в нее, будто хотели просочиться под поверхность. Из кустарника донесся тихий зов Азаки. Джелико пополз на этот зов, а за ним, извиваясь как червяки, последовали остальные космонавты. В укрытии они нашли главного лесничего, проверявшего свое иглоружье.
   – Здесь лагерь браконьеров, – хмуро объяснил он. – И они знают о нас.
   – Закономерный конец этого гнусного дня, – бесстрастно заметил Тау. Можно было предполагать, что нас ожидает что-то в этом роде. – Он попытался соскрести корку засохшего ила, покрывавшую его подбородок. – Но разве браконьеры используют барабаны?
   Главный лесничий нахмурился.
   – Именно поэтому Нумани пошел не разведку. Надо все хорошенько разузнать.


   Пока они ждали возвращения Нумани, сгустилась тьма, но попыток нападения от владельца бластера больше не было. Вероятно, он хотел только удержать их там, где они теперь находились. Над болотом плыли, как жуткие привидения, небольшие облачка тумана. Яркие пятнышки насекомых, снабженных собственными системами освещения, мигали искорками или безмятежно плыли по обычным своим маршрутам. Ночные чудеса этих мест далеко ушли от убогой реальности дня. Люди сжевали свой рацион, бережливо сделали по глотку воды и, прислушиваясь к каждому раздавшемуся звуку, старались быть готовыми ко всему.
   Все это время низкий монотонный звук, который мог быть, а мог и не быть барабанным боем, оставался основным фоном ночных шумов. Время от времени его прерывал всплеск, бормотание или вскрик какого-нибудь болотного существа. Находившийся рядом с Дэйном Джелико вдруг напрягся и поднял бластер. Кто-то, мягко ступая, пробирался к ним сквозь кусты.
   Оказалось, это Нумани.
   – Инопланетники, – доложил он, задыхаясь, Азаки, – и нарушители закона. Они поют охотничью песню – завтра они пойдут убивать.
   – Нарушители закона? – переспросил Азаки.
   – У них нет значков хозяина, которому они служат, но каждый, кого я видел, носит браслет из трех, пяти или десяти хвостов. Так что это действительно следопыты или охотники, и притом из лучших.
   – У них есть шалаши?
   – Нет. Здесь у них нет живущих во внутренних дворах, – ответил Нумани, используя этот необыкновенно вежливый термин для обозначения женщин своей расы. – Я сказал бы, что они сюда пришли только на время охоты. И на ботинках одного из них я видел корку соли.
   – Корку соли? – заскрипел зубами Азаки, даже чуть привстав. – Так вот что за приманку они используют! Для этого здесь должна быть солевая трясина.
   – Сколько там инопланетников? – прервал их Джелико.
   – Трое охотников и еще один, другой.
   – В чем другой? – спросил Азаки.
   – Он одет в какую-то странную форму, а на голове у него круглый шлем, какой обычно носят инопланетники с космических кораблей.
   – Космонавт! – резко засмеялся Азаки. – А почему бы и нет? Они же должны как-то вывозить добытые шкуры.
   – Вы что же, хотите сказать, будто кто-то способен посадить корабль в такую трясину? – удивленно спросил Джелико. – Но это невозможно! Он просто останется похоронен здесь навсегда.
   – Но, капитан, что за космодром нужен свободному торговцу? – спросил Азаки. – Разве вы не сажали свой корабль на планетах, где не было ни приемных устройств, ни подзарядных станций, вообще никаких элементарных удобств, присущих космодрому. Такому, например, как космодром «Комбайна» на Ксечо?
   – Конечно, сажал. Но для этого необходим достаточно ровный и твердый участок, желательно свободный от растительности, чтобы кормовое пламя не вызвало пожара. Здесь же после посадки вам даже не вытащить хвост из болота.
   – Отсюда можно сделать вывод, что неподалеку отсюда есть какое-то место, где приземлился их корабль, – подытожил Азаки. – К нему наверняка ведет хорошо протоптанный след и это может сослужить нам неплохую службу.
   – Но они знают, что мы здесь, – заметил Тау, – и могут замаскировать его.
   Теперь рассмеялся Нумани.
   – Не бывает столь хорошо замаскированного следа, космонавт, чтобы лесничий заповедника с него сбился. Да и любой охотник, если он ветеран с пятью или хотя бы двумя хвостами, способен на то же самое...
   Дэйн внезапно потерял интерес к аргументам Нумани. Все это время он находился на краю их расположения м смотрел на пятна призрачного света, возникавшие в тумане над зарослями болотной травы. В течение нескольких последних минут эти частицы света образовали растущий массив, повисший над болотом в нескольких футах от них, и теперь его туманные очертания приобретали более конкретные формы. Дэйн смотрел, не в состоянии поверить в то, что чудилось в этих неопределенных туманных очертаниях. Это напоминало скальную обезьяну, но у видения, обернутого к нему профилем, не было ни торчащих над головой ушей, ни свиного рыла.
   Все новые и новые клочья болотного свечения собирались к этой прозрачной фигуре и вливались в нее. Но то, что теперь балансировало и как бы прогуливалось по предательской поверхности болота, не было животным.
   Это был человек или его подобие, маленький и тощий человек – тот, кого они видели уже однажды на террасе горного форта Азаки. Видение, медленно формируясь, стало вскоре почти законченным. Оно стояло со склоненной головой, как бы прислушиваясь.
   – Ламбрило! – вскричал Дэйн, узнав в этом существе колдуна и в то же время понимая, что тот не может стоять здесь и слышать их.
   Но, словно для того, чтобы еще сильней потрясти его, голова колдуна обернулась, реагируя на крик. Только то, что можно было принять за лицо, оказалось белым пространством, лишенным и глаз, и других человеческих черт. И в какой-то степени это делало его еще более угрожающим, заставляя Дэйна вопреки доводам рассудка подозревать, что это существо все-таки шпионит за ними.
   – Демон! – закричал Нумани.
   Перекрывая этот внезапный крик, нарушивший охватившее их мгновением раньше оцепенение, прозвучало требование Азаки:
   – Что это там стоит? Скажи нам, врач!
   – Кнут, которым нас хотят согнать с этого места, и вам это известно так же хорошо, как мне. Если Нумани сумеет их выследить, то и они, полагаю, помогут нам ответить еще на один вопрос. Если есть на Хатке тревожащая вас язва, то Ламбрило, без сомнения, очень близок к ее корню.
   – Нумани! – голос главного лесничего прозвучал как удар хлыста. Забудешь ли ты опять, что ты мужчина? Побежишь ли и сейчас с плачем искать убежища, зная, что это всего лишь галлюцинация? Ведь по словам этого врача-инопланетника, это всего лишь хитрость Ламбрило, которая должна отдать нас в руки наших врагов!
   Туманное видение на болоте двинулось по направлению к ним. Оно делало шаг, затем другой по поверхности трясины, которая наверняка бы не выдержала веса человека, и таким образом постепенно приближалось к кустарнику, где, скрываясь, лежали беглецы.
   – Тау, вы можете с этим справиться? – спросил Джелико обычным резким голосом, каким всегда говорил на борту «Королевы».
   – Я лучше попробую добраться до его источника, – ответил врач со зловещими нотками в голосе. – И мне бы хотелось посмотреть на их лагерь...
   – Отлично! – сказал Азаки и пополз вглубь кустарника, а остальные последовали за ним.
   Привидение, только внешне похожее на человека, достигло островка и теперь стояло, повернув к ним свою безликую голову. Каким бы жутким оно не было, теперь, когда первый шок от его появления прошел и космонавты поняли, что это такое, они преодолели страх перед ним, чего не могли сделать при встрече с фантомом скальной обезьяны.
   – Если эта штука была послана, чтобы нас прогнать, – отважился сказать Дэйн, – то не сыграть ли нам в их игру, отправившись сейчас не вперед, а назад, вглубь местности?
   – Думаю, не стоит, – ответил главный лесничий, продолжая ползти вперед. – Сейчас они не ожидают, что мы, будучи в здравом уме, нападем на них. Мы сможем вызвать среди них панику, а с охваченными паникой любой легко справится. На сей раз Ламбрило сам себя перехитрил. Не случись перед этим история со скальной обезьяной, он сейчас мог бы обратить нас в паническое бегство.
   Хотя белое привидение продолжало двигаться вглубь острова, оно не меняло направления, чтобы последовать за ними туда, где они были сейчас.
   Что бы то ни было, оно явно не обладало разумом.
   Послышался тихий, едва различимый шорох, а затем Дэйн услышал голос Нумани:
   – Тот, кого поставили сторожить дорогу к лагерю, теперь уже не сторожит. Мы можем не опасаться, что он подымет тревогу. И теперь у нас есть еще один бластер.
   По мере их продвижения вглубь острова, а следовательно, и болота, тьма становилась гуще. Дэйн ориентировался только по шуму, который производили менее опытные Джелико и Тау. Они добрались до маленькой расщелины, покрытой тростником и грязью, посредине которой была большая лужа. Хаткиане проползли еще немного вперед. Бой барабанов становился все громче. Теперь впереди в темноте стали видны отблески, возможно, от пламени костра. Дэйн прополз вперед и, наконец, нашел удобное место, с которого стал виден лагерь браконьеров.
   В середине лагеря были сооружены три хижины, состоявшие в основном из крыш, плетеных из травы и веток. В двух из них находились тюки со шкурами, закатанные в пластиковые мешки и готовые к перевозке. Перед третьей хижиной сидели, развалясь, четверо инопланетников. Нумани был совершенно прав – один из них носил форму космонавта. Справа от огня расселись в кружок туземцы, а несколько в стороне еще один человек бил в барабан. Но колдуна нигде не было видно. Дэйн, вспомнив о туманной фигуре на краю болота, невольно задрожал. Он поверил в объяснение Тау, что галлюцинацию в горах вызвал наркотик, но как мог отсутствовавший человек сформировать из тумана эту фигуру и послать ее охотиться за своими врагами, оставалось для него сверхъестественной загадкой.
   – Ламбрило здесь нет, – сказал Нумани, думавший, вероятно, о том же, что и Дэйн.
   Дэйн ощутил в темноте рядом с собой движение.
   – В третьей хижине есть дальнодействующее устройство связи, – сообщил свои наблюдения Тау.
   – Вижу, – ответил Джелико. – Сможете ли вы, сэр, с его помощью связаться через горы со своими людьми? – обратился он к Азаки.
   – Не знаю. Но если Ламбрило здесь нет, то как мог он заставить свое изображение прогуливаться здесь нынче ночью? – нетерпеливо спросил главный лесничий.
   – Это мы посмотрим. Если Ламбрило сейчас здесь нет, значит он вскоре появится, – пообещал Тау уверенным тоном. – Эти инопланетники пока не вмешиваются в происходящее. Но поскольку это гуляющее привидение послано, видимо, для того, чтобы нас запугать, то они наверняка ждут нашего появления.
   – Если у них есть часовые, я заставлю их замолчать, – пообещал Нумани.
   – У вас есть план? – спросил Азаки, голова и плечи которого на мгновение показались на фоне костра.
   – Вам нужен Ламбрило? – сказал Тау. – Очень хорошо, сэр. Думаю, что смогу отдать его в ваши руки и одновременно разоблачить на деле его чудеса перед нашими хаткианами. Но только не при свободных в действиях инопланетниках.
   Дэйн про себя решил, что избавиться от них будет не так-то просто.
   Каждый браконьер был вооружен бластером новейшего типа, предназначенным для Патруля. Какой-то частью сознания он размышлял, как отреагируют официальные инстанции, получив такую информацию. Вольные торговцы и сотрудники Патруля сталкивались, когда нарушались законы на окраинах Галактики, но каждая сторона при этом понимала, что другая играет важную роль и если доходило до открытого столкновения между законом и его нарушителями, вольные торговцы становились на сторону Патруля. В недалеком прошлом команда «Королевы» пережила одно такое столкновение.
   – Почему бы нам не сделать то, чего они ждут, и даже больше? спросил Джелико. – Они считают, что мы в панике побежим к их лагерю, спасаясь от этого привидения. Предположим, мы действительно побежим после того, как Нумани удалит часовых – и так славно побежим, что прорвемся мимо них? Я хочу завладеть этим устройством связи.
   – Вы же знаете, что они просто сожгут нас огнем из бластеров, стоит нам приблизиться к их лагерю.
   – Вы задели гордость Ламбрило и он, если только я верно сужу о его характере, не удовлетворится простым уничтожением, – ответил капитан Тау.
   – Кроме того, он, вероятно, захочет захватить заложников, особенно главного лесничего. Нет, если бы нас хотели застрелить, то сделали бы это на островках, по которым мы сюда пробирались. И тогда не потребовалось бы это привидение.
   – В ваших словах есть резон, – прокомментировал сказанное Азаки. Это правда, нашим нарушителям закона очень хотелось бы меня захватить. Я из Хагавайев, а мы всегда настаиваем на применении самых строгих мер к таким, как они. Но я не вижу, каким способом мы можем захватить лагерь?
   – Мы не пойдем на лагерь с фронта, как они того ждут, а нападем с севера и займемся сначала инопланетниками... Думаю, на это хватит трех человек... Они сумеют причинить достаточно беспокойства, чтобы прикрыть действия двух других...
   – У этого инопланетника в форме космонавта оружия не видно, хотя остальные держат его наготове. Считаю, что вы правы, предположив, что они ждут сигнала от своих часовых, тех, которых нам не видно. Предположим, капитан, вы и я разыграем роль напуганных до безумия людей, удирающих от демонов. Нумани прикроет нас с тыла, а два ваших человека...
   – Предоставьте мне Ламбрило, – заговорил Тау. – Я хочу выманить его из укрытия. Думаю, что тогда смогу с ним справиться. А вы, Дэйн, возьмите на себя барабан.
   – Барабан? – удивился Дэйн. Сама мысль о необходимости им, владеющим бластерами, захватить этот примитивный инструмент, была поразительной.
   – А когда вы это сделаете, то я хочу, чтобы вы начали выбивать на нем «Границу Земли». Вы, наверное, сможете это сделать?
   – Я не понимаю... – начал Дэйн, но тут же проглотил окончание протеста.
   Он понял, что Тау не собирается объяснять, зачем ему понадобилось, чтобы популярная песня звездных дорог зазвучала в лагере браконьеров. В последние несколько лет, проведенные им среди вольных торговцев, Дэйн получал немало странных заданий, но стать музыкантом ему приказывали впервые.
   Медленно тянулись минуты в ожидании возвращения Нумани, который отправился нейтрализовать часовых. Эти люди в лагере, вне всяких сомнений, ожидали их появления именно сейчас. Держа в руке лучевой пистолет, Дэйн прикидывал расстояние, отделяющее его от барабанщика.
   – Сделано, – раздался в темноте позади них голос Нумани.
   Джелико и главный лесничий двинулись налево, а Тау направо. Дэйн, держась рядом с врачом, последовал за ними.
   – Когда они начнут, – губы Тау приблизились к уху Дэйна, – бросайтесь к этому барабану. Я не желаю думать, каким образом вы им завладеете, но захватив, удерживайте во что бы то ни стало.
   – Есть, сэр!
   С севера раздался воющий крик, крик безумного страха. Певшие остановились посреди песни, барабанщик сделал паузу и опустил руки. Дэйн стремительно бросился к этому человеку. Огненный луч из пистолета Дэйна угодил ему в голову и хаткианин, так и не успев подняться с колен, рухнул замертво. Схватив барабан, космонавт прижал его к груди, продолжая целиться из пистолета поверх барабана в изумленных туземцев.
   На другой стороне лагеря творилось что-то ужасное – оттуда доносились крики, резкое подвывание иглоружей, шипение бластерного огня. Продолжая угрожать пистолетом ошалевшим туземцам, Дэйн немного отступил и, опустившись на одно колено, поставил барабан на землю. Держа оружие наизготовку, он принялся стучать левой рукой по барабану, но не тихо, как барабанщик-хаткианин, а твердыми, энергичными ударами, перекрывая шум сражения. Он не забыл «Границу Земли» и выбивал ее ритм с такой силой, что знакомое «та-та-та» разносилось далеко вокруг лагеря. Казалось, появление Дэйна парализовало хаткианских преступников. Они уставились на него побелевшими глазами, вдвойне заметными на их черных лицах. Рты у них были немного приоткрыты, как обычно бывает, когда случается нечто неожиданное.
   Дэйн не отваживался оглянуться и посмотреть, как идет сражение на другой стороне лагеря, но зато он увидел появление Тау.
   Врач вышел на свет костра не обычным размашистым шагом вразвалку, как ходили все космонавты, а семеня, танцующей походкой. Он пел под стук барабана. Дэйн не мог разобрать слов, но чувствовал, что они укладываются в ритм «Границы Земли», устанавливая связь между поющим и слушателями, такую же связь, как между Ламбрило и хаткианами на горной террасе. Тау подчинял туземцев себе. Дэйн, убедившись, что все они под влиянием врача, положил оружие на колено, забарабанив пальцами правой руки тоном ниже.
   «Та-та-та-та»... Безобидный повторяющийся ритм начала песни, который Дэйн повторял про себя, постепенно стерся и Дэйн уловил новые, грозные слова, произносимые Тау. Врач дважды обошел избранный им для себя круг.
   Затем он остановился, снял с пояса ближайшего хаткианина охотничий нож и указал им на восток, в темноту. Раньше Дэйн не поверил бы, что Тау может изображать то, что он делал сейчас. В свете костра врач как бы сражался с невидимым противником. Он уворачивался, наносил удары, поворачивался, атаковал и все это в такт барабанному бою, который Дэйн не знал уже, как и выбивать. Тау проделывал все так, что было очень легко представить себе противника, сражавшегося против него. И когда нож врача опустился после энергичного удара, увенчавшего эту атаку, Дэйн по-дурацки уставился на землю, ожидая увидеть там упавшее тело.
   Тау повернулся на восток и церемонно отсалютовал ножом своему невидимому противнику. Затем положил нож на землю и застыл, глядя в слабо светящуюся темноту.
   – Ламбрило! – его уверенный голос возвысился над барабанным гулом. Ламбрило, я иду!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное