Андрэ Нортон.

Предтеча: приключение второе

(страница 10 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Пусть будет по-твоему, звездный человек. Да, это я пришла за тобой. Слишком много было в прошлом, чтобы я не постаралась спасти тебя. Мы вместе прошли необычными путями.
   – Верно. А теперь идем другими, кажется. Ты знаешь, флиттер будут искать. Не знаю, насколько хорошо хранит песчаная река то, что в нее погружается, но флиттер будет посылать сигнал. На нем установлен маяк.
   Симса кулаком ударила по колену.
   – Твой лейтенант очень хорошо знает, чего хочет.
   – Но что ты узнала? Что заставило тебя так поступить? – Том осторожно сел. – Ты говоришь, офицеру ты была нужна ради его целей, и что Грита хотела…
   – Отделить плоть от костей и понять, почему я – это я, да! Я тебе говорила, что меня поместили в каюту, где за мной подглядывали, там можно было даже проделывать опыты. Она, Древняя, без труда с этим справилась. Они видели… галлюцинации. Скажи мне правду, космонавт. Если ты отвезешь меня к закатанам, они обойдутся со мной лучше?
   – Они так не действуют.
   – Ха! – девушка ухватилась за его слова. – Но все равно, пусть по-другому, они стали бы изучать меня!
   – Они попросили бы тебя поделиться своей памятью…
   – Память для кладовой. Посмотрим… – Симса опустила жезл на колени и чуть откинулась. – Что им нужно? Мои собственные воспоминания – о жизни в Норах – им не нужны. Они вызвали бы другую, усилили ее, подкормили, укрепили, пока не жила бы только она одна, а я нет. Разве не так?
   – Чего ты тогда хочешь? – спросил он в свою очередь. – Хочешь снова оказаться в Норах, отказаться от всех этих чудес и свободы…
   – Нет! – девушка снова сжала руку в кулак и сильно, до боли ударила по земле. – Но ты… ты даже не можешь догадаться, каково…
   А правда ли это? На мгновение ее снова охватил вливающийся-выливающийся поток смены личностей, как в том забытом храме. Тепло разлилось по телу.
   – Или… – послышался шепот. – Иди… будь единой!
   Слишком легко… сдаться было бы слишком легко. Но что дальше? В Симсе жили все страхи жительницы Нор, они отогнали это мягкое тепло. Она больше никогда не будет прежней, но тем более не станет добычей, за которую стоит побороться.
   – Засферн поймет, – голос Тома доносился до нее приглушенно. – Поговори с ним, поговори с любым из его народа. Сопротивляясь, ты отказываешься от защиты, которую они тебе дадут. Кто сбежал с корабля – ты или другая? Что бы ты ни делала теперь, будут верить в ее существование, а не в твое.
   Симса понимала, что чужеземец говорит правду. Один из ее врагов погиб
   – но что такое один среди множества? Она знает только Куксортал, пока не освободит, не призовет Древнюю. Но жители звезд все разные. Некоторые жаждут богатства и власти, как лорды верхнего города, ведут свои тайные или открытые войны, чтобы добиться преимущества перед другими.
Симса не знает, хватит ли у Древней сил сохранить свободу. Она хотела бы… Но чтобы постигнуть всю силу, девушка должна отдать себя, а на это она никак не могла согласиться.
   – Значит, будут другие офицеры и другие Гриты, и среди закатан тоже?
   – Я думаю, нет. Они древние, живут гораздо дольше любой другой расы, какую мы встретили в космосе. Для них главное – знания, они хранители истории, они создают и сохраняют историю многих империй, которые захватывали планеты, народов, которые вышли к звездам еще до нашего появления. Однако предтечи – о них остались только отрывочные сведения, в основном догадки. Для Засферна ты будешь сокровищем, которое он сохранил бы ценой собственной жизни – но только если ты захочешь.
   – Подумай об этом закатанском лорде, представь его себе…
   Ради того, чтобы хоть немного заглянуть в будущее, она решится на это. Симса увидела, как Том закрыл глаза, почувствовала его мысль. Он сосредоточился со всем умением искателя нового.
   Воздух между ними дрогнул, в нем что-то шевельнулось. Симса это скорее почувствовала, чем увидела. И в центре что-то начало материализоваться – мысль Тома? Нет, это снова действовала сила Древней. Вероятно, ей было интересно не меньше, чем Симсе. Ей тоже хотелось узнать, кто послал Тома, кто значит для него так много, что космический путешественник готов рискнуть жизнью на службе.
   Туманные очертания словно втягивали в себя вездесущую дымку, они становились все отчетливей.
   Гуманоид с человекоподобным телом, руками и ногами, но с ясно выраженными отличиями. Между пальцами перепонки, а на чешуйчатой круглой голове топорщился кожистый гребень, который чуть покачивался в воздухе, словно он действует как антенна или усилитель мыслей. Внешние очертания напоминал ящера, с зубами, предназначенными для того, чтобы рвать мясо. В темных углублениях головы не было видно глаз – или Том мысленно не представил себе их.
   Всего лишь несколько мгновений Симса его видела; потом он исчез, а Том открыл глаза и громко облегченно выдохнул. Лицо его стало мокрым от пота, оно блестело, словно он плакал.
   – Это был Засферн.
   Откуда он знает, что она вообще что-то видела? Очевидно, считает, что видела.
   – Ты показал мне только внешнюю оболочку, Симса резко встала. – Я должна подумать, – и несмотря на уверенность, что за ними из зарослей следят невидимые глаза, девушка вышла из пещеры и пошла цель основания утеса, думая по пути.
   Теперь под деревьями дул ветерок. Он не создавал призраков из прошлого Тома, просто приятно охлаждал тело. Над головой что-то прокричала Засс и села на плечо девушки. Том и правда Верит в свою миссию и в гуманоида-ящера, которому служит. В этом она больше не сомневалась.
   Симса пересекла прогалину у основания утеса, прислонилась спиной к стволу дерева и расслабилась. Но мысли продолжали беспокоить ее, как какие-нибудь шипы на окружающих кустах. Разумным ли был ее побег с корабля? С другой стороны, кто знает, какие необычные средства использовали бы, чтобы подчинить ее, лишить самостоятельности? Том верит в свою правду, но это не ее правда.
   Девушка обнаружила, что прислушивается, слегка повернув голову на север. Гудение флиттера! Том уверен, что его будут искать. Но если не найдут, если обнаружат только затонувшую машину, станут ли они здесь задерживаться? И если корабль улетит с этой планеты…
   Безымянные и смутные страхи девушки из Нор отодвинулись на второй план, перед Симсой предстала новая перспектива. Провести остаток жизни в этой долине? Она посмотрела вокруг. Никогда раньше не попадала она в заключение – в Норах она была для этого слишком осторожна. Как бы прочна ни была дверь любой подземной норы, всегда существовали другие пути, их тайна тщательно охранялась. Через один из таких путей они с Томом выбрались на свободу в последнюю ночь в Норах.
   Очевидно, здесь тоже должно быть много таких выходов. Но что за ними? Выжженная неровная равнина, камни, среди которых она жить не сможет. Так было на севере и востоке. Оставались юг и запад.
   Пытаясь забыть обо всем, Симса встала и пошла дальше. Она решила обойти всю долину по кругу.
   Снова увидела она лестницу, по которой они сюда спустились. От нового подъема на вершину утеса девушка сразу отказалась. Там только скалы, хотя дважды им попадались трещины. Они могут вести в пещеры или даже в туннели. Симса постаралась их запомнить и пошла дальше.
   Услышав плеск воды, девушка поняла, что добралась до фонтана, который видела во время своего первого посещения долины. Тут же она отметила, что каменная стена долины с этой стороны испещрена множеством выбоин. Мелких, ко складывавшихся в определенный рисунок. Он тянулся не вертикально, как лестница, а горизонтально. Но углубления были так источены по краям, так пострадали от времени, что Симса не разобрала в них какой-нибудь смысл, хотя она была уверена, что это не просто украшение.
   Немного впереди утес широкой дугой врезался в саму долину. Здесь рисунок оказался не так стерт, не так изношен. Он состоял из множества одинаковых дыр, просверленных в камне; отверстия располагались группами, разными по количеству и расположению.
   Старая Фервар со страстью собирала обрывки древних рукописей, кусочки камня, рисунок на которых можно было принять за надпись. И с самого начала Симса научилась обращать на них внимание в своих поисках; а когда приносила такие своей старой опекунше, получала лучшие куски еды и сладости.
   На этих обрывках прошлого попадались самые разные надписи – извивающиеся, без всяких перерывов, линии на куске старого пергамента, слова, вырезанные в камне, иногда разбитые посредине, так что части не хватало. И все это на языках, которые не знала даже Фервар. И теперь Симса исполнилась уверенности, что видит надпись. Надпись настолько важную, что ее с огромным трудом высекли в камне.
   Она обогнула выступающий по дуге утес и снова увидела в стене темную дыру с неровными краями. Очевидно, ее вырубили те же руки, что высекли надпись.
   А над самым входом не просто нависал камень с отверстиями – над дырой замерло изваяние, почти такое же стертое временем, безымянное, со слепыми глазами. Оно могло служить и приветствием, и предупреждением. Это была треугольная голова одного из обитателей долины, много больше натурального размера, производившая впечатление никогда не спящего часового.
   Жестом руки девушка приказала Засс проверить темное отверстие. Но зорсал с жалобным криком отказался. А сама Симса идти туда тоже не хотела. Храм, дворец, тюрьма – здесь могло скрываться все, что угодно, или все вместе в одно и то же время. Дыра нисколько не походила на жилище в центре долины.
   Симса принюхалась. Она еще по Куксорталу знала, что в храмах обычно пахнет различными благовониями. Никаких движений, никаких следов, что недавно здесь кто-то был. У самого входа валялась груда пожелтевших прошлогодних листьев.
   Симса из рассказов торговцев знала, что все племена ревниво относятся к жилищам своих богов и объектов преклонения. Иногда для иностранца войти в такое помещение без соответствующих церемоний – просто очень неприятный способ самоубийства.
   Но несмотря на все эти опасения, другая часть Симсы не позволяла ей уйти, не узнав об этом месте больше. Осторожно, шаг за шагом девушка приблизилась ко входу; под ногами еле слышно зашуршали листья. Симса после каждого шага останавливалась и прислушивалась, поворачивая голову справа налево.
   Она выставила жезл перед собой и поглядывала на его рога. Он не нагревался, не начинал светиться. Судя по этим признакам, внутри не должно быть никакой враждебной силы.
   Засс беспокойно кричала, сидя на плече у девушки. Но Симса не могла разорвать принуждение, которое вело ее внутрь, через порог темного отверстия.
   Широкий вход дальше сужался, как воронка; проход был сделан так, чтобы существа из долины могли входить только по одному. Симса же, меньше их, шла вперед довольно легко.
   В стенах, сомкнувшихся вокруг нее, не попадалось никаких перерывов, никаких дверей в тайные темные пути, как в том холодном туннеле. Зато стены покрывали серии дыр; возможно, это были предупреждения, заклинания, даже гимны, которые следовало петь – или возносить мысленно – какой-то более значительной форме жизни.
   Свет, пробивавшийся из долины, скоро исчез. Симсу окружила темнота, и жезл ее тоже не давал освещения. Жалобные крики Засс становились громче. Но четкого предупреждения от зорсала девушка не получала; было только ясно, что Засс не нравится то, что находится впереди. Симса остановилась, постояла, разрываясь между любопытством и благоразумием. А потом открыла свое сознание, как научилась делать с приходом Древней.
   Мысли устремились вперед гораздо быстрее, чем она смогла бы побежать. И не встретили ничего. Но какое-то слишком подозрительное ничего? Симса осторожно взвесила это отсутствие мыслей. На корабле и в порту перед отлетом она уже сталкивалась со щитом, закрывающим мысли. Большую часть этих видов защиты Древняя презрительно называла детскими играми. Она ясно дала понять Симсе, что если та захочет, то подобные преграды легко будет преодолеть.
   Однако здесь скрывалось что-то другое. И пока Симса думала, почему ей так кажется, ожила Древняя. Ею как будто тоже двигало любопытство. Симса отошла в сторону, не ожидая, пока ее отодвинут, уступая Древней право свободно действовать в своем сознании.
   Обрывки картин, причем ни одну девушка не смогла удержать надолго. Здания, места под открытым небом… замки, святилища, церкви, знакомые Древней. В некоторых по-прежнему жила сила, другие забыты и заброшены, сила умерла вместе с существами, поклонявшимися ей.
   Какое-то своеобразное покалывание… Да, Симса из Нор оказалась права. Это не просто забытое святилище, здесь что-то ждет. Или его уже не пробудить ото сна? Тишина слишком глубока.
   Симса не удивилась, когда вспыхнули концы полумесяцев. Засс неожиданно замолчала, прижалась головой к щеке девушки. И опять, впервые с тех пор, как она устремилась в том зале навстречу слиянию, Симса была заодно с Древней, была не отодвинута в сторону, не просто зритель в собственном теле.
   Здесь надписей на стенах появилось гораздо больше, отверстия накладывались одно на другое. И вот Симса вышла из коридора и оказалась в пещере или зале. Огромное пространство скрывалось в темноте, жезл освещал его лишь на несколько шагов.
   Как ей не хотелось идти в центр, отказываться от той хрупкой защиты, которую дают стены! Но храбрость Симсы не уступает смелости Древней. И они подошли к краю глубокой ямы, в которой не горел огонь и ничего не двигалось. Вместо света это углубление заполняли складки тьмы. И когда девушка опустила жезл и сама опустилась на колено, чтобы посмотреть получше, в темноте началось какое-то движение, словно внизу поднимался песок под давлением живущих в нем.
   – Сар Танслит Грав! – гулко прозвучали слова (или призыв – или приветствие) Древней, так что стены отозвались эхом, которое почему-то становилось не тише, а громче; Симса даже захотела закрыть руками уши, но не смогла.
   – Сар! – на этот раз раздался приказ, которою невозможно ослушаться. Движение внизу усилилось. Быстрее завертелись слои тьмы.
   И прямо из центра этого движущегося не-света высунулся палец густой тьмы. Именно палец, как у нее на руке, с суставами, с заостренным ногтем – но почти такого же размера, как она сама.
   Он поднимался прямо вверх, а Симса, ожидая, дрожала. Однако никакой руки не появлялось, только палец, который продолжал удлиняться. В воспоминаниях Древней мелькнула картина: такой же палец поднимается над рощей и манит к себе. Симса вздрогнула всем телом, ожидая такого призыва, зная, что, если он прозвучит, она вынуждена будет подчиниться.
   Палец начал наклоняться к ним.
   Симса повернула голову; дернулся и развернулся жезл в ее поднятой руке. Палец дрогнул – и исчез. Галлюцинация? Но кто вызвал ее?
   И тут, как и тогда, когда мохнатые существа пытались сбить флиттер, девушка начала произносить звуки, ритм которых подхватил и усилил жезл. Он засветился сильнее, сияние вначале окружило Симсу, потом заполнило всю яму. В центре ямы застыла тьма – но лишь на мгновение. Звуки становились все громче, свет – сильнее, и тьма в каменной чаше снова начала подниматься. Что-то принуждало ее, что-то такое, чего Симса не понимала. Как будто звук мог сделать то, чего можно достичь, как считала Симса, только силой рук и тела.
   Снова ее губами Древняя воскликнула:
   – Сар… сар… Грав!
   Что-то прорвало поверхность темного бассейна. Не гигантский палец, который может раздавить, ударив о камень. Медленно, неохотно поднималась неопределенная масса, издававшая зловоние. Но это была не вонь органического разложения, Симса помнила такой запах в порту, где стояли плохо функционирующие машины. Жители Куксортала не умели управлять ими.
   Масса приблизилась к краю ямы, тьма выталкивала ее. И вот она устремилась вперед, так что Симсе пришлось отскочить от набежавшей волны. И волна ушла назад, оставив на камне то, что принесла с собой. Древняя снова вышла на первый план, наклонилась, приблизила светящийся жезл к черной слизи.
   Последовала вспышка. Огонь, настоящий огонь охватил истекающую слизью массу, поднялся зловонный дым, он обжигал легкие, и от него слезились глаза.


   Сначала огонь горел ярко, но совсем скоро среди пламени появились темные пятна с алыми краями; огонь пожрал все, что мог, и постепенно умирал. Под слизью скрывался чудной предмет – не машина, какие она видела у инопланетян, да и в Куксортале ничего такого она не встречала. Симсе открылась какая-то странная мешанина пластин и распорок – каркас, остов, но, конечно же, не живого существа.
   Механизм был явно сделан чьими-то руками, а не создан природой, Симса готова была в этом поклясться, хотя и не могла сказать, что это такое. Во все стороны полетели кусочки сажи, когда машина сама собой встряхнулась, сбрасывая остатки грязи.
   – Ятафер… – имя произнесла не Симса из Нор, хотя выговорили его губы девушки. И как всегда с Древней, это была только часть загадки. Она с удивлением разглядывала почерневшую машину, и прошло некоторое время прежде чем к Симсе вдруг пришло понимание. Это же огромные крылья глайдера! Девушка как наяву увидела: он парит в небе, а само небо не затянуто дымкой, как сейчас, небо ясное и слегка золотистое. Тот, кто летел на этих крыльях, кругами поднимался в верхние слои атмосферы, он…
   Воспоминания вихрем обрушились на Симсу. Нет, мгновение назад она произнесла не имя обладателя крыльев. Это было название того, что он делал, – полета по ветру, свободы от притяжения земли, парения по воле бури. Пилот же звался…
   – Шридан…
   Да! Это его имя, но куда же делся летчик? И как крылья Ятафера оказались на этой планете голых скал и движущегося песка?
   Застывшая тьма, которая раньше заполняла яму, ушла. Симса заглянула в глубину, где ничего не двигалось. Когда-то это принадлежало ее народу. Почему оно поднялось к ней? Еще одно проявление силы жезла?
   Когда отпал пепел, показался тусклый металл. Корпус не был поврежден, как и крылья, сложенные одно поверх другого, как следует по обычаю пилотов Ят.
   Симса обогнула машину и направила жезл вниз, откуда та появилась. Эта не обман зрения и не галлюцинация. Девушка протянула руки, смахнула пепел с крыла и ощутила твердую поверхность металла. Что же еще может лежать там? Симса была уверена, что там нет того, кто летал на Ятафере. Или если и был, то жизнь давно покинула его. Но она хотела убедиться – она была обязана проверить! Возбуждение, словно хлыст, обжигающий плечи, тянуло девушку к новым открытиям.
   Сосредоточившись, Симса призвала все, что могло находиться внизу, все, что сделано руками. Но в ответ ничего не шевельнулось в темноте, хотя свет жезла стал ярче; девушка вливала в него всю энергию, какую могла призвать; теперь энергии в нем было не меньше, чем когда она вместе с пророчицей долины вызывала бурю.
   Края ямы ярко осветились, а дальше царила тьма, которая поглощала любой свет. Либо тьма слишком сильна и способна удержать любую добычу, либо там больше ничего нет.
   Наконец Симса поняла, что зря тратит энергию; она перестала сосредотачиваться, ослабила контроль и повернулась к машине, появившейся так неожиданно и странно. Сунув жезл за пояс, девушка ухватила обеими руками сложенное крыло и слегка потянула. Не оказав почти никакого сопротивления, крылья легко сдвинулись с места. Но не развалились, как она ожидала. И вот, толкая машину перед собой, стряхивая по дороге пепел, Симса направилась к выходу.
   Ее народ… но тут ожила Симса из Нор. Нет, не ее народ, а народ Древней, должно быть, побывав здесь в далеком прошлом, оставил эту машину. Но зачем они сюда приходили? Девушка была уверена, что не на этой планете они выросли. Что могла бы рассказать об этом Большая Память?
   Древней так много требовалось узнать. Она кое-что уже узнала от звездных бродяг этих дней, но всегда действовала осторожно, стараясь не раскрыться. На Куксортале она была в изгнании; неужели здесь ждет воплощения другой изгнанник ее племени? Узнать – она должна узнать.
   Вытащив давно спрятанный флайер на открытое место, девушка обнаружила, что она больше не одна. Рядом со входом сидело полосатое существо, которое было… да, это Большая Память, обновленная в яйце, готовая снова служить своему народу. По обе стороны от нее стояли две рослые самки, негромко пощелкивая когтями свободных верхних конечностей.
   А позади них стоял Том, его широко разведенные руки держали в когтях два существа. И хотя человек не может понять выражения этих больших фасеточных глаз, Симса поняла, что Том в опасности. Но она не остановилась
   – та, что жила в ней, не позволила. Выйдя из отверстия, Симса вытащила и машину. Свет ударил в рисунок на крыльях – в голубую спираль из сверкающих звезд. Казалось, картине не требовались лучи солнца, чтобы породить великолепный блеск.
   «Что… ты… достала… из Бассейна Забвения?» – в сознании отразился вопрос Большой Памяти.
   «То, что принадлежало моему народу, – ответила Симса. – Как оно оказалось здесь?» – задавая вопрос, девушка мысленно преодолевала плотно закрытую дверь. Синий цвет… яркие, как бриллианты, звезды… это имело определенное значение… что… как… кто?
   Большая Память по-прежнему на четвереньках сделала шаг вперед. Голова ее повернулась под острым углом, так что она смогла сосредоточить взгляд на девушке, заглянуть ей в глаза. Симса ощутила давление, как будто Большая Память сжала ее, выдавливая то, что ей нужно было узнать.
   «Ты обеспокоила Место Забвения, – это прозвучало свирепым обвинением.
   – Почему?»
   «А ты сама зачем обновляешь память, рожденная из яйца? – ответила девушка. – Меня привело сюда… – она не хотела знать, насколько это справедливо, но подозревала многое, – желание узнать, что принадлежит мне и моему народу. А теперь, по твоим собственным правилам, Большая Память, я требую: расскажи мне об этой вещи. Кто летал на ней, куда, когда – и почему?»
   Наступила тишина. Затем последовало:
   «Твоя сила настроена на бассейн, иначе он не отдал бы тебе это. Назад, в далекое прошлое, сестра по яйцу, уходит это воспоминание. Когда-то здесь побывал похожие на тебя. И когда-то вся планета была, как эта долина, пока на нее не обрушилась смерть».
   Симса застыла. Из пещеры словно подул ледяной ветер, мгновенно охватив ее.
   «Какая смерть?» – спросила девушка, боясь ответа. Неужели те, кто воспитал ее, сражались с этими? Что тогда может их связывать, кроме вражды?
   «Смерть пришла от ветра и закрыла глаз дня. Она убила всех живущих на земле; только в местах, где выдержала древняя защита, осталась жизнь, но многие яйца и там погибли. Марсу была тогда Великой Памятью, и прожила она еще десять поворотов яйца, потому что после того, как закрылся глаз, долго не рождались новые. Потом была Кубат, но память ее была меньше, и лишь потому, что Марсу больше не могла откладывать яйца, Кубат, самая многообещающая из всех, прошла первое превращение. Пять поворотов яйца была она Великой Памятью. А после нее были многие, многие…» – и, щелкая когтями, Тшалфт принялась перечислять имена, которые даже ее память с трудом нанизывала на нить.
   «А проклятие с неба так и не прошло. Только здесь его нет. Так это было».
   «Эти, с неба… – спросила Симса. – Они моей крови?»


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное