Андрэ Нортон.

Зеркало Мерлина

(страница 9 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Ее зовут Леди Озера. У нее есть своя крепость. Говорят, некогда это был замок странной богини, правившей реками и озерами. Она великий целитель и вплоть до смерти лечила Утера. Люди верят в ее искусство. Но если она наша родственница, то никогда не говорила об этом.
   – Нет! – взорвался Мерлин – Она из Темных, Эктор, и ее настоящее имя Нимье. По ее воле я находился в заключении. Мы должны следить за ней. Она желает Артуру зла.
   Но слишком поздно. Когда Эктор подозвал двух верных людей, чтобы приказать им следить за Леди, она исчезла и никто не знал, куда. И Мерлин почувствовал, что теперь опасение всегда будет окрашивать его дни и ночи.


   Снова стоял Мерлин в Месте Солнца. Хижина Лугейда превратилась в груду обломков, в которой нельзя было уже распознать жилище человека. Не в первый раз Мерлин подумал, куда исчез друид. И жив ли он вообще? Он вздрогнул, как будто чья-то нога наступила на его собственную могилу. Одиночество, всегда поджидавшее поблизости, накинулось, как дикий зверь на добычу. Эктор… Эктор пал от удара саксонского топора две-три битвы назад.
   Время теперь считали не годами, а битвами. Артур оказался военачальником, которого все так ждали. Даже в юности он искусней управлял войсками, чем Утер, отражая набеги на Британию. Он проявил больше гибкости и понимания характера племен, чем по-римски жесткий Амброзиус.
   Его ответом на набеги крылатых шлемов была кавалерия – черные всадники границ. Лошадей фризской породы, более крупных и тяжелых чем местные пони скрестили с темными лошадьми севера и получили крепкое и сильное потомство способное нести воина в полном вооружении. Сами лошади тоже были укрыты кожаными латами с нашитыми металлическими полосками.
   Саксы, несмотря на свое поклонение белым лошадям, которых они приносили в жертву Вотану, не были настоящими всадниками. А оружием Артура стали быстрые кавалерийские удары по пехоте. Амброзиус в свое время удачно удерживал саксов, отгоняя тех, кого призвал Вортиген как защиту от шотландцев и пиктов с севера. Утер благоразумно сохранил то, чего достиг его брат. Но Артур повсюду заставил саксов отступить.
   Все чаще и чаще саксы садились в свои корабли с драконьими головами, увозили женщин, детей, все имущество; они направлялись за море, прочь от Британии, где люди Артура не давали им покоя, заставляя постоянно держать в руке меч или копье, где у них на восходе солнца никогда не было уверенности, что они увидят, как оно садится.
   Артур постоянно побеждал.
   Мерлин спешился у Королевского камня плечи его слегка согнулись под белой одеждой.
   Он коснулся ладонями поверхности плиты. Каким юным, полным возбуждения и торжества был он в тот день, когда впервые стоял здесь! Он слишком легко выиграл, чтобы торжествовать. Переправить камень из-за моря, поместить его в землю Британии – слишком ничтожно это действие чтобы праздновать его как победу.
   Он устало вздохнул.
Да, он сделал Артура королем. Но Артур, сидящий теперь на троне, не король из его снов. Он вежливо слушает Мерлина. Иногда, только иногда соглашается. Его всюду сопровождают жрецы Христа. И когда могут, нашептывают о колдовстве Мерлина, снова вспоминают, что он родился от демона.
   Теперь Мерлину казалось, что в его планах всегда был просчет. Только трижды действовал он безошибочно привез камень на нужное место, где в будущем он послужит маяком, освободил небесный меч и посадил Артура на трон.
   Но у Артура не было знаний, от которых зависело будущее Небесного народа. Его характер был сформирован другими. Мерлин давно уже знал, что у Нимье есть немало способов добиваться своего.
   Прежде всего королева. Рот Мерлина скривился, как от физической боли. Королевская дочь и такая красавица, что у мужчин захватывает дыхание, когда они смотрят на нее, – внешне она достойная пара Артуру. А на самом деле – что? Игрушка, кукла, женщина, настолько поглощенная мыслями о своем теле, что ее глаза никогда не останавливались, когда она находилась в обществе; они осматривали каждого мужчину проверяя, оценил ли он красоту ее лица и фигуры. Такова Джиневра.
   И хотя с тех пор, как Леди Озера с подозрительной улыбкой отвернулась от торжества Артура, Мерлин ее не видел, он чувствовал присутствие Нимье около королевы. Как давно это было…
   Мерлин потер лоб рукой. Он чувствовал глубокую душевную усталость и предчувствие которого не мог понять. Дважды приходил он в пещеру, но зеркало молчало; он не пытался прервать это молчание но надеялся на свои силы.
   Ему по-прежнему иногда снились сны, которые подкрепляли волю. Он видел вздымающиеся в небо города, видел людей, научившихся летать, изменявших свой мир, как гончар изменяет податливую глину. Он видел, на что способен человек а проснувшись, созерцал убожество и упадок человека в свой век.
   У него есть мудрость, но кто примет его советы? Артур – когда это соответствовало его планам. Остальные – лишь немногие, приходившие к нему как к целителю. Большинство слушало жрецов из-за моря; все, что не одобряли жрецы, они считали порождением зла. Как он мог пасть так низко?
   Теперь он был в стороне от всех, как в броне из непробиваемого льда. Звери в лесу казались ему ближе людей. И всегда гнетет его одиночество.
   Сама внешность ставила его особняком: казалось, достигнув мужской зрелости, он перестал стареть. Он благоразумно изменял с помощью трав свое лицо и волосы, искусственно старя их; иначе его продолжающаяся молодость вызвала бы враждебность в людях, которые больше всего боятся упадка сил и приближения старости, которая означает для них смерть.
   Холод и тьма…
   Неожиданно Мерлин покачал головой и выпрямился. Он позволил неуверенности овладеть собой. Артур правит Британией. Мечом, который вложил ему в руки Мерлин, король установил мир. Ни один человек не может одержать победу, не изведав вначале вкус поражения. На ступил час, к которому была устремлена вся его жизнь.
   Он с новой энергией, как бы очнувшись от кошмара, огляделся вокруг. Высокие и сильные, возвышались вокруг древние камни Зеркало учило его: Сила была, есть и будет. И это «будет» лежит перед ним. Он приведет сюда Артура вопреки всем заморским жрецам, отведет его к зеркалу. Почему позволил он тени лечь на свой разум, нашептывать темные мысли? Он, Мерлин, может быть, последний человек на Земле, владеющий древними знаниями! Он слишком долго тратил время. Теперь Артур не занят отражением набегов, он готов к выполнению своей главной задачи.
   И Мерлину, когда он отбросил сомнения, показалось что камни ослепительно блеснули на солнце, вспыхнули, как факелы. Они и были факелами, несущими забытый свет в темный мир. Мерлин высоко поднял голову, расправил плечи.
   Почему же все-таки позволил он неуверенности овладеть собой? Похоже, в словах людей о колдовстве есть какая-то правда, и им овладело могучее заклятие как то, при помощи которого зеркало сохранило ему жизнь. Теперь он ощущал Силу так же ясно, как в тот день, когда поднял Королевский камень на Западном острове.
   И все же ему не хотелось уходить, не хотелось возвращаться в дворец-крепость короля. Камни по духу были ему ближе людей. С глубоким сожалением вспомнил он, как ждал рождения Артура, надеялся, что кто-то разделит его одиночество, особенно сильное, когда он оказывался в толпе. Мерлин свистнул, и лошадь, которая паслась у стоящих камней, заржала в ответ, подошла к нему и ткнулась головой в грудь, а он трепал ее уши и гриву. Это была знаменитая черная порода – больше и крепче горных пони, более послушная, без тех порывов к независимости, которые иногда заставляли пони сбрасывать любого всадника.
   Сев в седло, Мерлин еще задержался, задумчиво глядя на камни. Он видел насыпь, воздвигнутую над Амброзиусом, этим сильным человеком который так стремился вернуть прошлое. Только в нем видел он безопасность.
   Утер лежит не здесь. Чужеземные жрецы положили его тело под полом одной из их церквей, построенной на месте римского храма. Сами камни древней постройки теперь служили новым богам.
   Видел Мерлин и могилу, в которую вторгся некогда, чтобы извлечь меч. Кто лежит там? Один из Повелителей Неба, встретивший смерть далеко от дома? Или сын смешанного брака, подобный ему самому? Мерлин не знал этого, но рука его взметнулась в воинском приветствии не только человеку, прозванному Последним Римлянином, но и этому неизвестному из глубокого прошлого.
   Уезжая от Места Солнца, он укреплял свою решимость. Он обратится к Артуру, отведет его к зеркалу. Артур далеко не глуп; он поймет разницу между древними знаниями и тем, что невежественные люди называют колдовством.
   К тому же наступает время пустить в ход Королевский камень. В пещере есть необходимый предмет Его нужно положить под камень, и тогда – тогда вызов будет послан!
   В ответ появятся корабли со звезд. И снова человек сможет завоевать небо, землю и море! Мерлин чувствовал, как горячая надежда растапливает лед недоверия. Человек стоит на пороге нового великого времени.
   Так думал он на пути в Камелот и ночью ему снились яркие сны. Артур и зеркало… сигнал камня…

   Через несколько дней Мерлин приближался к стенам древнего замка, который Артур превратил в самую мощную в Британии крепость. Стража хорошо знала Мерлина и не остановила у внешних ворот. Мерлин задержался лишь для того, чтобы сменить свое пыльное дорожное платье на более подходящее к великолепию королевского двора.
   – Здравствуй, Мерлин. – Артур сидел за круглым столом. Это тоже было изобретением Мерлина: круглый обеденный стол, за которым ни один гордый рыцарь или маленький король не смог бы утверждать, что его посадили на место, не соответствующее его достоинству.
   – Здравствуй, господин король – Мерлин сразу заметил среди знакомых лиц новое. Кей больше не сидел по правую руку короля Нет, это место занимал юноша, почти мальчик.
   Глядя на смуглое лицо незнакомца, Мерлин сдержал невольную дрожь. Если в чертах Артура ничего не говорило о присутствии древней крови, то во внешности этого юноши оно читалось так ясно, как еще не случалось видеть Мерлину. Разве лишь в зеркале, отражающем его собственное лицо.
   Внешность юноши в одно и то же время была знакомой и незнакомой. Глаза смотрели из-под густых ресниц жестко, непроницаемо. Глаза старика, не соответствующие юному телу. В них виднелась угроза…
   Мерлин обуздал свое воображение. Нужно радоваться появлению еще одного представителя древней расы. Но ничто в этом юноше не радовало его.
   – Ты вовремя. – Артур махнул рукой, и виночерпий торопливо наполнил серебряную чашу заморским вином и поднес Мерлину. – Ты вовремя, бард, чтобы выпить за здоровье нового потомка Пендрагона, пришедшего ко мне на службу. – Он кивнул юноше. – Это Модред, сын леди Моргазы и мой племянник.
   Рука Мерлина сжала кубок. Ему не нужен был даже этот косой, мрачный взгляд, брошенный юношей, предвещавший опасность, чтобы понять правду.
   Племянник Артура? Нет, сын его от той самой девки, которую скрыла Нимье. А по взгляду его Мерлин понял, что юноша знает правду – или по крайней мере ту ее часть, что может принести наибольший вред Артуру, – что он действительно сын короля и женщины, известной, как сводная сестра короля.
   Мерлин выпил вино, надеясь на свое умение скрывать чувства.
   – Лорд Модред. – Он кивнул юноше. – Кровь Пендрагона – это высокая честь.
   – Да. – Артур улыбнулся. – И он как раз вовремя, чтобы окровавить свой меч и показать характер. На саксонском берегу горят сигнальные огни. Эти псы войны опять ищут добычу. Мы выезжаем на охоту…
   Глаза короля горели. Мерлин понял, что не сможет остановить Артура. Придется отложить планы знакомства Артура с зеркалом. Артур по-прежнему не будет знать своего наследия и истинной задачи. И Модред… сын короля, воспитанный Нимье. Это Мерлин знал инстинктивно. У нее было достаточно времени, чтобы подготовиться к удару. И вот она нанесла его. К злобе того, кто считает себя лишенным законного места, добавляется железная воля Нимье. Этот юноша – страшная угроза.
   Но не только осторожность говорила в Мерлине. В нем начал закипать гнев. С самого начала он слишком верил в удачливость Нимье. Пора отыскать ее. А может ли быть лучшая дорога к ней, чем через Модреда, ее создание?
   Мерлин прислушивался к возбужденным разговорам о новой экспедиции против саксов. Сидя за круглым столом, он поднял взгляд к галерее и переводил его от одного прекрасного лица к другому. Королева хвастала, что ее сопровождают красивейшие женщины Британии, но ни одна не может соперничать с нею.
   Вот и Джиневра. Ее богато украшенное платье желтого цвета, как созревшая пшеница. Маленькая золотая корона на волосах, такого же цвета, что и платье. Платье и волосы сливаются, из невозможно разделить. На шее тяжелое янтарное ожерелье; когда она наклоняется вперед, на щеки свисают серьги – драгоценные камни. Глаза ее внимательно следят… за кем?
   Мерлин проследил направление ее взгляда. Она смотрела на Модреда и слегка улыбалась. Мерлин внимательно рассматривал королеву: он знал, что за этим взглядом, который он не может разгадать, что-то скрывается. И эта неспособность разгадать беспокоила его. То, что женщина оставалась для него загадкой, возможно, какая-то случайность. Но он не остановился на этой мысли. Он считал Джиневру куклой, игрушкой, без собственных мыслей и целей. Но так ли это?
   Однако теперь он искал другое лицо. И поэтому отвернулся от яркого солнца королевы к менее яркой радуге окружавших ее леди. Некоторых он знал по именам, других по внешности, но никогда не рассматривал их внимательно, как сейчас. Но той, кого он искал, не было. Не было леди, такой же яркой, а может, еще ярче самой королевы. Если Нимье представила двору Модреда, то сама не явилась, иначе она присутствовала бы на пиру.
   Мерлин осторожно поискал ее теми другими чувствами, которые редко использовал в большом обществе: слишком много личностей излучавших собственную энергию. Нет, он готов поклясться, что Нимье здесь нет.
   Но воля ее здесь, в лице королевского «племянника». Мерлин начал планировать заново. Он не верил, что неожиданное известие о саксах тревожит короля. Сам Артур как будто видит в этом только возможность показать новонайденному племяннику проворство и неуязвимость черной кавалерии.
   Теперь – Мерлин знал это, он отмел все сомнения, вызванные своей земной половиной, – теперь настал час. Он должен вызвать небесные корабли, пусть и без согласия Артура!
   Он погрузился среди пира в собственные мысли. И вдруг понял, что люди вокруг встают, зовут оруженосцев, готовятся к отъезду. Он чувствовал силу их эмоций, чувствовал, как в нем самом пробуждается та же жажда сражения. И подавил ее другой своей частью, принадлежащей не Земле, а Повелителям Неба. Он должен использовать мысль и невидимые силы, а не примитивное оружие этого мира.
   Перед ним стоял кто-то. Мерлин взглянул на Модреда.
   – Тебя называют бардом. – В голосе Модреда слышался звон невидимого оружия. – Тебя также зовут колдуном и сыном нелюди. – В тоне его звучала насмешка. Любой другой на месте Мерлина выхватил бы в ответ оружие.
   – Все это правда. – Мерлин несколько удивился открытому проявлению враждебности, хотя с самого начала ждал, что человек Нимье как-то проявит себя.
   – И насколько правда то, что говорят? – На этот раз в голосе Модреда звучал открытый вызов.
   Мерлин улыбнулся.
   – Много ли мы знаем о себе? Способны ли отличить правду от вымысла? У каждого из нас есть свои силы, большие и малые. Дело в том, как мы используем данное нам.
   – Силы могут быть даны тьмой и светом. Король слушает жрецов света, бард. Старые времена миновали…
   Мерлин рассмеялся. Его охватило то же возбуждение битвы, что и остальных при известии о набеге саксов, но по другой причине Нимье через этого юношу бросала ему вызов. А когда дело доходит до войны, сомнения исчезают. Он может использовать силы, которые по его приказу подняли камень. Он не бесполезное оружие, в его руках такие силы, которые и не снились другим. Продолжая разговаривать с Модредом, он про себя перечислял эти силы.
   – Разве ты никогда не слышал, лорд Модред, – спросил он, произнося имя с насмешкой и видя, как вспыхнуло лицо юноши – что существует нечто такое, что было есть и будет? Та, которая учила тебя, должна это знать.
   Он отвернулся, но Модред схватил его за рукав.
   – Ты невежлив, бард! И кого это ты имеешь в виду?
   Мерлин снова рассмеялся. Значит, Нимье не полностью владеет этим мальчиком. Хоть в нем и есть древняя кровь, он не умеет подавлять вспышки гнева.
   – Мальчик, – сказал он, не употребив на этот раз слово «лорд» – тебя учили многому, только не хорошим манерам. – Мерлин выдернул рукав. – Прежде всего тебе следует узнать сущность человека, с которым говоришь.
   Может, он сказал слишком много. Но в Мерлине тоже была гордая древняя кровь. К тому же он решил, что Нимье не слишком искусно подобрала свое оружие. Это не Эктор, даже не Кей, юноша не слишком умен.
   Мерлин прошел сквозь толпу возбужденных мужчин. Теперь, когда он наконец принял решение, у него есть своя миссия. Впрочем у двери он оглянулся. Модред смотрел ему вслед, в руке у него была рука заморского жреца. Бритое лицо жреца взволновано. Мерлин видел, как двигались губы Модреда. Он не сомневался, что готовится какая-то неприятность. Но какая именно… Он пожал плечами.
   Быстро прошел он в свою комнату и снял одежду барда. Это белое платье делало его слишком заметным. Он надел простую одежду, взял плащ с капюшоном. Потом отыскал свежую лошадь заполнил седельные сумки хлебом и сыром с кухни, где слуги делали то же самое для готовящегося к походу отряда. Но Мерлин выехал раньше и направился в горы.
   Уже несколько лет не был он здесь, но помнит каждый поворот тропы. И так как он никогда не забывал о своей одинокой жизни в лесах, ему легко было проводить ночи без огня и двигаться тайно. Это стало для него привычным.
   Руины крепости Найрена теперь превратились в насыпь, поросшую кустарником. Мерлин долго простоял здесь, вспоминая, чем был дом клана для Мирддина.
   Потом подъем. Здесь Мерлин снял с лошади седло и упряжь, стреножил ее и пустил пастись. Убрал камни из расщелины. В пещере темно, Не светился ни один механизм. Мерлин не приближался к зеркалу. Сейчас не время для вопросов. Он хорошо знал, что должен сделать.
   У стены он поднял цилиндр размером в свою руку. Зеркало давно рассказало ему об этом цилиндре. Инструкцию он помнил так хорошо, будто выслушал ее час назад. Здесь цель его жизни. Нет больше колебаний, попыток действовать через людей которых предает их собственная природа. Он выполнит волю Повелителей Неба.
   Маяк оказался легче, чем он думал. Мерлин вынес его наружу и снова замаскировал расщелину. Зеркало еще понадобится. Рано или поздно сюда придет Артур. Мерлин не знал, сколько времени сигнал будет идти до кораблей. Месяцы, годы… До этого часа Артур должен оставаться королем.
   Прижимая цилиндр к груди, как долгожданное сокровище, Мерлин начал спуск.


   Было темно, когда Мерлин добрался до Места Солнца. Год приближался к концу, урожай собран, а морозными утрами и долгими темными ночами становилось холодно. Камни казались далекими, они будто сознательно избегали контакта с людьми этого мира.
   Если бы с ним был сверкающий меч, задача была бы сравнительно легкой. Но меч у Артура, и Мерлин должен рассчитывать лишь на свои знания. Пробираясь в каменный круг, он вздрагивал не только от холодного ветра. Родство, которое он всегда чувствовал с этими камнями, закрылось, как дверь на ночь.
   Мерлин не ласкал рукой камни, как делал это раньше. Необходимость заставляла его приняться за работу немедленно. Он подошел к Королевскому камню.
   Осторожно положив на землю цилиндр, Мерлин осмотрел камень.
   Ясно, что нельзя просто положить цилиндр на камень, как он наивно думал. Хотя это место считалось священным, любой прохожий может заинтересоваться странным предметом. Нет, цилиндр нужно хорошо спрятать и Мерлин знал, где: под самым массивным каменным блоком.
   Он поднимал этот камень, сможет поднять его вновь, хотя без меча это значительно труднее. У него с собой только нож, но не из удивительного металла. Тем не менее его нудно использовать.
   От камней падали густые тени, в них что-то таилось. Мерлин постоянно оглядывался, всматриваясь в эти бассейны темноты. Хотя раньше Нимье использовала длишь такие иллюзии, которые он и сам мог вызвать, все же в этом месте оставалось что-то угрожающее.
   Мерлин вспомнил слова Лугейда: в древних храмах долго сохраняются таинственные силы, которым некогда здесь поклонялись.
   Здесь не место для ночлега. Нужно солнце, которое когда-то почиталось здесь как источник жизни, чтобы вызвать всю его энергию. А пока у него есть время, чтобы подготовиться к величайшему усилию в жизни, большему, чем даже иллюзия, сопутствовавшая рождению Артура. Снова подобрав маяк, он двинулся к насыпи, некогда бывшей жилищем Лугейда. Тут он расположился на ночь, напился из ручья, который почти совершенно затянуло илом с тех пор, как сюда перестал приходить друид, поел остатки провизии, привезенной из Камелота.
   Потом сел, прислонясь спиной к остатку стены, и посмотрел на Место Солнца. С наступлением темноты поднялся ветер. Пролетая меж камнями, он издавал воющий звук. Впечатлительный человек мог бы услышать в нем жалобы умерших.
   Не в первый раз Мерлин задумался о Повелителях Неба. Что они искали здесь? Почему так хотели вернуться? Они так сильны что легко перелетают от одной звезды к другой. Почему они не найдут для себя другой, лучший мир?
   Может, существует какое-то качество, которое можно найти только здесь? Может, человечество нужно им, чтобы выжить? Зеркало отвечало уклончиво, когда он пытался расспрашивать об этом. Когда оно выдавало информацию, Мерлин часто испытывал чувство угнетения – в его мире не было слов для тех необычных предметов и сложных машин, которыми легко пользовались другие. Но некоторые самые простые вопросы, казалось, в свою очередь смущали зеркало.
   Хотя он не смыкал глаз, а продолжал следить, как ночь поглощает Место Солнца, Мерлин напряженно думал, собирая сведения, накапливая необходимую энергию. Ему предстояла не галлюцинация, а реальное действие.
   Он такой же полководец, как Артур, но в войске его не люди. Глубже и глубже погружался он в свою память и разум. И неожиданно узнал возникшую в памяти картину. На этом самом месте стояла Нимье, тело ее белело, волосы развевал ветер. Он слышал сладость ее голоса, чуть не касался теплого тела. Нет!
   Мерлин решительно подавил это воспоминание. Неужели он может действительно коснуться Нимье, если напряжет все силы? Вон из мозга! Он должен забыть о ней.
   Зеркало… Он должен сосредоточиться на зеркале, как если бы оно стояло перед ним. Увидев зеркало, Мерлин успокоился. Мерлин слышал его голос, различал слова, он знал, что ему нужно делать.
   Он больше не чувствовал усталости. В нем нарастала сила, заполняя тело и мозг. Нужно ее сдерживать до наступления нужного момента. Мерлин не замечал, как проходило время. Не чувствовал холода. Внутренняя энергия согревала его, и, несмотря на резкий ветер, он отбросил плащ.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное