Андрэ Нортон.

Зеркало Мерлина

(страница 8 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Сны, странные сны о городах, подобных которым он никогда не видел, с высокими башнями, казалось, парящими в воздухе. Люди летают на существах – не птицах, а хитроумно изготовленных из металла. Иногда спящий на мгновение оказывался в теле одного из этих людей, и тут им овладевали такие чуждые мысли, что он даже понять их не мог.
   Эти люди свободно передвигались не только над облаками, но и под поверхностью мор. Казалось, в мире нет для них тайн. Но они не были счастливы. Ими владело какое-то беспокойство, тревога, и Мирддин отшатнулся от контакта с их умами.
   И вот наступило время, когда мир сошел с ума. Воющие ветры обрушились на города, причиняя ущерб, который не под силу обычной буре. Волны высотой с горы вздымались на море и ударяли в землю, стирая всякие следы человеческой деятельности. Горы дышали пламенем потоки расплавленной породы стекали по их склонам. Когда они встречались с морями, густые облака пара окутывали землю и море, скрывая небо.
   Когда все это кончилось, затонувшая обожженная земля изменилась, появились новые заливы, новые реки. Во многих местах поверхность земли скрылась под водой, зато в других возникли участки парящей грязи, некогда бывшие морским дном. Но человек выжил. Небольшие группы людей, ошеломленных, отупевших, приспосабливались к новому миру. Мало кто из них помнил прошлое, да и то обрывочно. Остальные превратились в тупые существа, которые ели, спали и иногда совокуплялись с звериным бесстыдством.
   Эти остатки человечества действительно опустились, стали хуже животных. Некоторые охотились на своих соплеменников, чтобы набить животы, убивая добычу камнями. Немногие цеплялись за свои воспоминания. У этих немногих хватило ума обособиться, уйти в такие места, где можно защититься от безмозглых животных. И снова начался медленный, очень медленный подъем. Правда превратилась в легенды, приукрашенные воображением; поздние поколения не верили, что в прошлом человек был иным, чем в их время. Но всегда находились такие, кто помнил лучше, чьи рассказы передавались из поколения в поколение менее искаженными.
   Мирддин продолжал спать и видеть сон. Во сне он был той самой породой, которая стремилась выжить, терпела поражения, но никогда не была уничтожена окончательно. Среди людей всегда отыскивались видящие странные сны…

   Послышался долгий звук, похожий на звон огромного металлического гонга. Мирддин шевельнулся в ящике. Его дыхание, чрезвычайно медленное, ускорилось. Жидкость, полностью покрывавшая его тело, ушла. Веки задрожали.
   Как будто это слабое движение послужило сигналом – стержни, поддерживавшие крышку, двинулись вверх. Мирддин открыл глаза и издал слабый звук. Мышцы его затекли, но не больше, чем если бы он провел ночь на открытом воздухе. Мозг его быстро возвращался к действительности.
   Прав ли был голос, ослабло ли силовое поле? Мирддин выбрался из ящика и постоял немного, ухватившись за край.
Вокруг механизмы были охвачены интенсивной пляской огоньков. Тело быстро сохло. Жидкость, заполнявшая ящик, стекала с тела большими каплями, не оставляя влаги.
   Он поискал свою одежду. Ткань пожелтела и стала непрочной. Время – сколько времени!
   Одевшись, он подошел к зеркалу Главное – как долго он проспал?
   Голос, сильный, как всегда, ответил на его мысль.
   – Шестнадцать лет твоего мира, Мерлин. Силовое поле ослабло. Ты свободен. А та, что установила поле, ничего не сможет предпринять: силы ее истощены. Теперь она будет добиваться твоего поражения иными способами. Пора тебе принимать бой.
   Он смотрел на свое отражение. Шестнадцать лет! Но он стал старше не более чем на год. Как это может быть?
   – Жидкость сохраняет жизнь, Мерлин. Но не думай о прошлом. Ты должен выполнить свою задачу. Артур должен стать королем Британии.
   – Утер? – Это имя он произнес вопросительно.
   – Утер умирает. Вокруг него знатные лорды, двое женаты на его дочерях. Но сыновей у него не было, кроме Артура, о чьих правах ты должен заявить. Хоть ты и не делал для Артура то, что планировалось, не научил его тому, чему научился сам, все же Артур небесной крови. Он наш. Посади Артура на трон, Мерлин, и Британия получит короля, чье имя будет на устах людей и тысячу лет спустя.
   Мирддин медленно кивнул. Артур и меч, они должны быть вместе. С того самого момента как они с Лугейдом нашли замечательное оружие, мысль эта не оставляла Мирддина.
   – Артур и меч, и ты с ними, Мерлин. Такова задача, для которой ты родился и не было большей задачи перед человеком. Артур и меч…


   Мерлин стоял, глядя вниз, на большой лагерь, где на множестве шестов развевались знамена вождей и рыцарей. Он должен помнить, что Мирддина больше нет. Узнает ли его кто-нибудь из собравшихся там? Шестнадцать лет! Артур вырос, а он не принимал участия в его обучении. Но сожалениями ничего не исправишь; нужно смотреть вперед с уверенностью и надеждой.
   Благодаря случаю он сменил свое полуистлевшее от времени платье на длинный шерстяной балахон, в каких ходят барды. Отрастил бороду, хотя и редкую. Балахон он нашел в вещах мертвеца, лежавшего на земле; рядом паслась лошадь. Три сакса обагрили землю своей кровью, сопровождая незнакомца; он ушел, как подобает воину. Мерлин не знал, кто его благодетель и почему он попал в засаду. Но он поблагодарил неизвестного за лошадь и одежду и похоронил его лицом к восходящему солнцу.
   На пути к временно столице Британии он встретил десятки людей, в одиночку и группами. Утер умер уже несколько дней назад, но Совет еще не назвал его преемника. Разузнав, как обстоят дела, Мерлин соответственно составил свой план. Теперь он суженными глазами изучал лагерь. Ясно видно знамя Лота, женатого на одной из дочерей Утера. А вот и корнуэлльский олень, поднятый сыном Голориса, который не был законным наследником но за которого стояли все рыцари Корнуэлла. Мерлин видел незнакомые гербы и догадался, что здесь собрались все лорды, имеющие хотя бы отдаленную надежду на выдвижение.
   Он искал парящего ястреба – герб Эктора. И увидел его, но не в центре, конечно, среди палаток знатных лордов, а рядом с палаткой короля Уриена из Регеда, этого северного королевства, которое много лет мужественно отражает набеги пиктов из-за древней стены. Мерлин по пыльной дороге направился туда.
   Перед ним стоял молодой человек, примеряющий камзол с тесно нашитыми бронзовыми кольцами. Мерлин едва не окликнул его по имени. Юноша поднял голову, взглянул на подъехавшего, и Мерлин увидел молодого Эктора.
   – Лорд Кей, – сказал он, руководствуясь догадкой, – лорд Эктор здесь?
   – Отец ушел на Совет герцогов, – ответил Кей, неодобрительно глядя на Мерлина. – У тебя для него известие?
   – Мы дальние родственники, – сказал Мерлин. У Кея, в отличие от отца, было высокомерное лицо. – Да, у меня есть для него известие. – Он очень хотел спросить об Артуре узнать, как прожил его приемыш эти шестнадцать лет. Но, взглянув еще раз на Кея, решил не спрашивать.
   Сын Эктора неохотно приблизился, чтобы отдать долг вежливости гостю, и подержал поводья, пока Мерлин спешивался. Из-за простой одежды, покрытой дорожной пылью он, вероятно, выглядел немногим лучше нищего. Но внимание мальчика он воспринял как должное. Да так оно и было.
   В палатке после яркого солнца было полутемно. Кей приказал слуге принести вина. Он с любопытством поглядывал на сверток – там находился тщательно упакованный меч, – который Мерлин положил себе на колени, садясь на походный стул, но ничего не спросил.
   – Как поживают твои отец и мать? – Мерлин по обычаю кланов пролил на землю несколько капель и отпил: лучшего вина он не смог бы получить ни в одной гостинице. Он вспомнил лето, проведенное в долине Эктора, и как они вместе работали, собирая плоды земли.
   – Отец здоров. Мать… – Кей помолчал. – Она умерла прошлой зимой, незнакомец.
   Рука Мерлина дрогнула. Он вспомнил, как гордо несла Тринихид сына, как близки они были с мужем. Тяжелый удар для Эктора.
   – Да будет она счастлива на Благословенном Острове…
   – Мы верим в Христа, незнакомец, – резко сказал Кей. – Ты сам носишь одежды церковного брата, почему же ты говоришь о Благословенном Острове?
   Опечаленный воспоминаниями и чувством утраты, Мерлин удивленно взглянул на юношу.
   – Одежда не моя. – И он сказал первое, что пришло в голову. – Я бард.
   Желание спросить об Артуре стало таким сильным, что он не мог сопротивляться. В палатке, кроме Кея и двух слуг, никого не было. Неужели Артура оставили в долине? Если так, его план потерпел провал, еще не начав осуществляться.
   – Кей, где ты, мальчик?
   Голос остался прежним. При входе Эктора Мерлин радостно вскочил на ноги. Но это был не тот Эктор, которого он знал. На мгновение он замер в неуверенности, глядя с раскрытым ртом, как глупый раб на полях. Стройное тело, которое он некогда знал, растолстело, волосы поседели. Усталое лицо человека, который принуждает себя по утрам вставать и приниматься за ненавистные дела и не ждет отдыха даже к концу дня.
   Но глаза, смотревшие на Мерлина, остались прежними Вначале в них мелькнуло изумление, затем узнавание.
   – Ты жив! – нарушил Эктор напряженное молчание. – Почему ты не приходил?
   – Я был в заключении, – ответил Мерлин. – Лишь недавно вырвался на свободу.
   – Ты… Ты изменился. Но не постарел. Странно, – медленно сказал Эктор. Тут он, по-видимому, вспомнил, что они не одни, и повернулся к сыну. – Отыщи Артура и приведи сюда. Он должен встретиться с нашим гостем…
   Когда они остались одни, Эктор продолжал:
   – Вырос хороший парень. Но ты не вернулся, и мы смогли учить его только тому, чему учили и Кея. Я знаю, что должно было быть не так.
   – Вы дали ему лучшее, что смогли. Тебя не в чем обвинить, – коротко ответил Мерлин. – Вина моя, но я не мог ее предвидеть. Скажи мне, что на Совете. Выбрали ли уже короля?
   Эктор покачал головой.
   – Идет спор. Многие поддерживают Корнуэлла. Он показал себя хорошим боевым командиром. Другие стоят за Лота, потому что он женат на дочери короля. Лот честолюбив. Они могут разорвать Британию на части, прежде чем мы увидим конец спора. Уриен размышляет и строит планы, но не делится ими со мной. А Крылатые Шлемы грабят, как хотят. Снова наступили плохие дни, и нет такого вождя, который смог бы подхватить поводья власти.
   – Поводья власти… – повторил Мерлин. – Похоже, я пришел в момент, когда нужно действовать быстро, иначе будет потеряна всякая надежда. Слушай, родич, в Артуре кровь Пендрагона. Он сын Утера. Король велел его спрятать, чтобы до него не смогли добраться такие лорды, как Лот и остальные. У меня есть для него Сила или по крайней мере символ ее. – Он резко повернулся и взял меч. – Он должен получить его открыто перед всеми, кто сам думает занять трон.
   Вдруг он ощутил молчание Эктора Поднял взгляд, он увидел ужас на лице лорда.
   – Что? Он искалечен? Нарушил законы клана? – Выражение лица Эктора испугало Мерлина.
   – Он… – Эктор облизал губы. – Он красивый парень и… Клянусь ранами Христа, почему ты не сказал мне раньше!
   – Что с ним случилось? – Мерлин опустил меч и схватил Эктора за руку. Он затряс лорда с севера, как будто силой хотел добиться ответа.
   – Утер… он взял ко двору своих незаконнорожденных детей. Одна из его дочерей… Моргаза… она старше своего возраста. Знает мужчин. Неделю назад она затащила Артура к себе в постель.
   Мерлин стоял, как один из столбов Места Солнца, мозг его быстро работал. Артур не сын Утера, но если он сообщит истинные обстоятельства рождения мальчика, кто из лордов последует за ним? Нет, будут болтать о ночных демонах, зачавших его. Мерлин слишком хорошо помнил такие разговоры. Но лежать со своей сестрой – это на всю жизнь бросит пятно на Артура.
   – Эта Моргаза, – спросил он, – она замужем?
   – Еще нет. Король умирал, но когда слух о ее поведении дошел до него, он сильно разгневался. Он призвал леди, которая последнее время находилась с ним, так как известна как целительница. В ее руки он отдал Моргазу, хотя девушка не хотела идти. Говорят, ее увезли ночью связанную, с заткнутым ртом, в занавешенных носилках. И никто не знает, куда.
   Мерлин облегченно вздохнул.
   – Известно ли, что Артур – причина ее высылки?
   Лицо Эктора слегка просветлело.
   – Нет. Она была близка со многими мужчинами. Утер сам застал ее в постели в одним стражником. Он знал ее характер. И поклялся, что она не сможет позорить его при дворе.
   – Тогда мы в безопасности. Возможны слухи, но если девушки нет, они быстро забудутся. Артур будет править. Я получил знак, что это предопределено. Нужно сделать так…
   Разговаривая, он разворачивал меч. И заметил, что Эктор оправился от шока и согласно кивает головой.
   – Помни, – предупредил Мерлин, закончив. – Мирддин мертв, жив Мерлин. Артуру лучше пока не знать о своем происхождении.
   – Это… – начал Эктор, но тут хлопнул входной клапан палатки и ворвался юноша, как будто за ним гнались преследователи.
   Глядя на него, Мерлин испытал шок, почти такой же глубокий, как только что Эктор. Это… это не может быть Артур.
   У парня нет никаких примет древней крови. Он выше Эктора и Мерлина на несколько дюймов, с рыжеватыми волосами, обычными для члена клана; нос не горбатый и узкий, нет сжатого рта, который ожидал увидеть Мерлин. Молодой гигант похож на Утера. Но как это может быть? В его манерах и лице открытость, которая в представлении Мерлина никак не совмещается с Древним Наследием.
   – Лорд, – сказал юноша, солнечно улыбаясь. – Кей сказал, что ты хочешь поговорить со мной.
   – Я хочу, чтобы ты познакомился с этим господином, – сказал Эктор, указывая на Мерлина – Благодаря ему ты стал моим приемным сыном. У него есть для тебя очень важное известие.
   Мерлин облизал губы кончиком языка. Глаза его отказывались узнавать в этом красивом мальчике Артура. Если бы он выглядел, как человек древней расы, тогда Мерлин уверенно рассказал бы то, что считал необходимым. Но сейчас, при виде самого обыкновенного члена клана, он заколебался.
   – Господин? – Юноша вопросительно повернулся к нему. В глазах его было внимание. Может, все эти годы задавал он себе вопросы, на которые не могли ответить приемные родители. Для Артура было бы естественно задумываться над своим происхождением. А для ответа у него не было зеркала.
   – Я Мерлин, обладатель древних знаний. – Он внимательно следил за Артуром, ожидая хоть малейшей реакции, свидетельствовавшей бы о том, что Артур не похож на окружающих. Но лицо юноши отразило лишь удивление. – В тебе королевская кровь… – После случая с Моргазой, вероятно, лучше не указывать на родство с Утером. – В сущности ты потомок Максима и Амброзиуса. – И гораздо более древней и великой расы, добавил про себя Мерлин. – В твоем детстве нашлись такие, кто счел, что ты слишком близок к трону. Поэтому решено было, что ты будешь воспитываться вдали от двора. Поскольку лорд Эктор мой родственник, а заботу о тебе поручили мне, я передал тебя лорду Эктору. Но планы, которые мы тогда составили, не осуществились. Я должен был обучать тебя древним знаниям. Но я попал в руки врага и только недавно освободился из тюрьмы, где провел все эти годы.
   Вот что должен я сказать тебе, Артур до и во время твоего рождения были пророчества. Ты будешь королем Британии…
   Юноша, вначале удивившийся, теперь рассмеялся.
   – Лорд Мерлин, кто я такой, чтобы претендовать на трон, из-за которого враждуют знатные господа? У меня нет ни одного вассала, нет племени, которое поддержало бы мое требование.
   – У тебя есть нечто большее, чем армия. – Мерлин верил в свои слова, он должен верить зеркалу. – Это обладание Силой, которая была, есть и будет вечно. И ты докажешь это завтра утром перед всеми. – Он поднял руку, останавливая вопросы, которые хотел задать Артур. – Я не скажу тебе, как это будет сделано. Ты придешь на испытание ничего не знающим и ни один человек не сможет впоследствии оспорить результат испытания. Но только ты, рожденный для этого, сможешь его выдержать.
   Артур внимательно смотрел на него.
   – Ты явно веришь в свои слова, лорд Мерлин. Но быть королем Британии
   – мало кто из достойных людей поблагодарил бы тебя за это. Те, кто стремится теперь к короне6 не видят тяжести, которую она накладывает на своего владельца.
   Мерлин, почувствовал, что сомнения его рассеиваются. Если юноша сумел это понять, значит он действительно принадлежит к древней расе. Если бы только его можно было обучить! Но время пришло. Теперь все зависит от характера Артура.
   Эктор обратился к Мерлину.
   – Я скажу Совету. Будут кричать о колдовстве…
   Артур сделал неожиданное движение.
   – Я не участвую в колдовстве! – решительно сказал он.
   – Никакого колдовства, – ответил Мерлин. – Только древние знания, забытые большинством людей. И если кто-нибудь владеет ими больше меня, то сможет победить тебя. Но было предсказано, что править будешь ты.
   Он верил в зеркало. Если эта вера пошатнется, у него не останется цели в жизни. Все, на что он потратил жизнь, ни к чему. Повелители Неба должны были предвидеть и этот час.
   Но в то же время Мерлина охватило дурное предчувствие, как будто он потерял давно хранимое сокровище. Его вера в то, что юноша будет похож на существо, летающее меж звезд, развеялось в прах. Даже не было такого ощущения родства, как с Эктором. Между ним и Артуром не было взаимного внутреннего узнавания.
   Юноша переминался с ноги ногу, переводя взгляд от Мерлина к Эктору, как будто ожидая разрешения уйти. Когда Эктор кивнул Артур мгновенно исчез. Ему явно хотелось быть подальше от незнакомца.
   – Вот что я подумал. – Эктор говорил кратко, как будто тоже ощутил напряжение атмосферы. – Поблизости есть камень, один из древних. Он подойдет. Но станут ли тебя слушать?
   – Станут, – серьезно и коротко ответил Мерлин. – Идем к этому камню.
   Эктор оказался прав. Это действительно был стоячий камень, очень похожий на камни Места Солнца. Только этот был один. Возможно, его поставили в честь древней победы или в знак поражения. В нем по-прежнему генерировалась огромная энергия. Проведя пальцами по поверхности камня, Мерлин ощутил эту энергию. Как раз для его целей.
   Мерлин развернул меч и, взяв рукоять обеими руками, уперся концом в камень. Медленно и негромко начал он петь, на этот раз заставляя камень не подняться, а открыться перед касающимся его металлом. Мерлин вложил в песню все, чему научило его зеркало, отбросил все постороннее Остались только камень и металл, и они должны были подчиниться его воле.
   Конец меча двинулся внутрь, как будто упирался не в твердый камень, а в мягкое дерево. Дюйм за дюймом углублялся меч в камень. Когда он вошел на две трети, Мерлин пошатнулся и упал бы, если бы Эктор не поддержал его.
   – Древние знания, страшная вещь, родич. – Он крепко обнял Мерлина за плечи. – Не поверил бы, если бы не видел своими глазами. Но Артур не знает слов Власти. Сможет ли он выдернуть меч?
   – Только он и сможет, – слабо ответил Мерлин. – Он принадлежит к расе, обладающей властью над металлом и камнем, хотя сам этого не знает. – Мерлин держался из последних сил. – Теперь нужно сообщить лордам об испытании…

   Впоследствии Мерлин не мог ясно вспомнить как он стоял против собравшихся. Он знал только, что в нем была такая Власть, что и без всяких иллюзий люди слушали и верили. С факелами в руках устремились они к камню и увидели погруженный в него меч. И согласились, что предложенное Мерлином испытание должно назвать вождя. И хоть они, наверно, не верили, что кому-то это удастся, что-то заставило их согласиться.
   Сам Мерлин так устал, что скорее упал, чем лег на груду плащей в палатке Эктора; он не видел снов и спал, как человек, одержавший победу над превосходящими силами противника.
   Утром Мерлин поел, не чувствуя вкуса, не зная, что ест, – так сконцентрирована была вся его энергия на предстоящем. Позже он нетерпеливо занял место у камня с трудом напустив на себя внешнюю невозмутимость, чего требовало его положение пророка.
   И они пришли, один за другим. Пришел Лот Оркнейский, с лисьим лицом под лисьими рыжими волосами, переводя взгляд с одного человека на другого, как будто решая, как использовать их для своих целей.
   Но меч под его рукой не шевельнулся. Лот даже отдернул руку от рукояти, будто она была раскалена. Пытался сын Голориса Корнуэлльского, пытались другие. Их было так много, что имена их ничего не значили для Мерлина. Большинство из местных племен, но были и представители армии Амброзиуса, явно римляне.
   Потом пошли молодые. Некоторые юноши только начали носить оружие. Их усилия вырвать волшебный меч были напряженней, словно они верили там, где старшие сомневались. Мерлин запомнил только смуглое лицо Кея. Он всегда держался в стороне от двора и потому многих не знал.
   Но он затаил дыхание, когда в круг вошел Артур. Солнце превратило его волосы в золото, такое же яркое и чистое, как золото с Западного острова. И тут в мозгу Мерлина слова сложились в определенный образец, и он про себя произнес условную фразу.
   Артур вытер ладони о полу, будто они были влажными от пота. Одежда его была освещена так же ярко, как волосы. От него всего исходило сияние. Или так только казалось Мерлину?
   Юноша сжал рукоять небесного меча. Мерлин видел, как напряглись мышцы на его плечах и руке от усилий. Лицо стало серьезным. Из всей толпы единственным уверенным человеком был Артур.
   И вот раздался протестующий хриплый звук. Меч медленно высвобождался, выходил из камня. Мерлин услышал удивленные возгласы собравшихся. Они все пытались, они знали, что это невозможно, и вот перед их глазами Артур совершал невозможное.
   Он продолжал тянуть. Рукоять меча пришлась ему точно по руке. Лезвие вспыхнуло, Артур радостно рассмеялся и взмахнул им над головой.
   Мерлин не кричал, но его слова были подхвачены толпой, как будто он провозгласил изо всех сил:
   – Да здравствует Артур Пендрагон, Высокий Король Британии, который был, есть и будет!
   Всех охватил благоговейный страх. Мерлин видел, что даже Лот отдал мечом салют новому вождю. И Мерлин почувствовал, как напряжение спадает.
   Он бросил взгляд на стоявших несколько в стороне женщин. Каждая королева и леди надеялась в глубине души, что великое деяние совершит ее муж и что она будет править вместе с ним. Но среди них…
   Мерлин сжал кулаки; он мог бы догадаться, что она будет здесь На этот раз на ней не простое зеленое платье, а соответствующий наряд. Высокая и стройная, с грацией, по соседству с которой остальные женщины казались полевыми работницами. Ее платье зеленое, оно украшено богатой фантастической вышивкой из серебра, на темных волосах серебряный обруч с зеленым камнем.
   Она встретила его взгляд и слегка улыбнулась. Он почувствовал угрозу. Нужно защищаться! Если бы он только знал какими возможностями она располагает! Зеркало говорило, что, заключив Мерлина в пещеру, она почти истощила свои силы. Но если поле с годами ослабло, Нимье могла восстановить свои силы.
   К Артуру подходили лорды и клялись в верности. Мерлин увидел Эктора, как всегда немного в стороне. В два шага он был рядом.
   – Эктор, – сказал Мерлин. Голос его заглушали приветствия. – Кто эта женщина?
   Он должен знать, какое положение занимает Нимье при дворе, кто ее поддерживает, открыто и тайно.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное