Андрэ Нортон.

Зеркало Мерлина

(страница 12 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Мерлин укрылся под кустом, не разжигая костер, и пожевал хлеба с сыром, запив его водой из бутылки. Он послал невидимых разведчиков, служащих его мозгу; и когда эти разведчики вернулись, то доложили: нет ничего, кроме древесных теней. Наконец Мерлин поставил охрану и задремал: он не осмеливался погрузиться в глубокий сон.
   Когда взошла полная луна, он ощутил какое-то движение в лесу, но не животного и не человека. Это были силы, которыми сам Мерлин хорошо владел. Какие бы часовые ни сторожили крепость Нимье, они были начеку.
   Мерлин не пытался определить сущность этих часовых. Он не хотел, чтобы они ощутили его присутствие. Он только осторожно отметил место расположения каждого.
   Возможно, Нимье полагалась на искажающие поля днем и на пугающие иллюзии ночью что вполне естественно по отношению к обычным людям. Мерлин отметил прогалину к западу от того места, где он лежал. По прогалине протекал ручей, неглубокий, но довольно широкий.
   Здесь его вход. Он знал то, чего не знают обычные люди: текучая вода избавляет от искажений и иллюзий Отсюда происходит древнее поверье, что злые силы могут остановиться, не осмеливаясь перейти текучую воду.
   Итак, у него есть вход, и он знает, где стоят часовые. Снова возбудив свою охрану, Мерлин задремал.
   Рассвело, и он выбрался из-под куста. Снова немного поел и двинулся на запад. До восхода солнца он добрался до ручья. Там, где его пересекала дорога, в ручье лежали камни для перехода вброд. Мерлин не пошел по камням, а спустился в центр ручья и двинулся на одинаковом расстоянии от обеих берегов.
   Он шел по колено в воде, такой чистой, что видны были камни дна и быстрые тени рыб. Перед собой Мерлин держал жезл. Жезл находился в равновесии, пока Мерлин не вошел в самую глубину леса.
   Все чувства Мерлина были настороже. Он ощущал присутствие маленьких живых существ, жителей леса, но ни следа тех часовых, которые бродили ночью. Неожиданно жезл сам собой повернулся в его руке. Стекло указало вперед и слегка на восток Жезл хорошо служил ему, указав прямую дорогу к крепости Нимье. И ему не нужно покидать воду; он пойдет по воде пока ручей течет в том же направлении.
   Жезл в руке медленно поворачивался, пока снова не занял горизонтальное положение. Мерлин находился прямо перед крепостью Нимье. Немного впереди ручей делал резкий поворот, настолько крутой, что он не мог быть естественным. Увидев тщательно пригнанные древние камни, Мерлин убедился, что его догадка верна.
   Ручей стал гораздо уже, как будто загнанный в искусственный канал. Уровень воды поднялся, идти стало труднее; сильное течение смыло ил и песок, теперь Мерлин ступал по камням. Благоразумие советовало держаться ближе к берегу под укрытием нависающих ветвей. Цепляясь за эти ветви, Мерлин уберегся от падений.
   Он двигался вперед медленно, но не собирался выходить из воды, которая хоть немного укрывала его.
Впереди он увидел, как солнце отражается на обширной водной поверхности. Несколько мгновений спустя он стоял, глядя на крепость Нимье.
   Она действительно Леди Озера. На острове, где лишь один-два куста сумели укорениться среди скал, стоял замок из черного камня.
   На нижнем этаже окон нет; выше видны узкие щели, дающие немного света. Камни не обработаны и скреплены по римскому обычаю.
   Справа от замка отходит каменная дамба. В середине она проломлена, и Мерлин предположил, что гарнизон замка имеет возможность перекрывать брешь временным мостом.
   Вода озера сама по себе странно светилась. Мерлин знал, что это свидетельствует об иллюзиях. Для тех, кто несведущ в таких делах, все замок и озеро кажутся окруженными непроницаемым туманом, как и говорится об этом в слухах.
   Мерлин рассматривал замок. Никаких признаков жизни. Как будто давно покинутые руины. Но жезл в руке Мерлина продолжал отклоняться, указывая на крепость. Если его выпустить, он полетит над водой, притянутый мощным источником силы. Задача Мерлина – преодолеть расстояние до замка не только жезлом – всем телом.
   Слева водная поверхность задрожала сильней. Мерлин получил неожиданное предупреждение. Он поднялся на берег, осторожно всматриваясь в озеро. Из воды поднялась чудовищная голова с разинутой пастью обнажив клыки размером с меч.


   Это не иллюзия. Чудовищная голова реальна, хотя ничего подобного Мерлин раньше не видел. Он припомнил сведения, сообщенные зеркалом, о сосуществовании многих миров и о том, что стены между этими мирами иногда утончаются. Случайно или благодаря применению мощной энергии жизненные формы одного мира могут проникнуть в другой; отсюда рассказы о гигантских змеях и драконах, убитых героями.
   Хотя существо из воды чуждо этому миру, он от этого не менее опасно. И Мерлин не сомневался, что житель озера – часть защиты Нимье.
   Существо двигалось к берегу с ужасающей скоростью, его голова со страшными кинжалоподобными клыками высоко вздымалась над поверхностью воды, зловещее шипение и отвратительный запах доносились из пасти. Мерлин повернул жезл в руке с такой же силой, с какой заставлял подниматься камни.
   Глаза существа, глубоко посаженные в узком чешуйчатом черепе, больше не смотрели прямо на Мерлина. Как очарованные, следовали они за поворотом жезла. Мерлин испытал облегчение: существо не настолько чуждо, чтобы не поддаться контролю.
   Голова существа слегка поворачивалась направо, налево вслед за поворотами жезла. Мерлин больше не интересовал его. Мерлин проверил мозг чудовища: чуждый, но разумный, он теперь был открыт перед ним.
   И по законам этого мозга Мерлин сотворил иллюзию. Это оказалось проще, чем он думал. Когда он замедлил повороты жезла, существо не двинулось. Голова его продолжала раскачиваться, тусклые глаза смотрели слепо.
   Мерлин воспользовался возможностью и остановил жезл, внимательно следя за чудовищем, готовый убежать, если оно двинется. Он послал новую команду в чуждый мозг. Кольца длинной шеи начали разматываться, исчезли под водой, и наконец над головой сомкнулась рябь.
   Мерлин вначале хотел добраться до острова вплавь, опасаясь, что проход по дамбе привлечет внимание обитателей замка. Теперь он знал, что этого нельзя делать. Он не знал, долго ли сможет удерживать змееподобное существо. Поэтому он как можно быстрее пошел по берегу к дамбе, продолжая внимательно поглядывать на воду и землю и мысленно проверяя наличие других возможных караульных.
   У конца дамбы он остановился, глядя через брешь на остров. Вода необычно блестела: должно быть, его присутствие возбудило действие какого-то сторожевого механизма, который должен ошеломить и смутить незваного гостя.
   Под ногами Мерлина лежала древняя дорога. Но особое удивление вызвал у него сам замок. Он был совершенно не похож на знакомые ему крепости. Как будто темное приземистое здание явилось в этот мир из другого, как чешуйчатое чудовище в озере. Вид тяжелых очертаний его стен внушал беспокойство и тревогу.
   Может, это влияние какого-то искажающего поля? Мерлин не знал, но у него не было никакого желания появляться на острове и в замке. Однако не желания управляли им.
   Он снова начал поворачивать жезл, держа его на расстоянии вытянутой руки от тела. Если его защита сработает, как он надеялся, ни один наблюдатель из замка не сможет ничего разглядеть за сиянием. Мысленная проверка не обнаружила впереди ничего. Только чернота, в которой таилось что-то нехорошее.
   Мерлин добрался до края бреши и увидел выемки в древнем камне. Его догадка подтверждалась: брешь в нужных случаях перекрывалась мостом, который можно было тут же снять. Но он не мог позволить, чтобы его победила узкая полоска воды.
   Глядя вниз, он увидел упавшие камни, зеленые от слизи. Некоторые выступали над поверхностью, хотя вершины их влажные и тоже слизистые. Мерлин критически рассматривал расстояние между ними.
   Здесь сияние воды было особенно сильно, но все же не настолько, чтобы совсем закрыть от него камни. Если идти этим путем, придется отказаться от использования жезла и тем самым обнаружить себя перед возможными наблюдателями из замка. Мерлин обдумал эту проблему и не смог найти другого выхода.
   Он прочно привязал жезл к поясу – теперь ему понадобятся обе руки. И вот, перегнувшись через край бреши, со всей возможной осторожностью он опустился на поверхность первого камня.
   Мерлин внимательно следил за водой. Если в озере существуют и другие чудовища, сейчас самое подходящее время и место им появиться. Поверхность воды так сверкала, что он не видел, что скрывается под нею.
   Следующий камень покрыт зеленой слизью и находится более чем в шаге. Придется прыгать. И чем быстрее, тем лучше. Мерлин прыгнул, ноги его скользнули, но он вцепился руками и не упал в воду.
   Гибель была близка. Во рту у него пересохло, он дрожал. Мерлин продолжал цепляться за камень. Следующий был не так далеко, и его поверхность, хоть неровная и грубая, оказалась сухой.
   Однако потребовалась вся его решительность, чтобы перебраться на этот следующий камень. И когда камень качнулся под ним, как бы собираясь перевернуться и сбросить его в воду, Мерлин снова подавил приступ страха.
   Следующий камень оказался ровне, хотя и покрыт слизью. Мерлин перебрался на него с бьющимся сердцем. Он сидел на третьем камне, восстанавливая дыхание и глядя по сторонам: нет ли признаков, что за ним охотится какое-нибудь чудовище.
   Последним прыжком он приземлился на другой стороне бреши. И оказался на маленьком скальном выступе, на котором едва умещались ноги. Лицо Мерлина находилось лишь в нескольких дюймах от стены, по которой ему предстоит взбираться. Мерлин вытянулся в поисках опоры для рук, не решаясь поднять голову.
   Найдя точку опоры, он подтянулся. Поднявшись на дамбу, несколько мгновений лежал неподвижно, пока сердце не стало биться нормально, а воля не победила чувства.
   Потом он встал на ноги. Перед ним сгустилась тьма, как будто ночь здесь постоянно обгоняла свет дня.
   Мерлин отвязал жезл и поднял его перед собой стеклом вверх. Жезл указывал вперед, почти вырываясь из рук. Но Мерлину не нужно было этого дополнительного доказательства, чтобы знать: то, что находится в замке, не вполне принадлежит этому миру.
   Идя к черному входу, он пытался определить, идет ли за ним какой-нибудь новый охранник. Есть ли у Нимье оруженосцы и служанки, может, как и озерное чудовище, проникшие из другого мира или времени?
   Если они и были, то защита их для него непроницаема: он не мог обнаружить ничьего присутствия. Стоя перед дверным занавесом, колебавшимся на ветру, мерлин понял, что Нимье не нужны ни двери, ни замки. Туманный покров был не менее эффективен, чем каменная стена. Мерлин не мог сделать вперед ни шага.
   Но он не собирался сдаваться. Мерлин достал свое последнее оружие – кусок небесного металла, подарок Лугейда. Металл можно было сгибать как физическим давлением, так и силой воли. Мерлин прижимал металл к стеклу жезла, пока оно не оказалось обернуто сверкающим покровом.
   Чем ближе он подносил конец жезла к облачной двери, тем ярче светился металл. И вот он ударил жезлом в центр тьмы, как воин ударяет копьем. В ответ блеснул такой яркий свет, что на мгновение Мерлин ослеп. Над головой его ударил гром.
   Он закрыл рукой глаза.
   Тьма впереди рассеялась. И из-за ясно видного входа пробивался свет, не от лампы или факела, но более яркий.
   Держа жезл перед собой, Мерлин переступил порог.
   Как и пещера, когда он ее в первый раз увидел, так и это обширное помещение, занимавшее весь нижний этаж замка, было уставлено машинами. Некоторые походили на знакомые ему установки в пещере, на них так же сверкали огоньки. Другие были незнакомы. И никакого зеркала. Нимье получала инструкции иначе, чем он.
   Никакой жизни он не смог обнаружить. У дальней стены виднелась извивающаяся лестница, ведущая на второй этаж.
   Мерлин пошел по проходу между установками. Вид знакомых механизмов внушал уверенность. Он поднялся по лестнице на второй этаж, где были окна. Поднявшись через отверстие в полу, он ощутил знакомые запахи – запахи трав и кореньев. Принюхавшись, он смог определить те, что сам собирал и хранил.
   Длинный занавес делил помещение надвое. С одной стороны табуреты, стол, связки сухой травы на стенах, шкаф с полками, на которых закрытые сосуды и горшки. Осматривая это помещение, Мерлин чувствовал себя почти дома.
   Но было здесь и что-то иное. Аромат трав не мог скрыть другой запах, далеко не приятный. Кто-то здесь создавал иллюзии, используя наркотики, с которыми – Мерлин знал это – лучше не иметь дела. Это запах зла, коварный, полускрытый, но совершенно очевидный.
   Мерлин отдернул занавес. За ним оказалась постель, застеленная алой с золотом тканью. Поверх накинут золотой покров со сложным рисунком. На стенах дорогие ковры. Но на них не вышиты фантастические звери, охотники или другие рисунки, которые вышивают леди при дворе. Линии на коврах резкие, сплошь из углов.
   Чем-то этот рисунок напоминал города из снов Мерлина. И чем дольше он смотрел на эти линии, тем все беспокойнее становился как будто за ними скрывалось что-то злое, ждущее. И все же он видел только линии.
   Тут находился также ящик в форме кровати, и на нем, прислоненное к стене, – зеркало. Зеркало! Мерлин осторожно двинулся по комнате, тщательно следя за тем, чтобы его отражение не появилось на полированной поверхности. Вполне возможно, что это ловушка и, вернувшись, Нимье узнает, кто вторгался в ее обитель. Подойдя ближе, он, однако, убедился, что это не такое зеркало, как в его пещере, а просто предмет украшения.
   В этой части помещения не чувствовалось беспокойства. Мерлин решил, что это личная комната Нимье. Вверх хода не было: в замке только два этажа.
   Он не видел ни следа слуг. Нимье, должно быть, живет одна. Разве что у нее слуги, которым не нужно помещение, еда и питье.
   Вернувшись в первую секцию, снова окруженный травами Мерлин широко взмахнул жезлом, направляя свой индикатор на стены.
   Жезл спокойно лежал в его руке. Находящееся здесь не имело родства со звездами. Все звездное внизу. И Мерлин вернулся на заставленный механизмами первый этаж.
   Больше всего ему хотелось уничтожить все стоящее здесь. Но если он попытается сделать это, то может не справиться. Медленно прошел он между машинами, подмечая непохожие на те, что он знал по своей пещере.
   Таких механизмов было три. Один стоял вертикально – шкаф выше Мерлина. И поверхность его отличалась от остальных: те были полированные, а эта шероховатая и похожая на непрозрачное стекло. Жезл в руке Мерлина ожил. Прежде чем Мерлин смог удержать его, конец жезла ударился о непрозрачную поверхность на уровне груди.
   Поверхность не разбилась, но в ней произошло изменение. Как будто непрозрачная пленка сдвинулась, и обнажилось то, что стояло внутри.
   Мерлин затаил дыхание. Он смотрел на женщину, стоящую в узком ящике. Хотя глаза ее открыты, он не видел в них признаков жизни. Она могла бы быть статуей, если бы не это удивительное сходство с жизнью.
   Рыжие волосы длинными локонами спускались на плечи. На шее ожерелье, на запястье браслет. На взгляд она молода но в то же время есть в ней какая-то зрелость, будто она хорошо познала радости тела.
   Вначале Мерлин решил, что она жертва, хотя и тщательно сохраненная способом, неизвестным в этом мире. Потом присмотрелся внимательней и даже решился коснуться пальцем теперь прозрачной стенки. В ответ возле тела девушки слегка закружились струйки. Она погружена в жидкость, точно так же, как он лежал когда-то в своей пещере, не живой, но и не мертвый.
   Говорят, некогда Нимье привела сюда Моргазу, дочь Утера! Но ведь это юная девушка. Она не может быть матерью Модреда, взрослого человека… Разве что ее заключили в этот ящик сразу после рождения сына. Приглядевшись внимательней, Мерлин заметил несомненное сходство с Утером, но никакого сходства с темнолицым Модредом!
   Зачем Нимье держит ее здесь? Леди Озера, должно быть, предвидит какое-то будущее предназначение для дочери Утера. И, зная Нимье, Мерлин не сомневался, что цель у нее недобрая.
   Он внимательно осмотрел ящик в поисках какого-нибудь замка. Ничего. Возможно, он открывается нужным словом, сказанном в соответствующем тоне. Хоть ему и жаль было сияющую девушку, он не видел возможности освободить ее.
   Поверхность снова постепенно теряла прозрачность, как будто изнутри ее затягивало изморозью. Пленка сгустилась совершенно, чему Мерлин был рад: чем меньше следов его пребывания останется здесь, тем лучше.
   Он прошел мимо вертикальной тюрьмы Моргазы к причудливому механизму из проводов, переплетенных металлическими лентами. Ленты образовывали нечто похожее на шлем, с вершины которого провода уходили в стоящий сзади высокий столб.
   Перед столбом стояла скамья, на ней лежал шлем. Мерлин внимательно разглядывал это устройство. И вдруг его охватило возбуждение. Вполне вероятно, что это устройство для связи, такое же, как его зеркало! Если это так…
   Мерлин обогнул столб. Он был совершенно гладкий и поднимался почти до потолка. Над его вершиной и потолочной балкой оставалось пространство примерно в половину жезла Мерлина. Из вершины столба в это пространство время от времени поднимались разной длины выступы толщиной в мизинец.
   Даже в своих снах об утраченных городах мерлин не видел такое. Но если это связь между Нимье и теми, кто послал ее на Землю, и если эту связь можно оборвать…
   Он глубоко уважал все связанное с Повелителями Неба и очень мало знал о них, поэтому ему не хотелось вмешиваться в их дела. Но он знал также, что у него появилась возможность нанести врагу величайшее поражение.
   Жезл предупреждал его, что в столбе таится большая сила. Однако когда он направил жезл в сторону шлема, реакция оказалась более слабой. И провода, соединявшие шлем со столбом, казались такими хрупкими.
   Мерлин перевел дыхание. Даже если он разбудит такие силы, которые принесут ему смерть, поражение Нимье и стоящих за ней этого стоило. Он выполнил возложенное на него задание – маяк действует. Когда прилетят Повелители Неба, Артур их встретит. Значит, смерть его не так уж важна.
   Медленно и осторожно Мерлин провел жезлом по поверхности скамьи, потом положил его, не касаясь проводов, уходящих в столб. Потом, как и тогда, когда нужно было поднять камень, начал постукивать звездным металлом. Негромко запел.
   Он не пытался коснуться шлема, а всю волю устремил на его крепление. Шлем сам собой поднялся над поверхностью скамьи. Он поднимался рывками, как будто сопротивлялся чужой воле. Но поднимался. Вот он уже выше головы Мерлина, и провода натянулись туго, как струны арфы.
   Мерлин без колебаний продолжал.
   Он чувствовал, как за пределами достижимости его разума что-то собирается, бродит невидимое. Но он не обращал на это внимания, сконцентрировав все усилия на том, что нужно было сделать.
   Шлем дергался, резко опускаясь и снова вздымаясь. Но провода держались. Мерлин настойчиво продолжал.
   Послышался резкий звенящий звук. Один из проводов лопнул и вяло повис со столба. Шлем, освободившись с одной стороны, яростно нырял и дергался, повинуясь приказам Мерлина.
   Еще щелчок. Теперь шлем удерживал лишь один провод. Мерлин не позволил, чтобы им овладел триумф. Шлем нырнул, как подбитая птица, чуть не ударив Мерлина в лицо. Голос Мерлина звучал громче и увереннее. И вот произнесено слово приказа.
   Лопнул последний провод. Вся жизнь ушла из шлема. Он упал, и Мерлин сознательно наступил на него, превращая хрупкое содержимое в крошево. Подняв смятый клубок кончиком жезла, он понес его перед собой.
   Последняя установка, назначения которой он не понимал, тоже представляла из себя столб, но без шлема, без проводов, без отверстий в поверхности, даже без огоньков. Он не мог ничего понять. А те, чье присутствие он ощутил в сражении с шлемом, становились все беспокойнее.
   Он не знал, кто они, но чувствовал, что каким-то образом они родственны существам из леса. Его собственная внутренняя сила ушла на борьбу со шлемом, поэтому лучше встретить нападение, если оно состоится, снаружи, а не в крепости Нимье, где у нападающих могут быть неизвестные источники энергии. И хотя лес тоже захвачен Нимье, у Мерлина есть свои союзники.
   Он выбежал из замка. Добравшись до бреши в дамбе, обернулся и бросил обломки шлема в озеро, где сверкающая вода поглотила их. Лучше было бы закопать их в землю – вода союзник врага, – но теперь Мерлину руки нужны свободными.
   То, что произошло потом, так поразило его, что он чуть не растерялся. Он боялся возвращения по скользким камням. И опасался он не только невидимых преследователей, но и лесных слуг Нимье. Если его застигнут на этих скользких камнях, он станет легкой добычей.
   Однако, взглянув в сторону берега, он увидел застывшую поверхность воды, мостом соединившую части дамбы.
   Можно ли довериться ей? Это может быть ловушкой. Впрочем, у него есть возможность проверить. Слегка наклонившись вперед, Мерлин концом жезла коснулся едва видимой поверхности. Послышался глухой удар. Поверхность вполне реальна.
   И вот, опираясь на жезл Мерлин ступил на невидимый мост заставляя себя не смотреть вниз.


   Во время перехода он не чувствовал уверенности, хотя жезл все время сообщал ему, что он на твердой поверхности. Добравшись до другой стороны бреши, Мерлин испустил вздох облегчения Но радоваться было еще не время.
   Взглянув на деревья темного леса, через который пролегала древняя дорога, Мерлин застыл. Они пробудились наконец эти сверхъестественные стражи охраняющие границы Нимье; они близко от него. Придется возвращаться прежним путем – по ручью. Но воспоминание об огромной змее, таящейся в озере, делало спуск в воду задачей, для выполнения которой потребовалось вся его воля.
   Мерлин спустился в самую глубокую часть русла, держа жезл в руке; слабое подергивание жезла вместе с обостренными особыми чувствами послужат для него хорошим предупреждением при любом неожиданном нападении Вода здесь не такая чистая, как ниже по течению, и он шел, скользя и оступаясь. Поднятые им облака ила делали ходьбу еще более трудной.
   Он уже далеко прошел по водной дороге и приблизился к повороту, за которым начинался обычный ручей, когда жезл в его руке резко повернулся. В то же время ощущение присутствия Силы заставило его обернуться.
   Он ожидал увидеть чудовище, может, то самое, которое обманул в озере. Но не женщину, стоящую прямо на поверхности воды, которая по ее приказу стала твердой.
   Она медлительно улыбнулась. Как и в ту ночь, когда был найден меч, Мерлин видел Нимье. Она не пыталась прикрыть свое стройное белое тело, даже отбросила назад черные волосы, чтобы показать себя еще яснее. Если не считать ожерелья из камней, белых, как ее кожа, двух широких браслетов и цепочки, на которой висел камень в форме луны, лежащий меж ее полных грудей, она была совершенно нагая.
   Нимье с насмешливой игривостью подняла голову, как ребенок.
   – Мерлин… – Его имя донеслось вздохом ветерка. И вдруг он заметил, что губы ее не движутся. И тут же поднял жезл и ударил – как копьем в битве.
   Конец жезла коснулся ее груди рядом с лунным камнем. Колебание воздуха – и ничего. Иллюзия!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное