Андрэ Нортон.

Магия драконов

(страница 2 из 14)

скачать книгу бесплатно


   Рэс держал свой большой блокнот на колене и быстрыми взглядами время от времени украдкой наблюдал за Сигом. Что этот высокий мальчик и Арти делали в старом доме прошлым вечером? И почему Арти покинул его так стремительно, в то время как Сиг остался внутри? Рэс пока еще не говорил с Чакой об этом. Но теперь его охватило любопытство. Предположим, они сделали что-то незаконное, что требует вмешательства полиции, – кому будет предъявлено это обвинение? Рэс кивнул. Всегда одно и тоже, говорил Чака. Когда полиция начинает искать, против кого выдвинуть обвинение за что-либо, то первым делом находят чернокожего. Может, ему стоит держаться от этого дела подальше – или все же проследить за Сигом, если он сегодня вечером снова отправится в тот дом? Но почему Сиг остался там прошлой ночью, после того как Арти с такой поспешностью убежал? Рэс не знал причины. Да, он проследит за Сигом, если тот снова отправится в старый дом.

   Ким сидел, уставившись неподвижным взглядом в портфель. Внутри себя он ощущал лишь пустоту и одиночество, и ему было почти так же плохо, как в Гонконге после смерти старушки, когда он всего лишился. Ким так и не знал, была ли она его родной бабушкой или нет. Иногда она отвечала «да» на этот вопрос, в следующий раз принималась кричать всякие гадкие слова называть его пустым местом с жабьей мордой. Но по крайней мере ей было важно, что он жив. А после ее смерти у него не осталось вообще никого, и ему пришлось однажды отправиться в миссию, тащась вслед за какими-то другими ребятами и надеясь получить миску лапши.
   И его накормили. А вскоре все изменилось. Первое время он оставался в приюте миссии. А потом встретил папу и отправился с ним в Америку. Но вот теперь он снова чувствует себя одиноким: всем в этой школе, похоже, наплевать на него, Кима Стивенса. Иногда ему кажется, что он невидимка, вроде тех демонов, про которых ему рассказывала старуха, пытаясь напугать малыша. Что если ему удастся превратиться в какого-то демона, одного из тех красноликих чудовищ, которые были нарисованы на стене в часовне? И направиться прямиком в класс? Вот тогда они узнают, кто он такой!

   Должен ли он пойти сегодня вечером и забрать коробочку с рисунками драконов? Как жаль, что он не знает, что с Арти, если тот все же рассказал кому-нибудь о вчерашней прогулке. Но вдруг люди из музея вскоре появятся там и заберут все из дома? Да, ему лучше забрать эту коробочку сегодня же и поискать место, где бы спрятать ее понадежнее. Но почему же ему так нестерпимо хочется сделать это? Сиг испытывал легкое недоумение от охватившего его чувства. Он никогда прежде особо не интересовался картинками-загадками. Но с этой, во всяком случае, дело обстояло по-другому. И он знает, что шкатулка должна быть у него.
   Он сделает все как накануне, подождет, пока ребята не уйдут подальше от автобусной остановки, а потом проникнет в дом и заберет коробочку. Хотя ему не очень-то нравилась мысль, что он окажется в пустом доме один.
Там такие громадные и темные комнаты. А он не взял с собой фонарик.
   И небо как назло застилали тучи. Ему придется поторопиться, чтобы вернуться домой прежде, чем начнется дождь. Иначе мама станет задавать ему вопросы, на которые найти ответ будет труднее, чем на сегодняшние задания по математике. К счастью, Сиг хорошо помнит, где оставил коробочку под куском бумаги на каком-то маленьком диване.
   Автобус шел долго, и на всех остановках из него выходили ребята из школы. Сиг от нетерпения шаркал ногами о пол, ему так хотелось выбраться из автобуса и побежать. Может, так он окажется там скорее.
   Но когда автобус наконец-то добрался до его остановки, небо настолько затянули грозовые тучи, что Сиг понял, что не отважится на новую попытку проникнуть в дом. Арти… Мысль об Арти натолкнула его на новый план. Словно кто-то подсказал ему, что делать, шаг за шагом. И он настолько обрадовался этой новой идее, что даже и не попытался остановиться и хорошенько обдумать ее, а решил сразу действовать. И направился прямиком домой.
   Но едва он прошел через парадные двери, как почувствовал укол беспокойства. То, что он собирался сказать маме, было не совсем правдой. Но лишь это даст ему единственную возможность добраться до коробочки с драконами. А она должна оказаться у него.
   – Мама? – в этом слове не было вопроса. Сиг прошел на кухню.
   На столе стояла тарелка с пирожными. Когда Сиг протянул руку к одному, он увидел записку, которая выглядывала из-под края тарелки. Мамы не было дома, она отправилась к тетушке Кейт. И только где-то через час, а может даже и позже, домой вернется отец. Так что ему не придется придумывать историю о том, что он пошел к Арти выполнять домашнее задание. Он без труда сможет забрать коробочку, и никто об этом не узнает.
   Уминая еще одно пирожное, Сиг взял фонарик и надел плащ. Дождь уже начался. Тем лучше, никого не будет поблизости, чтобы увидеть, как он отправляется туда.
   Предстоявшее приключение привело его в возбуждение, и теперь он был рад, что никого нет. Он готов был поспорить на что угодно, что Арти или даже Грег Росс испугались бы в одиночку проникнуть в темноте в тот дом. Но он-то, Сиг Дортмунд, не боится!
   Еще большее количество листьев устилало дорогу к старому дому, и дождь смешивал их с крошками бетона. Сиг обошел дом и направился к веранде заднего входа. Без Арти оказалось труднее поднять окно. Он подставил под него отвалившийся от ступенек кирпич, а потом торопливо пересек кухню, кладовку, темную гостиную и вошел в кабинет, где оставил коробочку с драконами.
   Только листа бумаги, прикрывавшего коробочку, не было на прежнем месте – и шкатулка тоже исчезла!
   Арти! Сига охватило возбуждение, смешанное с гневом. Арти приходил сюда и унес ее. Пальцы Сига сжались в кулак. Он не позволит Арти оставить ее у себя. Это его коробочка, это он нашел ее после ухода Арти. Арти придется вернуть шкатулку ему!
   Сиг остановился в коридоре. Как Арти узнал про коробочку? Может быть… может быть, Арти только сделал вид, что ушел, а на самом деле где-то спрятался и следил за ним, вынашивая мысль забрать коробочку, едва он только уйдет! Ладно, Арти вернет ее ему, даже если Сигу придется пойти к нему домой для этого.
   Вдруг Сиг замер. Раздался какой-то странный звук, какое-то царапанье. И исходил он из комнаты, где мальчик обнаружил шкатулку. Арти! Может быть, Арти все еще там, и он поймает его!
   Сиг на цыпочках прокрался по коридору к полуоткрытой двери. Арти не ожидает появления Сига, иначе бы он уже давно скрылся. Так что это явится для него полной неожиданностью…
   Сиг остановился у двери. В комнате было светлее, чем вчера. Одни ставни, закрывавшие окно, распахнуты. И там у стола с коробочкой стоит Арти!
   – Попался! – Сиг включил фонарик и направил луч света на фигуру.
   Только это вовсе не Арти. Это тот парнишка по имени Рэс. Но в руках у него действительно шкатулка. Крышка откинута, и несколько кусочков выпали на столешницу. Какая наглость!
   – Отдай! – Сиг быстро приближался к нему. – Она моя! Ты что это себе позволяешь?
   – Твоя? – Рэс ухмыльнулся, и Сигу не понравилась ни эта ухмылка, ни тон его голоса, когда тот добавил: – Кто же дал ее тебе?
   – Она моя! – Почему-то забрать шкатулку в свои руки показалось Сигу сейчас самым важным на свете. Но прежде чем он смог схватить ее, Рэс резко отдернул руку в сторону, и поэтому множество кусочков головоломки высыпалось из коробочки и упало на покрытую пылью столешницу. Их краски засверкали огненными искрами, словно это на самом деле драгоценные камни – настолько ярок был их блеск.
   – Твоя? – повторил Рэс. – Я так не думаю. Я думаю ты нашел ее здесь, а теперь хочешь украсть. Ну да, украсть! Она принадлежит владельцу дома, а не тебе. Разве это не так? Ты украл это, белый. Совсем так, как крадет множество твоих сородичей по расе. Мой брат, он прав в этом относительно белых. Ваша раса плохая.
   Рэс намеренно снова встряхнул коробочку, и через край соскользнуло еще несколько кусочков. Сиг закричал и попытался выхватить коробочку из рук Рэса, однако тому без труда удалось уклониться от выпада. Поэтому Сиг отбросил фонарик и бросился на Рэса. Он был неуклюж, однако повалил соперника, и тот выронил коробочку, защищаясь.
   Сигу и раньше доводилось драться, однако теперь все было совсем по-иному. Казалось, Рэс вознамерился избить его, и Сиг вдруг обнаружил, что и ему хочется того же. Но хотя они изо всех сил колошматили друг друга, лишь отдельные удары достигали цели. Однако Сиг решительно вытеснял Рэса в коридор, и это ему удалось. А потом страшный гнев, который охватил Сига, когда он обнаружил пропажу шкатулки, вспыхнул в нем с новой силой, и мальчик в слепой ярости бросился на Рэса.
   Тот убегал от него, словно что-то в Сиге внезапно напугало его до умопомрачения, так что он мчался без оглядки. Они пересекли коридор, пронеслись через темные комнаты. В столовой Сиг наткнулся на стул, который Рэс отбросил со своего пути. Сиг упал, а когда снова вскочил на ноги, гнев его исчез. Но он по-прежнему продолжал преследование. Когда добрался до кухни, Рэс был уже у окна, пытаясь приподнять повыше с трудом поддающуюся раму.
   Сиг прыгнул вперед и схватил Рэса за пиджак.
   – Нет, не уйдешь! – он попытался оттащить Рэса назад, хотя тот вцепился в подоконник.
   И тут за окном ярко полыхнула молния, настолько неожиданно, что им показалось, будто она ударила прямо в старый дом. Рэс ослабил хватку, испуганный молнией, словно она попала прямо ему в лицо. Сиг тоже отшатнулся назад, потащив Рэса за собой.
   Рэс резко оттолкнул Сига, пытаясь вырваться из его хватки. Однако теперь он, как будто оглушенный ударом молнии рванулся не назад к окну, а к двери в подвал. И скрылся за ней, прежде чем Сиг успел сделать хоть шаг.
   Когда Рэс вырывался, Сиг потерял равновесие и упал на пол. Дверь с треском захлопнулась. Сиг уселся и оглядел кухню. Он должен добраться до шкатулки и собрать все кусочки которые Рэс высыпал на пол и стол. Однако если он уйдет из кухни, то Рэс сможет выбраться отсюда наружу, уйти и рассказать обо всем – или же сделать еще что-нибудь, и ему снова придется сражаться, чтобы шкатулка осталась у него.
   Сиг вскочил на ноги, чувствуя боль в ноге, которой ударился о стул в гостиной. Ухватившись за стол, он потащил его по пыльному полу. Стол большой и тяжелый, двигался с трудом, тем не менее мальчику удалось приставить его к двери в подвал. Теперь Рэс просто останется там, пока он, Сиг, не будет готов выпустить его оттуда. Но сперва Рэс пообещает ему кое-что.
   Сиг ощущал себя несколько странно, словно это не он, не Сиг Дортмунд, замышляет планы и осуществляет их. Словно что-то или кто-то другой управляет его телом. Но это же глупо – такого не может быть. Нет, он – Сиг Дортмунд, он пытается добраться до своей шкатулки. Это его шкатулка! А уж потом он справится и с Рэсом.
   Сиг вернулся в ту комнату. Его фонарик, по-прежнему включенный, откатился к стене, освещая пол. И в этом свете искрилось множество кусочков головоломки. Шкатулка лежала на боку, из нее высыпались и остальные кусочки. Сиг торопливо схватил ее, чтобы удостовериться, что она не разбилась. Если Рэс сделал с ней что-то!..
   Но она оказалась неповрежденной. Мальчик начал торопливо заталкивать внутрь кусочки, которые в ней хранились. На ощупь они были гладкие и ярко блестели. Он сгреб пригоршню красных, зеленых, серебристых… серебристые, наверное, от рисунка дракона с крышки. А этот красный кусочек – для красного дракона, вероятно… а это синий… для – желтого.
   Он аккуратно собирал все кусочки с пола, помогая себе фонариком, тщательно все обыскивая, чтобы убедиться, что не пропустил ничего. Некоторые из кусочков оказались совсем маленькими, и их легко было не заметить. Он даже опустился на пол и ползал на четвереньках, подняв облако пыли, отчего пришлось прокашляться. Но под конец не сомневался, что собрал все.
   Правда, кусочки оставались еще и на столе. Но сколько уже прошло времени? Папа должен скоро придти домой, и если его там не будет… то возникнет множество вопросов. Теперь нужно просто осторожно смахнуть эти кусочки в шкатулку.
   Но когда Сиг выпрямился, чтобы сделать это, его рука сама собой замедлила движение, он не мог отвести глаз от лежащих там фрагментов. Он и прежде видел подобные головоломки, но эта была совсем другая. Три искрящихся серебристых кусочка уже соединились. Должно быть, это часть серебряного дракона. А вот еще один. Да, он как раз подходит сюда!
   Сиг уселся на стул, перевернул коробочку, которую только что наполнил, и принялся выискивать серебристые кусочки, словно ничто другое на свете его больше не волновало. Хотя в комнате темно, ему больше не нужен свет, потому что, похоже, эти кусочки светятся сами по себе. И – более того – когда он подгоняет нужные фрагменты друг к другу, этот чудный свет становится все ярче и ярче. Впрочем, Сигу это совсем не кажется странным.
   Он не осознавал течения времени; его пальцы рылись среди кучек картинок, отделяя серебристые, а остальные отправляя обратно в шкатулку; сейчас его занимало лишь одно – собрать из них дракона. Он должен увидеть его завершенным.
   Коснувшись первого же из этих фрагментов, он понял, что эта головоломка намного массивнее тех, что он видел прежде – она сделана из дерева. На оборотной стороне кусочков странные черные отметины, которые могли быть каким-то печатным текстом, если бы при этом образовывались знакомые слова; но это словно ряды маленьких неровных веточек. И когда Сиг решил внимательней приглядеться к ним, его глаза ощутили какую-то странность, и он торопливо перевернул кусочки вверх стороной с изображением дракона.
   Серебристые кусочки. Сиг снова пробежался пальцами по содержимому коробочки, чтобы убедиться, что собрал все, а потом занялся работой. В другое время он бы долго выискивал, куда вставить недостающий кусочек, чтобы потом, возможно, выяснить, что это совсем не та фигура, которую, как ему казалось, он составлял.
   Снаружи по окнам и стенам старого дома били струи дождя. Блеснуло еще несколько молний, громыхал гром. Но Сиг больше не обращал внимания на разбушевавшуюся стихию. У него получились крылья дракона, его спина, вот он сложил их вместе – и наконец осталось присоединить лишь одну заднюю лапу. Да, вот последний кусочек, который свяжет все это.
   Теперь голова, и под конец самое трудное. Казалось нескольких кусочков недостает, и Сиг с растущей тревогой принялся искать их. Он снова внимательно изучил рисунок на крышке шкатулки и понял, что дракон не полностью серебристый. У него красные глаза и красный язык, и кое-где зеленые точки. Сиг снова торопливо принялся рыться в коробочке.
   Красные кусочки, зеленые… Но как же много их в коробочке, этих красных и зеленых кусочков! Некоторые из них опять упали на пол, и Сигу пришлось наклониться с фонариком, чтобы поискать их. Но в результате он все-таки нашел такие, что, кажется, должны подойти.
   Он вставил на место кусочек с глазами, испепеляющими взглядом, и мальчику показалось, что эти глаза следят за ним! Сиг вытер руку, которая вставила этот кусочек, о ткань пиджака. От кусочка осталось странное чувство, словно он какой-то скользкий. И ему это не понравилось. Теперь зеленый кусочек, который образует изогнутый рог на носу дракона. Да, а вот сюда – язык, или часть его. И снова пальцы сами выбрали нужные кусочки, будто ему откуда-то было известно, где они лежат.
   И вот… нет, это еще не конец. Когда он сравнил получившееся с драконом, нарисованным на крышке шкатулки, то понял, что недостает еще одного кусочка – раздвоенного кончика языка, приподнятого и вылетающего из открытой пасти дракона словно копье. Почему в голове возникла такая мысль?
   Сиг принялся переворачивать кусочки в коробочке. Нужен лишь кончик языка. Конечно, он не мог потеряться! Он должен найти его.
   И тут он увидел какой-то кусочек, лежащий оборотной стороной кверху, с рядами черных отметин непонятной надписи. Сиг перевернул его и аккуратно положил на нужное место.
   Затем откинулся на спинку стула. Необходимость сложить вместе эту картинку больше не висела над ним. Дракон… огромный серебряный дракон, готовый вцепиться когтями, рвать… и убивать…
   Дракон… Фафнир…
   Кто… что… такое Фафнир? Какая-то часть сознания, ощущая холодный страх, от которого пробежали мурашки по телу, задала этот вопрос. Другая часть знала ответ.
   Дракон изогнулся в стремительном броске. Сиг почувствовал отвратительную вонь. Извивающийся дракон начал разворачиваться, причем так быстро, что с его серебристых чешуек так и посыпались яркие искры. Сиг услышал тяжелое и громкое лязганье.


   С утеса дул холодный ветер, такой холодный, что пронизывал, словно меч, каждую косточку под испачканной копотью кожей. Сиг Клешнерукий вздрогнул, но не посмел приблизиться к жару горна, где, словно неистовый дождь, вспыхивали искры и раздавался грохот кузнечного молота, от которого глохнут уши наблюдающих за его работой. Однако сегодня никто не смотрел на наковальню, повинуясь приказу самого мастера-кузнеца Мимира. Сегодня Королевский Сын Сигурд обрабатывает металл, который он сам выбрал, чтобы выковать меч – меч, который разрубит любые доспехи Амилиара.
   Сиг Клешнерукий потер худую грудь кривыми пальцами, которые и дали ему это грубое прозвище. Потом поскреб кожу под свободно свисающей накидкой из волчьей шкуры, после долгого пребывания в кузнице настолько почерневшей от древесного угля, что временами самого Сига можно было принять скорее за лесного тролля, а не за сына рода человеческого.
   Все, что он слышал о доспехах Амилиара, – так это то, что любому, кто путешествует по земле и наденет их на себя, можно не бояться ни копья, ни меча, выкованного рукой смертного. И настолько широко разошлись по миру эти хвастливые россказни, что Мимир (происходящий, как говорили люди, из древнего рода гномов, которые ковали металл для героев Асгарда) долгое время хмурил брови и кусал губу, разбрасывая направо-налево резкие слова, пока все окружающие не ощутили остроту его языка.
   А потом и он поднял голос и поклялся, что воистину выкует клинок, чтобы показать Амилиару, что тот не первый кузнец в мире и, может даже не второй! И король Бурундский побился об заклад, поставив на то, что Мимиру не добиться этого.
   Однако сам Мимир не занялся ковкой: ему явилось знамение. И он возложил эту задачу на Сигурда Королевского Сына. Семь дней и ночей Сигурд трудился над металлом, а потом отнес клинок к ручью, который вытекал у подножия утеса. В него Мимир бросил сеть из шерстяных нитей, и Сигурд опустил клинок в воду так, чтобы поток воды поднес эту сеть к клинку, – и нити были перерезаны!
   После этого все, кто трудился в кузнице, возликовали. Однако Сигурд Королевский Сын и Мимир посмотрели друг другу в глаза. И Сигурд забрал назад этот меч и разбил его на куски, чтобы снова размягчить металл жаром и предпринять новую попытку.
   Теперь он закалял меч парным молоком. И еще добавлял овсяную муку, которая, как это известно всем кузнецам, дает, как и людям, силу металлу. Еще три дня работал он. А потом взял свое изделие и отнес к ручью, и на этот раз разрезал клинком клубок шерсти, не потревожив переплетение его нитей.
   Но только вновь он и Мимир обменялись взглядами. И Сигурд поднял клинок высоко над скалой и бросил его вниз с силой настоящего воина так, что тот разлетелся на мелкие кусочки. Потом собрал эти кусочки и снова отправился в кузницу. Это было утром, а сейчас уже опустилась ночь. И Сигу Клешнерукому очевидно, что теперь молот Сигурда все медленнее и с меньшей силой падает вниз. Он видит, как поникли плечи Сигурда, знает, что Мимир ходит взад-вперед возле ручья с водой, которая, как поговаривают, дает огромные знания тем, кто посмеет напиться из ручья.
   Снова подул холодный ветер, принеся холод зимы, а не свежесть весны, как должно бы быть. Сиг Клешнерукий сжался в комок, присев и обхватив руками колени. Ему очень хотелось туда, к жару кузницы, но он понимал, что сейчас не время для этого.
   И тут перед ним появились пара сапог из грубой кожи, как раз на уровне глаз, когда он вот так свернулся в комок. А когда Сиг Клешнерукий медленно поднял голову, то увидел камзол того же цвета, что небо в бурю, и широкий серый плащ. А еще выше – капюшон синего цвета, скрывающий смуглое лицо. И на этом лице лишь один глаз, другой прикрывала полоска льняной материи. Однако единственный глаз этот так пронзительно смотрел на Сига, что мальчику захотелось бежать прочь от него; только магия таинственной фигуры удерживала его на месте, и Сиг задрожал еще сильнее, чем когда его хлестал ледяной ветер.
   – Иди к Сигурду Королевскому Сыну и передай, чтобы он вышел. Есть некто, кто хочет говорить с ним.
   Хотя голос незнакомца прозвучал тихо, нельзя было не повиноваться этому приказу. Сиг быстро вскочил на ноги и скользнул в кузницу, боясь бросить взгляд в сторону от этого единственного глаза, все еще сохраняющего над ним свою власть. И лишь оказавшись в тени кузницы за ее порогом, он освободился от этой власти. Мальчик прошел к наковальне, где стоял, расправив плечи, Сигурд, и огонь бросал красноватые отблики на его лицо и длинные желтые волосы, откинутые назад, пока он работал мехами.
   И хотя Сигурд действительно сын короля, на нем лишь грубый камзол, кожаный передник, да невзрачные сапоги, которые не надел бы не то что мастер-кузнец, а простой рабочий. И все же, глядя на него, Сиг понимал – как и любой человек, который имеет глаза, – что перед ним воин королевской крови, достойный того, чтобы за ним пошли на битву, когда призовет корона.
   Сигурд положил молот на край наковальни и наклонился вперед, чтобы рассмотреть свою работу. Однако на его усталом лице появилось лишь хмурое выражение, словно то, что он увидел перед собой, совсем не обрадовало его. Сиг только теперь осмелился произнести:
   – Мастер, тут у двери один человек, он хочет говорить с тобой.
   Брови еще более насупились, Сигурд обернулся. Сиг отступил на шаг назад, хотя Сигурд Королевский Сын не из тех, кто бьет слуг по всякому поводу, он добрее большинства людей, с которыми Сиг был знаком за свою короткую жизнь.
   – Я не буду ни с кем говорить, пока не выполню свою задачу… – ответил Сигурд Королевский Сын голосом, столь же непреклонным, как и металл, который он обрабатывал.
   Но тут со стороны порога прозвучали другие слова. Хотя и не очень громко, однако их вполне можно было разобрать:
   – Ты будешь говорить со мной, сын Сигмунда Волсунга!
   Сигурд Королевский Сын обернулся и уселся в ту сторону. Хотя уже наступили сумерки, он и мальчик ясно видели незнакомца, словно его серая одежда и синий капюшон светились.
   Сигурд опустил молот и направился к чужаку, а Сиг отважился последовать за ним, отстав на шаг. Мальчик понял? что сейчас совершает самое смелое действие в своей жизни: этот незнакомец, казалось, внушал ему больший, чем даже Мимир, страх.
   Незнакомец отвернул складку ткани, в которую были завернуты кусочки тусклого металла; вернее, они казались тусклыми, пока на них не упал свет от горна кузницы, и тогда они засверкали как драгоценные камни, какими Мимир инкрустирует рукояти королевских мечей.
   – Сын Волсунга, возьми свое наследие и используй его как должно!
   Сигурд Королевский Сын протянул обе руки вперед и принял куски металла, при этом поначалу вроде бы даже боясь коснуться того, что теперь держит в слегка дрожащих руках. Сиг увидел, что это обломки какого-то меча.
   А затем незнакомец посмотрел на Сига, так что парень попытался поднять свою кривую руку, чтобы закрыть лицо. Однако не смог закончить движение. Ему пришлось застыть под немигающим взглядом этих ужасных глаз.
   – Пусть кузнечными мехами займется этот парнишка, – сказал незнакомец. – Ибо в этом деле есть нечто, что лежит за пределами даже твоего разумения, Сигурд Волсунг.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное