Андрэ Нортон.

Магия драконов

(страница 11 из 14)

скачать книгу бесплатно

   – Какого же ты сложил? – спросил он тихим голосом, почти что шепотом.
   Арти с готовностью ответил правду:
   – Красного, Пендрагона.
   – Пендрагона? – повторил Сиг. Он ослабил свою хватку, однако больше смотрел на Рэса, когда задал ему вопрос: – Ты знаешь о Пендрагоне?
   – О Пендрагоне? Никогда не слышал о нем раньше. Но ведь я не слышал до этого и о Фафнире. Все в порядке, Арти, итак, ты сложил красного дракона, этого Пендрагона. И что потом случилось? Говори, парень!
   Арти с волнением рассказал им, что произошло с ним, запутывая от этого свою историю, отчего слушатели постоянно перебивали его вопросами, на которые он нетерпеливо отвечал. Однако мальчик очень детально рассказан им о захоронении верховного короля и о том, что его меч был брошен в реку.
   – А вам… вам тоже привиделось о нем? – Арти закончил свой рассказ вопросом.
   – Не о нем… – начал было отвечать Сиг, но тут подошел автобус, и мальчики забрались в него, торопясь занять места сзади, где они могли бы продолжить беседу.
   – Я видел сон о Фафнире и Сигурде, – заговорил Сиг сквозь гул других голосов. – А Рэс – о сирруше-ло и Данииле. Расскажи ему, Рэс.
   История Рэса оказалась совсем короткой, однако ему удалось заставить Арти поверить в реальность его приключения. Они продолжали сравнивать свои впечатления, и каждый добавлял еще детали к рассказу другого, а порою они вообще говорили одновременно.
   – Но еще остается желтый дракон, – сказал Сиг, – интересно…
   Рэс покачал головой.
   – Нам бесполезно пытаться сложить его, ты ведь знаешь, что случилось перед этим. Но мне бы, конечно, хотелось узнать, что же это за дракон. Однако теперь нам этого не узнать. На следующей неделе дом будут сносить – людям из муниципалитета нужно, чтобы это было сделано поскорее. И эта картинка-загадка погибнет вместе со всем остальным хламом.
   – А мне так хотелось бы, чтобы она была закончена. Должна быть! – Сиг ударил кулаком по своей огромной записной книжке. – Мне хочется знать, что же это за последний дракон.
   Слово «дракон» донеслось до сиденья впереди. Несмотря на всю свою углубленность в чтение книги, Ким уловил часть их разговора, да и до этого слышал их взволнованные слова на автобусной остановке. Теперь он по-прежнему держал книгу раскрытой, но вместо чтения прислушивался к их беседе, желая узнать побольше.
   Удивительно уже одно то, что эти трое, никогда прежде не обращавшие друг на друга внимание, теперь выглядят закадычными друзьями. Они, по всей видимости, стали просто не разлей вода. Драконы… мальчик подумал о драконах.
   Ким еще в Китае узнал много о драконах. Существовал зеленый дракон востока; драконы, которые возносились в небо весной и ныряли в воды водопада; Лунь, дракон с пятью пальцами, дракон, изображение которого в древности имелось лишь в королевском дворце или на одеяниях Императора; небесные драконы, которые сторожат местопребывание древних богов; драконы-призраки, которые управляют ветрами и дождями; драконы Земли, которые прочищают реки, углубляют моря; драконы, которые охраняют спрятанные сокровища.
   А еще говорили о драконах, которые могли принимать облик людей и при желании появляться среди них.
Ким знал древние легенды о таких драконах, о дарах, которые они преподносили тем, к кому благоволили, и о зле, которое причиняли плохим людям. Да, в Китае ходит множество историй о драконах. Но это просто истории – и ничего другого. Что же этим трем, болтающим там, сзади, известно о драконах? Да столько же, сколько и ему. Но они не остановятся даже для того, чтобы выслушать его. А что если он обернется прямо сейчас и скажет…
   Но такой поступок – последнее, что он когда-либо сделает! Ким ненавидит поездки на автобусе, ненавидит эту школу! Ему хочется вернуться в старую, где он знал всех. Книга, которую он держал в руках, слегка дрожала, но он продолжал использовать ее в качестве прикрытия. По крайней мере пока он притворяется, что читает, никто не догадывается, насколько он одинок. Чтение служит отличным прикрытием, чтобы скрыть то, что он в любом случае не скажет никому.
   Книга в качестве прикрытия. Экраны… Люди в древнем Китае использовали экраны, чтобы защититься от демонов. Иногда на них вырезались или рисовались драконы, чтобы пугать демонов. Ему очень хотелось вызвать настоящего китайского дракона – их племя было лучше всех. Что скажут люди, если он, как даосский колдун, поскачет на драконе в школу?
   Драконы… но как могли попасть драконы в тот старый дом? Ким размышлял над теми несколькими словами, что уловил, но они сбивали его с толку. Зато вскоре ему в голову пришла одна мысль. Что если он сам сходит туда и посмотрит? Но ведь никому не разрешается входить в пустой дом, это противозаконно.
   Но только этот дом собираются скоро снести, может быть, уже на этой неделе. Так что это не будет незаконным проникновением… или нет? Дракон… драконы… эти ребята говорили не об одном драконе, а о нескольких. Наверное, рисунки или высеченные фигурки, а может быть, экраны. Он слышал, что человек, который жил там, путешествовал по всему миру. Вполне могло случиться так, что он привез с Востока рисунки драконов. И Киму страшно захотелось узнать… он должен узнать!
   Ким заметил, что, когда автобус отъехал, высадив на остановке у школы ребят, Арти не бросился торопливо, как обычно, в сторону Грега Росса и его дружков, болтающих о субботней игре. Нет, он остался вместе с Сигом и мальчиком, который называет себя Рэсом; и все они продолжали что-то взволнованно обсуждать. И кроме того, когда спросили, кому нужен пропуск в библиотеку на время приготовления домашнего задания, Ким оказался не единственным, кто поднял руку. Эти трое сделали то же самое – впервые за все время, которое он может припомнить.
   Мальчик осторожно следил за ними в библиотеке, и ему показалось, что они об этом и не подозревают. Сиг и Рэс, похоже, знают, что им нужно искать. Но вот Арти колебался, а потом задал вопрос библиотекарше. Та слегка удивилась и сначала отправилась к картотеке и принялась переворачивать карточки, и только потом пошла к полкам, чтобы взять какую-то книгу, оставив ящик слегка выдвинутым.
   Ким подошел к картотеке и выдвинул этот ящик, потом посмотрел внутрь. Между карточками было свободное пространство, и он прочитал название книги в том месте. «Вестники», книга о Британии времен правления Рима. Он ее читал в прежней школе. Вполне неплохая – о том времени, когда легионам пришлось оставить Британию, а жителям острова – в одиночку сражаться с саксскими завоевателями. Там много страниц посвящено человеку, который, как считалось, был настоящим королем Артуром, а не тем, кто возглавлял рыцарей Круглого Стола.
   Но что общего это имеет с драконами? И почему это так заинтересовало Сига и Рэса? Совершенно сбитый с толку, Ким сумел встать в очередь прямо за ними и попытался посмотреть, какие книги мальчишки держат в руках.
   Сиг взял книгу скандинавских легенд о героическом прошлом, а Рэс – о древнем Египте. Арти тут же занял очередь прямо за Кимом, тоже выбрав какую-то книгу. Когда перешли в следующую классную комнату, трое мальчиков снова собрались вместе и принялись показывать друг другу свои книги. Но что общего у героев древнего Египта, Скандинавии и Римской Британии? Ким сунул в портфель свою книгу, название которой он даже не помнил; ему все больше и больше хотелось разгадать тайну внезапного союза.
   Он думал над этим весь день, пока наконец не решился. Разгадка тайны, конечно, в том старом доме, и она как-то связана с драконами.
   Так же, как что-то заставляло его держаться в стороне от ребят в новой школе (они смотрели на него, ну как… и они называли его «чудаком», он слышал это слово несколько раз) так и теперь тайна каким-то образом влекла мальчика к себе и заставляла желать немедленно разрешить ее. Даже если для этого придется следить за ними или совать нос в их дела без спроса.
   К тому же у него не очень-то много времени, наверное, только до завтра. Поэтому он попытается разгадать тайну после школы, хотя во всем том, что происходит вокруг этого дома, ощущается какая-то странность. Если ребята сами вернутся туда, то он пойдет вслед за ними.
   Но они не бросили даже короткого взгляда на старый дом, когда вышли из автобуса после полудня. Нет, они тут же направились вверх по улице. Сиг живет ближе всего к остановке. Ким брел за ними очень медленно, пытаясь принять решение. Когда мальчики достигли дома Сига, они все вместе зашли внутрь, по-прежнему переговариваясь между собой.
   Теперь Ким еще больше замедлил свое движение. Парадная дверь дома Сига открылась, а затем со стуком захлопнулась. Они за пределами его досягаемости. Что ему делать? Он должен побыстрее принять решение, у него совсем немного времени. Мама будет нервничать, если он задержится слишком долго.
   И мальчик принял решение и поторопился обратно к дороге, которая вела к старому дому. Однако он по-прежнему сохранял осторожность и остановился у дороги, чтобы убедиться, что никто не следит за ним. Там растет много кустов, и можно подкрасться к дому, пользуясь ими как прикрытием.
   Передняя дверь старого особняка заколочена огромной доской. Как же Сиг и остальные проникали в дом? Наверное, откуда-то с задней стороны. Ким с трудом пробрался через огромные кучи листьев к задней части дома. Там он увидел крыльцо и поперек его – грязные следы, ведущие к окну. Вот он, вход. Мальчик снова остановился. Что же ему делать? Он может еще отступить и вернуться назад. Но спустя мгновение он понял, что не сможет этого сделать. Он должен пройти это приключение до самого конца.
   Киму с трудом удалось поднять окно, затем он забрался внутрь и оказался в огромной темной комнате. Глупо приходить сюда без фонарика. Но чтобы взять его, придется сходить домой, а тогда, возможно, он не сможет вернуться сюда.
   Впрочем, света достаточно, чтобы рассмотреть огромную кухню, и, наверное, света хватит, чтобы исследовать и остальную часть дома. Ведь все они побывали здесь до него. И если Арти, Сигу и Рэсу удалось это сделать, то сможет и он, Ким Стивенс.
   Однако он все же снял очки и протер их еще раз носовым платком, словно это могло помочь ему лучше видеть в полумраке коридоров. Кругом раздавались странные звуки, едва слышимые скрипы, вздохи, и это наполняло мальчика беспокойством, хотя он и понимал, что исходят они от старых досок и, может, от крыс или мышей, всего того, что можно обнаружить в старых домах, где уже некоторое время никто не живет.
   Ким медленно пробрался через кладовку в гостиную и остановился, чтобы осмотреться. Ничего, что напоминало бы хотя бы самого маленького дракончика. Крупная старая мебель показалась ему унылой и уродливой, на всем лежал толстый слой пыли.
   К тому же в гостиной, мебель которой укрывают листы бумаги и газет, не видно ничего, что могло бы навести на мысль, что кто-то побывал тут раньше. Нет ни картин с драконами, ни высеченных фигурок, хотя Ким смахнул рукой пыль с двух стеклянных шкафов, чтобы рассмотреть несколько чашек, блюдец и маленькие фигурки людей и животных внутри.
   Дальше тянется коридор, и вот здесь-то он и увидел следы, которые привели его к двери в еще одну комнату. Дверь приоткрыта, и он, остановившись, прислушался. Ким почти ожидал услышать движение в комнате. У мальчика появилось странное чувство, словно что-то стоит с другой стороны двери, дожидаясь его. Однако через несколько секунд он понял, что это нечто безопасно для него, только слегка возбуждает.
   Он еще шире приоткрыл дверь и проскользнул внутрь. Там нет ничего, кроме стола и стула, чтобы сидеть рядом со столом, словно кто-то только что вышел из этой комнаты. Однако из неприкрытого ставнями окна внутрь проникает свет, и на столе переливаются яркие цвета, очень-очень яркие, сияющие, почти как небольшие лампы.
   Мальчик осторожно подошел поближе к этому сверкающему, будто драгоценные камни, столу. Картинка-загадка! Одну такую ему подарили на прошлое Рождество. Но та была круглая, и на ней были нарисованы все виды диких животных. Родители помогали ему сложить головоломку. Мама даже перенесла стол в комнату, чтобы разложить на нем головоломку. И им понадобилось много времени для этого, почти неделя.
   Ким поднял шкатулку за крышку и посмотрел на картинку, которую нужно сложить. Драконы! Четыре, и все не похожи друг на друга. И три из них уже сложены. Вот только кусочки золотистого все еще лежат на столешнице. Мальчик внимательно осмотрел рисунок снизу: да, это настоящий императорский дракон – Лунь с пятью пальцами! Потом, посмотрев на остальных трех драконов, он увидел, что те не были китайскими – особенно необычным казался синий. Однако золотистый дракон чрезвычайно похож на тех, которых он столько раз видел в Гонконге.
   Многие кусочки на столе лежат оборотной стороной вверх, и на них краснеют какие-то закорючки, похожие на древние письмена. Ким провел пальцем по нескольким, и они как бы сами по себе соединились, так что стали заметны очертания красного дракона, легендарного существа. Он знает несколько древних иероглифов – но только несколько – он просто не сможет прочитать всю надпись. Однако, хотя она и показалась ему сперва странной, в ней есть смысл.
   Вот один иероглиф – красного цвета. В голове мальчика мелькнула мысль, однако он не понимал, откуда она взялась. В древности всегда считалось, что император делает свои записи только алым цветом, а разве этот цвет не красный? Ким спросил себя, откуда он об этом знает.
   И этот иероглиф, конечно, переводится не одним, а двумя словами: Шуи Мин. Что означает: «спящий». Однако как он узнал это? Он ведь, разумеется, никогда прежде не видел этот иероглиф.
   Шуи Мин Лунь – к непонятно откуда взявшемуся воспоминанию добавился еще один штрих. Ким вздрогнул, испугавшись чуть сильнее. Шуи Мин Лунь! Словно кто-то невидимый в этой пыльной сумрачной комнате повторил слова имени для него. Тем не менее он не услышал ничего; он услышал это как бы в мозгу! Но как можно слышать в мозгу?
   Шуи Мин Лунь – спящий дракон. Но нет, снова странный голос в голове поправил: «Дремлющий дракон!» Что – или скорее кто – это за дремлющий дракон?
   Ким опустился на стул и, ничего не пытаясь придумать, начал отбирать кусочки золотистого дракона быстро переворачивая те из них, где на обратной стороне краснели части этого беспокоящего его слова: он не мог больше смотреть на него. Ага, этот вот сюда, а тот – туда, вот уже готова ступня императорского дракона с пятью когтями. А после – и почти вся голова, не хватает только одного кусочка – глаза. Но глаз этот закрыт: дракон спит. Неужели? Разве вот это веко не приподнимается чуть-чуть? Может, дракон только притворяется, что спит?


   Света четырех ламп недостаточно, чтобы осветить углы комнаты, откуда постепенно выползают дрожащие тени. Чин Мути несколько раз моргнул, пытаясь заснуть. Похоже, министр совершенно забыл о нем, и на эту ночь его не отпустят спать на привычный соломенный тюфяк в зале стражи. Однако это великая честь – носить меч и быть слугой у Чуко Яня, дарующего жизнь: величайший почти никогда не отдыхает и, похоже, никогда не чувствует усталости.
   Хозяин перевел взгляд от окна к далеким темным холмам. Где-то там Ссума – генерал, командующий войсками Вей, – ведет двадцать вражеских полков. Размышляя об этом, Мути почувствовал, как по телу пробежали мурашки, сотрясая его до самой глубины души. Да, совсем не просто будет отогнать людей Ссумы, враги не исчезнут, как мартовский снег под лучами солнца или как осенние листья, унесенные порывами ветра.
   Он еще раз сонно моргнул, таращась усталыми глазами прямо в спину Чуко Яня. В этих комнатах первый министр не носит доспехов, а только просторную одежду, как и положено должностному лицу; черный головной убор крепко сидит на его голове. Это худощавый человек, почти такой же тощий, какими становятся от недоедания в голодное время, высокий, как одно из деревьев, растущих в тех далеких холмах.
   И еще он один из тех, чьи мысли невозможно прочесть на лице. Однако сейчас всем и так ясно, что на них надвигается. И хотя голова Чуко Яня – кладезь премудрости, также верно и то что никому не удастся сбежать от этой темной силы как бы быстро он ни бегал – будь даже он одним из трех величайших героев, которые поклялись кровью служить императору Лю Пею.
   Несмотря на то, что для империи Хань наступили смутные времена и она разделена на три части, все знают что именно Лю Пей – истинный Сын Неба, из Дома Хань, любимец богов. На небе не может гореть сразу два солнца, тем более три – как не могут три повелителя править людьми.
   Мути, изо всех сил стараясь не заснуть, принялся размышлять. Что восхваляют в героях? Их добродетели: мужество, справедливость, верность, взаимное доверие, искренность, великодушие, презрение к богатству – мысленно перечислял мальчик одно их качество за другим. И, как он вспомнил, мужество бывает трех видов. Мужество в крови: лицо приобретает красный цвет – от гнева. Мужество в венах: лицо становится синим. Однако сильнее всего мужество духа: лицо человека не меняет своего цвета, только голос приобретает силу, а взгляд становится пронзительнее и…
   Одна из ламп, исчерпав запасы тыквенного масла, замерцала. И в то же самое время во внешнем коридоре раздался глухой топающий звук. Мути выпрямился, чтобы принять вид полнейшего внимания, когда Чуко Янь отошел от окна. У министра было лицо не воина – худощавое и бледное, с длинными опускающимися вниз кончиками усов, затемнявшими его губы. Он больше походил на ученого, чем на человека действия. Однако для Сына Неба он служит и головой, дающей советы, и сражающейся рукой.
   Дракон лежит на мече – когда вытаскивается клинок, дракон объявляет войну.
   В ответ на полночный призыв их командующего пришли генералы Ма Су и Вень Пинь. Они явились в доспехах, их драконьи шлемы бросали демоноподобные тени на стены, а бронза, полускрывавшая лица, имела форму тигриных голов. У Ма Су полные щеки и короткая борода; глаза его так сверкают, что он кажется богом войны, явившимся из какого-то храма, чтобы воевать вместе с людьми.
   И идет он, гулко топая, впереди своего спутника, как обычно, когда за ним следуют офицеры, положив руку на рукоять меча. Он многое знает об искусстве ведения войн и никому не позволяет забывать об этом: он всегда первым выступает на военных советах, словно и живет ради того, чтобы его слова разносились как можно дальше и кто-нибудь на вершине холма должен был ударить в гонг. Но все же это удачливый полководец с определенным умением, который одерживал победы, хотя, наверное, слишком много жизней было уплачено за подобную репутацию генерала.
   Мути с неприязнью наблюдал за ним. Как хорошо, что мысли, появляющиеся в голове, невозможно читать – иначе бы он оказался в опасности. Его отец Чин Фань заплатил своей жизнью за безрассудную вылазку, которую приказал совершить Му Су и которая на самом деле ничего не дала войску, но это на всю жизнь запечатлелось в сердце мальчика. Об этом Ма Су, конечно же, не знает, да и ему наверняка наплевать на это. Кто такой капитан отряда конных лучников для генерала императора? Но именно в этом и проявляется у них разное отношение к цене человеческой жизни: Чуко Янь никогда не рискует людьми ради эффекта, и впоследствии не забывает погибших.
   – Вызывали, ваше превосходительство? – Ма Су даже не стал ждать, когда заговорит министр, демонстрируя бесцеремонные манеры солдата, с такой пылкостью служащего императору, что бегом является по приказу министра, с одной ногой в стремени, готовый вскочить на коня. Неужели он никогда не слышал, что уста порою служат дверью, ведущей к беде?
   Чуко Янь двумя длинными шагами подошел к столу, на котором все еще лежало послание, полученное меньше часа назад, и карта, которую он все это время внимательно изучал.
   – Ссума совершил марш-бросок через долину Хсай. Если ему повезет, он может легко вонзиться в самое сердце Ву. Этого он не должен сделать никоим образом. И самое главное: он не должен захватить проход Яньпинь… – сообщая эти новости, министр ткнул длинным указательным пальцем в карту. Он говорил отрывисто, что было весьма необычно – резко, словно таким образом может быстрей дать слушателям понять всю степень угрожающей им опасности.
   – Если враг достигнет Чихтьеня, он отрежет нас от всех необходимых источников. И после этого весь Шэнси станет открытым для него. Мы будем вынуждены отступить в Ханчунь. Враг перережет дорогу, и через месяц голода… – тут министр сделал руками какой-то странный жест, словно он хотел схватить пишущее перо, а не рукоять меча, который Мути держал обеими руками, вынув из ножен и направив острием прямо в пол.
   – Ссума не глуп: он знает, что мы должны во что бы то ни стало не допустить этого, иначе погибнет асе наше дело. Самое важное – удержать Чихтьень. Но никто не должен знать, что наши шансы на это – мизерны, и что смерть ждет…
   – Мы командуем армией воинов, а не актеров, готовых показать свое искусство обращения с мечами на каком-нибудь празднике, ваше превосходительство. – К Ма Су вернулась самоуверенность, в которую он кутался, как в толстый плащ, чтобы защититься от зимнего ветра. – Ведь пока еще стаи птиц ву не пойманы в сети и рыба не брошена в кастрюли поваров. Дайте мне отряды воинов, и Чихтьень будет в такой же безопасности, как и десять драконов, чьи тела украшают его стены!
   Одна из худых рук министра приподнялась – гибкими пальцами он коснулся свисающего кончика усов и стал накручивать длинные волоски на указательный палец. Чуко Янь не смотрел на генерала, нет, он по-прежнему неотрывно взирал на карту.
   – Дракон порождает дракона; битва – битву. Смерть и жизнь предопределены, богатство и честь зависят от воли неба. Этот город небольшой, но его ценность для нас сейчас сродни жемчужине в морской раковине. Вы многое знаете о правилах ведения войн, но точная защита заметно отличается от лязганья мечей и ударов копий во время открытой схватки с врагом. В Чихтьене нет ни каких-либо стоящих защитных стен, ни естественных укрытий.
   Ма Су пожал плечами.
   – Ваше превосходительство, еще будучи мальчишкой, я начал изучать искусство войны. И я отлично разбираюсь в нем, как примерный школьник, отвечающий досточтимым учителям. Почему вы, кто отлично помнит о наших деяниях в прошлом, считаете, что эта защита окажется такой трудной?
   – Главным образом потому, что Ссума – не обычный генерал. Как пальцы на руках у нас не одинаковой длины и силы, так и Ссума лучше восьми из десятерых полководцев. И кроме того, Чань Хо, который командует его войском, – человек, вид знамен которого заставляет трепетать других, и для этого есть веские основания.
   – Я сражался раньше, ваше превосходительство, и с другими великими полководцами. Стойкие воины, а не крепкие стены, – лучшая защита для города. Вот поэтому я и убежден в том, что мне все удастся в Чихтьене – и готов добавить торжественную клятву к моей присяге: если я не удержу город, то пусть моя голова слетит с плеч!
   Вот теперь Чуко Янь действительно бросил взгляд на него. А Вень Пинь лишь негромко свистнул, но так ничего и не сказал.
   – Сейчас не время для шуток. Попридержи такие слова для времени, когда в руке будет кубок с вином, а не меч…
   – Я не шучу, ваше превосходительство. И пусть мою клятву запишут пером и чернилами, а Вень, присутствующий здесь, станет свидетелем.
   – И нефрит, и мужчины вытесываются грубыми инструментами – стоит опасаться глубоких перемен в судьбе.
   – Пусть будет так, ваше превосходительство – Ма Су удержит Чихтьень, или же его голова покатится по земле! – горячо воскликнул генерал, и его полные щеки зарумянились.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное