Андрэ Нортон.

Угрюмый дудочник

(страница 4 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Не Предтечи, нет. Здесь никогда не было их следов. Но перед войной Лугард нашел в лавовой пещере какие-то странные реликты. Тогда не было времени на исследования: уже вспыхнуло пламя всемирного безумия. Реликты так и не были изучены, сам Лугард призван в космос и не успел ничего сделать. Потом крыша пещеры обвалилась и закрыла его находки. Теперь, выйдя на пенсию, он попросил в качестве платы крепость Батт и окружающую местность и получил их. Все это есть в портовых документах. Вероятно, ему потребуется время, чтобы найти то место. Теперь, Вир, – он обратился непосредственно ко мне, – я не хочу, чтобы дети мешали Лугарду. Бедняга, он и так много пережил. Его взгляды на жизнь не должны нас раздражать. Он так долго жил в мире насилия, что теперь видит его повсюду. Если ему нужно общество, может быть, именно молодежь… – он задумчиво посмотрел на нас и добавил: – Он что-нибудь говорил вам о заседании Комитета? Как-то комментировал его решение?
   – Какое решение, отец? – спросила Аннет, хотя, вероятно, как и я, догадывалась об ответе – впрочем, он соответствовал ее взглядам.
   – Было решено предложить беженцам дружбу и убежище, – ответил несколько нетерпеливо Аренс и вернулся к интересовавшей его теме: – Лугард ничего не говорил об этом? Никаких замечаний? Я мог бы солгать, но он спрашивал не меня.
   – Я тебе сказала, – Гита проявляла нетерпимость, когда ее захватывала какая-то идея. – Он говорил о животных и пригласил нас приходить еще. И он играл на дудочке…
   – Ну, хорошо. Не вижу ничего дурного, если вы снова отправитесь в Батт, но подождите приглашения. А ты, Вир, завтра отвезешь туда специальное послание Комитета. Мы хотим кое-что уточнить, чтобы потом не было недоразумений.
   Он не сказал, что за послание. Но я отчасти догадывался, что было в ленте, которую на следующее утро повез в Батт. И когда я передал ее Лугарду, бровь на здоровой половине его лица дернулась. Он криво усмехнулся. Лугард выбрался из-под сложного механизма, который я не знал, хотя он слегка напоминал культиватор. Только на месте рыхлителя была стрела с заостренным концом. А вдоль борта тянулся транспортер с ковшами. Все еще улыбаясь, Лугард переложил ленту из одной руки в другую.
   – Официальный призыв к спокойствию и терпимости? – Казалось, он спрашивал себя, а не меня. – Или официальное разрешение поступать по-своему? Пожалуй, лучше прочесть, чтобы я смог ответить. Что ты думаешь об этом моем чудище, Вир?
   Он не торопился прочесть послание; продолжая держать ленту в одной руке, другой он провел по транспортеру с ковшами – одни из них располагались прямо, другие, там, где транспортер уходил под машину, переворачивались.
   – Экскаватор, – ответил он на мой незаданный вопрос. – Предназначен для такой местности – видишь гусеницы? Впрочем, поездка на нем – все равно не удовольствие, – он кивнул на лавовые поля.
   – Значит, вы хотите откопать пещеру?
   Не знаю почему, но рассказ Гиты о сокровищах Предтеч и Аренса – об археологических раскопках по-прежнему казались невероятными.
Неужели на Бельтане были найдены следы древней расы?
   – Раскопать пещеру? Конечно. И, вероятно, не одну. Это все в моих документах, парень. – Мне показалось, что он окинул меня быстрым оценивающим взглядом, как будто призадумался обо мне, как и я о нем.
   – Машина требует основательной проверки – слишком долго пролежала тут. Впрочем, она предназначена для тяжелой работы в сложных обстоятельствах. Осмотри ее, если хочешь, – и он ушел в крепость, унося ленту.
   Раньше я никогда не видел такой машины, но о большей части ее функций легко было догадаться. Стрела, сейчас подогнутая под корпус, должно быть, расчищает место раскопок, транспортер уносит в сторону землю. На машине были еще бурав и вентилятор, оба густо смазанные. Я решил, что их можно присоединять к концу стрелы. Машина относительно невелика, управляет ею один человек, эластичные гусеницы способны пронести ее по лавовой местности. Должно быть, очень эффективный инструмент. Какие еще механизмы лежат в подвалах Батта? Лугарду полагалась очень большая сумма, раз он сумел получить все это. Мог быть и другой ответ. Если мир охвачен хаосом, как рассказал Лугард, какой-нибудь чиновник мог посчитать лишним числить в своих документах крепость на Бельтане и охотно передал права на нее – может быть, за взятку.
   – Итак, они сделали выбор. Какая слепота и глупость! – Лугард стоял за моей спиной.
   – Позволили беженцам приземлиться? Но, может, они и не так опасны?
   Лугард пожал плечами:
   – Будем надеяться. А я тем временем не стану развращать невинные юные головы своим инопланетным пессимизмом.
   – Аренс предупредил вас?
   Он невесело улыбнулся:
   – Не очень прямо, но это подразумевается. Я должен чувствовать гражданскую ответственность за свои обязанности и права. Говорили что-нибудь детям… что им нельзя сюда приходить?
   – Просто Гиту предупредили, чтобы она вам не мешала.
   Теперь его улыбка меньше напоминала гримасу:
   – Отлично. И я отвечу честной игрой – больше никаких предупреждений. Все равно их не убедить. Мозги закостенели, как лавовые потоки в горах.
   – То же самое они думают о вас.
   – Пускай. Но приводи детей, Вир, если они захотят. В Батте временами одиноко. И у них острый разум. Они скорее помощь, а не помеха.
   – А что вы ищете? – осмелился я спросить.
   – Вероятно, некоторые назвали бы это сокровищами.
   – На самом деле Предтечи? – должно быть, я выдал свое недоверие.
   Он улыбнулся.
   – Нет, не думаю, что это Предтечи. Впрочем, не стоит отбрасывать и эту возможность, пока мы не побываем в ледяной пещере… если я найду ее снова. Десять лет – долгий срок, особенно для меня. Да и местность изменилась – прошло несколько оползней, лава обрушилась.
   – А что это за пещера?
   – Мы пытались найти подходящее место для складов. Время поджимало. Мы знали, что война приближается. Бельтан мог не остаться в стороне от военных линий, а оказаться в самом центре схватки. Нам нужны были тайники. Лавовые пещеры тянутся как туннели. Мы вскрыли несколько и исследовали их. Взвод, которым я командовал, обнаружил лед, а в нем какие-то предметы: не мы первые догадались устроить тут склад. Разные вмороженные в лед вещи. Но нам пришлось поскорее запечатать пещеру. Начальство не хотело, чтобы тут рылись в такой критический час.
   – Гита обнаружила эту историю в старых лентах.
   Лугард кивнул:
   – Да, кто-то проболтался. Поползли слухи. И тогда твой отец решил обезвредить болтовню, насколько возможно. Мы признали находку и объявили ее закрытой до приезда инопланетных экспертов. На самом деле мы запечатали всю секцию. Вероятно, придется потрудиться, чтобы откопать ее. Может, это вообще неосуществимо.
   – Но если обстановка в мире сейчас настолько плоха…
   – Зачем мне охотиться за сокровищами? Теперь я свободный человек, Вир. И мне нечем заняться. А здесь подготовлено оборудование, и меня гложет любопытство. А почему бы и нет? Найду я эту пещеру или нет, никто не заинтересуется моими находками – этого мне достаточно. Разве что ты с детьми…
   Я не мог сдержать возбуждения. Если бы Лугард сказал об этом бродягам, удержать их было бы невозможно. Помогая или мешая, но они будут осаждать Батт.
   – Ну, мне надо закончить с этим старым скалорубом… – он опустился на колени, потом лег и заполз под экскаватор. – Если дети захотят, приводи их в любое время.
   Вернувшись в Кинвет, я рассказал о приглашении Аренсу. К моему удивлению, он благосклонно отнесся к посещению бродягами Батта и к их участию в раскопках. Поэтому в последующие недели мы побывали там несколько раз. Иногда с нами отправлялась и Аннет, она привозила блюда своего приготовления и меняла их на инопланетные деликатесы Лугарда, к удовольствию обоих.
   Все эти недели беженцы, посадившие свой корабль не в порту, а далеко на севере в избранном ими месте, спокойно занимались своими делами. Жители Бельтана давно привыкли интересоваться только своей работой, поэтому мало кто навещал лагерь беженцев. Сами они несколько раз появлялись в порту, прося медицинской помощи и припасов, предлагая взамен инопланетные товары; некоторые их предложения с радостью были встречены. Казалось, Лугард ошибся в своих пророчествах. Я должен был бы догадаться, что Лугард тоже вступит в контакт с пришельцами; зная его отношение к ним, я удивился, обнаружив на посадочной площадке Батта незнакомый флиттер, когда как-то утром привел туда свой хоппер. Я прилетел один, чему впоследствии радовался: если бы были свидетели происшедшего…
   Лугард стоял у входа в Батт, но дудки в его руке не было; стоял он лицом к двум незнакомцам, одна рука в непосредственной близости к оружию, не похожему на привычный мне станнер.
   На незнакомцах были потрепанные форменные кители; глубокий загар свидетельствовал о долгом пребывании в открытом космосе; руки они держали на виду, явно не желая встревожить Лугарда. Я порылся в боковом углублении хоппера и извлек станнер. Держа его в руке, выбрался из кабины и неслышно двинулся вперед. Но Лугард увидел меня.
   – Желаю хорошо погостить! – приветствовал он меня, как принято на Бельтане.
   – Ясного солнца и хорошего дня! – столь же традиционно ответил я.
   Незнакомцы разом повернулись. Я ожидал увидеть оружие, но их руки оставались пустыми. Они смотрели на меня ничего не выражающими глазами. Я, однако, был уверен, что теперь они узнают меня повсюду. Сейчас же они пытались решить, какое отношение я имею к Лугарду.
   – Нет, господа, – обратился к ним Лугард. – Мне не нужна помощь в работе. И наблюдатели мне тоже не нужны.
   Незнакомец повыше пожал плечами.
   – Мы только предложили, – сказал он. – Хотели помочь ветерану… надо помогать друг другу…
   – К сожалению… нет! – голос Лугарда звучал холодно и категорично.
   Незнакомцы повернулись и пошли, не оглядываясь. Я по-прежнему держал станнер наготове. До сих пор мне не приходилось пускать его в ход защищаясь. Но, глядя на садившихся в флиттер, я испытывал неприятный холодок за лопатками. С детства учили меня не прибегать к насилию, но поколения предков, живших в мире насилия, дали о себе знать.
   – Что им нужно? – спросил я, когда флиттер взмыл в воздух, подняв тучу песка.
   – Говорят, хотели наняться на работу, – пальцы Лугарда обхватили рукоятку оружия. Лицо его было неподвижно. – Конечно, они слышали о сокровищах…
   – Они могут вернуться с подкреплением? А вы здесь один…
   Лугард рассмеялся:
   – Это крепость сил безопасности. Я могу активировать защиту, и ничто не прорвется. Нет, это была… покупка. И все же, Вир, когда Комитет пригласил беженцев, он открыл дверь несчастьям, хотя этому и не верит. А теперь… чем могу быть полезен?
   Я вспомнил свою новость.
   – Мне дают назначение – в заповеднике Анлав.
   – Когда?
   – В следующем месяце.
   Мне показалось, что он вздрогнул, услышав о моей радости. Может, боялся этого? Но почему? Он знал, что это единственное интересовавшее меня занятие на Бельтане. Меня не отфутболивают, не напоминают об отсутствии должной подготовки – все благодаря моей настойчивости.
   – В следующем месяце, – повторил он. – Значит, после Крещения. А если мы отметим Крещение небольшим праздником? Все бродяги и Аннет, если она сможет прийти. Попроси ее, Вир. Я близок к открытию. Мы и это отметим.
   Меня его слова ошеломили. Он был уверен в успехе, и я почувствовал возбуждение от близости клада. Некоторое время мы вместе занимались новой машиной, предназначенной для перевозки припасов. Лугард считал, что ее можно приспособить для уборки обломков из пещеры, которую он начал раскапывать. Вернувшись в Кинвет, я опять увидел во дворе множество машин. Они разлетались, а Аренс нетерпеливо занял место за рулем моего хоппера, чуть не вытолкнув меня, и тут же взлетел. Я поискал Аннет. Она, как ни странно, не была занята домашним хозяйством, а с озабоченным лицом смотрела в окно на улетающего отца.
   – Что случилось?
   – На орбите еще два корабля. Говорят, хотят присоединиться к беженцам… будто бы им обещали тут место.
   – Я думал, договор касался только одного корабля.
   – Они говорят, что это ошибка, что договор касался их всех. Комитет собирается на переговоры с их представителями. Они прилетают в шлюпке.
   Я вспомнил о предостережении Лугарда, которым так пренебрегли, о незнакомцах в Батте, о беззащитном порте. Ощущение опасности, испытанное в Батте, вернулось. Знал ли об этом Лугард? И как защитить людей, которые сами не хотят защищаться?
   – Доктор Корсон считает их требования вполне разумными, – продолжала Аннет. – В конце концов они просто хотят быть со своими друзьями. Возможно, это просто недоразумение. Но будет общее голосование. А что об этом думает Грисс?
   Я рассказал ей о приглашении, она кивнула:
   – Мы можем пойти. Все будут заняты голосованием, им не до нас. Если он что-то найдет и мы увидим первыми!..
   Она больше не вспоминала о беженцах, как будто сознательно избегала неприятного разговора. Но я знал, что мы оба о них помним.


   Было решено провести общее голосование. Значит, все взрослое население Кинвета и остальных поселков соберется в порту. Поэтому Аренс и родители остальных бродяг обрадовались нашей поездке в Батт. Я слышал, что мнения по поводу беженцев разделились, предстоял спор. Вероятно, наиболее подозрительные члены Комитета вспомнили предостережение Лугарда. Конечно, порт когда-то имел защитные устройства, но долгие годы на них никто не обращал внимания, и что с ними теперь… И сможет ли оживить их горстка вернувшихся с войны ветеранов?
   На третий день Крещения весь отряд бродяг двинулся в путь: Дагни и Дайнан Норкоты, Гита, Сабиан Дрекс, Эмрис Джесом, Айфорс Джулиан, Прита, Тед и, конечно, Аннет. Предстояло путешествие в лавовую страну, поэтому все захватили походные рюкзаки, хоппер был перегружен, и нам пришлось продвигаться осторожно, часто останавливаясь. Поэтому мы добрались до Батта только около девяти.
   Лугард ждал нас, сидя за рулем старой боевой машины. Оставив нас разгружать хоппер, он ушел в крепость. Вернувшись, с громом захлопнул дверь; я успел заметить, как он прячет в карман металлическую пластинку с кодом. Значит, он считает, что во время нашего отсутствия тут могут появиться посетители? Я не удивился этим предосторожностям.
   Взрослые вряд ли поместились бы в машине, но дети расселись относительно удобно. Аннет сидела рядом с Лугардом, остальные теснились среди рюкзаков и разных ящиков. Я осмотрелся в поисках оружия. Его не было. Если Лугард и прихватил его, то куда-то запрятал.
   Углубляясь в пересеченную местность под палящим солнцем, мы были вынуждены надеть темные очки: лавовые склоны вокруг ослепительно сверкали. Тропа, по которой мы двигались, извивалась в поисках прохода. Я подумал, что Лугард неоднократно бывал здесь, хотя нас он взял с собой впервые. Царапины на скалах по бокам свидетельствовали о том, что тут проходили большие машины, гораздо больше, чем наша или экскаватор, который приводил в порядок Лугард. По поведению Лугарда было видно, что он, хоть и высказался неопределенно, был уверен, что отыщет ледяную пещеру.
   Мы двигались по неровной дороге с максимальной скоростью, на какую только можно решиться в такой местности. Миновали не одно отверстие в лаве. Дважды пересекали лавовые мосты. Тут и там виднелись пятна лишайников и мхов. Мы сделали так много поворотов, что не будь в машине компаса, я не мог бы сказать, где теперь Батт – позади нас или впереди. Такой обманчивой местности я никогда не встречал на Бельтане – будто нарочно нагромоздили множество потоков, конусов, кратеров, чтобы обмануть глаз и чувство направления. Трудно было судить и о времени. Казалось, мы уже очень давно движемся по этой раскаленной местности под ярким солнцем. Но, взглянув на часы, я обнаружил, что мы в пути менее часа. Никаких животных мы не встретили. Впрочем, скрежет наших гусениц распугает любую живность.
   Наконец мы обогнули обрушившийся конус высотой в холм и увидели, что след ведет прямо к пещере. Над входом виднелся остов крана. Лугард затормозил рядом с входом. Указав на небольшую платформу, он предложил мне и Теду первыми спуститься вниз, пока он будет управлять подъемником. Я не спелеолог и потому неохотно ступил на шаткую поверхность. Лицом ко мне стал Тед, мы ухватились за петли безопасности, поставив у ног груду рюкзаков и один из ящиков Лугарда. Начался спуск, и я был рад, что продолжался он недолго. Сначала стало полутемно, затем мрак поглотил нас, как огромный зверь.
   Внизу было прохладно – приятная перемена после палящего зноя снаружи. Я вспомнил, что воздух внизу перемешивается медленно и поэтому в нескольких шагах от входа температура его уравнивается с температурой стен. Лугард предупредил нас, чтобы мы захватили куртки, и теперь, дрожа, я понял почему. Платформа совершила несколько спусков, каждый раз привозя двоих пассажиров и груду добра. Я удивился, какое количество ящиков и тюков захватил с собой Лугард: он спустил не только то, что мы привезли в машине, но и множество тюков, ожидавших у входа в пещеру. Наконец Лугард спустился сам, но не на платформе, а прямо по веревке и с такой легкостью, как будто проделывал это не раз. Платформа оставалась на дне пещеры. Я решил, что это дополнительная мера предосторожности. Лугард ни разу не упомянул беженцев с корабля, но, вероятно, и не забывал о них. Однако я был убежден, что если бы существовала опасность, он не привел бы сюда детей. Но какая опасность? Об этом мы могли узнать без всякого предупреждения. Спустившись, Лугард включил небольшой прожектор, чтобы осветить дорогу. Зимой пещеры действуют как ловушки холода. Холодный воздух опускается вниз, покрывая стены изморозью. Лугард искал ледяную пещеру, поэтому чем дальше мы были от входа, тем холоднее становилось.
   Отойдя несколько шагов от входа, Лугард направил луч прожектора вверх. На стенах под потолком виднелась какая-то бесформенная масса. Там что-то непрерывно двигалось.
   – Западники! – воскликнула Гита.
   Взад и вперед раскачивались птичьи головы на длинных шеях. Да, это были западники в своих гнездах из грязи. Ночные животные, они известны тем, что, вспугнутые, всегда летят на запад – отсюда и их название. Их колония располагалась вблизи входа в пещеру, и скоро мы ее миновали. Тропа шла вниз, но не круто, а под небольшим углом. Идти было нетрудно. Я искал следы машин. Но на полу не было следов гусениц, а на стенах – царапин. В каменном туннеле мы встретили единственное приспособление, устроенное Лугардом, – небольшую тележку на гусеницах. Мы нагрузили на нее тюки и ящики. Но свои рюкзаки понесли сами. И снова я удивился количеству багажа.
   Мы шли уже около часа, когда Лугард остановился и предложил отдохнуть. Он сгрузил тюки с тележки, сложил их у стены и повернулся к выходу, как будто собирался вернуться за оставленным. Стены пещеры и застывшая лава под нами дрогнули, появилось ощущение, что мир вовсе не такой прочный и устойчивый. Я услышал крик и увидел в свете прожектора испуганные глаза и готовые закричать раскрытые рты. Ко мне прижалось маленькое тело, и я инстинктивно обхватил руками Айфорса; он ухватился за меня, будто я его единственная надежда на спасение. Второй удар оказался сильнее первого. Посыпались обломки лавы. Оглушенный, я закрылся руками, задыхаясь в облаках пыли.
   – Назад! – Я увидел, как Аннет, спотыкаясь, двинулась в направлении выхода. Одного из детей она толкала перед собой, другого тащила сзади. Лугард попытался остановить ее, но она увернулась. – Назад! Сюда, дети!
   – Останови ее! – обернулся ко мне Лугард, и в этот момент третий удар отбросил меня к стене.
   Айфорс по-прежнему цеплялся за меня. Я увидел, как упал Лугард, а прожектор, который он, должно быть, уронил на пол, пустился в дикий танец. Обломки продолжали падать, некоторые ударились в груду только что сваленных вещей. Одной рукой я нащупал крепления своего рюкзака и отстегнул его. Тед сидел с ошеломленным лицом.
   – За ней! – выдохнул Лугард. – Вход… груда камней… может засыпать…
   Он пытался встать, но последний толчок отбросил на него несколько тюков, а он к тому же хромал. Я попытался оторвать от себя Айфорса, комбинезон треснул.
   – Тед! Возьми Айфорса!
   Разорвав комбинезон, я оторвал наконец испуганного мальчика и подтолкнул к Теду, который ошеломленно вставал на ноги. Остальные все были здесь; Гита стояла на коленях у прожектора, устанавливая его. Прита свернулась клубком рядом. Эмрис тряс головой и обеими руками протирал глаза. Не было только близнецов и Аннет. Попасть под рухнувшую крышу! Я понимал страх Аннет, но если она идет навстречу опасности… Лугард лучше знает эти проходы… я не могу бежать по такому неровному полу при свете фонарика. Я двинулся как можно быстрее назад по тропе, громко окликая Аннет.
   Она не ушла далеко. Ее остановила груда камней, загородивших туннель. Далеко вверху мы видели клочок неба. Когда я догнал ее, она прижималась к стене, глядя на свободное небо, достичь которого не могла. Близнецы жались к ней.
   – Назад! Лугард говорит, что здесь опасно… может обвалиться потолок.
   Я крепко схватил ее за руку. Она попыталась вырваться, я оказался сильнее, но оттащить ее от стены больше, чем на один-два шага, не смог. Я боялся, что еще один толчок может раздавить нас раньше, чем мы достигнем безопасного места.
   – Наружу! – Она рвалась в противоположном направлении, хотя дорога была закрыта. – Надо увести туда детей!
   – Не здесь! – Я прижал ее к стене плечом и попытался обратиться к ее рассудку. – Лугард говорит, что здесь опасно. Он знает пещеры. Есть другие выходы…
   Сам я в этом сомневался. Если крепления подъемника упали – а таких толчков они могли не выдержать, – как же мы поднимемся, даже если удастся расчистить завал в туннеле? Кто-то должен будет взобраться наверх и укрепить веревки. И я знал, кто это будет, хотя от одной мысли меня мутило: я не очень хорошо переношу высоту. Лучше вернуться к Лугарду и поискать другой выход.
   – Лугард! – Аннет почти выплюнула мне в лицо имя. – Он не имел права приводить нас сюда… подвергать опасности детей!
   – Разве он мог предвидеть землетрясение? Но нужно вернуться. Там глубже и поэтому безопаснее.
   Но и в этом я не был уверен. Аннет неохотно пошла назад. Я поднял Дагни, ее маленькое тело дрожало в конвульсиях. Она не плакала, но дышала тяжело, глаза ее были широко раскрыты и полны такого страха, что она вряд ли осознавала окружающее. Аннет, поддерживая, вела брата Дагни. Мы еще не вернулись к прежнему месту, как пещера опять дрогнула. Прижавшись к стене, мы, как могли, своими телами защищали детей. Падали обломки и катились вниз по уклону туннеля. Каким-то чудом ни один из них не задел нас. Потом затишье, и вновь во мне зашевелился страх. Когда-то это была вулканическая страна. Могут ли такие толчки дойти до подземного огня и разбудить вулканы? Аннет была права в своем инстинктивном стремлении на поверхность, и чем быстрее мы туда выберемся, тем лучше.
   – Вир! Аннет! – наши имена отдавались гулом в туннеле.
   Я осторожно поднялся, почти опасаясь, что это движение может вызвать повторение толчков, таким неустойчивым казался теперь мир.
   – Мы здесь!
   В горле у меня пересохло от пыли. Я заставил Аннет встать. По-прежнему я нес Дагни, а Аннет вела мальчика. Мы осторожно пошли вниз. И наконец дошли до места стоянки. Лугард сидел на тележке, вытянув правую ногу, и растирал ее руками. Он поднял голову, и я увидел в его глазах облегчение.
   – Медицинскую сумку! – он не остановился, чтобы показать, где в груде тюков лежит сумка, только кивнул в ту сторону. – Каждому дай по большой зеленой таблетке – это противошоковое.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное