Андрэ Нортон.

Угрюмый дудочник

(страница 14 из 15)

скачать книгу бесплатно

   С пола поднималась густая поросль чисто белой растительности высотой до колена. Она выросла из семян, принесенных иопеями, чьи бормочущие крики у нас над головой напоминали стоны. Некоторые побеги высохли и погибли, другие еще боролись за свою обреченную жизнь. Тед перевел фонарь от этой призрачной растительности на птиц, которые беспокойно зашевелились в гнездах.
   С пола послышался другой звук. Тед успел осветить мохнатый зад с пушистым хвостом – ткач-брод. Хвост торчал из громадного гнезда, сплетенного частично из высохших побегов призрачных растений, частично из принесенных снаружи кусочков. Вся масса достигала высоты талии человека, она крепилась к дальней стене и была изготовлена не одним поколением бродов. Характерное травяное плетение кое-где смялось и порвалось, но было ясно, что гнездо по-прежнему обитаемо.
   Мы обошли призрачную растительность, гнездо бродов и угол, где гнездились иопеи, – там стены и пол были покрыты неприятно пахнувшими пятнами. Оставалось узкое пространство, на котором можно было прикорнуть. Фонарь продолжал светить, беспокоя птиц, пока мы ели. Затем я достал карты и принялся обдумывать план дальнейших действий.
   Дежурили мы по очереди. Еще дважды ели. Иопеи постепенно привыкли к нашему обществу и, когда мы выключили фонарь, принялись вылетать и влетать. Судя по моим часам, мы провели в укрытии полтора дня. Я надеялся, что преследователи отказались от поисков. Оставаться здесь слишком долго я тоже не хотел: боялся, что они полетят на юг и найдут Батт. Ясна стала глупость наших попыток пользоваться коммуникатором. Если Аннет в наше отсутствие возобновит их, результаты могут быть самые печальные. Последние часы в пещере были трудными: очень хотелось двигаться. Наконец вслед за иопеями мы выбрались из полутьмы. Пока никаких признаков слежки. Теперь приходилось двигаться по компасу на юго-запад. В этой местности нелегко выдерживать направление – повсюду холмы.
   Мы обогнули болото в первую ночь. Светила луна, иногда слишком ярко. Не нужно было нащупывать каждый шаг, поэтому мы продвигались быстро. Я продолжал искать следы бородавочников. Поселение было рассчитано на множество этих животных, и они должны были оставить заметный след, ведущий из болота. Когда мы наконец набрели на эту их «дорогу», я был, несмотря на все свои предположения, поражен шириной и глубиной пространства, испещренного следами их когтей. Тут вполне могла пройти машина; дорога шла в углублении, вытоптанном поколениями этих существ. Я не интересовался, куда она идет. С меня достаточно и следов, хотелось побыстрее оставить их позади. В одиночку рогатые бородавочники не опасны, но стада (а раньше они никогда не водились стадами) следует избегать.
   Мы быстро шли, пока болото не осталось южнее, и тогда повернули на запад. Все время ожидали услышать звук флиттера, но его все не было; мы несколько успокоились, но не настолько, чтобы попасть в ловушку.
Инфраскопа у меня не было, зато было нечто, развивающееся у каждого рейнджера, иначе ему просто нечего в этой службе делать, – шестое чувство опасности. Дойдя до поворота за выступ скалы, я неожиданно остановился и рукой преградил дорогу Теду. Вместо того, чтобы идти вперед, я отступил, потянув за собой Теда. Прислушался, стараясь ощутить чужой запах. Ни следа опасности впереди – и все же я знал, что нас впереди поджидают.
   Последним рывком я упал в расщелину, частично подмяв под себя Теда. Мы долго лежали, прислушиваясь. Не знаю, как они поняли, что ловушка не сработала. Возможно, все же пользовались инфраскопом. Их подгоняла необходимость, такая жестокая, что они решили действовать в открытую.
   – Мы знаем, что вы здесь.
   Голос гремел в скалах, как ранее в порту.
   – Мы не причиним вам вреда. Нам нужна ваша помощь – клятва перемирия.
   Клятва перемирия? Да, некогда давались такие клятвы и даже выполнялись. Но после того, что произошло на Бельтане, после того, что мы видели, никакого доверия к их «чести».
   – Мы нужны вам, вы нужны нам… – продолжал голос, и в нем звучало отчаяние.
   – Послушайте, мы безоружны. Смотрите…
   Из-за скалы в лунный свет вылетело оружие. Со стуком ударилось о камень: бластер, два лазера и еще одно, незнакомое мне, но, несомненно, не менее, а может, и более смертоносное.
   – Мы идем – у нас пустые руки – клятва перемирия…
   Сначала я увидел их тени. Приготовил станнер и заметил, что Тед сделал то же. Их было трое, лица я не разглядел, они стояли спиной к свету. Двигались медленно, каждый шпаг давался им с трудом. Шли, вытянув руки ладонями вверх. Один остановился и коснулся лба правой рукой. Я вспомнил симптомы болезни и застыл в ужасе.
   – Давай, – шепнул я Теду, – на полную мощность!


   Они рухнули, обрушились на землю, как будто были слеплены из глины, растекающейся под напором воды. Они не умерли, но на время их можно было не опасаться.
   – Тед, стой! – резко приказал я, потому что он двинулся к неподвижным телам.
   Не знаю, каковы признаки болезни и есть ли видимые признаки, но то, что эти люди так упорно шли за нами, было предупреждением. Я считал, что есть только одна причина этого – они знают, что мы местные, и думают, что можем усмирить демона, которого они выпустили.
   – Передается от живых, – напомнил я Теду, когда он вопросительно взглянул на меня. – Возьмем их оружие и уйдем, прежде чем они…
   Он кивнул и подобрал лазер и бластер, а я остальное. Мы осторожно обошли лежавших.
   – Флиттер, – сказал Тед.
   – Да.
   Если мы найдем их транспорт и заберем его, то не только оставим их пешими, неспособными следить за нами, но и ускорим свое возвращение в Батт. Мы не слышали звуков посадки, но это не значило, что флиттер не стоит где-то поблизости, поэтому мы принялись за поиски. Я не знал, сколько времени будет действовать на них станнер. Люди на него реагируют по-разному. Но, захватив оружие, мы контролируем ситуацию. У них остается только один вид вооружения, но очень страшный, если они поймут это. Им достаточно коснуться нас, и мы мертвы, хотя некоторое время будем еще ходить, говорить, казаться живыми. Мы поднялись на холм, у подножия которого шли. С высоты я тщательно осмотрел окрестности и увидел то, что мы искали, на небольшой лужайке за одним из холмов.
   Я принялся разглядывать флиттер в бинокль. Дверь кабины открыта – и в траве лежит человек. Может, выпал из кабины или упал, стоя рядом. Но лежал он неподвижно и не под действием станнера. Я уверился в своем предположении – отряд нес с собой заразу. Но флиттер – можем ли мы им воспользоваться? Для нас он так много значил. И оставить его к услугам врага… Полет на юг приведет их к Батту. Итак, заражена ли машина?
   – Он мертв? – Тед тоже увидел флиттер. – Зараза?
   – Да. Если мы решимся взять флиттер…
   Мы не знали численности их отряда. Внутри могут быть еще люди, мертвые или умирающие. Тед, глядя на флиттер, напрягся так заметно, что я уловил его удивление.
   – Что случилось?
   – Посмотри на хвост… возле красной травы.
   Трава, на которую он указывал, была отчетливо видна на фоне тусклых листьев зика. Секунду или две я ничего не замечал, настолько хорошо прятался хищник. Потом он шевельнулся, и я сразу увидел отвратительную рогатую голову, нацеленную на неподвижное тело
   – Рогатый бородавочник? – удивился я.
   Он действовал так, как никогда не действуют бородавочники. Обычно эти животные не опасны, хотя их внешность внушает отвращение. Это амфибии, взрослые особи достигают метра в высоту. Их широкие морды с зияющей щелью пасти и тремя мясистыми наростами – один передний, там, где у человека нос, другие над выпуклыми глазами – крайне отталкивающи по нашим стандартам. Известно также, что бородавочники способны менять цвет кожи, сливаясь с окружением. Это робкие существа, предпочитающие свои болотистые логова, убегающие, когда их потревожат, хотя самцы вооружены когтями, в определенное время года ядовитыми. Они охотятся, выпрыгивая на добычу из укрытия, хватая лапами с присосками и разрывая горло когтями.
   Этот бородавочник был огромен. Я о таких даже не слышал. Голова, которая располагалась над согнутыми плечами под прямым углом, была шире и больше обычной. Зверь как будто приглядывался. Характерным прыжком он передвинулся к хвосту флиттера, рядом с телом. Низко наклонился, покачивая головой, осматривая или принюхиваясь. Очевидно, удовлетворенный, он неожиданно вытянул передние лапы, положил их на дверцу и с видимым усилием неуклюже просунул внутрь голову. И оставался так некоторое время, тщательно осматривая внутренность флиттера. В бинокль мне видна была только его спина. Соскочив на землю, он снова обратился к человеку, щупая передними лапами его тело.
   – Вир! Смотри, что он делает!
   Я тоже видел. Болотное животное держало в лапе длинный нож. Свет отразился в металлическом лезвии. Бородавочник держал находку, изучая ее выпуклыми глазами. Все в его движениях свидетельствовало, что это не животное, а разумное существо, которое нашло нечто, способное в будущем принести пользу.
   – Вир, но как?..
   – Мутант, – единственное возможное объяснение.
   То, что я видел, плюс поселок в болоте… все это значит… Итак, были эксперименты с мутациями местных животных, а не только с привозными. Но с какой целью? Снова бородавочник принялся осматривать или обнюхивать мертвеца. Потом повернулся к флиттеру и сделал тщетную попытку залезть в кабину – это было настолько не похоже на его обычное поведение, что я с трудом перевел дыхание. Но приземистое тело помешало ему, хотя зверь прилагал большие усилия. Наконец он оставил свои попытки и двумя большими прыжками исчез в направлении болота. Нож он унес в пасти. Для нас он кое-что сделал. Его поведение у флиттера ясно показало, что в кабине никого нет. А машина нам нужна. Надев рюкзаки, мы спустились с холма. Шли не торопясь. И тщательно осмотрели лужайку, прежде чем выйти на нее.
   Тело мы обошли так же, как и тех, оглушенных станнером. Проходя, я заметил, что мертвец одет в космический мундир. К какому союзу он относился, мы никогда не узнаем. Пока Тед караулил, я вслед за бородавочником заглянул внутрь. Флиттер был шестиместный, одна из больших машин из порта. За пассажирским салоном валялось множество ящиков, как будто экипаж занимался грабежом. Я протиснулся внутрь и сел в кресло пилота. Как я и думал, машина была на ручном управлении.
   – Давай! – позвал я Теда.
   Он повиновался без лишних движений, захлопнул за собой дверцу кабины и сел в кресло второго пилота. Я включил двигатель. Указатель энергии приближался к нулю. У меня не было времени на подзарядку в порту. Оставалось надеяться, что до Батта хватит. У меня небольшая практика в обращении с флиттерами. В последнее время на Бельтане больше пользовались хопперами. Тем не менее я поднялся в воздух всего лишь с одним-двумя толчками. И направился на юго-запад с наибольшей скоростью, какой мог достичь. Намного быстрее, чем в хоппере. Курс я проложил в обход порта, чтобы не насторожить врагов, которые, возможно, там оставались.
   – Вир, – нарушил молчание Тед, – эти мутировавшие бородавочники…
   – Да?
   – Ведь о таких экспериментах никогда не сообщалось.
   – Нет.
   А сколько еще подобных секретов теперь обнаружится? Возможно, проводились такие эксперименты, о которых вообще нет информации, даже закодированной в памяти компьютера.
   – А что если есть и другие?
   – Думаю, можно ожидать дальнейших сюрпризов.
   – Но ведь мы теперь не можем рассчитывать на помощь извне. И…
   – И нам придется жить на Бельтане вместе с мутантами, – закончил я. – Да, есть над чем задуматься.
   – Батт в дикой местности, далеко от заповедников. Вир, как ты думаешь, мы сможем открыть пещеры вновь? База была бы безопасным местом…
   – Да, если там нет опасных местных животных. Помнишь ледяную пещеру?
   В общем, он был прав. Лугард и его предшественники хорошо обдумали местоположение последнего убежища.
   – Вир, посмотри – туда! – Движение заметил Тед, я сосредоточил внимание на приборах.
   То, что он увидел, при других обстоятельствах было бы вполне обычным зрелищем в это время года. Внизу на поле роботы убирали урожай; в конце каждых трех рядов они выплевывали мешок с зерном. Но кто их запрограммировал? За ними виднелись еще два поля, уже убранных. Значит, они работают день, может, два. Беженцы? Неужели есть выжившие, которые подумали об уборке? Роботов нужно программировать тщательно: наши поля невелики, а роботы склонны действовать, невзирая на изгороди, забредая даже в густой кустарник, если за ними не присматривать. А здесь поля убраны правильно. Но не видно никого с управляющим устройством. И ферм поблизости нет.
   – Клиновидный овес!
   Узнав злак, я невольным движением чуть не остановил флиттер в полете. Это не человеческая пища. Грубое зерно, которое сейчас убирали роботы, обычно направлялось в заповедники, где зимой служило кормом животным. Зачем убирать клиновидный овес теперь?
   Робот, двигавшийся под нами, подошел к краю поля. Я ожидал, что он врежется в изгородь. Возможно, какой-нибудь умирающий в бреду активировал робота, сам не понимая, что делает. Но робот на границе поля остановился. Я еще раз облетел поле, рассматривая подготовленные к отправке мешки с зерном и стоящего робота. Поле убрано совсем недавно, может, только вчера. А мешков с зерном нет. Оставались лишь три у изгороди. Остальные исчезли.
   – Кто-то жив! – воскликнул Тед. – Давай поищем. Вир, мы должны!
   С поля вела дорога. Мы пролетели вдоль нее, но не увидели ни фермы, ни небольшого поселка, только амбар для зерна. И никого живого. И хоть нам срочно нужно было возвращаться в Батт, я не мог не учитывать возможности, что кто-то из поселенцев выжил. Поэтому я посадил флиттер на площадке, где останавливались грузовые машины. Двери амбара широко раскрыты. А внутри ничего – ни одного мешка. Мы звали, потом я увидел микрофон коммуникатора на стене и попробовал вызвать по нему. Ответа не было.
   Возвращаясь к флиттеру, я увидел следы в пыли. Это не были следы хоппера или машины, лесных ботинок или космических сапог. Отпечатки копыт, и я их узнал. Совсем недавно, уже после того, как тут побывали последние машины и человек, по дороге прошло несколько сирианских кентавров. Клиновидный овес и кентавры хорошо увязывались друг с другом. Но робот-уборщик – кто руководил им? И вдруг я почувствовал, что не хочу этого знать, хочу вернуться в Батт, к своим, в дикую местность, где нет места невероятному.
   – Вир, смотри – тут что-то тащили. – Тед показал полосы в пыли.
   Да, тащили что-то тяжелое. Мешки с зерном или?.. Все вокруг показалось чужим. Было такое чувство, будто мы слишком мешкаем там, где нас не хотят видеть. Не то чтобы я ощущал слежку, что какие-то наблюдатели-нелюди лежали поблизости, разглядывая нас. Нет. Как будто мы заглянули в покинутый дом, где больше никогда не будут жить люди. Успокаивая разыгравшееся воображение – такие картины увидишь разве в развлекательных лентах, – я направился к флиттеру. Набрав максимальную скорость, решил больше не отвлекаться.
   Мы не снижались над полями, ждущими уборки. То, что росло там, предназначалось для людских желудков. Нигде не видно действующих роботов. Еще месяц, может, всего три недели, и урожай уже не спасти. Во мне росло чувство, что нам в Батте придется об этом серьезно подумать. Припасы следует сохранить для непредвиденных обстоятельств, а питаться тем, что дадут поля. Всегда должен быть запас на крайний случай. Необходимо было обогнуть порт, поэтому мы пролетели над двумя небольшими поселками – Риволмом и Пикчексом. Их не бомбили, но и они превратились в могилы. К сумеркам мы приблизились к дикой местности, в которой находится Батт. На случай, если Аннет продолжает включать коммуникатор, как она это делала раньше время от времени, я настроил инструмент на волну порта – так нельзя установить, куда мы движемся, – и передал в нашем коде:
   – Говорит Вир, говорит Вир, отвечай, Грисс…
   Считая, что она поймет меня (впрочем, на самом деле на ответ я не надеялся), я установил коммуникатор на автоматический повтор вызова. Но вдруг щелчки нашего кода были заглушены более громким сигналом. Я громко произнес, переводя с кода:
   – Опасность, опасность!
   Я передал:
   – Что случилось?
   – Отряды мутантов, отряды мутантов. Нас осаждают отряды мутантов – не приближайтесь!
   Она, должно быть, считала, что мы идем пешком и не имеем оружия. Но отряды мутантов – что это значит? Бородавочник, обыскивающий мертвеца в поисках ножа, следы кентавров, роботы-уборщики, которые больше не служат человеку, – что происходит на Бельтане? В прошлом я не обращал внимания на разговоры о необычных экспериментах с мутантами. О звериных отрядах, участвовавших в войне, говорилось только в закрытых сообщениях. Но и эти отряды, и группы наблюдателей состояли из высокоразвитых животных, и обязательно под командованием человека. Командир-человек всегда был способен сохранить порядок и дисциплину в своем чешуйчатом, пушистом или крылатом войске. Но что, если среди этих мутантов оказывались мятежники – вернее, те, кого считали мятежниками исследователи: мутанты, не желавшие подчиняться человеку? Благоразумнее всего было бы их уничтожить, проследив, чтобы они не дали потомства. Однако, несмотря на ограничения подобных экспериментов в последнее время, всегда находились ученые, настолько увлеченные своим делом, что продолжали работать, не обращая ни на что внимания, считая, что никакой опасности нет, пока образцы под присмотром.
   – Что за мутанты? – передал я.
   – Мы не можем определить, их много, они разные. Держитесь подальше…
   – пришел ответ.
   Отвечала Аннет, я узнал ее почерк.
   – Мы во флиттере. – Поскольку нам угрожали не беженцы, я решил говорить в открытую. – Можем ли мы сесть на крышу?
   – Нет. Среди них унжеры…
   Тед свистнул, и я мог бы сделать то же. Гигантские хищные птицы, туземные обитатели равнины. Унжер достаточно велик и безмозгл, чтобы не только напасть на флиттер, но и повредить его. Нападение нескольких унжеров вполне способно отправить нас на землю. Но я не видел смысла в том, чтобы садиться. Как пройти через отряды мутантов? К тому же наземный вход в крепость закрыт. Я взглянул на оружие, захваченное у беженцев. Два лазера…
   – Включаю автопилот, – сказал я Теду. – Займи это окно, а я – то. Стреляй из лазера. Будем пробиваться.
   Он взял один из лазеров и осмотрел спусковой механизм, я проделал то же с другим. Оружие не сложнее станнеров, к которым мы привыкли. Прицел и спусковая кнопка. Нацелишься и нажимай ее.
   – У меня есть оружие, – передал я Аннет. – Мы летим.
   И мы полетели в сгущающемся сумраке. Я увидел направленный в небо прожектор – маяк. Сквозь эту световую колонну пролетали унжеры, казалось, патрулировавшие в воздухе над Баттом. Наших на крыше не видно, но хоппер, который мы там оставили, теперь стоял в другом месте. Прожектор был сбит со своего основания и помят, но продолжал светить.
   – Приближаемся! – предупредил я Теда.
   Звук мотора, должно быть, насторожил летающих стражников. Один отвернул и полетел прямо на нас. Я ждал, пока он не окажется в зоне досягаемости, затем выстрелил из лазера. Пламя охватило птицу, и через мгновение обугленное тело тяжело падало. Я видел, как луч лазера срезал другого унжера, и понял, что Тед начеку. Мы сбили еще шестерых, прежде чем они оставили нас в покое и поднялись в небо, с которого уже ушло солнце, но еще не исчезли цвета. Теперь оборона целиком на Теде, а мне предстояло посадить флиттер на крышу. Я не был уверен, что мне хватит умения, но другого выхода не было.
   Я сделал три круга, не решаясь садиться. Наконец в четвертый раз, зная, что лучшей возможности у меня не будет, я нажал кнопку посадки.
   Лишь просидев несколько мгновений в неподвижном флиттере, я поверил, что мы благополучно сели. Выключил мотор, выскользнул из кабины с лазером наготове, чтобы отразить нападение. Вход в сторожевую башню на крыше закрыт. Я нетерпеливо застучал рукоятью лазера и обернулся, услышав свистящий крик сверху. Тед бежал по крыше, обернулся, опустился на одно колено, выстрелил. Я увидел скользящего вниз унжера и понял, что Тед промахнулся. Выстрелил я – и удачно. Послышался стук, что-то ударилось о крышу, вначале недалеко от флиттера, потом ближе к нам. Тед подбежал ко мне. Тут он включил фонарь, и я увидел, что стучало – стрелы из какого-то серебристого материала с остриями, вымазанными зловещей жидкостью. Они прилетали снизу, из-за стен Батта. Стрелы продолжали падать все ближе к нам. Мы не могли вернуться к флиттеру под этим дождем, и я подозревал, что стрелы еще опаснее, чем кажутся.
   – Лазером, – сказал я Теду. – Прожигай мне дорогу. Стреляй в воздух, не давай им упасть.
   Он так и поступил, оставив мне узкое пространство под лучом. Я чувствовал над собой горячий воздух. Ухватив дымящееся тело унжера, я использовал его как укрытие. Теперь, если успеют открыть дверь, у нас есть шанс. Конечно, если в крепости знают, что мы на крыше, и сейчас разбирают завал. Стрелы продолжали падать. Тед хотел жечь их, но я его остановил. Заряды лазеров нам еще понадобятся. Оставалось только ждать и надеяться.
   – Что за мутанты? – спросил Тед. – Бородавочники? Кентавры?
   – Может быть кто угодно. Импортировали множество животных.
   Да, подумал я, множество, а среди нас нет никого, кто бы знал, где и как искать о них информацию, чтобы понять природу неожиданного противника.
   Мы услышали шум за дверью.
   – Вир?
   – Да! – закричал я.
   Казалось, прошло бесконечно много времени, прежде чем нас впустили внутрь. Едва взглянув на нас, Эмрис, Гита, Сабиан и Аннет снова принялись сооружать баррикаду. Аннет глянула на меня через плечо, продолжая работу:
   – Они напали три часа назад. Мы собирались навсегда закрыть этот вход.
   – Хорошо, что не успели, – я начал ей помогать. – Кто? Или что?
   – Не знаем, Вир, не знаем! Они напали внезапно. Некоторых мы узнаем, других – нет. Животные, которые уже не животные. Вир, неужели мир сошел с ума?
   – Его к этому подтолкнул человек, – ответил я. – Мы остались одни.
   Она как будто на глазах постарела.
   – Все умерли…
   – Или умирают, – я подумал о беженцах.
   – А как нам… как нам помириться с этими? – Она указала на стену Батта и на то, что за ней.
   Действительно, как? У меня не было ответа, да и ни у кого в тот час не было.


   Нам рассказали, что мутанты возникли как бы ниоткуда. За время осады мы даже не узнали ни их количества, ни того, какие виды животных к ним относятся. А осада была настоящая, державшая нас за стенами крепости. В конце концов в отчаянии я поднял флиттер и принялся летать низко над землей, где они укрывались, а Тед и Эмрис поливали местность из окон лучами станнеров. После первой схватки с унжерами мы не использовали лазеры. Весь день после этого мы не видели среди камней и кустов никакого движения. На второй день со сторожевой башни я увидел отступление странного войска – оно ушло к горам. Еще три дня мы не решались поверить, что мутанты действительно ушли, не оставив засады. Мы не знаем, почему они на нас напали. Быть может, освободившись от власти человека, они не желали снова в ней оказаться. Загадкой оставалось, как они узнали, что мы в Батте.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное