Андрэ Нортон.

Кошачьим взглядом

(страница 7 из 11)

скачать книгу бесплатно

   Трой обошел машину. Но, лишь пройдя эти несколько футов, он понял что произошло: защитные установки Клана и его последняя попытка привели их в необычное убежище. А круглые купола и разрушенные стены, лишенные окон и дверей, глубоко сидели в песке. Он оказался в самом центре Рукава.
   – Где? – он попытался вызвать животных и, поскольку не знал их имен, стал изображать их мысленно. Кошки: черная и серо-голубая, лисы, кинкажу. – Где они? Ранены? Убежали?
   – Вернитесь! – громко позвал он.
   На одной из разрушенных арок появилась тень и устремилась к нему. Кинкажу ответил на его призыв. Он взобрался на плечо Троя, обхватив его своим цепким хвостом. Трой погладил круглую голову, прижав ее к щеке.
   Быстрыми прыжками приблизились лисы и остановились перед ним, принюхиваясь к ветру. Глаза их блестели.
   – Идите! – Трой уговаривал кошек. Не получив ответа, он отпустил кинкажу и вернулся к месту крушения. Разыскал атомный фонарик и включил его. В конусе света показался нос машины, застрявшей под аркой, как застревает толстая нитка в глазке иголки.
   Трой осветил машину и застыл, увидев распростертое маленькое тельце. На него были устремлены голубые глаза с выражением боли. Серо-голубая кошка тяжело дышала, раскрыв рот. Время от времени она облизывала переднюю лапу, зажатую между двух обломков металла. Над ней сидела черная кошка. Увидев Троя, она испустила несколько требовательных резких криков.
   К рассвету все необходимое было сделано. Лапа перевязана и прибинтована к дощечке. Трой вынес из флиттера мешок с продовольствием, станнер и несколько инструментов… По мере того, как шло время и никто не появлялся в запретной зоне, Трой начал верить, что их остановило какое-то автоматическое устройство и что у них есть еще возможность спастись. Но есть ли вокруг Рукава охрана, этого он не знал.
   Лисы и черная кошка растаяли в темноте, предоставив Трою собирать оборудование и только кинкажу оставался на страже, время от времени вынося из флиттера мелкие предметы. Трой присел на корточки. Только сейчас он мог подумать о дальнейших поступках.
   – Стена… невидимая стена…, – из-за соседнего купола вышла черная кошка.
   – Вокруг этого? – Трой указал на руины.
   – Да. Мы пытались преодолеть ее во многих местах.
   Оправдывались опасения Троя. Кланы установили вокруг Рукава барьер. И даже предназначенный для защиты от вторжения, он не выпустит пленников. Как же ему удалось прорваться на флиттере?
   – Много нор.., может быть, в них можно охотиться…, – на открытом пространстве появилась лиса. Кошка отошла к раненой и стала вылизывать ее.
   – Тут под землей опасность, – Трой уловил это по состоянию своих остроухих товарищей.
   – Еще нет. – Ответ загадочный. До того, как экспедиция Фуклова превратила название Рукава в синоним ночного кошмара, верхние галереи незнакомого города исследовались многими любопытными безо всякого вреда для себя.
Неужели вызыватель сделал это место проклятым? По словам Рерна, рейнджеры положили конец действию прибора, и подземные коридоры, возможно, на время дадут беглецам убежище. Трой знал, что он должен отдохнуть. И, возможно, именно тут, в центре запретной территории, они будут в безопасности.
   – Мы идем в нору…
   С рюкзаком за плечами, осторожно прижимая раненую кошку к груди и держа станнер наготове, Трой двинулся. Кинкажу ехал у него на плече, время от времени дотрагиваясь до своего двуногого коня передними лапами, как бы не давая ему забыть о своем присутствии. Лисы и черная кошка повели его к другому куполу, у которого был вырублен большой участок стены либо одним из искателей сокровищ, либо людьми экспедиции Фуклова.
   Все слышанные Троем фантастические сказки населяли окружающую тьму кошмарами, но спокойствие животных внушало ему уверенность. Трой знал, что их чувства намного острее, чем у него, и что в случае опасности они предупредят. Он включил фонарик, свисавший с пояса, и конус света заплясал по стенам и земле в такт ходьбе.
   Ничего не было видно, кроме стен и мостовой, каменных плит, уложенных с большой точностью и искусством. В дальнем углу купола оказался темный спуск, ведущий в настоящий Рукав. Трой увидел, что мрак тут похож на туман. И даже свет фонаря погашался и ослаблялся мраком. Однако лис, шедший впереди, уже начал спуск в глубины, его товарищ и черная кошка с нетерпением ждали Троя.
   – В этом месте была большая опасность, – предупредил Трой, подкрепляя мысль словами.
   – Ничего нет… – он был уверен, что это черная кошка.
   – Ничего нет, – повторил Трой, когда его башмаки застучали о камень спуска, – а что дальше?
   – Здесь вода.
   Трой был изумлен этим внезапным препятствием. Если в этом лабиринте животные учуяли воду, значит, они более чувствительны к опасности.
   – Где?
   – Мы идем…
   Лестница спустилась на три этажа. И на каждом этаже в сторону отходили коридоры, абсолютно пустые и такие одинаковые при свете фонарика, что Трой подумал, что в этом лабиринте без проводника легко заблудиться. И он старался запомнить путь.
   Где-то должна находиться невидимая вентиляция: воздух был сухим, но вполне пригодным для дыхания. Трой несколько раз ощутил дуновение свежего воздуха с поверхности.
   На четвертом уровне Трой обнаружил, что животные ждут его, хотя лестница продолжала вести вглубь Корвара. Они пошли прямо на восток, если только его чувство направления не было окончательно сбито с толку. На мгновение Трой почувствовал надежду, что подземный коридор выведет их за пределы невидимой стены, и они смогут свободно уйти в Дикие Земли.
   Стены из красно-серого камня, мощеный пол – больше ничего, если не считать столетнего слоя пыли, в которую ноги погружались почти по щиколотку и которая заглушала звук шагов. Дважды эти стены прерывались круглыми отверстиями, но когда Трой направлял в них свет, то видел лишь пустые круглые углубления, вряд ли способные вместить человека. Их назначение было еще одной загадкой Рукава.
   Коридор, ведущий на восток, закончился большим колодцем, в него вела очень узкая и крутая винтовая лестница. Разведчики снова двинулись вперед, и Трою оставалось лишь последовать за ними.
   По мере спуска атмосфера менялась, становилась более влажной. Стены становились холодными и влажными на ощупь. Трой понял, что лис был прав. Где-то внизу находился источник воды. Большой источник.
   Влажность росла. Трой уловил неприятный запах нечищенного пруда и какое-то зловоние. На стенах появились подеки воды.
   Вокруг и вокруг.. бесконечные круги лестницы вызывали головокружение. Боковых коридоров здесь не было. Трой потерял даже представление о времени, его ноги болели. Он был уверен, что если бы он решил вернуться назад и подняться на поверхность, даже в тот коридор, с которого начал спуск – он не нашел бы в себе сил для этого. Он хотел лишь добраться до конца лестницы, чтобы можно было упасть и отдохнуть.
   И вот свет фонарика упал на мостовую. Трой спрыгнул на нее и осветил дно колодца. Вода… но хотя рот у него пересох, а все тело вопило о жажде, он не смог заставить себя приблизиться к угрюмо текущему ручейку.
   Вода была маслянисто-черной лентой, она казалась разбухшей, толстой, как будто состояла из слизи, легкая рябь пробегала по ней от одного берега к другому…
   Входом и выходом этого потока шириной в ярд служили большие круглые отверстия, они находились под лестницей. Других выходов не было, кроме лестницы, по которой они спустились. Но черная кошка и лисы ждали у выхода ручья. Трой подошел к ним. Он увидел, что туннель шире ручья и рядом с водой идет узкая тропа.
   –Туда? – спросил он, и это слово гулко отдалось в воздухе. Кинкажу гневно забормотал, а раненая кошка нажала здоровой лапой на грудь Трою и добавила к этому протестующий крик. А тройка впереди оглянулась и углубилась в туннель, ясно показывая, что есть настоящий вход.
   Рябь на воде приобрела зловещее значение: вглядевшись в нее, Трой заметил, что она идет против течения, и подумал, насколько же глубок на самом деле этот ручей – что-то двигалось под его поверхностью. И это что-то сопровождало Троя, когда он шел вдоль ручья. Время от времени он направлял туда свет фонарика, но видел лишь чернильную жидкость.
   Зловоние становилось сильнее, но тут Трой снова ощутил поток свежего воздуха. В ответ на свет фонарика на стенах начали вспыхивать маленькие искорки. Их становилось все больше, они собирались группами. Еще раз повернув голову, чтобы посмотреть на рябь, Трой заметил, что эти искорки не гаснут за ним, а продолжают голубовато светиться. Он на мгновение включил фонарик и оглянулся. Там, где свет коснулся стен, свечение сохранилось. Но впереди было темно. Чем бы ни были эти искорки, им нужен был свет, чтобы они могли вспыхнуть.
   Полосы этого свечения становились шире, и Трою показалось, что он различает рисунок – что-то вроде острого зигзага. Пожалуй, эти искорки не природное явление, а созданы неизвестными строителями.
   Его фонарик осветил впереди отверстие. Здесь его ждала кошка. Лис не было видно. Трой пошел быстрее, радуясь возможности уйти от ручья.
   Выйдя, он оказался не в коридоре, а в обширной подземной пещере, когда-то приспособленной неизвестными строителями Рукава для своих целей. Луч фонарика был поглощен окружающим пространством, и Трой остановился, слегка обескураженный тем, что окружало его. Он увидел город в миниатюре, дороги, бегущие между стенами отдельных сооружений без крыш. Но эти стены! Именно от них исходило зловоние. Трой бессознательно отшатнулся от этих стен. Присмотревшись, он заметил, что это как-будто пластины гигантских грибов.
   Между выходом из туннеля и началом этих гигантских структур находилось открытое пространство, покрытое чем-то вроде песка или гравия, и Трой поторопился пересечь его.
   – Дорога вокруг…
   Кто-то из его проводников уловил его пожелание, и Трой понял, что животные разделяют его эмоции.
   – Идем! – это было требование, и Трой перешел на быстрый шаг, не зная, долго ли сможет выдерживать его. Он обошел выступ города грибов и увидел еще что-то: яркую полоску, так похожую на его родной мир, что он устремился к ней и с шага перешел на бег.
   В середине чуждого – нечеловеческого мира – находился остров безопасности. Откуда-то сверху через искусственную щель или искусственное устройство, этого он так никогда и не узнает, пробивался солнечный свет. И здесь была вода, небольшой пруд, питаемый ручейком, просачивающимся из песка. Чистая вода, никакой ряби. Трой опустил раненую кошку и прикоснулся губами к воде.
   Два – три небольших растения, тонких, как шнурок, росли на берегу пруда. Напившись, Трой открыл мешок с продуктами, разделив его содержимое среди своего отряда.
   Есть ли другой выход из этого метрового грибного мира? В этот момент он слишком устал, чтобы заботиться об этом. Положив голову на мешок, Трой свернулся, смутно ощущая, как вокруг него собрались животные, как будто они тоже не доверяли тому, что лежало за кругом сонечного света.
   Живет ли здесь кто-нибудь? Рябь на ручье как будто подтвердила это. И могут быть и другие существа, для которых улица меж грибами, стенками из грибов служат домом. Но у Троя не оставалось сил. Он чувствовал тепло пушистых тел, прижатых к нему, и это было последнее, что он запомнил.


   Проснувшись, Трой подумал, что спал лишь мгновение. Солнечный свет по-прежнему падал на бассейн. Окружающее не изменилось, только животные, кроме раненой кошки, исчезли. Когда Трой поднял голову, кошка, облизывая раненую лапу, замурлыкала. Трой покачал головой, еще не проснувшись окончательно.
   Тут из сумрака показалась черная кошка, держа во рту тело какого– то животного. Не обращая внимания на Троя, она положила мертвого подземного жителя перед своим товарищем.
   Мертвое существо было не менее кошмарно, чем хур-хур (комбинация множества лап, глаза на стебельках, многочисленных сегментов покрытого пластинами тела), но очевидно, для кошек оно было вполне съедобно, и они дружно пообедали.
   Если земные кошки могли найти себе пищу даже в этом подземелье, то у Троя появилось еще одно доказательство о сути деятельности Кайгера. Животные не нуждались в особой пище, которая так торжественно доставлялась владельцам в Тикиле.
   – Хорошая охота? – спросил он у черной кошки.
   – Хорошая, – согласилась она.
   – Остальные тоже хорошо поохотились? – спросил Трой. – Где в этих грибах охотятся животные, и кого они преследуют?
   – Они едят, – кратко ответила кошка.
   Трой встал, стряхивая крошки с одежды. Он не собирался дальше оставаться в этом подземелье.
   – Есть ли выход? – спросил он у кошки и получил мысленный ответ.
   Трой сел, разглядывая кошек. Раненая продолжала есть жадно, но аккуратно. И Трой был уверен, что она знает об обмене мыслями между ними.
   Хоран не имел власти над пятью земными животными и знал это. По какой-то случайности он мог общаться с ними. Но в то же время он был уверен, что их общение с Кайгером было яснее и полнее, возможно, благодаря использованию вызывающего устройства, которое сжимали руки трупа.
   Они сопровождали его в бегстве из Тикила, потому что это соответствовало их планам, поэтому же они привели его сюда. Но он знал, что они могут легко покинуть его, если только он не установит с ними более тесную связь. Положение изменилось: в Тикиле он командовал, потому что это был город людей, а здесь животные в нем больше не нуждались.
   Неприятно было думать, что его смутные мечты о союзе человека с животными могут так и остаться мечтами. Он мог выпустить ястреба, тот испытает радость свободной охоты и все же вернется назад по его приказу. Но у этих охотников есть собственная воля и разум, и если они вступят с ним в союз, то только по доброй воле. Древние отношения человека с животными нарушены.
   Эти мысли помогли Трою лучше понять требование Зула об убийстве животных. Мало кто из людей может согласиться на сотрудничество с существами, которые всегда считались собственностью. Человек верит в свое превосходство.
   Но Трой знал, что он не оставил бы животных в Тикиле и не уступил бы требованиям Зула. Почему? Сейчас ему придется отказаться от мысли, что он имеет дело с домашними животными, с игрушкой человека, который может владеть и приказывать. Но они не были людьми, чьи мысли и желания он мог себе представить.
   Черная кошка кончила туалет и посмотрела на Хорана. Человек беспокойно заерзал под этим немигающим взглядом.
   – Ты хочешь выйти?
   – Да, – просто ответил Трой. С новой скромностью он готов был принять то, что дают животные.
   – То место… не человеческое… не наше…
   Трой кивнул.
   – Да, людей… чего-то похожего на людей, но другое… еще до людей.
   – Здесь опасность – старая опасность, – эта мысль была похожа на новый голос. Серо-голубая кошка кончила есть и смотрела на Троя, подняв здоровую лапу.
   – Несколько лет назад тут случилось несчастье с людьми.
   Обе кошки, казалось, обдумывали это. Они обменивались мыслями, которые были недоступны Трою.
   – Ты не такой, как другие, – это черная кошка. Трой обнаружил, что может отличать мысли одной кошки от другой. Животные все более становились для него личностями.
   – Нет.
   – Мало людей знают нашу речь… да и те используют прибор. Но ты самого начала разговаривал с нами без него. Ты особый тип человека,
   – это серо-голубая.
   – Не знаю. Вы не можете говорить со всеми?
   – Да. Мы говорили с большим человеком, потому что у него был прибор. С тобой мы не собирались говорить, но ты услышал. И тебе мы не должны подчиняться.
   «Должны подчиняться». Неужели они должны подчиняться каким-то людям и «разговаривать» с ними?
   – Да, – согласился Трой. – Я не знаю, почему слышу ваш разговор, но я его слышу.
   – Теперь, когда большой человек умер, за нами охотятся.
   – Да.
   – Так нам было сказано. За нами будут охотиться, если мы попытаемся освободиться.
   – Мы свободны, – прервала черная. – И мы можем оставить тебя, человек, и ты нас не найдешь, если только мы не захотим.
   – Верно.
   Снова пауза, немигающие взгляды. Черная кошка подошла к нему, задрав хвост. Села на задние лапы. Хоран протянул руку и почувствовал быстрое прикосновение язычка.
   – Выход есть.
   Кошка повернула голову к грибному городу. Она смотрела туда, как только что на Троя. И человек не удивился, когда из лабиринта появилась лисья голова, и пара лис в сопровождении кинкажу проследовали к нему. Они остановились возле Троя, и человек уловил обрывки бессловесного разговора.
   – Не тот, кому нужно повиноваться…, с нами охотится на тропе…, даст нам ходить на свободе…
   Черная кошка говорила от имени всех:
   – Мы будем охотиться вместе с тобой, человек. Но мы свободны.
   – Вы свободны. Я иду по своей тропе и не заставляю вас идти со мной…
   Он стал выражаться как можно яснее, сказав, что он принимает их союз и их условия.
   – Выход… – кошка повернулась к остальным. Лисы напились воды и убежали. А кинкажу болтал передними лапами в воде… Трой дал ему сухой бисквит, и тот шумно стал его есть. Потом направился вдоль стены пещеры.
   – Мы пойдем туда, – кошка повернулась от бассейна вправо, туда, где лежала полоска чистой земли между грибным городом и стеной пещеры.
   Трой вымыл два контейнера из-под пищи и наполнил их водой. Обе кошки медленно пили. Потом Трой подобрал раненую, которая устроилась у него на согнутой руке. Черная пошла вперед.
   Хоран шел, изучая путь. Ни грибные стены, ни своды пещеры не менялись. Отойдя дальше от солнечного пятна, Трой зажег фонарь.
   Кошка шевельнулась у него на руке, повернув морду к грибам.
   – Там что-то… живое? – Трой потянулся к станнеру, висевшему у него на поясе.
   – Старое… неживое…, – быстро донеслась ответная мысль.
   – Саргон нашел…
   – Саргон?
   Возникла мысленно морда самца-лисы.
   – У вас есть имена? – спросил Трой.
   Почему-то имена сделали их менее загадочными.
   – Человеческие имена! – в ответе звучало презрение и намек на то, что существуют и другие имена, недоступные разуму человека. Трой, прочитав это в кошачьем ответе, улыбнулся.
   – Но я человек. Можно мне использовать эти имена?
   Его логика убедила кошку, которую он нес.
   – Саргон и Шеба – морды лис. Шенг – кинкажу. Симба, Сахиба – ее товарищ и она сама.
   – Трой Хоран, – серьезно ответил он, завершая представление. потом вернулся к ее ответу. – Это старое…, оно сделано или жило когда-то?
   – Когда-то жило, – быстро передала Сахиба ответ лиса. – Не человек…, не мы…, а другое…
   Любопытство Троя было возбуждено, впрочем, недостаточно, чтобы увлечь его в грибной город. Но он подумал, не лежат ли там останки одного из первоначальных обитателей Рукава.
   – Отверстие, – передала Сахиба новое сообщение. – Шенг обнаружил отверстие…, это наверху… – Она указала здоровой лапой на стену пещеры.
   Трой заметил направление, поднявшись по небольшому склону, и обнаружил возбужденно болтавшегося кинкажу, который сидел у куста, закрывавшего расщелину в стене. Вспыхнул фонарик и осветил узкий проход. Он не был похож на искусственный и вряд ли вел далеко.
   С разных направлений появились лисы и Симба. Они остановились, принюхиваясь. Трой ощутил дуновение воздуха, которое уносило зловоние грибов и намекало на другое более чистое место. Возможно, это выход.
   Но животные, казалось, не торопились ступить туда.
   – Опасность? – спросил Трой, воспринимая их колебания, как предупреждение.
   Симба приблизился к отверстию, высоко подняв голову, его усы слегка шевелились.
   – Что-то ждет… ждет давно…
   – Человек? Животное?
   Симба казался сбитым с толку.
   – Давно ждет, – повторил он. – Может, уже не живет… Но все еще ждет.
   Трой попытался понять, что это значит. Кинкажу заставил его вздрогнуть, прыгнув на плечо.
   – Спокойно, – это Шенг. – Мы идем сюда. Здесь выход…
   Но Трой ждал окончательного решения Симбы.
   – Идем?
   Кот взглянул на него, какое-то мгновение мягкое выражение держалось в его взгляде, как будто Трой, проявив уважение к его мнению, сделал еще один шаг на пути взаимопонимания между ними.
   – Мы идем… осторожно. Я не понимаю этого…
   Лисы, очевидно, были согласны следовать за Симбой. Втроем они исчезли в расщелине. Трой шел позади, освещая дорогу фонариком. Ясно было, что это действительно расщелина, а не искусственный проход.
   Хотя щель была выше его головы на несколько футов, она была очень узкая, и Трой надеялся, что дальше она не сузится еще больше. Теперь, когда он углубился в расщелину, дуновение свежего воздуха стало заметнее. Он был уверен, что ощущает запах естественной растительности.
   Они прошли немного, и щель начала подниматься, подкрепляя уверенность Троя, что она ведет к поверхности. Вначале подъем был легок, затем стал круче пока, Трой не был вынужден пересадить Сахибу на мешок с едой и использовать при подъеме обе руки. Теперь он ощутил и другие запахи. Какой-то необычный аромат, неуместный среди скал и более подходящий для залитого солнцем сада. Но за этим насыщенным запахом – менее приятный, должно быть, цветы начали разлагаться.
   Фонарик показал новый подъем. К счастью, его поверхность была неровной и давала возможность цепляться. Шенг и Симба поднимались легко, лисы – с большим трудом… Трой добрался до верха подъема и был встречен дивным светом. Он выключил фонарик и быстро пошел вперед.
   – Нет! – загадочное предупреждение пришло сразу от нескольких животных. Трой застыл на месте, глядя вперед, и увидел между собой и выходом какую-то сеть.
   Он стоял неподвижно. Кот и лисы были ясно видны на фоне сети.
   – Ушло.
   Мгновенная мысль. Позволение подойти. Действительно, путь преграждает сеть. И сквозь нее видны растения, яркий дневной свет. Сеть болезненно– бледного цвета шла концентрическими кругами, в ее центре находилась какая-то шишка.
   Трой неохотно приблизился к ней, заметив, что кот и лисы тоже держатся на некотором расстоянии. Теперь он заметил кое-что еще: бесчисленные остатки насекомых вдроль кругов сети, пустые каркасы, прикрепленные к нитям сети. Трой взмахнул ножом, сеть поддалась, но тут же спружинила, как очень прочная, эластичная материя.
   Нож прилип к сети, которая потащила его за собой, и Трой вынужден был сильно рвануть, чтобы освободить свое оружие. Вторая попытка чуть не вырвала нож из его рук. Нити были не только необыкновенно прочными, но и покрытыми чем-то похожим на клей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное