Нора Робертс.

Трибьют

(страница 6 из 36)

скачать книгу бесплатно

– «Только твой», пока не переключился на нечто вроде «да пошла ты». Ничем хорошим это не кончилось. Он был женат, – сказала она, наблюдая, как Спок, очевидно удовлетворенный, свернулся у ног Форда и сопел. – Известно, что у нее были интрижки с женатыми мужчинами. От мимолетных до серьезных связей. Она влюблялась с такой же легкостью, с какой другие женщины меняют прическу.

– Ее жизнь была не похожа на жизнь большинства женщин.

– Я всегда считала, что это удобное оправдание для легкомыслия или эгоизма.

– Возможно, – пожал плечами Форд, – так оно и есть.

– Она жаждала любви, физической и эмоциональной. Она стала зависима от любви, как от тех таблеток, которыми мать начала кормить ее с четырех лет. Но мне кажется, что эта любовь была настоящей.

– Потому что она хранила ее в тайне?

Силла вновь повернулась к нему. У него хорошие глаза, подумала она. И дело не в том, что они красивые, с этим золотистым ободком и искорками на зеленом фоне. А в том, как они видят мир.

– Совершенно верно. Она никому не рассказывала об этом, потому что это было важно для нее. И, возможно, смерть Джонни сделала эту любовь еще сильнее и безнадежнее. Не знаю, что она писала ему, но по его письмам я могу догадаться об отчаянии и страсти, а также о его угасающем интересе, страхе разоблачения и в конечном счете раздражении. Но она не хотела его отпускать. Последнее письмо было отправлено отсюда за десять дней до ее смерти.

Теперь она отвернулась и смотрела на ферму.

– Умерла в том доме, через дорогу. Он сказал ей, ясно и грубо, что между ними все кончено и что она должна оставить его в покое. Наверное, получив это письмо, она сразу же села в самолет. Прервала съемки последнего, неоконченного фильма, ссылаясь на усталость, и прилетела сюда. Это было не похоже на нее. Она работала, любила свою работу, но в этот раз бросила ее. Только в этот раз. Должно быть, она надеялась вернуть его. Как вы думаете?

– Не знаю. Вам виднее.

– Да, – это больно, подумала она. Словно укол в сердце. – А когда она поняла, что надежды нет, убила себя. Это его вина. Его, – сказала она, не давая Форду вставить слово. – Независимо от того, была ли это случайная передозировка, как написал в заключении коронер[9]9
  Коронер (от англ. coroner) – в США и Великобритании должностное лицо, в обязанности которого входит установление причин смерти, произошедшей при неизвестных обстоятельствах.


[Закрыть]
, или самоубийство, что кажется более правдоподобным. Но этот человек должен знать, какую роль он сыграл в том, что случилось той ночью.

– Вам нужен фрагмент головоломки, чтобы увидеть полную картину.

Тени стали длинными, подумала она.

И становятся все длиннее. Скоро на холмах засверкают огни, а горы позади них скроются в темноте.

– Я выросла, постоянно ощущая ее рядом с собой. Куда бы я ни уезжала, чем бы ни занималась. Ее жизнь, ее работа, ее очарование, ее недостатки, ее смерть. От этого нельзя было убежать. И вот что я сделала, – она указала бутылкой в сторону фермы. – Это мой выбор. Мне открылись возможности, которых не было бы, не будь Дженет Харди моей бабушкой. За эти годы на меня вылили ушаты грязи только потому, что Дженет Харди моя бабушка. Да, мне нужна полная картина. По крайней мере, насколько это возможно. Возможно, она мне не понравится, но мне хочется – мне нужно – получить шанс найти ее.

– На мой взгляд, справедливое желание.

– Правда? На мой тоже, за исключением тех моментов, когда это желание перестает быть справедливым и становится навязчивым.

– Она часть вашей семьи, и вас разделяет всего лишь одно поколение. Я могу рассказать вам сотни историй о моих бабушках и дедушках – с обеих сторон. Трое из четырех еще живы, а двое даже живут неподалеку. И они заболтают вас до смерти, только дай им шанс.

– И я тоже вас заболтаю. Мне нужно возвращаться. – Она поднялась. – Спасибо за пиво.

– Я вот думаю, не бросить ли мне что-нибудь на гриль. – Он тоже встал и как бы случайно загородил ей дорогу к ступенькам крыльца. – Гриль и микроволновка – этим ограничиваются мои кулинарные таланты. Может, выпьете еще пива, пока я что-нибудь приготовлю?

Он может что-нибудь приготовить, подумала она, это уж точно. Высокий, с выгоревшими на солнце волосами, красивый, слегка непонятный. Нет, он чересчур привлекателен, решила она – ради ее же блага.

– Я на ногах с шести, а завтра полный рабочий день.

– А не устроить ли вам выходной? – он провел кончиками пальцев – только кончиками пальцев – по ее руке. – Формально это будет моя вина.

– Нет, пока я не собиралась отдыхать.

– В таком случае мне лучше воспользоваться моментом.

Она ожидала легких и приятных ощущений – судя по тому, как мягко склонилась к ней его голова, судя по ленивому интересу в его глазах с золотистым ободком. Позже, когда она вновь обрела способность ясно мыслить, она подумала, что в чем-то оказалась права. Это было легко – как большой глоток превосходного неразбавленного виски.

Но когда его губы коснулись ее губ, вместо приятной и легкой прогулки она получила сокрушительный удар. Тот, от которого перехватывает дыхание. Ладони, сжимавшие ее плечи, одним быстрым, настойчивым движением притянули ее к нему. Еще одно едва заметное движение, и ее спина оказалась прижатой к столбу, а губы попали в плен его губ.

Ну и скорость, подумала Силла. А я забыла пристегнуть ремни.

Она обхватила ладонями его бедра и позволила себе подчиниться его напору.

Все, что он представлял – а его воображение не имело границ, – бледнело по сравнению с реальностью. Вкус был мощнее, губы щедрее, тело податливее. Как будто он нарисовал этот первый поцелуй самыми яркими, самыми смелыми красками своей палитры.

Даже если учесть, что поцелуй был не очень глубоким.

Она как будто оседлала дракона, пронзающего пространство космоса и ныряющего в глубины заколдованного моря.

Его руки скользнули с ее плеч к лицу, а затем к волосам, чтобы развязать стягивающую их ленту. Он немного отстранился, чтобы рассмотреть ее с распущенными волосами, увидеть ее глаза, ее лицо, а затем вновь притянул к себе.

– Лучше не надо, – она уперлась ладонями ему в грудь и осторожно вздохнула. – Я уже исчерпала лимит ошибок на ближайшие десять лет.

– Мне не кажется, что это ошибка.

– Может, да, может, нет. Мне нужно подумать.

Он провел ладонями по ее рукам, от плеч к локтям, а потом в обратном направлении, внимательно разглядывая ее.

– Очень жаль.

– Да, – она тряхнула головой. – Безусловно, но…

Повинуясь ее легкому толчку, он отступил.

– Я хотел бы знать вот что. Есть ли разница между настойчивостью, упрямством и назойливостью? Мне интересно, к какой категории вы меня отнесете, если я буду время от времени приходить к вам или приглашать вас сюда с явным намерением раздеть.

Спок, сидевший под креслом, издал странный рычащий звук и приоткрыл один глаз. Кажется, пес тоже ждал ответа.

– Вы еще не приблизились к третьей категории, но я дам вам знать, если это произойдет, – она сделала шаг в сторону. – А что касается вина и раздевания, будем считать, что ваше предложение остается в силе. Но завтра мне нужно закончить крыльцо – то есть веранду.

– Это старая отговорка.

Она засмеялась и стала спускаться по ступенькам, но затем остановилась.

– Я благодарна вам за пиво, за разговор и за попытку.

– Приходите в любое время за любым из вышеперечисленного.

Он облокотился на перила, наблюдая за тем, как она переходит через дорогу, и помахал рукой ей в ответ, когда она дошла до распахнутых ворот. Потом наклонился и поднял синюю ленточку, которую снял с ее волос.


…Форд размышлял, нужно ли дать ей немного времени. Потом решил, что не стоит. Его последняя книга лежала на столе у редактора, и до того, как он слишком глубоко погрузится в историю о Брид, ему нужны визуальные стимулы. Кроме того, у Силлы не вызвала отвращения его настойчивость, и он решил продолжать в том же духе.

Выбравшись из постели в десять – вполне подходящее время, по его меркам, – он выглянул во двор и увидел, что Спок уже проснулся и гоняется за воображаемыми кошками, затем выпил чашку кофе на свежем воздухе, наблюдая за Силлой, работавшей на веранде.

Он подумал, что при помощи телеобъектива можно сделать несколько неплохих снимков, запечатлев ее в движении. Но потом решил, что вступает на зыбкую почву и это граничит с подглядыванием. Вместо этого он насыпал себе чашку сухого завтрака «Чириоуз» и съел его стоя, не переставая наблюдать за Силлой.

Великолепное тело. Длинное, стройное, худое и скорее спортивное, чем гибкое и хрупкое. Касс будет в хорошей физической форме, решил он, но будет инстинктивно скрывать свои… возможности. А Брид – она уже здесь.

Волосы белокурые, насыщенного тона, как приглушенный солнечный свет. Здесь переход тоже несложен. Касс закалывает волосы, у Брид они свободно спадают на плечи. Теперь лицо. Ему хотелось еще раз увидеть лицо Силлы, но его скрывал козырек бейсболки, которую она надевала, когда работала. Но он без труда мог вспомнить его в подробностях – овал, углы, оттенки. Приглушенное, оно станет лицом Касс – очки и отсутствие макияжа сделают его спокойным и интеллигентным.

Сдержанная красота – как заколотые волосы.

Другое дело – Брид. Красота Брид будет смелой и яркой. Не просто свободной, а дикой, необузданной.

Пора приступать.

Вернувшись в дом, он сложил вещи в сумку и повесил на шею фотоаппарат. Подумав о подарке, он сунул в карман яблоко.

Звук пневматического молотка напоминал приглушенные ружейные выстрелы. Это натолкнуло Форда на мысль о битве. Брид не будет пользоваться винтовкой – слишком грубо, слишком приземленно. Но как она будет защищать себя от врагов? Мечом и молотом, которые отражают пули, как волшебные браслеты Чудо-Женщины? Возможно.

Подойдя ближе, он услышал музыку в стиле кантри, доносившуюся из радиоприемника одного из рабочих. И почему всегда кантри, удивился он. Может, у строителей такое правило?

Он уловил визг пилы, гудение другого инструмента, вероятно, дрели, и удары молотка, доносящиеся изнутри. Соединив эти звуки с видом контейнера для мусора, биотуалета и нескольких пикапов, он обрадовался, что купил свой дом уже готовым.

Кроме того, он очень сомневался, что у кого-то из нанятых им рабочих могла бы быть такая очаровательная попка – обтянутая пыльными джинсами, она невольно приковала взгляд.

Он мог бы удержаться, но зачем? Форд поднял фотоаппарат, навел на Силлу и быстро щелкнул затвором.

– Вы знаете, почему в магазинах электроинструмента всегда висят плакаты с изображением хрупких девушек с дрелью в руках? – крикнул он.

Силла оглянулась и смерила его взглядом через защитные очки.

– Чтобы мужчины представляли, что их член – это электродрель?

– Нет, чтобы мы могли представлять, что так думают женщины.

– Признаю свою ошибку. – Она вбила два последних гвоздя, а затем повернулась и сняла с глаз очки. – А где ваш верный спутник?

– Спок? Он занят, но передавал вам привет. Где вы научились обращаться с пневматическим пистолетом?

– Обучение на рабочем месте. У меня еще остались доски, которые нужно разрезать и прибить. Хотите поработать?

– Когда я беру в руки инструменты, начинают происходить ужасные и трагические вещи. Поэтому я воздержусь, чтобы не рисковать нашими жизнями, – он сунул руку в карман. – Я принес вам подарок.

– Вы принесли мне яблоко?

– Это поддержит ваши силы. – Он бросил ей яблоко и удивленно вскинул бровь, когда она ловко, одной рукой поймала его. – Я тут кое о чем подумал.

Она потерла яблоко рукавом, а затем надкусила его.

– О чем же?

– Что вы ловите все, что к вам летит. Не возражаете, если я сделаю несколько снимков, как вы работаете? Я хочу приступить к более детальным эскизам.

– Значит, вы не отказались от этой идеи с богиней-воительницей.

– Брид. Нет, не отказался. Могу подождать, пока вы сделаете перерыв, если камера будет вас отвлекать от работы.

– Больше половины жизни я провела перед камерами, – она встала. – Они меня не раздражают.

Она бросила огрызок в контейнер с мусором и направилась к груде досок. Форд щелкал фотоаппаратом, когда она выбирала доски, отмеряла их и устанавливала на механической пиле. Он смотрел на ее глаза, когда лезвие пилы с визгом вгрызалось в дерево. Вряд ли камера зафиксирует их сосредоточенное выражение.

Но зато камера отлично запечатлеет линию бицепсов и дрожь крепких мускулов, когда она поднимала рейки и несла их к законченному настилу.

– Я предполагал, что, будучи жительницей Калифорнии, вы регулярно посещали тренажерный зал.

Силла приложила рейку к отметкам и установила расстояние распорками.

– Я люблю тренироваться.

– Можно сказать, что тренировки пошли вам на пользу.

– Иначе я была бы слишком худой. Физическая работа помогает поддерживать форму. – Она вбила первый гвоздь. – Но мне не хватает дисциплины: регулярных занятий. Вы не знаете, где здесь ближайший тренажерный зал?

– Как ни странно, знаю. Приходите ко мне, когда закончите работу. Я покажу вам тренажерный зал, а потом мы пообедаем.

– Возможно, я и приду.

– Вы не похожи на кокетку. Что значит «возможно»?

– Все зависит от того, когда я закончу.

– Тренажерный зал открыт двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

– Серьезно? – она бросила на него удивленный взгляд, а затем двинулась вдоль доски с пневматическим пистолетом. – Очень удобно. Меняю «возможно» на «вероятно».

– Разумно. Кстати, об обеде – может, вы вегетарианка, фрукторианка или еще какая-нибудь «анка», и выбор блюд нужно ограничить?

Засмеявшись, она опустилась на корточки.

– Я обжора. Ем все, что мне положат на тарелку.

– Это хорошо. Не возражаете, если я загляну внутрь и посмотрю, кто производит весь этот шум. Кстати, воспользуюсь шансом поболтать с Мэттом.

– Давайте. Я бы устроила вам экскурсию, но мой босс жутко злится из-за незапланированных перерывов.

– А с моим легко справиться.

Он подошел к ней, наклонился и потянул носом воздух.

– Впервые в жизни запах опилок кажется мне сексуальным.

Он вошел в дом и замер.

– Ничего себе!

Он ожидал увидеть хаос, суету и неразбериху. Но был поражен картиной, которая показалась ему тотальным разрушением. За всем этим должна стоять какая-то цель, подумал он, потому что Силла казалась ему абсолютно нормальной, но он не видел этой цели.

Разбросанные по полу инструменты приводили его, привыкшего к порядку, в ужас. Неужели здесь можно что-то найти? В стенах зияли пробитые дыры, широкие доски пола были укрыты грязными тряпками и картоном.

Сбитый с толку и слегка напуганный, он бродил по дому, натыкаясь на следы «боевых действий» в каждой комнате.

В одной из комнат он нашел Мэтта – светлые вьющиеся волосы под красной бейсболкой, пояс с инструментами, рулетка в руках.

– Привет, – тот встретил Форда улыбкой.

– Ты устроил весь этот бедлам?

– Отчасти. У хозяйки много идей. Хороших. Эта женщина знает, что делает.

– Тебе виднее. Как Джози?

– Хорошо. Мы получили фото Зайчика.

Форд знал, что Зайчик – это ребенок, которого вынашивает Джози. Их двухлетний сынишка в свое время был Котенком.

Он взял УЗИ-фотографию, которую извлек из кармана Мэтт, внимательно рассмотрел ее, перевернул и наконец разобрал очертания ребенка. Руки, ноги, туловище, голова.

– Он выглядит точно так же, как первый. Крошечный инопланетянин с планеты Утроба.

– Она. Мы только что узнали. Это девочка.

– Да, – Форд смотрел на широкую улыбку друга и чувствовал, что невольно улыбается ему в ответ. – Мальчик и девочка. Отлично.

– Я не позволю ей встречаться с парнями до тридцати лет, – Мэтт ревниво забрал снимок, с любовью посмотрел на него и спрятал в карман. – Ты готов к покеру у Брайана?

Форд подумал, что лучше терпеть зубную боль, чем целый вечер играть в покер. Но они с Мэттом и Брайаном дружили всю жизнь.

– Если нет никакой возможности увильнуть.

– Хорошо. Мне нужны деньги. Подержи-ка этот конец рулетки.

– С ума сошел?

– Ладно, – Мэтт сам растянул рулетку. – Если ты к ней прикоснешься, она может взорваться у меня в руках. Ты уже видел этот дом?

– Только начал знакомство с ним.

– Обойди его. Он будет чертовски хорош.

– Он и так уже похож на ад.

Но, не в силах сдержать любопытство, Форд вернулся назад и поднялся наверх. То, что раньше было ванной, представляло собой голую коробку с ободранными стенами, скелетами труб и неаккуратными дырами в полу и потолке. Две спальни стояли без дверей и с испачканными известкой коврами на полу, но зато с новыми окнами, на которых еще оставались фирменные наклейки.

Когда Форд открыл дверь третьей спальни, его удивление сменилось раздражением. О чем она, черт побери, думает? Надувной матрас, спальный мешок, картонные коробки и старый карточный столик?

– Пожалуй, я был не прав насчет ее нормальности, – пробормотал он и направился вниз.

Он нашел ее перед обшитой новенькими досками верандой: она жадно пила воду прямо из бутылки. Теплая погода и физическое напряжение оставили влажную полоску пота в центре ее белой футболки, которую она заправила в джинсы. Его раздражение усиливалось оттого, что эта вспотевшая и, возможно, неуравновешенная женщина казалась ему чертовски привлекательной.

– Вы сошли с ума или просто глупы? – решительно произнес он.

Она медленно опустила бутылку, а затем так же медленно подняла голову, пока взгляд ее холодных синих глаз не встретился с его взглядом.

– Что?

– Кто так живет? – он махнул большим пальцем в сторону дома и подошел к ней. – В доме разгром, на кухне вам приходится пользоваться электроплиткой, вы спите на полу и живете среди картонных коробок. Что с вами, черт подери?

– Отвечу по порядку. Я живу в таких условиях, потому что это самый разгар большой реконструкции, и именно поэтому в доме разгром, хотя и не полный. Я пользуюсь электроплиткой, потому что отдала кухонную технику в починку. Я сплю на надувном матрасе, а не на полу, потому что я еще не выбрала себе кровать. И со мной все в порядке.

– Вы можете иметь все, что вам нужно. У меня есть свободная комната.

– Я уже давно перестала слушаться указаний других людей. Матери, агентов, менеджеров, режиссеров, продюсеров и всех остальных, которые решили, что лучше меня знают, что я хочу и что я должна делать. Боюсь, вы опоздали.

– Вы живете как скваттер[10]10
  Скваттер (от англ. sguatter) – мелкий арендатор.


[Закрыть]
.

– Я живу так, как хочу.

Он заметил злой огонек, вспыхнувший в ее синих глазах, но продолжал настаивать.

– У меня есть спальня с отличной кроватью и простынями.

– Нет. Уходите, Форд. Перерыв закончился.

– Ваш злой босс должен дать вам еще пару минут. Вы сможете видеть это проклятое место из окон моего дома, а дойти сюда можно за полторы минуты – после того как выспитесь ночью в настоящей кровати и воспользуетесь ванной, которая не похожа на бомбоубежище и по размерам больше чулана.

Как это ни странно, но его раздражение успокоило ее, и она, развеселившись, громко рассмеялась.

– Ванная ужасна, в этом я с вами соглашусь. Но не заставляйте меня поднимать ставки. У меня сложилось впечатление, что вы гораздо привередливее меня.

– Я не привередливый, – гнев Форда быстро сменился обидой. – Привередливы старики в вязаных кофтах. Желание спать в кровати и писать в унитаз, которому меньше полувека, не делает меня привередливым. У вас на руке кровь.

Она опустила взгляд.

– Наверное, поцарапала, – сказала Силла и беспечно вытерла неглубокий порез о джинсы.

Он пристально смотрел на нее.

– Что со мной не так, черт возьми? – спросил он и схватил ее за плечи.

Он с силой приподнял ее, заставив привстать на цыпочки. Ему хотелось, чтобы эти холодные синие глаза оказались на уровне его глаз, чтобы эти чудесные губы были вровень с его губами. Не задумываясь, он наклонился и поцеловал ее.

Вся в поту и в опилках, и, возможно, у нее в голове не хватает пары винтиков. Но еще никто и никогда не вызывал у него такого желания.

Она испуганно вздрогнула, но он не обратил на это внимания. Дрожь, охватившая его, заставила отбросить даже саму мысль об условностях. Он хотел, и он взял – все очень просто.

Бутылка с водой выскользнула из ее руки, ударилась о землю и покатилась. Впервые за долгое время ее застали врасплох. Она не ожидала такого порыва, и даже сила поцелуя, которым они обменялись накануне вечером, не подготовила ее к тому, что обрушилось на нее сейчас.

Его губы были грубыми и жадными, от поцелуя Силлу охватила сладкая дрожь. Ей захотелось – на одно безумное мгновение – быть до дна выпитой этим человеком, захотелось, чтобы он схватил ее на руки и унес в какую-нибудь темную пещеру.

Когда он резким движением оторвался от ее губ, у нее кружилась голова.

– Какой, к черту, привередливый.

Она продолжала смотреть на Форда, когда из дома донесся голос Бадди, звавший ее.

– Не хочу мешать, – прокричал он, – но вы можете проверить, что я намерен делать в этой ванной. Когда у вас появится свободная минута.

Она подняла руку и, не оглядываясь, отмахнулась.

– Вы опасный человек, Форд.

– Спасибо.

– Не понимаю, как я этого не заметила. Обычно я сразу же определяю опасных людей.

– Наверное, я это тщательно скрывал, потому что всю свою жизнь сам не догадывался об этом. Спальня для гостей закрывается на замок. Я могу дать слово, что попытаюсь выбить дверь только в случае пожара. Но даже в этом случае у вас будет достаточно времени – потому что мне еще никогда не приходилось выбивать двери.

– Если я когда-нибудь и буду ночевать в вашем доме, то не в спальне для гостей. А пока я остаюсь здесь. Вы опасный человек, Форд, – повторила она, не давая ему возразить. – А я непреклонная женщина. Мне не просто нравится тут жить – мне это необходимо. В противном случае я бы остановилась в ближайшем мотеле. А теперь мне нужно в дом. Я поставлю раковину, похожую на таз, с внешними трубами и настенной арматурой. Бадди не понимает меня – как и вы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное