Нора Робертс.

Игры ангелов

(страница 3 из 37)

скачать книгу бесплатно

Джоани подвинула поближе большую кружку с кофе.

– Парнишка умеет обделывать такие дела. Никто из тех, с кем он спал, не держит на него зла – даже после того, как он застегивает штаны и сваливает к другой.

– Вы полагаете, что теперь на очереди у него я?

– Просто мне нужно было объяснить, что к чему.

– Ладно, я поняла. В любом случае мужчина мне сейчас ни к чему. Тем более такой, который пользуется своим членом, как волшебной палочкой.

У Джоани вырвался смешок.

– Как тебе пирог?

– Очень вкусно, спасибо. Я даже не поинтересовалась заранее насчет выпечки. Вы готовите сами или покупаете в булочной?

– Пеку я сама.

– Да ну?

– Надо полагать, теперь ты думаешь, что с этим я справляюсь лучше, чем с грилем. В общем-то, так оно и есть. Ну а ты как?

– Не сказала бы, что выпечка относится к числу моих любимых занятий, но при случае могу вам подсобить.

– Ладно. Если что, дам тебе знать.

Джоани плюхнула на тарелку пару гамбургеров, щедро сопроводив их жареной картошкой и фасолью. В то время как она резала на дольки маринованные огурцы и помидоры, на кухню вразвалочку вошел Ло.

– Вильям.

– Ма, – наклонившись, он чмокнул ее в макушку.

Сердце у Рис упало. Его мать, мелькнула у нее мысль. А она только что прошлась насчет его члена!

– Говорят, с вашим приходом тут стало еще лучше, – лучезарно улыбнувшись, Ло слегка пригубил пиво. – Друзья зовут меня Ло.

– Очень приятно. Рис. Джоани, давайте я сама, – подхватив поднос с гамбургерами, девушка понесла его к стойке. И тут же не без досады обнаружила, что новых заказов больше нет.

– Скоро закрываем, – сказала ей Джоани. – Твое время вышло, так что можешь идти. Тебе завтра в первую смену. К шести чтоб была здесь.

– Конечно. Завтра в шесть, – Рис начала развязывать фартук.

– Я отвезу вас в гостиницу, – Ло отставил в сторону полупустую кружку. – Знаете, чтоб не переживать потом.

– Нет-нет, не беспокойтесь, – она бросила взгляд в сторону Джоани, надеясь, что та поможет ей выбраться из этой щекотливой ситуации. Но Джоани уже занялась уборкой кухни. – Тут совсем рядом, и я с удовольствием прогуляюсь пешком.

– Тогда и я прогуляюсь за компанию. Где ваш плащ?

Спорить? Слишком невежливо. Промолчать? Это значит пройтись по тонкому льду. Что ж, придется рискнуть. Не промолвив ни слова, Рис взяла свою куртку.

– Итак, завтра в шесть.

Скомканно попрощавшись, она направилась к двери. Даже спиной она могла чувствовать, как этот писатель – Броуди? – сверлит ее взглядом. Кстати, почему он до сих пор здесь?

Ло распахнул перед ней дверь, затем тоже шагнул за порог.

– Прохладный вечерок. Не боитесь замерзнуть?

– Нет-нет, что вы. Здесь так хорошо после кухонной жары.

– Это да. Надеюсь, мама не слишком впрягает вас в работу?

– Мне нравится работать.

– Сегодня вам наверняка пришлось попотеть. Хотите, я куплю вам выпить? Посидим, развеемся? Заодно сможете рассказать мне историю своей жизни.

– Спасибо за предложение, но история явно недотягивает до стоимости выпивки.

К тому же мне завтра в первую смену.

– Завтра будет неплохой денек, – голос Ло был таким же вальяжным и неспешным, как его походка. – Давайте я заеду за вами после смены? Покажу вам окрестности. Поверьте, лучшего гида здесь не найти. Готов предоставить рекомендации насчет того, что я – истинный джентльмен.

Улыбка у него была мягкой и располагающей, взгляд – ласково-соблазнительным, похожим на легкое касание чьей-то теплой руки.

А еще он был сыном ее начальницы.

– Очень мило с вашей стороны. Но если учесть, что знаю я здесь от силы пару человек, то какой толк в ваших рекомендациях? Вдруг вы их подделаете? Уж лучше я завтра немного отдохну.

– Ладно, отложим на потом.

Она резко дернулась, когда Ло осторожно взял ее за руку, так что парень даже понизил голос, стараясь успокоить ее, как какую-нибудь пугливую лошадку.

– Эй, полегче. Я всего лишь хотел притормозить вас. Вы несетесь так, будто опаздываете на свидание. Взгляните-ка лучше наверх. Красота, правда?

Хотя сердце девушки бешено билось, она послушно взглянула наверх. Там, над зубчатой кромкой гор, висела полная луна.

Вокруг мерцала россыпь звезд – как если бы кто-то зарядил ружье горстью алмазов, а затем выстрелил вверх. Этот свет окрашивал в голубое снега на вершинах гор, чуть ниже которых серели темные трещины ущелий.

Эта картина стала для Рис настоящим откровением. Она так нервничала всю дорогу, что совсем не смотрела наверх, стараясь как можно скорее добраться до гостиницы. Ей и сейчас хотелось остаться одной. И все же она была признательна Ло за то, что тот заставил ее оторвать взгляд от земли.

– Потрясающе. В путеводителе, который я купила по дороге сюда, горы нередко называют величественными. Мне они такими поначалу не показались – скорее уж суровые и высокомерные. И только теперь я вижу, что они и в самом деле величественные.

– Это еще что. Вот наверху есть просто потрясающие места – меняются прямо у тебя на глазах. Если сейчас подняться в горы и встать где-нибудь на берегу реки, можно услышать, как потрескивают скалы. Весна понемногу растапливает лед. Давайте отправимся туда верхом – горы лучше всего смотреть со спины лошади.

– Увы, я не умею ездить на лошади.

– Так я вас научу.

– Опытный гид и инструктор по верховой езде? – Рис опять зашагала к гостинице.

– Это входит в число моих обязанностей в «Серкл компани» – на туристическом ранчо в двадцати милях от города. Кстати, я мог бы пригласить туда повара. Организовали бы славный пикничок, покатались бы верхом. Это будет такой отдых, о котором вы потом напишете домой.

– Не сомневаюсь. – Ей очень хотелось услышать потрескивание скал, увидеть горные луга и морены. Искушение уступить было очень велико – особенно сейчас, этой лунной ночью. – Знаете, я подумаю. Но вот мы и пришли.

– Я провожу вас наверх.

– Совсем необязательно. Я сама…

– Мама всегда учила меня провожать даму до дверей.

Он снова, как бы невзначай, взял ее за руку, а затем распахнул перед ней дверь в гостиницу. Еле уловимый аромат кожи и сосны делал Ло еще притягательней.

– Добрый вечер, Том, – кивнул он клерку, заступившему на ночное дежурство.

– Привет, Ло. Мэм.

Рис заметила в его глазах проблеск усмешки.

Ло шагнул было к лифту, но Рис решительно запротестовала:

– Мне всего-то на второй этаж. Уж лучше я воспользуюсь лестницей.

– Любите поупражняться? Должно быть, поэтому вы тонкая, как тростинка.

Впрочем, он послушно сменил направление и зашагал к двери на лестницу.

– Я так признательна вам за заботу, – мысленно она уговаривала себя не паниковать из-за того, что присутствие Ло делало лестничную клетушку еще теснее. – У вас здесь очень дружелюбное население.

– Как и во всем Вайоминге. Нас тут не так уж много, но мы похожи. Я слышал, вы из Бостона?

– Да.

– Путешествуете впервые?

– Да, – еще пролет, и они выйдут в коридор.

– Решили посмотреть страну?

– Да, захотелось попутешествовать.

– В одиночку? Смелое решение.

– Полагаете?

– Чувствуется тяга к приключениям.

Она бы рассмеялась, если бы не охватившее ее облегчение: Ло распахнул дверь, и они наконец-то выбрались в коридор.

– Вот мы и на месте. – Рис достала из сумочки ключ, машинально взглянув вниз – цела ли полоска скотча. Все было в порядке.

Ло, осторожно перехватив у нее ключ, сам вставил его в замок и повернул – еще одна маленькая любезность с его стороны. Распахнув дверь, он снова вручил ключ Рис.

– А вы, я смотрю, даже свет не погасили. И телевизор работает.

– Вы правы. Первый рабочий день. Так волновалась, что совсем забыла. Ну ладно, спасибо, что проводили.

– Не за что. Не забудьте: нас еще ждет прогулка в горы.

Рис с трудом выдавила из себя улыбку:

– Я подумаю. Еще раз спасибо. Спокойной ночи.

Проскользнув в комнату, она захлопнула за собой дверь. Быстро задвинула засов, накинула цепочку. Оставалось лишь успокоиться. Присев на краешек кровати, Рис рассеянно смотрела в окно, пока дыхание наконец не стало ровным и тихим.

Поднявшись, она первым делом подошла к дверному глазку и убедилась в том, что в коридоре никого нет. Только после этого она забаррикадировала дверь стулом. Затем Рис еще раз проверила запоры и убедилась, что шкаф, которым она загородила дверь в другую комнату, достаточно массивный. Что ж, можно ложиться спать. Она поставила будильник на пять. Подумала и установила еще один – на всякий случай.

Добавив пару записей в дневник, она еще немного поспорила с собой насчет того, сколько лампочек можно оставить зажженными. Поскольку это была первая ночь в незнакомом месте, Рис решила не выключать настольную лампу. Свет в туалете тоже должен был гореть до утра – но это делалось скорее ради удобства. А вдруг ей захочется встать ночью пописать?

Она достала из рюкзака фонарик и положила его рядом с кроватью. А вдруг пожар? Не дай бог, замкнет проводку. В конце концов, в гостинице есть и другие постояльцы. Кто-то может уснуть с зажженной сигаретой… или ребенок решит побаловаться спичками.

Всякое может быть.

Только представьте – гостиница полыхнет посреди ночи. Придется спасать себя и вещи. Так что фонарик – необходимая мера предосторожности.

Легкое покалывание в груди навело ее на мысль о снотворном. Но Рис знала, что пока она будет полагаться на таблетки, ни о каком серьезном улучшении не может быть и речи. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как она последний раз принимала снотворное. А сегодня она устала настолько, что вполне сможет уснуть и без таблеток. К тому же, если в гостинице и впрямь начнется пожар, ей придется туго – ведь после снотворного особо не побегаешь. Она может запросто сгореть или задохнуться в дыму.

Эта мысль лишила Рис остатков спокойствия. Чересчур живое у нее воображение, думала она, в отчаянии сжимая голову руками.

«Хватит накручивать себя. Постарайся успокоиться и иди спать. Завтра тебе рано вставать – и сразу на работу».

Прежде чем лечь, она еще раз проверила замки и запоры. Рис лежала очень тихо, прислушиваясь к стуку собственного сердца, к звукам, доносящимся из соседней комнаты, к уличным шорохам и шумам.

Все хорошо, сказала она себе. Я в полной безопасности. Здание цело и не загорится среди ночи. И никто не ворвется к ней в комнату, чтобы убить ее во сне.

Небеса тоже не упадут на землю.

Однако это не помешало ей оставить включенным телевизор. И под его тихое бормотание она наконец-то погрузилась в сон.


Боль была настолько невыносимой, что она не могла даже кричать. Казалось, будто на грудь ей обрушилась тяжеленная наковальня, придавив ее к земле всем своим весом. Рис не могла не то что двинуться, но даже вздохнуть. Огромный молот бил по этой наковальне, наполняя пульсирующей болью голову и грудь. Рис пыталась ухватить хоть капельку воздуха, но все безуспешно. И хуже боли был мучивший ее страх.

Они были там, в темноте. Рис слышала их шаги, слышала хруст стекла, слышала взрывы. И самое ужасное – крики.

Нет, пожалуй, не это было самым ужасным. Хуже криков был смех.

Джинни? Джинни?

Нет-нет, не кричи. Только не кричи. Уж лучше умереть здесь, во тьме, но не попасть к ним в руки. Но тени приближались, приближались с каждой секундой. От страха она начала тихонько рыдать.

В лицо ударил ослепительный свет. Крики и стоны, копившиеся в горле, вырвались наружу каким-то жалким всхлипом.

«Вот тут одна живая».

Из последних сил она попыталась отбиться от тянувшихся к ней рук…

И проснулась, вся в поту. Тело ее еще содрогалось от рыданий, когда она мгновенным движением схватила фонарь и выставила его перед собой, как оружие.

Она съежилась в постели, напряженно вслушиваясь в каждый звук.

Через час, когда зазвонил будильник, Рис все еще сидела на кровати, судорожно сжимая в руках фонарь. И вся ее комната была ярко освещена огнями электрических ламп.

3

После приступа паники было невыносимо трудно возвращаться к нормальной жизни. Какая кухня? Какая работа? Рис чувствовала себя полностью разбитой. И все же она ни на секунду не забывала о том, что дала Джоани слово. В шесть часов, и никаких отговорок.

Единственной альтернативой было уволиться по собственному желанию. Но уехать сейчас – значит свести на нет долгие месяцы работы над собой. Рис знала: один звонок, и она будет спасена.

И в то же время с ней будет покончено.

Тогда она решила действовать шаг за шагом. Заставила себя одеться – вот вам и первая победа. Выбралась из комнаты – еще одна. Особых усилий стоило выйти на улицу и направиться в сторону ресторана. Но и с этим она успешно справилась.

Воздух был не по-весеннему холодным – зима никак не хотела сдавать своих позиций. И с каждым выдохом Рис могла наблюдать перед собой легкое облачко пара. Силуэты гор отчетливо вырисовывались на фоне неба, а у подножия их расстилалось целое море тумана. Этот же туман чертил причудливые узоры вокруг деревьев, голые ветки которых казались пугающе тонкими.

И всюду царила удивительная тишина. Только раз, при виде неясного силуэта, сердце у Рис пугливо дрогнуло. Кто-то двигался в тумане. Человек? Нет, всего лишь животное.

Лось или олень – с такого расстояния трудно было рассмотреть. Большое животное словно скользило во тьме, разрывая перед собой плотную пелену тумана.

Подойдя к воде, оно наклонилось, чтобы попить. И в эту же минуту до Рис донеслось пение первых птиц. Больше всего ей хотелось опуститься прямо на тротуар и, замерев, наблюдать за восходом солнца.

Но время поджимало, и она вновь зашагала в сторону ресторана. Сейчас ей предстоит общаться с людьми, отвечать на вопросы, которыми всегда осыпают любого новичка. Она сейчас не в том положении, чтобы нервничать или опаздывать. Чем меньше внимания она привлечет, тем лучше.

Успокойся, приказала она себе. Успокойся и соберись. Рис начала мысленно проговаривать фрагменты стихов, пытаясь лучше уловить их ритм. Спустя несколько минут она вдруг осознала, что цитирует их вслух. Девушка смущенно поежилась, но затем напомнила себе, что услышать ее здесь все равно некому. Вдобавок незаметно для себя она добралась до дверей ресторана.

Внутри уже горел свет. Его ровное сияние позволило Рис отбросить часть тревог. Итак, Джоани уже на кухне. Интересно, она вообще когда-нибудь спит?

Теперь нужно постучать в дверь. Дождаться, пока откроют, после чего выдавить улыбку и приветливо помахать рукой. Нужно лишь сделать над собой усилие и зайти внутрь. Потом тревоги Рис утонут в рабочей кутерьме.

Но рука словно налилась свинцом – ни пошевелить, ни сдвинуть с места. Пальцы тоже как будто онемели – никакой возможности сжать их в кулак. Так она и стояла там, чувствуя себя беспомощной дурой.

– Что, проблемы с дверью?

Вздрогнув, она резко обернулась. Всего лишь Линда-Гейл, с облегчением подумала Рис.

– Да нет, я просто…

– Пыталась прийти в себя? Судя по всему, спалось тебе в эту ночь не очень.

– Это верно. Спала я плохо.

И без того холодный воздух становился еще морознее с каждым шагом Линды-Гейл. Голубые глаза девушки, еще вчера такие дружелюбные, смотрели на Рис с явным презрением.

– Я что, опоздала?

– Удивляюсь, как ты вообще пришла после сегодняшней ночи.

После сегодняшней ночи? Рис тут же вспомнила, как она сидела, съежившись в постели, напряженно прислушиваясь к каждому шороху.

– Откуда ты…

– Ло славится своей выносливостью в постели.

– Ло? При чем тут… О! – у Рис вырвался нервный смешок. – Да нет же, мы не… Бог ты мой, Линда-Гейл! Я общалась с этим парнем каких-нибудь десять минут. Согласись, этого явно недостаточно, чтобы проверять его выносливость.

Линда-Гейл, уже собиравшаяся постучать в дверь, опустила руку. Прищурившись, она внимательно разглядывала Рис.

– Значит, ты не спала с Ло?

– Нет, – теперь уже Рис держалась куда увереннее. – Я что, нарушила местную традицию? И чего мне теперь ждать – ареста? Увольнения? Если это являлось одним из условий найма, следовало предупредить меня с самого начала – тогда бы я точно запросила больше восьми долларов за час.

– Да нет, это по желанию. Извини, – на щеках у Линды-Гейл заиграли привычные ямочки. – Извини, ради бога. Мне не следовало набрасываться на тебя только потому, что вы вместе ушли из ресторана.

– Ло проводил меня до гостиницы и предложил угостить пивом, от чего я, разумеется, отказалась. Тогда он сказал, что не прочь показать мне окрестности, но их я могу посмотреть и сама. Было еще предложение покататься верхом. Тут я пока размышляю. Парень очень мил и любезен, вот, собственно, и все… Я не знала, что между вами что-то есть.

– Между нами? – Линда-Гейл презрительно скривила губы. – Еще чего не хватало! Судя по всему, я единственная женщина в пределах ста миль, которая не переспала с Ло. Я таких не люблю. Шлюха есть шлюха – будь она женского рода или мужского.

Пожав плечами, она вновь всмотрелась в лицо собеседницы.

– В любом случае выглядишь ты не очень.

– Плохо спала, вот и все. Новое место, новая работа. Нервы разыгрались.

– Можешь успокоиться, – распорядилась Линда-Гейл, распахивая дверь. – Мы тут совсем не страшные.

– Я уж думала, вы весь день проторчите перед дверью. – Джоани бросила на них недовольный взгляд. – Хочу напомнить, что я плачу вам не за болтовню.

– Ради бога, Джоани, сейчас только пять минут седьмого. Ну, оштрафуй меня, если уж тебе так хочется. Кстати, о деньгах. Рис, это твоя доля с чаевых.

– Моя доля? Я же не обслуживала столики.

Линда-Гейл решительно сунула ей в руку конверт.

– Держи. Повар получает десять процентов чаевых. Нам платят за обслуживание, но вряд ли мы получим много, если еда будет не ахти.

– Спасибо, – что ж, не так уж плохо, думала Рис, пряча конверт в карман.

– Ну что, вы наконец-то наговорились? – Джоани скептически смотрела на них из-за стойки. – Тогда за работу. Линда-Гейл, готовь столики, и поживее. А ты давай на кухню.

– Да, мэм. И кстати, – добавила Рис, направляясь за фартуком. – Ваш сын – очень милый парень, но спала я сегодня одна.

– Парнишка, должно быть, еще в постели.

– Не могу сказать. Вообще-то я и дальше собираюсь спать одна.

Джоани отставила в сторону чашу с тестом.

– Не любишь секс?

– Ну почему… – Рис шагнула к раковине, чтобы помыть руки. – Просто в настоящий момент он не входит в список моих приоритетов.

– Должно быть, неважнецкий это список. Умеешь готовить оладьи?

– Да.

– Вот и прекрасно. Они хорошо расходятся по воскресеньям. Ну а пока начинай жарить сосиски и бекон. Скоро появятся первые посетители.

Незадолго до полудня Джоани сунула в руки Рис тарелку с яичницей и большим куском бекона.

– Давай-ка поешь. Можешь сесть в задней комнате.

– Да тут еды на двух человек.

– Ну да, если оба страдают от отсутствия аппетита.

– Это не обо мне, – Рис отковырнула кусочек яичницы.

– Отправляйся ко мне в кабинет и перекуси. Даю тебе двадцать минут.

Рис уже видела этот кабинет. Какая уж там комната? Так, комнатенка.

– Знаете, я не выношу маленьких помещений.

– Клаустрофобия? Да еще и темноты боишься. Просто не девушка, а комок проблем. Ладно, садись тогда за стойкой. Как я и сказала, у тебя двадцать минут.

Рис так и поступила. Только она пристроилась у дальнего края стойки, как Линда-Гейл подвинула ей чашку с чаем.

– Здравствуйте, док, – девушка приветливо улыбнулась пожилому мужчине, присевшему на стул рядом с Рис. – Вам как обычно?

– Да-да, воскресное меню. Пора побаловать свой желудок.

– Секундочку. Джоани! – крикнула Линда-Гейл. – Доктор пришел. Док, это Рис, наш новый повар. Рис, это доктор Уоллес. Излечит тебя от любой болезни. Только не садись играть с ним в покер – выйдет себе дороже.

– И как же я после таких рекомендаций смогу дурить новичков? – повернувшись, мужчина приветливо кивнул Рис. – Слышал, Джоани вами довольна. Ну а вам тут как?

– Пока все в порядке. – Что с того, что он доктор? Она ведь сейчас не у него на приеме. – Мне нравится работать.

– Лучший воскресный завтрак в Вайоминге подают именно у Джоани. В гостинице есть буфет для туристов, но здесь кормят гораздо вкуснее, – поудобнее устроившись на стуле, он взял чашку с кофе. – А вы бы лучше ели свой завтрак – пока он не остыл.

Вместо того, подумал он, чтобы смотреть на тарелку, как на неразрешимую загадку. Он работал в этом городке уже тридцать лет, о чем и сообщил сейчас Рис. Приехал сюда сразу после университета – по объявлению в газете. Рис слушала его, вяло ковыряя свою яичницу.

– Все жажда приключений, – добавил доктор с еле уловимым западным акцентом. – Влюбился в это место, а потом и в кареглазую барышню по имени Сьюзан. Вырастили с ней трех детишек. Старший пошел по моим стопам – уже год как занимается врачебной практикой. Наша средняя, Энни, вышла замуж за парня, который делает фотографии для «Нэшнл джиогрэфик». Эти двое живут сейчас в Вашингтоне. Ну а младший сын перебрался в Калифорнию, трудится над диссертацией по философии. Уж не знаю, о чем он там намерен философствовать… А Сьюзан уже два года как нет – умерла от рака груди.

– Очень вам сочувствую.

– Нелегко это все, – он взглянул на свое обручальное кольцо. – До сих пор, просыпаясь, ищу ее рядом с собой. Наверно, так и не привыкну, что ее больше нет.

– Прошу вас, док, – Линда-Гейл поставила перед мужчиной большую тарелку, и они оба расхохотались, взглянув на вытянувшееся от изумления лицо Рис. – Уж поверь мне, он съест все до кусочка.

Перед доктором громоздилась гора оладий, омлет, большой кусок ветчины, приличная порция жареной картошки и три сосиски.

– Съесть это все? Нереально.

– Смотри, детка, и учись. Смотри и учись.

С точки зрения Рис, доктор совсем не выглядел толстым – скорее крепко сбитым, как человек, который уделяет достаточное время физическим упражнениям. Про такого ни за что не скажешь – обжора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное