Нора Робертс.

Игры ангелов

(страница 2 из 37)

скачать книгу бесплатно

– Спасибо. Спасибо за все. Мне пора. Надо еще снять комнату, а потом вернуться на работу.

– Вы в гостиницу? Скажите Брэнде, пусть устроит вас на месяц. Объясните, что нашли здесь работу.

– Обязательно скажу. Спасибо. – Пожалуй, лучше сразу дать объявление в местную газету. – До свидания, мистер Драббер.

Гостиница – пятиэтажное здание бледно-желтого цвета – располагалась напротив озера. На первом этаже находился крошечный магазинчик, торгующий всякой всячиной, маленький ларек, где продавали кофе и булочки, и уютная гостиная с льняными скатертями на столах.

Еще Рис узнала, что в гостинице есть высокоскоростной Интернет за весьма умеренную плату, что горничные обслуживают постояльцев с семи утра до одиннадцати вечера, а в подвальном помещении расположена прачечная.

Заплатив недельную плату – дальше Рис даже не решалась загадывать, – она сняла комнату на одного. Эта однушка находилась на втором этаже. Все, что ниже, казалось девушке слишком доступным и ненадежным. Ну а выше она начинала чувствовать себя как в ловушке.

Рис не стала пользоваться лифтом, а поднялась к себе пешком, размышляя о том, что бумажник ее основательно похудел.

Вид из окна был чудесный. Распахнув створки, Рис молча наблюдала за переливами воды, за плавным скольжением лодок и хороводом гор, плотным кольцом окруживших долину.

На сегодня это место стало ее домом. А завтра… что ж, завтра будет видно. Окинув взглядом помещение, она заметила дверь, примыкавшую к соседней комнате. Рис проверила замки, а затем не поленилась перетащить туда единственный на всю комнату шкаф.

Так-то оно лучше.

Рис не стала распаковывать вещи, просто достала из сумки самое необходимое – туалетные принадлежности и зарядку для мобильного. Поскольку ванная оказалась совсем маленькой, девушка не стала запирать дверь. Стоя в душе, она громко повторяла таблицу умножения – проверенный способ сохранить душевное равновесие. Затем она переоделась во все чистое и стала думать, что же делать дальше.

Новая работа, напомнила она себе и взялась за фен. Посушив волосы, Рис слегка подкрасилась. Сегодня ее лицо было не таким бледным, как обычно, да и глаза казались не такими уж запавшими.

Бросив взгляд на часы, она включила ноутбук и открыла в Интернете свой дневник. Времени хватало лишь на краткое вступление, поэтому Рис была немногословной.

Кулак Ангела, Вайоминг

15 апреля

Сегодня я стояла у плиты. Я устроилась поваром в маленький ресторан, расположенный в этом живописном городке. Сам городок стоит на берегу огромного синего озера. Мысленно я поднимаю шампанское за свой успех, и настроение у меня радужное, как никогда.

Такое чувство, будто я забралась на высокую гору, преодолев на пути немало скалистых пиков. Пока я еще не на самой вершине, а где-то на краю. Но теперь моя площадка стала намного шире, и я могу отдохнуть здесь, прежде чем карабкаться дальше.

Я работаю на женщину по имени Джоани.

Это невысокая, коренастая и на редкость симпатичная особа. Характер у нее крут, но это и хорошо. Не выношу, когда со мной сюсюкают. Думаю, начни она меня опекать, я просто сбежала бы – как обычно убегаю на свежий воздух после некоторых своих снов. Тут я могу дышать и останусь здесь до тех пор, пока не придет время двигаться дальше.

Сейчас у меня в кармане меньше десяти долларов, но что в этом такого? На мой взгляд, это не повод для беспокойства. В конце концов, у меня есть комната с видом на озеро и на горы, работа и новый шланг для радиатора.

Я пропустила обед, но и это не страшно. Приготовление пищи настолько захватило меня, что не было даже времени поесть. Наверстаю позже.

15 апреля оказалось для меня удачным. Ну все, пора на работу.

Выключив ноутбук, Рис распихала по карманам телефон, ключи, водительские права и три доллара из оставшихся десяти. Пора было отправляться на работу.

Прежде чем открыть дверь, Рис прильнула к глазку и внимательно осмотрела пустой коридор. Она дважды проверила замок, затем мысленно обругала себя и проверила его еще раз. Затем вернулась к своей сумке и достала оттуда моток скотча. Отрезав небольшой кусок, Рис наклеила его на дверь – так, чтобы не слишком бросалось в глаза. И только после этого направилась к лестнице.

Рис заспешила вниз, на ходу считая шаги. После минутных сомнений она все-таки оставила машину на парковке. Уж лучше пройтись пешком – так она сэкономит деньги на бензин. Правда, возвращаться ей придется уже в темноте…

Всего-то пара кварталов, сказала она себе. Однако паника была уже на подходе.

Может, все-таки вернуться и взять машину? Дурочка, обругала себя Рис. Ты же почти пришла. Вот об этом и думай, а не о том, что будет позже. Чтобы успокоить нервы, она стала представлять себя у гриля. Яркий кухонный свет, приятная музыка, болтовня за столиками. Все такое знакомое – звуки, запахи, жесты.

Может, рука ее и была чуть влажной от пота, когда она коснулась двери ресторана, но это не помешало Рис открыть ее – и войти внутрь.

Ее тут же углядела официантка, с которой она беседовала во время обеда. Девушка махнула Рис рукой, приглашая подойти. Рис кивнула и направилась к столику, на котором официантка расставляла баночки со специями.

– Джоани сейчас в кладовке. Она сказала, чтобы я быстренько ввела тебя в курс дела. Пока у нас небольшое затишье, но скоро начнут прибывать новые посетители. Меня зовут Линда-Гейл.

– А я Рис.

– Во-первых. Джоани терпеть не может лентяев. Если она заметит, что ты шляешься без дела, тебе грозит хороший пинок под зад, – девушка улыбнулась, отчего ее голубые глаза заблестели еще ярче, а ямочки на щеках стали еще заметнее. Белокурые волосы Линды-Гейл были аккуратно заплетены в косы.

Одета она была в простенькие джинсы и красную рубашку с белой каймой. Уши украшали серебряные сережки с бирюзой. Рис она напомнила молочницу из западных штатов.

– Я люблю работать.

– Вот и чудесно, а то у нас дел невпроворот. Особенно сегодня – как-никак субботний вечер. Сейчас ты будешь работать с другими официантками – Бебе и Хуанитой. Мэтт убирает со столов, а Пит моет посуду. Вы с Джоани будете крутиться на кухне. Захочешь отдохнуть, скажи ей – она позволит тебе сделать перерыв. Вон там, сзади, есть место для куртки и сумочки. Где она, кстати?

– Я ее не захватила.

– Бог ты мой, а я и шагу не могу ступить за дверь без своей сумки. Ладно, давай покажу тебе остальное. Джоани получила бланки, которые тебе нужно заполнить для поступления на работу. Судя по тому, с какой легкостью ты втянулась в это дело, стояние у плиты тебе не впервой.

– Это верно.

– Комнаты отдыха. Мы убираем их по очереди. Первые две недели ты будешь избавлена от этого удовольствия.

– А я-то надеялась…

Линда-Гейл ухмыльнулась.

– У тебя здесь есть кто-нибудь из родственников?

– Нет. Я приехала с востока, – Рис совсем не хотелось рассказывать о себе, да и думать тоже. – А кто здесь разливает напитки?

– Официантки. Можешь и ты – если нам будет не до того. Еще мы подаем пиво и вино. Но обычно если кто-то хочет выпить, то сразу идет к Клэнси. Так уж у нас заведено. Захочешь еще что-то узнать – спрашивай, не стесняйся. Ладно, мне нужно доделать работу, а то Джоани обрушит на меня поток проклятий. Добро пожаловать на борт.

– Спасибо.

Оказавшись на кухне, Рис сразу же потянулась за фартуком.

Прочная, широкая площадка, подумала она. Есть где отдохнуть, прежде чем придет пора двигаться дальше.

2

Линда-Гейл была права: дел у них действительно оказалось невпроворот. Местные жители, туристы, арендаторы, разношерстная публика из ближайшего кемпинга – здесь собрались все, кому надоела собственная стряпня. Рис с Джоани крутились как заведенные, прислушиваясь к пыхтению фритюрницы и шипению мяса на гриле.

В какой-то момент Джоани сунула ей под нос чашку с супом:

– Ешь.

– Спасибо, но я…

– Тебе что, не нравится мой суп?

– Ну почему…

– Тогда присядь и поешь. Посетителей чуть поубавилось, так что смело можешь сделать перерыв. Суп я запишу на твой счет.

– Ладно, спасибо.

При мысли о том, что ей тоже нужно поесть – не все же, в конце концов, готовить для других! – Рис ощутила резкий приступ голода. Хороший знак, решила она, отправляясь за стойку.

Она присела у самого конца, откуда хорошо были видны зал и вход в ресторан.

Линда-Гейл поставила перед ней тарелку с булочкой и двумя кусками масла.

– Джоани сказала, тебе нужно есть побольше углеводов. Как насчет чая?

– С удовольствием. Но я и сама могу приготовить.

– Да ладно, я принесу. А ты проворная, – добавила она, возвращаясь с чашкой чая. Бросив взгляд в сторону кухни, она склонилась к Рис и довольно хмыкнула. – Работаешь быстрей, чем Джоани. Да и еду укладываешь красиво. Кое-кто из посетителей уже успел это оценить.

– Вот оно что.

Подобное внимание Рис не порадовало. Ей было вполне достаточно чека.

– Я не хотела ничего менять в вашем укладе.

– А если и так? Все же довольны, – Линда-Гейл улыбнулась, отчего на щеках у нее вновь заиграли ямочки. – А ты слегка дерганая, правда?

– Точнее не скажешь. – Взяв тарелку, она отхлебнула супу. Бульон был слегка приперчен, и ей это очень понравилось. – Теперь я понимаю, почему у вас нет отбоя от посетителей. Такой суп не стыдно подать и в пятизвездочном ресторане.

Линда-Гейл снова метнула взгляд в сторону кухни, желая убедиться, что Джоани занята.

– Мы тут все гадаем, каким ветром тебя сюда занесло. Бебе считает, что у тебя проблемы с полицией. Хуанита думает, что ты сбежала от мужа, который тебя избивал. Мэтью… ему семнадцать, поэтому он думает только о сексе. А я считаю, что всему виной несчастная любовь. Должно быть, кто-то из мужчин разбил тебе сердце… Ну что, кто из нас прав?

– Прости, никто, – Рис ощутила легкий укол беспокойства при мысли о том, что ее здесь обсуждают. Впрочем, рестораны всегда были неотделимы от сплетен и мелких драм. – Просто я в свободном поиске. Путешествую.

– Ну, не знаю, – Линда-Гейл недоверчиво покачала головой. – По мне, так все дело в несчастной любви. Кстати… вот и наш долговязый красавчик-брюнет. Чем не мастер разбивать сердца?

Он и в самом деле был высоким – под метр девяносто. Смуглая кожа, темные, чуть взлохмаченные волосы. Правда, насчет красавчика Линда погорячилась.

Для Рис это слово ассоциировалось с кем-то утонченно-щегольским, тогда как этот парень производил совсем иное впечатление. Достаточно было глянуть на его лицо – худощавое, заросшее густой щетиной. Суровая линия рта, внимательный, если не сказать тяжелый, взгляд… Одежду тоже не назовешь щегольской: потертая кожаная куртка, выцветшие джинсы, поношенные ботинки.

Не ковбой, нет, но выглядит так, будто и в самом деле способен на многое. На Рис незнакомец произвел впечатление сильного, чуточку даже опасного человека.

– Это Броуди, – тихонько шепнула ей Линда-Гейл. – Он писатель.

Вот оно что. Рис немного расслабилась. По тому, каким хозяйским взглядом мужчина окинул комнату, она сочла, что имеет дело с полицейским. Уж лучше писатель. Меньше мороки.

– А что он пишет?

– Статьи в журналы и тому подобное. А еще у него вышло целых три книги. Детективы. Ему это подходит – он и сам сплошная загадка.

Откинув волосы назад, Линда продолжала краем глаза наблюдать за Броуди, который решительно зашагал к свободному столику.

– Говорят, будто он работал в Чикаго, в одной крупной газете, но потом его за что-то уволили. Броуди снимает домик на той стороне озера, держится по большей части особняком. Правда, трижды в неделю он приходит сюда поужинать. Дает нам на чай двадцать процентов.

Как только Броуди сел, она снова повернулась к Рис:

– Как я выгляжу?

– Потрясающе.

– Хочу как-нибудь попробовать на нем свои чары – просто ради любопытства. Но это подождет. А пока я намерена получить свои двадцать процентов.

И Линда-Гейл направилась к столику, на ходу вытаскивая свой блокнот. До Рис, сидевшей у стойки, донеслось ее бодрое приветствие:

– Привет, Броуди! Чем ты хочешь сегодня отужинать?

Продолжая есть, Рис рассеянно наблюдала за тем, как Линда-Гейл кокетничает с посетителем. Должно быть, Броуди и в самом деле бывал здесь часто – еду он заказал, даже не глядя в меню.

Отходя от столика, Линда бросила в сторону Рис преувеличенно-мечтательный взгляд. Та в ответ слегка улыбнулась, и в это же мгновение взор Броуди задержался на ее лице.

От этого тяжелого взгляда Рис стало не по себе. Она тут же отвела глаза, однако продолжала ощущать это слегка нарочитое внимание. Впервые с начала смены она почувствовала себя ранимой и беззащитной.

Быстро отодвинув стул, девушка собрала на поднос остатки еды, после чего поспешила на кухню. Она не стала оглядываться, хотя ее так и подмывало это сделать.


Броуди заказал лосиные отбивные и теперь ожидал заказ, потягивая пиво и просматривая дешевенькую книжку. Из автомата доносилась негромкая музыка, ставшая для него чем-то вроде приятного фона.

До чего же странный взгляд был у этой темноволосой незнакомки. Ричард Адамс в своем «Корабельном холме» использовал им же самим сочиненное словечко – tharn, затравленный. Удачное слово, думал Броуди, и как нельзя лучше подходит новому повару.

Он достаточно хорошо знал Джоани Паркс, чтобы понимать: брюнетка ни за что не получила бы эту работу, если бы не была настоящим мастером своего дела. Броуди чувствовал, что под внешней оболочкой у Джоани прячется доброе сердце, однако пробить эту оболочку было не так-то просто. К тому же женщина терпеть не могла бездельников и неумех.

Ему было достаточно задать всего лишь пару вопросов маленькой блондинке, чтобы та обрушила на него целый водопад фактов и догадок. Но затем все стали бы перешептываться о том, что он интересовался новой поварихой. Кто-кто, а уж он-то знал, что представляют собой маленькие городки вроде Кулака Ангела – здесь только дай повод для разговоров.

Броуди и так сможет кое-что разузнать о ней, просто на это уйдет немного больше времени. Пара словечек там, пара замечаний здесь – он умел собирать информацию, когда ему это было нужно.

Девушка выглядела невероятно хрупкой – казалось, еще немного, и что-то в ней надломится. Интересно, почему?

Со своего места он мог наблюдать за ее работой на кухне, и скоро ему стало понятно, что Джоани не ошиблась – новенькая трудилась с тем профессиональным проворством, которое позволяло заподозрить, что на самом деле у нее не две руки, а целых четыре.

Броуди готов был спорить на что угодно – это далеко не первый ее день на ресторанной кухне. И поскольку сейчас девушка интересовала его куда больше, чем книжка, он продолжал наблюдать за ней, потягивая пиво.

Вряд ли у нее есть родственники в городе. Броуди жил здесь большую часть года, и до него наверняка дошли бы слухи о том, что чья-то давно сбежавшая дочь, сестра, племянница или дважды разведенная кузина внезапно вернулась домой. В то же время девушка явно не принадлежала к тем, кого принято называть перекати-поле. Скорее она напомнила ему беглянку. Именно это он прочел в ее глазах: пугливая осторожность и готовность упорхнуть при первых же знаках внимания.

Передавая в зал очередной заказ, девушка метнула на него быстрый взгляд. Секунда, и вот она снова смотрит куда-то в сторону. Внезапно распахнулась входная дверь. Девушка обернулась на звук, и тут же лицо ее озарилось такой ослепительной улыбкой, что Броуди невольно заморгал.

Все в ней вдруг изменилось – откуда ни возьмись, появились легкость и мягкость. И Броуди понял, что ее привлекательность кроется не только в хрупкой красоте.

Он тоже взглянул в сторону двери, чтобы понять, кто же удостоился столь щедрой улыбки, и увидел Мака Драббера. Войдя в зал, тот приветливо махнул девушке рукой.

Пожалуй, она все-таки была здесь не совсем чужая.

Мак подсел за столик к Броуди.

– Как дела?

– В порядке.

– Зашел вот перекусить, чтобы самому не стоять у плиты. Есть тут на чем остановить взгляд? – Выждав секунду, он лукаво подмигнул. – Кроме нового повара?

– Я заказал отбивные. Мак, ты же никогда не ходил сюда по субботам. Твой день – четверг, спагетти.

– Надоело питаться консервами. К тому же хотел посмотреть, как у девочки идут дела. Она тут первый день – заскочила в город, чтобы поменять шланг радиатора.

Всего-то и нужно – подождать каких-нибудь пять минут. И вот вы уже в курсе событий.

– Вот оно что?

– Ну да, а заодно устроилась к Джоани. Рада была донельзя. Она с востока, из Бостона. Сняла здесь комнату в гостинице. Зовут Рис Гилмор.

Он прервался, когда Линда-Гейл принесла Броуди его заказ.

– Добрый вечер, мистер Драббер. Как поживаете? Что хотели бы заказать?

Наклонившись, Мак заглянул в тарелку к Броуди.

– Выглядит очень даже ничего.

– Наша новенькая классно готовит. Броуди, скажете потом, как вам отбивные. Кстати, принести что-нибудь еще?

– Бутылку пива.

– Сейчас будет. Мистер Драббер?

– Золотце, принеси мне колу и то, что заказал мой друг. Отбивные выглядят лучше некуда.

Это точно, подумал Броуди. Тем более что к отбивным прилагалась щедрая порция запеченного картофеля и фасоли. Еда была красиво разложена на гладкой белой тарелке, что составляло приятный контраст тем беспорядочным кучкам, которыми обычно раскладывала свою стряпню Джоани.

– Видел тебя вчера на озере, – заметил Мак. – Что-нибудь поймал?

– Я просто катался на лодке. – Броуди отрезал кусочек мяса, попробовал.

– В этом ты весь, друг мой. Постоянно плаваешь на лодке, но не удишь. Время от времени выбираешься в леса, но не за дичью.

– Поймай я кого-нибудь или подстрели, пришлось бы потом готовить.

– Это точно. Ну как?

– Замечательно, – Броуди отправил в рот еще кусочек. – Просто великолепно.

Поскольку Мак Драббер относился к числу тех, на кого Броуди не жаль было потратить вечер, он не стал спешить с кофе, а продолжал болтать с приятелем, пока тот разбирался с собственной порцией.

– У фасоли совсем другой вкус. Более изысканный. Я бы даже сказал, что она вкуснее, чем обычно. Но если ты повторишь мои слова при Джоани, я назову тебя гнусным лжецом.

– Девушка остановилась в гостинице. Вполне возможно, она не собирается задерживаться здесь надолго.

– Пока сняла на неделю.

Мак любил досконально вникать во все, что происходило в городе. В конце концов, он был не только владельцем магазина, но еще и мэром. Слухи, полагал Мак, это неотъемлемая часть его обязанностей.

– Знаешь, Броуди, мне лично кажется, что денег у нее маловато, – и Мак, прежде чем подцепить остатки фасоли, многозначительно махнул вилкой. – За ремонт она расплатилась наличными, да и в гостинице, как я слышал, тоже.

Нет кредитных карточек? Вот так так. Неужели эта загадочная особа от кого-то скрывается?

– Возможно, она не хочет, чтобы ее выследили, поэтому и пользуется наличными.

– Ты слишком подозрителен, – Мак отправил в рот последний кусочек отбивной. – Наверняка она не совершила ничего плохого. У нее такое честное лицо.

– А ты, я смотрю, настоящий романтик. Кстати, о романтиках, – Броуди многозначительно кивнул в сторону двери.

Новый посетитель был одет в джинсы и рубашку, поверх которой красовалась черная куртка. Дополняли наряд сапоги из змеиной кожи, пояс в стиле Сэма Брауна и серая ковбойская шляпа. Одно слово – ковбой, каким его принято изображать в фильмах.

Под шляпой курчавились русые, песочного оттенка волосы. Спокойное привлекательное лицо, подбородок с ямочкой и нежно-голубые глаза – они-то и служили ему главным оружием в деле обольщения женщин.

Он вразвалочку – иными словами не назовешь – прошествовал к стойке и удобно устроился на одном из стульев.

– Ло решил разведать, заслуживает ли новенькая того, чтобы тратить на нее время, – покачав головой, Мак прожевал остатки картофеля. – Тут уж ничего не поделаешь – Ло есть Ло. Парень – сама любезность, но я надеюсь, что у нее хватит здравого смысла не поддаться на его ухаживания.

Одним из любимых развлечений Броуди было наблюдать за тем, как Ло отправляет в нокаут одну женщину за другой.

– Спорим на десять баксов, что он уболтает новенькую еще до конца недели, и она станет очередным достижением в списке его постельных развлечений.

Мак неодобрительно взглянул на приятеля:

– Не дело говорить так об этой милой девушке.

– Ты знаком с ней несколько часов. С чего ты взял, что она такая уж милая?

– Я это сразу понял. Хочешь спорить – давай. Все равно тебе платить.

У Броуди вырвался смешок. Мак не курил и не брал в рот ни капли спиртного. Если он и встречался с женщинами, то делал это так, что никто и не догадывался.

– Это всего лишь секс, Мак, – заметив смущение друга, Броуди довольно ухмыльнулся. – Ты же помнишь, что это такое?

– Смутно припоминаю.

На кухне Джоани поставила на рабочую стойку кусок яблочного пирога.

– Отдохни, – приказала она Рис. – Ешь вот пирог.

– Я еще не успела проголодаться и хочу…

– Я же не спрашивала тебя, голодна ты или нет. Ешь пирог – это бесплатно. Остался последний кусок, и до завтра он все равно не долежит. Видишь того парня, что сел у стойки?

– Это «ковбоя», что ли?

– Его зовут Вильям Батлер. В обиходе – Ло. Это от Лотарио. Так его прозвали, когда он был еще подростком. В то время его добычей считалась каждая женщина в пределах ста миль.

– Понятно.

– Субботними вечерами он обычно пропадает на свиданиях или сидит с дружками у Клэнси, выбирая себе девицу поинтереснее. Сюда он пришел, чтобы глянуть на тебя.

Поскольку выбора ей попросту не дали, Рис начала есть пирог.

– По мне, так и смотреть не на что.

– Не скажи. Ты новенькая, ты молода и к тому же, судя по всему, не замужем. Надо отдать должное Ло, замужних он обычно обходит стороной. Вот он остановился, чтобы поболтать с Хуанитой. Прошлой зимой он трахал ее несколько недель, пока не переключился на тех цыпочек, что приезжают сюда покататься на лыжах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное