Нина Васина.

Черные розы для снайпера

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Ну тогда слушай. Твой писатель это писал, считай, с натуры. Про половые сношения с апельсином не знаю, но по ходу других действий точно – это она. Факты некоторые совпадают. Просекаешь, как говорит мой сын?
   – Нет, не просекаю, – сознался Фабер.
   – Да спроси у своего писаки, с кого он писал, найди ее, не трать время зря, ни одна актриса не сыграет тебе профессионалку, а тем более такую! – Женщина потрясла страницами сценария. – Мужиков завораживала, как удав! Она тебе и шпагат изобразит, и апельсинчиков нарожает! – Женщина закинула голову и засмеялась громко, от души. Фабер с режиссером в некотором оцепенении уставились на ее зубы.
   Отсмеявшись, женщина из милиции поинтересовалась, где находится буфет. Фабер пошел с ней.
   В буфете за деревянным круглым столиком режиссер «крутой эротики» Стас Покрышкин набрасывал сценарий. Фабер обрадовался Стасу, позвал его за стойку и заказал холодный чай с лимоном.
   – Я пью и пью, – пожаловался Стас. – Не могу остановиться уже второй день.
   Глаза у Покрышкина были воспаленные, на щеках – пятнами – румянец.
   – Что у тебя?
   – К Наталье финны приехали. Ревную.
   – Слушай, к ней клиенты приезжают почти каждый месяц.
   – Я каждый месяц ревную. Слушай, Клим, я фильм про нее снять мечтаю. Баню, первый снег на зеленой траве, а возле бани…
   – Лавка, – перебил его Фабер, – на лавке бело-розовая женщина с косой, и ее бьют плеткой. Все это знают. Посмотри назад. Видишь женщину?
   – Ну? – Стас откровенно рассматривал милиционершу, она подмигнула ему, отпивая из высокого бокала.
   – Она из милиции. Очень необычна. Как ты думашь, если снять издалека ее и моего Данилыча. Она бьет его ногой в лоб. Сними, Стас, я его уговорю.
   Покрышкин еще раз развернулся и внимательно рассмотрел женщину, провел ладонью по лицу, словно вытирая его.
   – Кому снять?
   – В архив сними, ну нравится мне такая сцена, понимаешь!
   – Ты знаешь, Клим, по-моему, твой звук метра два ростом, ты уверен?..
   – Она сама предложила дать ему пяткой в лоб.
   – Что творится! – пробормотал Покрышкин. – Сплошной сюр. А кто тебе нос подбил?
   – Я влепился мордой в руль.
   Они сели за столик, помолчали. Фабер выпил чай.
   – Слушай, – поинтересовался Покрышкин, – а что у тебя в мыльном павильоне делают с апельсинами? Я иду утром, а на лестнице два осветителя задницами на ступеньках!..
   – Ты не поверишь, – попробовал усмехнуться Фабер и скривился, потрогав верхнюю губу, – я тоже сегодня купил два апельсина и пытался их раздавить на улице.
   – На спор?
   – Да нет.
По сценарию у Велиса героиня давит промежностью апельсин. А очистить забыла. И Велис – ни в какую. Говорит, что очищенный апельсин – это убожество. А неочищенный – сексуальный символ. Когда же этот писатель изволит явиться?
   – Что-то мне это напоминает, – кивнул головой Стас.
   Женщина, офицер милиции, тащит к ним сопротивляющуюся главную героиню. Лидочка отталкивет ее и уже слабеет ногами.
   – Вот, смотрите, – громко говорит женщина, развернув Лидочку поудобней возле мужчин, – скажи «блядь»!
   Лидочка жалобно смотрит на Покрышкина, на Фабера и еле слышно выговаривает необходимое слово, краснея лицом и шеей.
   – Видели! – злорадно замечает ее мучительница. – Когда научится это говорить весело и равнодушно, как «доброе утро», тогда, считайте, вошла в образ! Бицепсы у нее ничего, ноги длинные, но внутренний настрой отсутствует напрочь!
   У Фабера запищал пейджер. Пока Покрышкин рвет свои бумажки на мелкие кусочки, женщина из милиции уходит с Лидочкой, перечисляя необходимый, по ее мнению, для общего профессионального милицейского уровня запас ненормативной лексики, а к столику приближается великий писатель Велис Уин и заявляет, что работать в подобной обстановке невыносимо.
   – Клим, – задумчиво разглядывает Покрышкин писателя снизу вверх, – а наш Лев Пискунов тоже ничего, высокий. Эта страшилка из милиции не хочет его сделать пяткой в лоб?
   – Вы с утра пьяны, и это отвратительно, – заявляет Велис Уин, присаживаясь.
   – Блондины бывают иногда очень темпераментны, – не сдается Покрышкин. – Мне такая сцена больше нравится. Ну что хорошего в том, что эта тетка стукнет нашего стесняющегося и комплексующего звукорежиссера! – Покрышкин судорожно закрыл руками голову, изображая испуг. – А вот самовлюбленного альбиноса!..
   – Климентий Кузьмич, – тихо произносит писатель, прикрыв глаза, – я долго терпел, но больше не хочу. Все знают, кроме вас. Ваш режиссер короткометражных фильмов…
   – Как тактично он выражается, Клим, ты слышишь! – возбудился Покрышкин. – Коротко и метражных!
   – …присутствующий здесь Стас Покрышкин, – еще тише продолжил Велис Уин, – пользуется имеющимися у него видеоматериалами в целях собственного обогащения. А если конкретно, то он продает так называемое «мясо» иностранным любителям подобного рода кино. Его оператор, шизофреник, которого никто на киностудии не видит, ездит снимает по моргам, родильным домам и операционным, а режиссер Нехлебов вторую неделю не может найти себе хорошего оператора для сериала.
   – Я знаю, почему ты рот открыл! – радостно заявляет на это Покрышкин. Фабер молчит. – Потому что ты узнал, что Кумус пишет книгу. Как же, кто-то еще смеет писать книжки, и не просто про Одноглазых, Хромых или Припадочных, а настоящую книгу! А в морги он ездит, потому что Ангел Кумус единственный в Москве уничтожитель вампиров! – Покрышкин стукнул по столу ладонью и икнул.
   – Мне совершенно неинтересны литературные изыски шизофреников, – казалось, что Велис Уин задремал и еле ворочал языком, – и я еще не закончил. Кроме всего прочего, вы делаете музыкальные клипы с элементами ню и также продаете их на сторону. Мне это тоже совершенно неинтересно, но вчера, например, съемочная группа не смогла работать, потому что в павильоне с декорациями отделения милиции вы полчаса снимали голых девочек. Режиссер Нехлебов опять же почему-то хочет, чтобы именно ваш оператор снимал эротические сцены сериала.
   – Мне пора, – поднялся Фабер.
   – Почему твой великий писатель уже вторую неделю вертится на студии и щупает актрис? По совместительству? – Покрышкин не мог остановиться.
   – Я сценарист! – не выдержал и повысил голос Велис Уин. – По моему сценарию ставят фильм!
   – А у Нехлебова уже невроз! – радостно сообщает Покрышкин.
   – Лев Иванович, – Фабер оперся руками о столик, – я посмотрел. В книжке эта сцена – полная чушь. Удивляет. Но в кино все по-другому. Пусть давит апельсин. Только не надо приводить на площадку посторонних. Не надо приводить женщин из милиции, или крутых бандитов, или зеков. Вы должны понять, что в книжке должно быть все по правде, а в кино наоборот. Не надо, чтобы мои актеры видели этих, как вы называете, «прототипов». Это выбивает их из колеи и доставляет дополнительные неприятности. Стас, – Фабер постучал по столу, и Покрышкин поднял голову, – я буду у тебя сегодня вечером. Надо поговорить.
   Фабер нашел режиссера и постоял еще несколько минут вместе с ним сзади камеры, наблюдая, как Лидочка в коротком платьице и в лодочках на высоких каблуках раскидывает вокруг себя упитанных крепких мужиков, симметрично заполняя их неподвижными телами пространство «комнаты в гостинице».
   – Мне нужен Ангел Кумус, – сказал Нехлебов, не поворачивая головы к Фаберу и иногда давая указания оператору, – а Пискунов рассказывает про него какие-то невероятные вещи, то ли он в моргах теперь снимает, то ли вообще расчленяет кого-то.
   – Писатель, – вздохнул Фабер, – что с него возьмешь! Ты его поменьше слушай. Испорченное воображение – основной источник дохода.

   К полудню небо затянулось тучами. Дождь накрапывал, отталкиваясь от свежих молодых листьев с еле слышным звоном, листья сопротивлялись, пружиня и подрагивая от каждой упругой капли. Ева слушала это сопротивление, стоя под огромной липой и радуясь вместе с деревом недолгой свежести раннего московского лета. Прислонившись спиной к стволу, Ева подняла голову вверх и задержала дыхание, став на цыпочки. Закружилась голова, и тело сразу подчинилось иллюзии полета, подаренной живым зеленым сплетеньем вверху.
   – Друиды поклонялись деревьям до маниакальности жертвоприношения.
   Ева вздрогнула и глубоко вздохнула. Перед ней стоял Аркаша, начальник аналитического отдела.
   – Ты к нам идешь или просто гуляешь?
   – Я по делу, – оторвалась от дерева Ева.
   – Я в курсе. Ты неудачно выстрелила. – Аркаша пропустил ее вперед в стеклянных дверях.
   – Аркаша, ты только послушай, что ты говоришь! Что такое вообще – удачный выстрел, если стреляешь в труп? Удачно попасть или удачно промахнуться? Я попала! – Ева плелась по ступенькам вверх. Аналитический отдел находился на третьем этаже в здании коммерческого банка, назывался страховым обществом и, кроме нескольких кабинетов, имел замаскированный вход в благоустроенную квартиру с пуленепробиваемыми окнами и постоянно обновляемым запасом необходимой провизии, достаточным для месячной отсидки. Жена Аркаши Зоя сидела за компьютером в кабинете с табличкой «Начальник отдела», в кабинете пахло духами и крепким кофе.
   – Ты едешь из регионального управления. Тебя пропесочили, ты злая, обиженная и удивленная. Тебе нужна только капелька, одна капелька! – Зоя свернула ладошку, словно боялась расплескать пойманный дождь. – Понимания! Сочувствия! Утешения! Можешь убираться, у меня ничего такого нет.
   – Как-нибудь обойдусь без сочувствия. Какие у тебя духи? – Ева принюхалась и напряглась.
   – Духи? – Зоя быстро стучала по клавишам, не отводя взгляда от экрана.
   Ева вздохнула, взяла ее сумочку и вытряхнула на стол.
   – Ты что, сдурела?! – Зоя не поверила своим глазам. – Рыться в моей сумке!
   Разгребая одной рукой сваленные в кучу пудреницу, помаду, две связки ключей, записную книжку, паспорт и удостоверение, три съежившихся разноцветных резиновых шарика, две плетенки-удавки с захватами для ладоней, набор металлических звездочек-убийц, пачки жевательной резинки, освежающие салфетки в маленьких пакетиках, Ева другой удерживала на расстоянии разъяренную маленькую обезьянку – Зою.
   – Где это у тебя? Где у тебя духи?
   Зоя сбросила туфли, присела и резко прыгнула вверх, выпрямив в прыжке ногу. Ева отбила ладонью, не глядя, ее ступню, продолжая другой рукой ощупывать сумку.
   – Чайник закипел, – сообщил Аркаша, аккуратно расправляя на спинке стула снятый пиджак и с удовольствием оттягивая от шеи узел галстука. – Девочки, я не спал всю ночь, и знаете, где именно я не спал? В клубе развлечений для состоятельных мужчин. Вы можете сейчас изображать что угодно, я и глазом не моргну, такого насмотрелся! – Он расстегивал белую рубашку и снимал с груди липучки, закрепляющие микрофон.
   – Да она бешеная! – Зоя тяжело дышала, сидя на полу. – Я ей про сочувствие, понимание, а она просто бешеная!
   Ева наклонилась к ней, схватила и притянула к лицу сопротивляющуюся ладошку. Понюхала, раздувая ноздри.
   – Отстань от меня! – отбивалась Зоя.
   – Говори, какие у тебя духи, иначе я за себя не отвечаю. – На Зою смотрели прищуренные глаза цвета слегка разбавленных чернил.
   – Ну, бравый оперативник, они здесь, на мне! Ищи!
   – Я ведь сначала разорву платье! – честно предупредила Ева.
   Аркаша заметил, что ему нравится платье жены, и предложил быстро отдать неудачливому снайперу таблетку.
   – Какую еще таблетку?
   Зоя подняла вверх руку, показывая Еве часы. На тонком золотом браслете рядом с часами прикреплен крошечный медальон. Ничего не понимая, Ева потянулась к медальону, Зоя сняла часы.
   Крышка открывалась просто, в выемке, как раз под размер, лежала белая таблетка. Букву F, выдавленную на ней, можно было разглядеть, только приблизив таблетку к глазам.
   – Что это такое? – Ева удивленно вдыхала резкий запах.
   – Духи. Спорим, ты бы в жизни не нашла! – Зоя встала и обулась.
   – Она бы нашла, – мечтательно сказал Аркаша.
   – Как ими пользоваться? – Таблетка пахла так сильно, что Ева убрала браслет с часами и медальоном подальше от лица.
   – Сначала скажи, что тебе конкретно было нужно. Таких духов больше ни у кого нет.
   – Есть. – Ева села на стул, глядя перед собой.
   – Нет!
   – Есть!
   – Девочки, давайте по делу, а то вы меня уже утомили! – повысил голос Аркадий.
   – Пусть она сначала скажет, где именно унюхала своим чувствительным носом эти духи! – потребовала Зоя.
   – На оружии. – После этих слов Ева замолчала, стойко выдерживая паузу.
   – Тебе дали вчера оружие, которое пахло этими духами? – шепотом спросила Зоя. Аркаша развернул стул в их сторону и сел, уставившись на задумавшуюся Еву.
   – Нет. Так пахло оружие террористки. Я нашла ее автомат на крыше.
   Наступила тишина. Аркаша и Зоя обменялись быстрыми взглядами. Ева сидела, все так же глядя перед собой.
   – Эта таблетка… – начала Зоя.
   – Подожди. – Аркаша занервничал, встал и прошелся пару раз из угла в угол. – Ты уверена? – Он наклонился к Еве.
   – Это было сегодня ночью, я запомнила запах. Я не трогала автомат, пока его не проверили на скрытую взрывчатку. Потом один боевик сказал, что автомат пахнет духами. Я пошла и понюхала, сама не знаю зачем. Этот самый, душный и сладкий, запах. В квартире тоже пахло, но слабее.
   – Растертая лаванда и мускус дикой кошки. – Зоя кивнула, улыбаясь. – Не спутаешь ни с чем.
   – Скажем? – спросил Аркаша, посмотрев на жену.
   – Ни за что! – возбудилась Зоя. – Она у нас теперь кто? Коллега? Единомышленница? Как бы не так! Она у нас – резерв, так, перебивается случайными выстрелами за деньги. У нее на главном месте семья. Пусть сама разбирается.
   – Так это ведь как посмотреть, – задумался Аркаша. – Дело только в доверии.
   – Доверие здесь ни при чем. Дело в принадлежности. Если человек работает с нами, если он заодно, вся информация используется им по назначению. Если он отдыхает, развлекаясь иногда для собственного интереса, от скуки, это совсем другое дело!
   Ева раскручивалась в компьютерном кресле, закинув руки за голову и уставясь в потолок.
   – Ладно, извращенцы, дайте бумагу, я напишу заявление. – Она резко остановилась, шаркнув по полу носками туфель.
   Зоя и Аркадий бросились к столу одновременно. Зоя шлепнула перед Евой на стол пачку чистых листов, Аркадий склонился к ней с другой стороны, щелкнув дорогой ручкой.
   Ева задумчиво осмотрела сначала розовощекое, в легких желтых кудряшках лицо Аркаши, потом возбужденное, с крошечными капельками пота на темнеющих над верхней губой усиками, лицо Зои, еще раз обозвала их извращенцами и стала писать.
   «Начальнику Федеральной службы безопасности от Кургановой Е.Н., старшего лейтенанта отдела аналитических разработок, код 513, временно отстраненной от участия в оперативных мероприятиях по семейным обстоятельствам (приказ №… основание – личное заявление).
   Участвуя в проведении операции по захвату и уничтожению террориста, (номер приказа – …дата – …время – …), я обнаружила некоторые факты, требующие детального рассмотрения. Прошу на время проведения операции по установлению личности террориста зачислить меня в отдел по борьбе с организованной преступностью регионального управления с доступом к любой информации по этому делу. Прилагаю подробный рапорт и отчет».
   – Ерунда получается, – вздохнула Ева, перечитав написанное, – я уже почти дословно знаю ответ. Меня вызвали как снайпера, а я…
   – Ты проявила чудеса сообразительности, объяснив, как именно террористка ушла из квартиры, ты нашла оружие на крыше, ты обнюхала его! – Зоя трясла подробным отчетом Евы. – Не очень понятно, почему ты не задержала подозрительную женщину в метро, но, как говорится, схватил бы зайца, да уши кусаются!
   – Ну ладно, а теперь скажете, вымогатели? – Ева показала глазами на часы.
   – Теперь – скажем! – защелкнула медальон Зоя. – Держись за стул. Эту таблетку мне подарил лично шеф одного отдела ЦРУ. Вот в этом золотом медальончике, с наилучшими пожеланиями и подробной инструкцией.
   – Да ну вас, честное слово, – встала Ева. – Я могу придумать что-нибудь поинтересней.
   – Ладно, Зоя, скажи тете правду! – повысил голос Аркаша.
   – Можно, да? Ладно, говорю правду. Он не просто подарил, он проиграл. У нас было пари. Три месяца назад в Женеве судили плохого русского мальчика. Я сказала Фредди Смейеру, он с нами общается по линии Интерпола, что нашего Карася отпустят, а он не верил. Он наивный, как все американцы, выросшие в эру сплошного правосудия и порядка. Он говорил, если дело дойдет до суда, – Карасю конец. А я как раз считала, что Карася оправдают, как только дело дойдет до суда. Он проиграл.
   – Вы что, серьезно? – Ева все еще не верила и улыбалась.
   – Ты отстала от жизни. Ты три месяца назад что делала? – поинтересовался Аркаша.
   – Я? У меня дети поползли, я их с утра до вечера ловила как могла. Еще я доила козу…
   – А нас случайно занесло в Нью-Йорк, – мечтательно вспоминал Аркаша, – мы к Фредди заскочили, он гордый был, как беременный осел. Он, оказывается, главных свидетелей по делу Карася прятал и охранял почти два года. И вдруг такая удача: Карася арестовали в Швейцарии, в аэропорту взяли. Ну, Зойка решила поспорить, уж не знаю, какая муха ее укусила, дело было ночью, в баре, мы совсем плохо соображали. Слово за слово, дело дошло до пари.
   – Ты понимаешь, какая беда с этим швейцарским правосудием – в русской жизни они полные профаны. Один из обвинителей на полном серьезе интересовался на процессе, что это такое за понятие – «вор в законе», просил объяснить, – Зоя развела руками перед лицом Евы. – Я, когда про это услышала, поняла, что толку не будет. А Карасик невинный такой, глазки удивленные! Первый раз, говорит, слышу про солнцевскую группировку, это где вообще? Неужели я там – главарь?! Короче, Фредди проиграл и преподнес мне на долгую память эти духи. Это новое слово в парфюмерии, а правильнее сказать – в ядах. Таблетка пахнет сквозь крошечное отверстие в медальоне. Если взять ее в руки – неделю запах не отмоешь ничем. А вообще-то это яд. Растворяется в жидкости без остатка, в теле трудноопределим – спазм сердечной мышцы. Фредди поклялся, что эта таблетка – жертва неудачного эксперимента, все остальные уничтожены как не прошедшие испытания.
   – Ребята, подождите, если я займусь этим делом и для начала объясню начальству все про запах и что вы мне сейчас рассказали!..
   – Только попробуй! – Зоя угрожающе сдвинула густые брови и подбоченилась. – Не изображай из себя идиотку. Никто не станет связываться с Интерполом только потому, что снайпер на задании где-то чего-то унюхал! Найди другую точку отсчета. Бумаги оставь. Мы сами пробьем твое назначение.
   – Спасибо за заботу. – Ева встала и уходила. – Отвечаю на непременные вопросы при прощании. Дети здоровы. Близнецы уже ходят понемногу. Мой старший покуривает втихаря травку, а самый маленький толстеет и орет по ночам.
   – Не понял, – Аркаша приготовил пальцы для счета, – у тебя же было трое.
   – У нас с апреля месяца их четверо. Муся, кормилица, прошлым летом сходила прогулялась на переезд и забеременела от паровоза. Так что прошу в гости, если надумаете. – Ева подмигнула, закрывая за собой дверь.
   – Ненормальная женщина, – вынесла Зоя приговор после молчания.
   – За что мы ее и любим, – подытожил Аркаша.
   – Кто это любит? Кто любит? Мы просто удивляемся, как ей все удается!
   – Талант, – предположил Аркаша.
   – Стечение обстоятельств! – не сдавалась Зоя.
   – У нее нет проигрышных дел, взгляни же на вещи объективно.
   – За ней гора трупов, а она нежная и светлая, как утренняя роза!
   – Зойка, это штамп, давай по существу.
   – А если по существу, то она ненадежна. Непредсказуема. Мы целый год просили ее заняться серьезными делами, знаешь, почему она их не брала?
   – Семья, дети.
   – Черта с два! Эти дела ее не заводили! Понимаешь, неинтересны ей были наши проблемы. А сегодня, пожалуйста, прибежала!
   – Кстати, как ты думаешь, почему она прибежала?
   – Ну как же, унюхала необыкновенные духи и прибежала!
   – Нет, духи она унюхала здесь. – Аркаша улыбался.
   – Ох, черт! Действительно. У нее что-то было, она хотела об этом поговорить, а потом принюхалась. Зараза.
   – Ладно. А что ты думаешь про эти духи?
   – Я думаю, что, если в лаборатории ЦРУ работала хоть одна женщина, она бы с ними не рассталась.
   – Я так понимаю, что версию «Фредди – гад и обманщик» ты совсем не берешь в расчет? – Аркадий перечитывал отчет Евы.
   – Ну, если я пойму, как именно он хотел посмеяться… Аркадий, я ненавижу романтику в нашем деле.
   – А это ты к чему?
   – Ева Курганова как-то так исхитряется жить в нашей профессии, что рисует цветы кровью.
   – Зойка моя, назови-ка одним словом нашу профессию. Молчишь?

   В машине Климентий Фабер предложил великому писателю закурить, чтобы вдохнуть запах табака, но Велис Уин сообщил, что с зимы ведет правильный образ жизни и даже иногда бегает в парке по утрам. Вот, например, к киностудии сегодня он пришел пешком. Сорок девять минут.
   – Вас домой? – спросил Фабер, заводя мотор.
   Оказалось, что в час дня у писателя лекция в Литературном институте.
   – Приключенческий жанр у нас в стране в данный момент терпит бедствие. Без криминальной основы он категорически неинтересен. Никто не читает про клады, путешествия или спорное наследство, если рядом нет преступления. А с преступлением этот жанр уже называется криминальным. Я читаю восемь лекций из курса «Романтика в криминальном жанре». – Велис Уин обнаружил рядом с собой на заднем сиденье журнал с голой девочкой на обложке и тут же занял руки, скручивая его в трубочку. – Если подойти к этому вопросу уж совсем конкретно, то клады, путешествия и наследство – непременные атрибуты еще и любовных романов, поэтому…
   – Лев Иванович, я все хочу спросить. Откуда у вас эта героиня?
   – Простите?
   – Эта ваша непобедимая сексуальная героиня, откуда она взялась?
   – Ну знаете, Климентий Кузьмич, вы меня удивляете. Подобные вопросы я могу простить начинающему журналисту.
   – Да ответьте же!
   – Рациональное начало этого образа отчасти искусственно навязано информационными источниками, отчасти это результат реакции моего собственного воображения на раздражающие факторы.
   – Поподробнее об источниках информации, пожалуйста, – перебил писателя Фабер.
   – Мне не очень понятен ваш интерес к моей творческой кухне, но если вы настаиваете, то пожалуйста. В последнее время, как вы могли заметить, информационный поток криминального содержания перекрывает все другие в газетном и телевизионном…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное