Александр Никонов.

Свобода от равенства и братства. Моральный кодекс строителя капитализма

(страница 1 из 37)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Александр Петрович Никонов
|
|  Свобода от равенства и братства. Моральный кодекс строителя капитализма
 -------

   Посвящается Ларри Флинту, Николаю Павленко, Роману Абрамовичу, Аугусто Пиночету

   Истинная мораль насмехается над моралью.
 Блэз Паскаль

   Человечеству придется или выработать новую мораль для нового времени, или погибнуть.
 Станислав Лем

   Я пришел дать вам новую мораль.
 Александр Никонов


   Эта книга не понравится тем, кто в 1991 году «не встал с дивана». Но прочесть ее полезно всем.
   Развивая идеи «Апгрейда…» [1 - Никонов А. П. Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности. – М. : Изд-во НЦ ЭНАС, 2004.] и своих последующих книг («Феминизма» [2 - Никонов А. П. Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека. – М. : Изд-во НЦ ЭНАС, 2005.], «Цивилизатора» [3 - Никонов А. П. Судьба цивилизатора. Теория и практика гибели империй. – М. : Изд-во НЦ ЭНАС, 2006.] и «Отмороженных» [4 - Никонов А. П. История отмороженных в контексте глобального потепления. – М. : Изд-во НЦ ЭНАС, 2007.]), Александр Никонов последовательно продолжает наводить «порядок в мозгах» современников, помогая читателю подняться на более высокий уровень обобщения при осмыслении происходящих в стране и в мире социально-экономических процессов.
   Автор сознательно обильно цитирует знаменитую книгу Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» [5 - Книга цитируется по изданию: Рэнд Айн. Атлант расправил плечи : в 3-х кн. / пер. с англ. Д. Костыгина. – СПб. : Культ-информ-пресс, 1997.], которую многие известные эксперты во всем мире рекомендуют в качестве лучшего пособия по экономике и политологии.
   И не зря. Эта книга рисует потрясающе убедительную и правдоподобную картину краха «нормального» капиталистического общества под влиянием вируса социалистических идей. (Кстати, в 2007 г. книга вышла в издательстве «Альпина Бизнес Букс».)
   Увы, читатель! Пора избавляться от социалистических иллюзий и прочих ментальных рудиментов.
   «Деньги и влияние – главные мерила вашей ценности на этой земле. Все остальные мерила – просто утешительный приз для отстающих» – это не только точка зрения Александра Никонова, это – объективная реальность цивилизованного мира.
   И всем нам необходимо научиться жить в этой реальности.
   Иначе, по словам Александра Кабакова, мы так и будем «ласково баюкать нашу маленькую, нашу беззащитную, нашу агукающую и пускающую слюнные пузыри духовность, растить нашу тощенькую, головой склоняющуюся до самого тыну соборность, торить наш проселочный, ширококолейный, непроезжий без трактора третий путь» [6 - Кабаков А.
А. Московские сказки. – М. : Вагриус, 2005.].
   Второе издание дополнено тремя главами, которые иллюстрируют основные идеи книги новыми актуальными примерами и чрезвычайно наглядно отражают «текущий исторический момент».


   Поздним вечером позвонил коллега:
   – Выручай! Ты же гений! Для тебя нет нерешаемых задач.
   После такого наезда трудно отказать…
   – Что случилось, дружище?
   – Да вот дали задание писать на тему номера «Дураки спасут мир» – чушь совершеннейшая, не знаю даже, как приступить.
   – Ну, вообще-то дураки не спасут мир, они его, скорее, погубят. Я бы сказал, сейчас планета стоит перед лицом нового Средневековья…
   – Да это все понятно. Но написать нужно так, как сформулирована тема: что современные дураки – это очень хорошо и на них вся надежда цивилизации. Бред, но ведь ты же из любого дерьма можешь конфетку сделать. Дай идею, с чего начать хотя бы!
   – Хм… Вообще-то мир, конечно, диалектичен. И если есть в дураках отрицательные стороны, то наверняка должны быть и положительные… Идею о пользе дураков я сформулировал в книжке «Судьба цивилизатора». Вышлю тебе «по мылу» кусок оттуда. Но если вкратце, то суть в следующем: дураки, это современное быдло постиндустриальной цивилизации, – последний ресурс всех глобальных проектов на планете. На войне таких назвали бы пушечным мясом. А в мирном строительстве… Я как-то болтал с Лимоновым, и он метко назвал обывателей навозом истории. Очень точное определение. Беда только в том, что в нашем мире сейчас – перепроизводство навоза. И этот навоз реально может затопить цивилизацию, как был затоплен варварами Древний Рим, – на целую тысячу лет. Но и без навоза пока нельзя: это питательная среда для взращивания колосьев цивилизационного урожая. И если ты хочешь посвятить часть своей жизни дерьму…
   – Нет, я не хочу посвятить свою жизнь дерьму, – вздохнул коллега. – Но я должен буду это сделать, ибо в данном случае оно – мой хлеб, я ведь журналист. Диктуй, я записываю…


   Для чего по свету ходят
   Многочисленные люди?
   Почему их производят?
   И зачем их кормят грудью?
 Игорь Иртеньев

   Господа! Есть мнение, что в середине ХХ века мир прошел переломную точку в своем развитии (люди, кичащиеся своим умом, к коим, безусловно, относится и автор, любят называть такой перелом «точкой бифуркации»). У многих наблюдателей создалось впечатление, что цивилизация покатилась куда-то не туда. От больших свершений, покорений и завоеваний, в том числе технического плана, – в сторону дивана и кресла-качалки. От величайших прорывов человеческого духа – в сторону массовой дебилизации и отупения. От симфоний – к масскульту.
   Один из последних столпов интеллектуальной журналистики в нашей стране, человек, любящий красивые технические решения, московский журналист Дима Назаров выкатил мне однажды такую тираду:
   – Сверхзвуковые самолеты – упущенный шанс нашей цивилизации! Ведь что такое самолет? Если отбросить лирику, это транспортная система. До самолета таких систем было множество: каждая историческая эпоха выбирала свой транспорт и свою скорость. При этом каждая новая система не просто была быстрее предыдущей. Она уменьшала мир во временны́х размерах. До того как человек изобрел повозку, он был охотником, а мир был практически бесконечен. С лошадью и колесом человек стал земледельцем, а мир стал измеряться в годах. Изобретение каравеллы сократило мир до месяцев, а поезд и пароход уменьшили его размер еще сильнее: до недель. Самолет был следующим шагом: мир с его помощью сокращался до дней. И вот в 70-х годах прошлого века человечество решилось было сделать следующий шаг: сверхзвуковой пассажирский самолет сокращал мир еще на порядок – с дней до часов, становясь транспортной системой нового, постиндустриального будущего. Но, робко потоптавшись на пороге, мы почему-то шагнули обратно. «Конкорд» больше не взлетит никогда. Он остался в прошлом, хотя на самом деле эта «птица» – из будущего. Из будущего, которое почему-то не сбылось…
   Что ж… Существует такой феномен – феномен определенного цивилизационного отката. Про дебилизацию среднего образования и общего культурного уровня человека Запада я уже имел честь высказаться в книге «Конец феминизма». Про захлестывание темной варварской массой светлого цивилизованного пространства я упоминал в «Судьбе цивилизатора». Сейчас же пришла пора остановиться на этом феномене подробнее.
   Почему вообще происходит то, что воспринимается экспертами как откат? Если вам нужно объяснений, их есть у меня. Виной всему – демократизация и глобализация, средний класс, гуманизм, лозунг «все для простого человека», реализованный на Западе… А простой человек – это активный потребитель по само́й своей физической природе. Мир повернулся лицом к простому потребителю. Соответственно, мир стал экономически и политически управляем этим маленьким человеком. Плюс к тому с крушением СССР ушла соревновательность. И потому державы вместо рывков и сверхдостижений на пределе возможностей своих экономик стали обеспечивать не покорение пиков, а обеспечение низовых ожиданий.
   Это, в принципе, неплохо. Это гуманно – не держать людей в черном теле. Более того, по-другому быть просто не могло: экономическая база развитого мира максимально расширилась, охватив и окучив всех практически поголовно. Раб – это не охваченный экономикой немой инструмент производства. И крепостной крестьянин, по сути, тоже… А вот городской ремесленник, фермер, торговец, наемный работник – это уже самостоятельные экономические единицы, то есть активные потребители, которые тратят заработанные деньги по своему желанию. И чем больше таких желаний становилось в мировой экономике с течением времени, тем больший вес их носители приобретали в политике. Потому что деньги всегда найдут способ конвертироваться в политический вес. Даже небольшие деньги, объединяясь в партии и социальные группы, постепенно аккумулируются и приобретают значительную силу.
   Качественно ускорила этот процесс промышленная революция. Она породила тот средний класс экономически самостоятельных избирателей, который мы имеем нынче. А этим людям не нужны симфонии ввиду их сложности и не нужны сверхзвуковые самолеты ввиду дороговизны. Поэтому – масскульт и отработанные десятилетиями дозвуковые технологии аэробусов. Только теперь, поскольку средний класс пухнет как на дрожжах, с ним вместе пухнут и аэробусы, вместимость которых приближается к тысяче человек. Сверхзвуковой самолет – это, конечно, хорошо и весьма прогрессивно, но ради сэкономленных четырех–пяти сотен долларов на семью человек, раз в год летящий в Тайланд в отпуск, согласен провести в воздухе на 4 часа дольше, чем это было бы в «Конкорде». А ставка современных продавцов и промышленников сегодня не столько на эксклюзив, сколько на массовость. Пусть даже в ущерб качеству.
   Знаете, что такое «принцип ухудшающейся конкуренции»? Одна компания выпускает, скажем, фотоаппараты. Что нужно сделать другой компании, чтобы победить конкурента? Выпустить фотоаппарат пускай и немного худшего качества, но зато существенно дешевле. Это единственный способ перебить покупателя! Со временем этот пониженный уровень качества становится нормой, эталоном. Следующая компания идет тем же путем, и стандарт качества все падает и падает. Происходит массовый охват в ущерб качеству. И это касается всего. В том числе и людей…
   Почему глупеет на глазах американский и европейский обыватель? Один из механизмов оглупления и одновременно его причина – «экономика услуг», созданная на Западе. Производство переносится куда-нибудь в Корею или в Китай. И высвободившийся американский или немецкий рабочий перемещается в сферу услуг. Грубо говоря, высококвалифицированный оператор станка с числовым программным управлением становится официантом в «Макдоналдсе». То есть объективно тупеет. Качество человека падает. Зато в Корее и Китае растет! Образование и квалификация, как жидкость в сообщающихся сосудах, вместе с производством перетекают в третий мир. Таким образом, планета технологически культурно уравнивается. Хорошо это или плохо?
   Цель этой книжки – показать, как меняется наша жизнь в условиях всеобщего отупения. Как она должна измениться, чтобы человечество вновь не скатилось в трясину Нового Средневековья. И как жить умным среди тупых.


   Крест – это символ пытки.
   Я предпочитаю знак доллара – символ свободной торговли и свободного разума.
 Айн Рэнд


   В один прекрасный день Библиотека Конгресса США заинтересовалась следующим вопросом: черт возьми, у нас тут десятки тонн самых разных книг, но какая из них занимает второе место по влиянию на умы? Ну, понятно, почему второе, а не первое… Потому что ожидаемое первое место в результате социологического исследования заняла Библия – сборник староеврейского фольклора, изданный за пару тысяч лет немыслимыми совокупными тиражами и рекламно-подогреваемый идеологическим институтом церкви и всей господствующей культурой… Но вот какое произведение – главное после Библии? Какая из миллионов книг, написанных людьми, оказала самое большое влияние на американцев и американское общество?
   …Если вы не знаете ответа на этот вопрос, вы никогда не угадаете!
   Это книга писательницы Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Бьюсь об заклад, вы никогда ее не прочтете! И не потому, что она толще «Войны и мира». А потому что с точки зрения литературы… Это и не литература вовсе. Это чистой воды философия, просто беллетризованная, изложенная в виде романа, герои которого произносят многостраничные монологи даже перед тем, как заняться сексом.
   Ну кто, казалось бы, станет читать текст, в котором речь главного героя тянется на протяжении многих десятков страниц?! Этот центровой философский монолог писательница сочиняла два года. Вообще говоря, Айн Рэнд – яркая представительница того течения в философии, которое получило название «объективизм». Поэтому в речь главного героя она понавставляла тьму заумных пассажей, ничуть не заботясь о правдоподобности. Сами посудите, ее герой произносит радиообращение к нации, то есть апеллирует к весьма простым и незамысловатым людям. Между тем речь его пестрит подобными «легкоусвояемыми» на слух перлами (извините за длинно́ту, но не мог отказать себе в удовольствии):

   «Жизнь существует – и понимание этого подразумевает понимание двух аксиом, вытекающих из первой: существует то, что человек сознает; человек существует, потому что обладает сознанием. Сознание же есть способность осознавать существующее.
   Если ничего не существует, сознание не может существовать: сознание, которому нечего осознавать, есть противоречие в самом себе.
   Сознание, осознающее лишь само себя, есть также противоречие в самом себе; прежде чем оно определит себя как сознание, оно должно что-то осознавать. Если того, что, по-вашему, вы осознаете, не существует, тогда вы обладаете не сознанием, а чем-то другим. При любом уровне ваших знаний, этих двух аксиом – существования и сознания – вам не избежать, их нельзя преодолеть, они имеют первостепенное значение, они подразумеваются любым вашим действием, они основа всего вашего знания от самых первых шагов в жизни до глубин понимания, которых вы можете достичь к ее концу…
   Существовать – значит быть чем-то. Что-то есть нечто, отличное от того, что есть ничто и что не существует. Существовать – значит быть предметом, обладающим конкретной природой и конкретными свойствами. Много веков назад человек, который является, несмотря на свои заблуждения, величайшим из философов, вывел формулу, определяющую основы существования и закон всякого знания: А есть А. Вещь является сама собой. Я дополню его: бытие есть тождественность, сознание есть отождествление. Над чем бы вы ни размышляли, будь то объект, его свойство или действие, закон тождества непреложен.
   Весь процесс мышления есть процесс отождествления и обобщения… Работа мозга заключается в том, чтобы постоянно отвечать на единственный вопрос: что это? Установить, верны ли найденные ответы, можно с помощью логики, а основой логических рассуждений является аксиома: существующее существует. Логика есть искусство непротиворечивого отождествления… Ни одно понятие, сформулированное человеком, не является подлинным, пока человек не сможет без противоречий включить его в общую сумму своих знаний… Реально то, что существует; нереальное не существует; нереальное есть лишь отрицание существующего, которое является содержанием человеческого сознания, пытающегося отказаться от разума. Истина есть признание реальности; разум – единственное средство познания, которым обладает человек, единственный критерий истины».

   Повторюсь: все это говорит главный герой романа в радиообращении к нации, которая жадно слушает его на протяжении нескольких часов! Ах, если бы Путин разразился подобной многочасовой философской речью, а отечественные слесари, дворники и старухи в деревнях, напряженно внимая, записывали бы его речь торопливым мелким почерком, чтобы потом на досуге перечесть дорогие для сердца слова…
   И тем не менее этот плохой роман Айн Рэнд был не только издан в десятках миллионов экземпляров, но и сформировал мышление американской элиты, а также значительной части средних американцев. Сформировал, несмотря на свою катастрофическую занудность и свойственное более русским, нежели американским писателям философствование.
   …Кстати, Айн Рэнд русская.
   Ее настоящее имя Алиса Розенбаум. Она родилась в Санкт-Петербурге 2 февраля 1905 года в семье еврейского… надеюсь, внимательный читатель не усмотрел никакого противоречия в том, что я назвал Алису русской писательницей, несмотря на то что родилась она в семье мелкого еврейского предпринимателя. Ибо нет бо́льших русских, чем родившиеся в России евреи.
   Алиса научилась читать и писать в четыре года, а к десяти годам перечла всего Виктора Гюго и с самого раннего детства начала задумываться о том, почему мир и отношения между людьми устроены так, а не иначе. Одним из первых ее потрясений была мировая война – куча родственников Рэнд оказалась в числе погибших. Довершила потрясение революция. Отец Алисы потерял все и превратился в обычного пролетария, а сама она в возрасте двенадцати лет впервые в жизни услышала большевистско-фашистский лозунг о том, что «человек должен жить для своей страны». Типа «и как один умрем в борьбе за ЭТО». И, надо сказать, данный тезис Алисе сразу не понравился. Ей вовсе не хотелось, чтобы ее папа и она сама умерли в борьбе за какое-то загадочное ЭТО, которое никто даже в глаза не видел…
   Вся последующая жизнь Алисы Розенбаум, вся разработанная ею философия были посвящены разоблачению вышеупомянутого человеконенавистнического лозунга. А поскольку лозунг сей имел место быть не только в коммуно-фашистской, но и в христианской доктрине тоже, только в чуть измененном виде – «блажен, кто отдал жизнь за други своя», – ее философия объективизма наносила удар заодно и по православно-католической версии христианства. Сама Алиса была атеисткой, а где-то в середине жизни, оценивая свой вклад в философию, не без оснований произнесла: «Я бросаю вызов культурной традиции последних двух с половиной тысячелетий».
   В шестнадцать лет Алиса поступила в Ленинградский университет, в 1924 году закончила его и два года работала простым ленинградским экскурсоводом. А потом решила уехать в Америку.
   Навсегда. Шел 1926 год, и сделать это было еще можно – советская мышеловка тогда не захлопнулась окончательно. Так Алиса вступила на землю «самой свободной страны в мире». И так закончила свое земное существование собственно Алиса Розенбаум. Теперь весь мир знает эту женщину по ее псевдониму – Айн Рэнд.
   Новое имя она выбрала себе сама, а фамилию «списала» с пишущей машинки – «Рэмингтон Рэнд». Поначалу наивная девушка решила стать в Америке либо актрисой, либо сценаристом художественных фильмов, для чего и отправилась в Голливуд. Ни тем, ни другим она, конечно, так и не стала, зато познакомилась в американской кинематографической Мекке с симпатичным и молодым актером Фрэнком О’Коннором. За которого вышла замуж. Надо признать, что заключение этого брака было слегка вынужденным – не потому что молодая «залетела», а потому что у нее заканчивался срок действия визы и нужно было как-то легализовываться в Штатах. Однако, несмотря на такой напряг, брак этот получился весьма прочным и счастливо продлился более полувека. Но если раньше бывшую Алису все знали как жену Фрэнка О’Коннора, то во второй половине ХХ века уже подзабытый всеми Фрэнк стал числиться «мужем Айн Рэнд». Той самой Рэнд, чья биография вошла в книжку американского писателя Джина Ландрама «Тринадцать женщин, которые изменили мир».
   Удивительная баба!..
   Однако до потрясения мира нужно было еще дорасти. Первые печатные работы Айн были не слишком удачны. Потом дело пошло получше. Переломным стал роман «Источник», опубликованный в 1943 году. С этим романом Айн обошла дюжину издательств, и все они отказались его печатать, как «чересчур интеллектуальный и философский». Тринадцатое издательство без особой надежды на успех роман опубликовало. И неожиданно книга «пошла» – в следующем году она 26 раз попала в список национальных бестселлеров и за следующее десятилетие разошлась в четырех миллионах экземпляров.
   А сама Рэнд, не обращая внимания на шумный успех, тем временем писала главную книгу своей жизни – «Атлант расправил плечи». «Атлант…» вышел в 1957 году и, разгоняясь постепенно, как тяжелый каток, начал набирать мощь, накатываясь на Америку миллионными тиражами. Несмотря на литературную слабость, излишние умствования и избыточную философию. Несмотря на то, что в описании Алисой Розенбаум сексуальных сцен была изрядная доля нервической мазохичности, вообще присущей еврейским девушкам… Было что-то в романах этой Рэнд, что заставляло Америку их читать. Что же именно?..
   Все романы и философские работы Айн посвящены одной теме: разумному эгоизму. Во всех сквозит одна и та же мысль: «Пока вы не поймете, что деньги – корень добра, вы будете разрушать себя. Когда деньги перестают быть инструментом отношений между людьми, таким инструментом становятся сами люди – в руках других людей… Уходите без оглядки от любого, кто скажет вам, что деньги – зло. Эти слова – колокольчик прокаженного, лязг оружия бандита. С тех пор как люди живут на земле, средством общения для них были деньги, и заменить их в качестве такого средства может только дуло автомата».
   Да, деньги – великий гуманизатор…
   Или, другими словами той же Рэнд: «Либо новая мораль, основанная на рациональной личной выгоде, и как следствие – свобода, справедливость, прогресс и счастье человека на земле. Либо – старая мораль альтруизма и как следствие – рабство, насилие, непрекращающийся террор и печи для жертвоприношений».
   И, надо сказать, Айн блистательно удалось подтвердить эту мысль. Блистательно не с моей личной точки зрения, а объективно – с точки зрения рынка: ее романы, пронизанные философией разумного эгоизма, разошлись по Америке общим тиражом, превышающим тридцать миллионов экземпляров. Удивительная страна Америка сотворила с приехавшей эмигранткой чудо, позволив ей полностью раскрыться и отплатив за ее талант материальным благополучием и известностью – все в полном соответствии с философией Рэнд.
   Я бы даже сказал, что философия Рэнд стала современной версией протестантской парадигмы. Америка просто заменила сказочно-религиозную идеологему научной. (Подробнее о протестантизме и его влиянии на развитие капитализма см. в «Апгрейде…» и «Цивилизаторе».)
   Так о чем же повествует эта великая книга, которую Андрей Илларионов, будучи советником президента Путина, предлагал ввести для обязательного изучения в курс школьной программы по литературе, несмотря на всю ее нелитературность?
   «Атлант расправил плечи» – типичный научно-фантастический и одновременно производственный роман, типа тех, что писали в молодой Советской стране молодые советские фантасты, обуянные радостью социалистического созидания. «Мол Северный» Казанцева не читали?.. Та же стилистика, те же крепкие волевые герои с квадратными подбородками и стальными глазами.
   Схожести стилистик удивляться не приходится, если вспомнить, откуда приехала в Америку Айн Рэнд. Разница только в том, что у совписов по понятным причинам получались праздничные романы-утопии, а у сбежавшей на свободу Алисы вышла антиутопия. Хотя описывали они одно и то же явление – социализм.
   …Социализм. То есть уравниловку. То есть социальную энтропию, выросшую из горячей и человеколюбивой идеи справедливости.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное