Николай Степанов.

Танцор

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Лорд Дранбас был в бешенстве. Давно он не терпел столь сокрушительного поражения. И от кого? От девчонки! Стракус, Стракус! Где же он прокололся? Оперативности майору хватало на троих, осторожности и хладнокровности – тоже. Нет, отправлять на ответственное задание женщину – заранее его провалить. Неужели его сотрудник поддался на соблазнительную внешность напарницы? Хотя… в ауртоне? Вряд ли. К тому же не мальчик – далеко за тридцать и никогда не пускал слюни на смазливых бабенок. Как же он умудрился потерять биоконг? До сегодняшнего дня это считалось практически невозможным.
   Создатели биологического усилителя утверждали, что выведенное ими существо настроено на мозговые ритмы конкретного человека. Ритмы, что отпечатки пальцев – строго индивидуальны, а уничтожить биоконг, на время отделившийся от сознания человека, невозможно. Как говорили умники из отдела по сверхновым биотехнологиям: «нельзя убить то, чего нет». Неужели на далекой Земле есть более серьезное оружие, чем на Брундагаке? Скудные сведения космической разведки свидетельствовали, что земляне отстают в своем развитии как минимум на две ступени. А значит, биоконг не должен погибнуть. Если он жив, а без владельца существовать не может… Но те же ученые утверждают: настроить усилитель можно лишь один раз и после этого с ним уже ничего не сделаешь.
   Голова трещала от множества неразрешимых вопросов. На какие-то из них, возможно, ответ знает Стракус, но попробуй его теперь выцарапать из лап службы дальней разведки. А когда его выпотрошат, наверняка устроят несчастный случай. Может, хоть протоколы удастся почитать.
   Единственной хорошей новостью за день стало возобновление сигнала от жучка, установленного на попугае. Теперь у лорда оставался только один шанс удержаться на плаву: Крадус должен привести его людей к своему нынешнему убежищу, и тогда посмотрим, кто будет смеяться последним.
   – Полковник, к вам пытается пробиться майор Тронгус, – доложил водитель.
   После всех перипетий совещания лорд забыл включить свой дитезер. Он быстро активировал небольшую коробочку, и в пассажирском отсеке полковничьего антиграва появилось уменьшенное объемное изображение Тронгуса.
   – Полковник, у нас проблемы с мелкими насекомыми.
   – Уж по такому пустяку мог бы и не беспокоить, – в сердцах ответил Дранбас и выключил дитезер.
   Лорд имел один из самых закрытых для постороннего доступа каналов связи, но прекрасно понимал, что абсолютной защиты не существует, поэтому все важные сообщения передавались закодированными. Полученное от Тронгуса никак не относилось к разряду пустячных. Только что полковник лишился последнего козыря: ему доложили об исчезновении сигнала жучка, установленного Стракусом на перышках попугая.
   – Двигай к радистам, – почти прорычал Дранбас, напоминавший сейчас черную грозовую тучу, готовую в любой момент разразиться сотней молний.
   Совсем другое настроение было у его коллеги по «Тихому совету».
Лорд Паркас давно мечтал посадить своего человека на место Дранбаса. И сегодняшний консилиум давал дополнительные весомые аргументы для смещения нынешнего начальника внутренней разведки. Провал операции на Земле не останется без внимания руководства, а благодаря Нересе вся вина автоматически перекладывается на нутрянку (так в обиходе называли службу внутренней разведки).
   – Пирлис, найдите капитана Нересу, пусть зайдет ко мне через пятнадцать минут, – отдал распоряжение лорд по внутреннему селектору.
   – Слушаюсь, полковник, – донесся голос адъютанта.
   В отличие от начальников других отделов, лорд Паркас тщательно подбирал сотрудников, работающих непосредственно на него. Его водитель, адъютант, личная охрана набирались из людей, не имеющих дворянских титулов, но обязательно принадлежащих к интеллигентному сословию. Работать с такими было одно удовольствие. Сначала чужими руками семье избранного кандидата создавались условия для полнейшего краха за какой-нибудь подстроенный проступок, а затем опустившихся на социальное дно людей при личном участии лорда вытаскивали обратно. Так, с минимальными затратами он получал подчиненных, смотревших на него, как на бога. Преданность, купленную деньгами, всегда можно перекупить, а вот основанную на спасении репутации, которой местная интеллигенция свято дорожила, – совсем другое дело.
   Однако и среди людей, подобранных таким хитрым способом, попадались нестойкие к деньгам, женщинам или другим соблазнам жизни. Человек всегда остается человеком. «Неблагодарные» обычно выявлялись через год-два в результате одной из многочисленных проверок, которые лорд устраивал для своего личного персонала. Купившиеся на посулы специально подосланных агентов тихо исчезали. Процесс чистки кадров проходил без особых проблем, поскольку провинившиеся дворянами не являлись. Причем в глазах семьи погибшего «при выполнении особо ответственного задания» лорд продолжал оставаться благодетелем. Была у полковника такая слабость – желание слыть среди окружающих добрым человеком. Может, поэтому он предпочитал общаться с подчиненными на «вы» и редко повышал голос. Зачем, когда есть более суровые и более действенные методы наказания?
   – Разрешите войти? – раздался голос Нересы.
   – Входите, герцогиня, присаживайтесь, – полковник вышел из-за стола и выдвинул стул для дамы. – Я очень доволен вашим сегодняшним выступлением, капитан: посадить в лужу Дранбаса – дело непростое. Но вызвал я вас по другому вопросу. Расскажите со всеми подробностями, каким образом Стракус потерял своего биологического защитника. Мы должны отдавать себе отчет в том, что случилось невозможное, причем на отсталой, по нашим меркам, планете. И если в скором времени не будут представлены исчерпывающие объяснения, можем легко оказаться на месте лорда Дранбаса, поскольку проблему наверняка повесят на нас.
   – Наблюдая за объектом ноль-сс на Земле, нам удалось выйти на аборигена, который являлся его агентом, – издалека начала женщина.
   – На основании чего был сделан такой вывод?
   – Они общались между собой.
   – Это еще ни о чем не говорит. Крадус, возможно, не первый раз посещает Землю и либо выучил язык туземцев, либо создал электронный переводчик.
   – Тогда почему они разговаривали на разных языках и при этом прекрасно понимали друг друга?
   – Обстоятельство действительно странное. Думаете, они пользовались кодом?
   – Пока ничего определенного сказать не могу. Наши лингвисты сейчас работают над записями их разговоров. И если речь аборигена хоть как-то поддается анализу, высказывания Крадуса – сплошной словесный бред. Наша техника отказывается работать.
   – Пусть разбираются. Что вы сделали с аборигеном?
   – Из-за ограниченности ауртонов нам пришлось ускорить события. Я предложила убрать агента Крадуса, полагая, что ученый в этом случае быстрее выведет нас к своему убежищу. Были и другие варианты, но нас слишком сильно поджимало время.
   Полковник легким кивком головы согласился с решением своей подчиненной.
   – Пожар в жилище землянина лучше всего подходил для устранения объекта (нам же запретили открытое вмешательство). Перед тем как покинуть объятый пламенем дом, Стракус оставил свой биоконг, чтобы землянин не проснулся.
   – Насколько я понял, абориген спал. А что делал в это время Крадус?
   – Этот любитель алкогольных напитков не смог отказать себе в удовольствии даже в образе птицы. Вместе с землянином они напились какой-то хмельной жидкости и спали в разных комнатах. Физическое уничтожение Крадусу не угрожало. Для подстраховки я оставила две дольки своего биоконга с приказом не выпускать землянина и, в случае чего, спасти попугая.
   – Полезная штука – составной биоконг, – лорд одобрительно посмотрел на прическу герцогини.
   Наличие биологического защитника определялось по едва заметным бликам волос владельца. Раньше те немногие, у кого имелся этот полезный паразит, красили волосы в светлые тона, чтобы скрыть от посторонних свою уникальность. Теперь же это новшество было принято на вооружение визажистами. Все чаще женщины осветляли волосы в стиле а-ля биоконг, и надобность в маскировке отпала.
   Собеседница полковника являлась жгучей брюнеткой, поэтому проблеск ее биологического защитника смотрелся весьма эффектно, подчеркивая ее и без того вызывающую красоту.
   Составной биоконг представлял одну из последних разработок биотехнического центра «Тихого совета» и стоил баснословных денег. С таким биологическим усилителем владелец всегда оставался под прикрытием и мог при необходимости давать самостоятельные задания отдельным долям своего защитника.
   – Вскоре отделяемая часть моего биоконга вернулась на место. А Стракусу в этом плане крупно не повезло, – Нереса не сдержала самодовольной улыбки, на миг прорвавшейся через деланно участливое выражение лица.
   – Надеюсь, потеря как-то себя оправдала? – спросил полковник. Он внимательно следил за собеседницей. «Стракус ей чем-то не угодил», – отметил про себя Паркас.
   – Да, землянин был уничтожен, – почти скороговоркой выпалила герцогиня, – а Крадус последовал в лесной массив, где сумел скрыться от сенсоров барона.
   «И какой дурак придумал брать на офицерские должности в „Тихий совет“ только дворянских отпрысков? – думал лорд. – Наверняка эта леди что-то скрывает, но попробуй хоть пальцем ее тронь. Хорошо еще Стракус потерял дворянский титул, теперь с ним можно не церемониться».
   – Вы сами видели труп землянина?
   – Нет. Ликвидацией занимался майор. – Нереса слишком увлеклась собственной игрой и, хотя уже чувствовала перебор, продолжала гнуть линию против Стракуса. – Он сказал, что дело сделано.
   Герцогине не понравился пристальный взгляд начальника и его вопросы. Она начала нервничать, и сквозь маску сообразительной, глубоко уважающей своего босса подчиненной показались «зубки пираньи». «Чего он вынюхивает? На совещании все сложилось в пользу отдела. Следствие тоже в руках дальней разведки…»
   То, что капитану лучше палец в рот не класть, полковник знал и раньше, но сегодня он впервые увидел в ней настоящего хищника, выбравшего в качестве потенциальной добычи его самого: «Далеко пойдет девочка…. Если вовремя не остановить».
   – Значит, ноль-сс почувствовал слежку на Земле и решил вернуться, – произнес он задумчиво. – По данным нашего человека из внутренней разведки сигнал Крадуса снова объявился на Брундагаке.
   – Вполне допускаю, что барон оказался не слишком расторопным…
   – Капитан, – мягко прервал Паркас подчиненную, взглянув на часы, – извините старика, я только собирался поблагодарить за выполненную работу, о проблемах будем говорить завтра. Вы даже не успели отдохнуть, а я со своими вопросами. Даю вам восемь часов на отдых и три – на подробный отчет о пребывании на Земле. Завтра до обеда все бумаги должны быть у меня на столе, а сейчас можете быть свободны.
   Полковник встал, подчеркивая, что аудиенция закончена, и герцогиня покинула кабинет.
   «Хищница из семейства кошачьих: походка мягкая, коготки спрятаны. С виду – просто ангел, – подумал хозяин кабинета, провожая взглядом соблазнительную фигурку сотрудницы. – Но попробуй чуть зазеваться – и не заметишь, как ее когти окажутся на твоем горле». Паркас благосклонно относился к кошкам за их элегантность, самостоятельность и умение постоять за себя. И сейчас он не без восхищения сравнивал Нересу с этим животным. Одна особенность мурлыкающих существ не устраивала его в герцогине: кошку трудно выдрессировать, она гуляет сама по себе.
   Лорд нажал кнопку вызова адъютанта.
   В кабинет вошел худощавый мужчина лет тридцати. Его внешность была настолько непримечательной, что, увидев такого где-нибудь в толпе, любой человек, не обладающий фотографической памятью, вряд ли смог бы его описать. Именно таких подчиненных старался подбирать себе полковник. Исчезни завтра по какой-нибудь причине нынешний адъютант, его место займет такой же. И никто не заметит подмены.
   В поле зрения лорда Пирлис попал восемь лет назад во время юношеских соревнований по бойсингу. На Брундагаке бойсинг почти то же самое, что на Земле бокс. Шестнадцатилетний паренек упорно сражался с более взрослыми ребятами. Три боя он выиграл, а в четвертом был сильно побит, но как раз проигранный бой и стал решающим в судьбе парня. Упорство, с каким мальчишка дрался с маститым соперником, и привлекло внимание полковника Паркаса. Ведь по всем параметрам юноша не должен был продержаться и раунда. А унесли его лишь после третьего.
   Далее следовала стандартная процедура. В учреждении, где работал отец Пирлиса, во время внеочередной проверки нашли некоторые документы, отправившие далеко не последнего чиновника от науки прямиком в тюрьму. Семье, оставшейся без кормильца, грозил полный крах. Если бы… не вмешался «добрый дядя» Паркас, сумевший разобраться в недоразумении, а заодно и пристроить сына невинно пострадавшего на хлебное местечко. Раз уж взялся делать «добрые дела», то нечего останавливаться.
   – Пирлис, где находится майор Стракус?
   – Медицинский сектор, блок О-5, под опекой доктора Кармиеса.
   – Свяжитесь с сержантом Бургюсом. Пусть он тихо перевезет майора и обеспечит ему необходимое лечение в безопасном месте. Код ЛП-7.
   – Слушаюсь, полковник, – сдержанно сказал адъютант и вышел, тихо затворив за собой двери.
   После разговора с герцогиней полковник сделал один серьезный вывод. Бывшему барону, если не предпринять экстренных мер, жить осталось недолго. У людей, допустивших такое количество ошибок, часто не выдерживает сердце или разрываются сосуды в мозгу. Как правило, это происходит раньше, чем они получают возможность оправдаться.
   Если на самом деле события на Земле происходили не так, как описала Нереса (а чутье старого разведчика подводило Паркаса именно к такой версии), то майор отныне представлял реальную угрозу осуществлению глобальных планов карьеристки. Она доставила Стракуса живым, что автоматически отметало сомнения в достоверности информации, изложенной на консилиуме. Ведь все сказанное можно будет легко проверить, как только внезапно заболевший напарник придет в себя. Медики обещали это через двое суток. И попробуй докажи, что временная неразговорчивость Стракуса – дело рук самой Нересы. А теперь за здоровье бывшего дворянина несли ответственность совсем другие люди, которые вряд ли способны остановить одного из самых перспективных офицеров космической разведки, имеющего огромные связи.
   Код ЛП-7 означал максимальную скрытность операции с привлечением людей, не имеющих ни малейшего понятия ни о «Тихом совете», ни о лорде Паркасе, а Бургюс являлся человеком Паркаса, выполнявшим наиболее деликатные поручения.

   Майор Стракус, опутанный светло-зелеными лианами, спал в небольшой комнате и не подозревал, какие события разворачиваются вокруг его персоны. Около входа сидели два охранника в расслабленных позах. Судя по тому, что мимо них беспрепятственно прошел человек с белой повязкой на лице, стражи явно не бодрствовали. Вошедший приблизился к больному и, вытащив небольшой шприц, сделал инъекцию. Затем он проделал манипуляции с пультом возле кровати пациента. Лианы нехотя отпустили свою жертву, Стракус открыл глаза.
   – Майор, – обратился к нему незнакомец, – одна леди на консилиуме «Тихого совета» сделала из вас «козла отпущения». Зная о том, какой обработке могут подвергнуть ее напарника, недавно потерявшего дворянский титул, вряд ли она это допустит. И вовсе не из человеколюбия, как вы понимаете. Выводы делайте сами. У вас есть пять часов, пока будет действовать стимулятор. Еще одна доза в этом шприце. Вводится внутримышечно. Большего организм не выдержит, а после окончания действия лекарства сутки будете чувствовать себя трупом.
   Оставив шприц на кровати, незнакомец удалился. Похоже, он четко рассчитал время – именно сейчас Стракус почувствовал, что может шевелиться. Майор сел на кровати, пытаясь привести мысли в порядок.
   Значит, консилиум состоялся. Без него. И Нереса имела полную свободу слова, ограниченную разве что рамками ее собственной фантазии. А нафантазировать герцогиня могла гораздо больше того, что было оговорено на Земле.
   В голове пришедшего в себя пациента барабанным боем отдавался стук собственного сердца, но мысли крутились четко, без холостых оборотов. Лорд Дранбас умел воспитывать подчиненных, а Стракус ходил далеко не в худших учениках.
   Осторожно высунувшись из-за двери, он выглянул в пустынный коридор медицинского отсека и увидел двух спящих охранников. Тот, кто пожелал этим парням спокойной ночи, и не пытался скрыть собственные намерения. Приглядевшись, на нижней половине лица отдыхающих нетрудно было заметить небольшой налет пыльцы покойцвета.
   Решив, что многочисленная охрана для помещения с одним выходом – слишком большая роскошь, майор уменьшил ее вдвое. Он втащил стражника приблизительно своей комплекции в палату и, позаимствовав его одежду, уложил тело на единственную кровать. Затем нажал на треугольную панель. Майор хорошо помнил эту кнопку. После ожогов, полученных при взрыве лаборатории Крадуса, он проходил восстановительную терапию чуть ли не в этой самой палате. Зеленые шнуры лиан потянулись к содержимому кушетки, формируя вокруг объемный кокон.
   Несмотря на легкое подташнивание и боль в висках, майор энергично направился к выходу из медицинского корпуса. Однако уйти удалось не так далеко, как хотелось.
   Сначала внимание привлек женский голос и звук шагов. Стракус бесшумно проскочил в боковой коридор и притаился за медицинской тележкой.
   – Майор чувствует себя хорошо, и, если процесс выздоровления пойдет с той же скоростью, завтра вечером мы поставим его на ноги, – донесся голос медсестры.
   Четверо парней в форме офицеров медицинской службы молча шли за сержантом, которая, скорее всего, дежурила этой ночью в корпусе. По тому, как двигались эти ребята, майор сразу понял: к медицине они имеют весьма отдаленное отношение. Разве что служат поставщиками работы для патологоанатомов. Абсолютно бесшумная походка, цепкое наблюдение, четко разделенное по секторам, и свободный доступ к оружию. Ни одна кобура не была застегнута. По отсутствию бликов на прическе натренированный глаз бывшего барона определил отсутствие биоконгов. Впрочем, им он, скорее всего, не нужен.
   «Надо сматываться, и поскорее, – подумал пациент. – Парадный выход отпадает, будем пробираться к служебному».
   Стракус уже собрался покинуть свое убежище, как до слуха донесся щелчок армейского райтса. Звук раздался со стороны центрального входа. Вскоре оттуда же донеслись торопливые шаги и показались люди в костюмах песочного цвета. Этих было семеро и, в отличие от предыдущих, все были в масках.
   «Стесняются, наверное, – решил Стракус. Он успел передислоцироваться в глубь бокового коридора и занять позицию за одним из небольших шкафов. – Кто же догадался поставить мне охрану без оружия? Если они сейчас повернут, кому-то придется несладко».
   Двое действительно направились проверить коридор. Они и пострадали первыми. Хлопки, после которых в головах проверяющих стало как минимум на одно отверстие больше, принадлежали либо реветсам, либо макринам – оружию диверсантов и наемных убийц. «Вот какие пушки нынче в ходу у „медицинского персонала“. С такими точно не застегнешь стандартную офицерскую кобуру», – подумал скрывающийся пациент.
   Приглушенные выстрелы заполнили основной коридор, хотя самих участников перестрелки майору теперь видно не было. «Будем надеяться, им меня тоже не видно», – размышлял Стракус. Уходя, в паре шагов от себя он заметил оружие одной из первых жертв перестрелки. Кто знает, какие сюрпризы ожидают впереди. Подобрав райтс, майор пополз подальше от разгорающегося сражения. Ему было куда спешить, ведь стимулятор обещал лишь пять часов бодрствования плюс одна подзарядка. Не так много для человека, пытающегося найти укромное место в городке, где каждый второй прямо или косвенно работает на «Тихий совет» – организацию, с сегодняшнего дня опасную для выздоравливающего.


   – Я уже думал – твое море никогда не кончится, – облегченно вздохнул Магин, почувствовав твердую почву под ногами.
   Оба солнца скрылись за линией горизонта, и лишь звездное небо скупо освещало ночь на Брундагаке.
   – В принципе, я ничего не имею против. Просто до сегодняшнего дня моим самым крупным достижением в плавании являлось преодоление двухсот метров с одного берега озера на другой. Происходило это, правда, лет десять назад и чуть не закончилось трагически. К счастью, откачали меня быстро, но с тех пор дальше десяти метров от берега я не отплывал. А тут такой прогресс! Как это можно объяснить с научной точки зрения? Ты же у нас ученый.
   Попугай сидел на мокрых волосах пловца на сверхдальние дистанции и не подавал голоса.
   – Эй, там, наверху! Может, ты язык проглотил?
   – Не мешай. Я думаю. Это тебе не руками махать, тут нужна полная сосредоточенность.
   Магин прошелся по песчаному берегу, но ступать на траву не спешил. Кто их, местных, знает, за что тут бьют по морде. Не ровен час – выбежит какой-нибудь кактус и нашпигует иголками по первое число.
   – Пожалуй, все дело в том, что ты слопал биоконг.
   – Вот тебе и раз! Ладно, у наших врачей отговорка: «Наверное, съели что-нибудь несвежее». Но услышать такое от ученого? И не забывай – у меня во рту уже сутки маковой росинки не было, не то что… – возмущенный Игорь вдруг сообразил, кого имел в виду попугай. – Погоди, а когда это мы встречались с биоконгом за одним столом?
   – На Земле, во время пожара. Пока ты спал.
   – Я так сильно зевал во сне, что не заметил, как проглотил зверушку? – удивился Магин.
   – Нет. Все произошло не так. Зверушку, как ты ее называешь, хозяин оставил специально, чтобы ты не проснулся во время пожара. Я был сильно заинтересован в обратном, но ничего не мог против него сделать. У нас разные весовые категории, и преимущество, как ты понимаешь, на его стороне. Поэтому я попытался отвлечь биоконга от твоей персоны, а единственный способ – это свежая человеческая кровь. Помнишь, я рассказывал про плазматерию? Она создана из человеческой крови. Биологический усилитель просто не мог не заинтересоваться основой, на базе которой он создан. Так вот, я процарапал глубокую рану на твоей руке, туда и затянуло беднягу. Мне это показалось невероятным еще в тот момент, но размышлять было некогда, ты мог сгореть.
   – Слушай, Крадус, а зачем я тебе вообще понадобился? Неужели только для того, чтобы нажать эти чертовы три клавиши?
   – Ты меня удивляешь! – нараспев произнес попугай. – Пораскинь мозгами. Во-первых, ты – единственный, кто понимал мой перекрученный ретранслятор. Где бы я еще второго такого нашел? Во-вторых, ты сам меня обнаружил и освободил от дурно пахнущего субъекта. А в-третьих, чем-то ты мне понравился. Может, своим длинным носом?
   – Ну, если сравнивать с твоим кривым, то любой нос покажется большим, – поспешил на защиту своей выдающейся части лица Игорь.
   – По правде говоря, сначала дело действительно было в трех кнопках, которые мне самому никак не нажать. Но затем все настолько перемешалось, что четкого ответа сейчас я не дам. Одно могу сказать точно: гильотина в мои планы не входила. Может, при трансмутации мой разум претерпел некоторые изменения и я не все помню? Как-никак первый опыт, да еще выполненный в авральном режиме.
   Желудок человека издал жалобное урчание.
   – Надеюсь, трансмутированный мозг вспомнит, чем тут можно подкрепиться? Не знаю, насколько калорийным был биоконг, но сейчас у меня живот прилип к позвоночнику.
   – Если я не ошибаюсь, мы находимся на полуострове Мрыд. Не самое удачное место для путешественников без денег, но выбирать не приходится. Хотя, с другой стороны, бывают места и хуже. Вот если бы нас занесло в пустыню…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное