Николай Степанов.

Проводник

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Ширад передал пареньку резной деревянный медальон на кожаном шнурке. Молодой человек надел кулон и отправился в свою комнату.
   «Куда он собрался? И зачем я понадобился?» Опасаясь встретиться с назойливым стариком, Руам не испытывал радости от неожиданной прогулки по Разахарду, однако выбирать не приходилось.

   – Слушай меня внимательно. Экзамен будет заключаться в следующем. – Учитель подробно объяснил Тарину, как будет проходить магическое испытание за пределами дворцового комплекса. – Ты с точностью повторишь мои пассы, но так, чтобы этого не заметил ни один из волшебников большого собрания.
   – Мы идем на собрание чародеев? – удивился принц.
   – Да, я хочу бросить вызов чародею высокой волны и с твоей помощью выстоять против него более пяти минут.
   – Но это же обман…
   – Скорее небольшая хитрость. Только с ее помощью я смогу получить серый плащ и доступ в закрытые архивы королевской библиотеки. Пойми, без этого я не смогу успешно заняться твоим барьером.
   – Можно попросить короля…
   – Тарин, мы должны добиться успеха самостоятельно. Ты же не хочешь раньше времени раскрывать свои секреты?
   – Прости, учитель, я не подумал.
   – А я подумал. К тому же ты получишь прекрасный опыт в трудных условиях.
   – А вдруг кто-нибудь разгадает нашу тайну? – заволновался принц.
   – Не беспокойся, ваше высочество. Надо верить в себя. И помни: твои пассы не должны превышать большую волну. Иначе у нас могут возникнуть проблемы.
   – Я не подведу, учитель.
   – Нисколько не сомневаюсь.
   Парочка увлеклась беседой и не сразу заметила, что за ними на расстоянии пяти шагов неотступно следует молодая женщина. Пару раз Ширад обернулся. Заметив дважды одно и то же лицо, он решил остановиться. Горожанка ничуть не смутилась. Она одарила мужчин зазывной улыбкой и, приблизившись вплотную, заговорила:
   – Господа не желают приятно провести вечер? – Красотка стянула шелковую косынку, демонстрируя шикарные рыжие волосы.
   – Господа немного заняты, дорогуша, – ответил чародей. – Так что поищи кого-нибудь другого.
   – А не пожалеете? – Дамочка как бы невзначай расстегнула пуговицу на груди.
   – Нет, но если будешь назойливой, пожалеть придется тебе. – Волшебник пошевелил пальцами, и блузка уличной красавицы сама застегнулась до ворота, сдавив женщине горло.
   – Ухожу-ухожу. Подумаешь, недотроги! – Она развернулась и спешно отправилась прочь.
   – Зачем вы так? – спросил наследник. Полногрудая женщина ему приглянулась.
   – Меры предосторожности, – объяснил учитель, провожая дамочку настороженным взглядом.
   Дождавшись, когда подозрительная особа скроется за поворотом, они догнали шагавшего впереди телохранителя.
   Высматривая человека, похожего на седого чародея, Руам так увлекся, что не замечал происходившего сзади.
Ему ведь четко обозначили задачу: держаться на приличном расстоянии и не оглядываться, пока не позовут.
   – Во время поединка ты должен не упускать из виду ни меня, ни Руама. – Последние наставления Ширад давал уже на городской площади чародеев.
   Квалификационный поединок колдунов заключался в магическом противостоянии претендента на повышение ранга с соперником, превосходящим соискателя на уровень. Находясь на первой ступени большой волны, Ширад должен был сразиться с обладателем серого плаща, считавшегося волшебником высокой волны, и продержаться на ринге не менее пяти минут.
   Собрание чародеев Разахарда проводилось пять раз в году. На них волшебникам Адебгии сообщали о появлении подлежащих уничтожению монстров и об их приблизительном местонахождении на территории державы, объявляли расценки за поимку опасных лиходеев, новые вакансии королевства для магов и тому подобное. Заканчивались собрания демонстрацией необычных заклинаний и поединками.
   Бой наставника значился третьим по списку, поэтому у Тарина была возможность понаблюдать за участниками схваток. Оказалось, что не все решалось мощью чародея. Первый претендент явно обладал огромным запасом энергии, но расходовал ее удивительно бездарно. Быстро разобравшись, экзаменатор сумел направить чары соперника против него самого, что в результате выбросило неудачника за пределы ринга. Второй соискатель, наоборот, довольно виртуозно сдерживал натиск противника умелыми пассами небольшой мощности. Однако умение, не подкрепленное достаточной энергией, не смогло сдержать более сильного оппонента. Через три минуты и этот претендент покинул поле боя несолоно хлебавши.
   Настал черед Ширада.
   Магия вытеснения, которой пользовались во время поединков, не отличалась большим разнообразием атакующих пассов, и победа более маститых волшебников зачастую происходила за счет скорости смены заклинаний и мощности их воздействия. Чтобы выстоять положенный срок, более слабый противник должен был успеть распознать тип воздействия и выстроить свою защиту. Существовал и другой стиль поведения на ринге – агрессивный, когда претендент нападал первым, пытаясь создать активные помехи пассам могучего противника. Однако и в первом, и во втором случае только мастерства или только силы было недостаточно. Лишь оптимальное сочетание того и другого позволяло выстоять и перейти на следующую ступень мастерства.
   И если опыта у Ширада имелось предостаточно, то энергии явно не хватало. Правда, сегодня маг рассчитывал не только на собственные силы: ведь у него на шее висел точно такой же амулет, как у Руама. Деревянный медальон был пропитан снадобьем на основе тех компонентов, за которыми наставник принца ходил на рынок вместе с черноволосым телохранителем.
   Учитель выбрал агрессивную тактику и начал со «стелящегося ветра», мощным потоком бросив его под ноги толстому чародею, стоявшему на другом конце ринга. Тот без усилий рассек выпад, заставив воздушную волну обогнуть препятствие, и тут же ударил «невидимой стеной». Если бы Ширад поставил барьер на пути этого выпада, его сил больше ни на чтобы не хватило, и последующее успешное сопротивление претендента могло вызвать подозрение наблюдателей. Волшебник большой волны не стал рисковать. Он аккумулировал небольшой пучок силы и «прорезал» в «невидимой стене» дверь под свою фигуру, благодаря чему и выстоял. Снисходительное выражение слетело с лица толстяка, и тот принялся за более сложные заклинания.
   Тарин едва поспевал за учителем. Все взгляды присутствующих были устремлены к рингу, и на наследного принца, прибывшего на площадь инкогнито, никто не обращал внимания, иначе несложно было бы заметить, как опущенные на уровне пояса кисти рук молодого человека повторяли движения участника состязаний. При этом наследник не упускал из виду и своего телохранителя.
   А тому тоже пришлось попотеть в самом прямом смысле. Деревянный амулет на шее Руама нагревался все сильнее и сильнее. Парень с трудом сдерживался, чтобы не сорвать с груди медальон и не выбросить его.
   «Остолбенеть! И ЭТО я должен носить?! Они бы еще раскаленных углей за пазуху насыпали!»
   Брюнет не понимал азартного интереса, с которым толпа уставилась на ринг. Подумаешь, два мужика стоят напротив друг друга, шевелят пальцами, и ничего не происходит. Чтобы хоть как-то отвлечься от неприятного жжения, парень принялся рассматривать зрителей. Большинство составляли зрелые мужчины, которым перевалило за сорок. Было тут и немало стариков. А вот его сверстников и женщин можно было пересчитать по пальцам, чем он и занялся, когда вдруг почувствовал неладное. Ему показалось, что кто-то пристально изучает его спину. Руам резко оглянулся. Лишь на миг он заметил злобный взгляд, но сразу все понял.
   «Тот же старик! Опять он меня домогается? Нет, больше я с ним разговаривать не буду. Пусть только подойдет: меч у меня под рукой!»
   Брюнет хотел обратиться к Тарину, чтобы спросить, когда они отправятся обратно, но передумал, заметив на лбу принца выступивший пот. Наследник держался напряженно и отрешенно шевелил руками на уровне пояса, явно не желая, чтобы это кто-то заметил.
   «Э, ребятки, да у вас тут нечисто… Очевидно, Ширад втянул своего ученика в аферу, а за компанию – и меня. Спрашивается, за какую провинность? Неужели из-за цвета волос?»
   В Адебгии ярко выраженные брюнеты действительно попадались чрезвычайно редко. В общем-то, и на родине Руама их было немного, хотя среди жителей Шунгуса цвет волос близкий к черному являлся самым распространенным. Однако у телохранителя, как и у отца, шевелюра отличалась особым синеватым отливом.
   Поединок на ринге подходил к своей кульминации, и королевский отпрыск активнее заработал ладонями. Медальон так припек, что Руам едва не вскрикнул от боли.
   «Чтоб вам запутаться в сетях рахнида! Какого лешего?! Я же живой человек!»
   Схватка закончилась. Наконец троица смогла отправиться обратно во дворец.
   – Ты немного перестарался, Тарин. – Наставник анализировал действия ученика по пути домой. Выглядел Ширад так, будто на нем пахали.
   – Вам плохо, учитель?
   – Так должны думать все, кто сегодня присутствовал на площади чародеев. По их мнению, на последний пасс я израсходовал сил больше, чем имел.
   – Я очень старался ограничиться мощностью большой волны.
   – Все было сделано правильно. Просто мы с тобой не учли, с какой стремительностью будет действовать мой противник. Он буквально забросал меня мощными заклинаниями.
   – И что теперь?
   Ширад выстоял положенный срок, и ему вручили соответствующий документ и плащ серого цвета. При этом волшебники комиссии по присвоению званий долго шушукались, поглядывая в сторону удачливого претендента. Это не могло не насторожить чародея.
   – Нам могут устроить проверку.
   – Какую?
   – Какую угодно. Одно знаю точно: сегодня обращаться к магии нам не стоит ни при каких обстоятельствах.
   Опасения Ширада подтвердились почти сразу. Семь человек довольно угрожающей внешности перегородили им улицу.
   – Судя по нарядам, господа, денежки у вас водиться должны. Предлагаю срочно поделиться. По-братски! – Крупный мужик выдвинулся чуть вперед – похоже, он был здесь за главного.
   – Удав тебе брат, а черепаха – сестрица. Вот с ними и делись, любезный. – Руам, шагавший впереди волшебников, обнажил меч и приступил к выполнению своих прямых обязанностей. Пока на словах.
   – Как невоспитанны бывают приличные с виду люди. Ты им о братской любви и дружбе, а они сразу норовят оскорбить. Придется отправить тебя к праотцам. Может, там научат хорошим манерам.
   – Попробуй! Только, чур, потом не обижайся, если мой меч тебе костюмчик подпортит. – Телохранитель даже обрадовался намечавшейся потасовке. Тут, по крайней мере, никаких тайн: острый клинок и твое личное умение.
   – А ты наглец! – Главарь шайки махнул рукой, отдавая приказ к нападению. – Чернявого не трогать. Он мой.
   – Господа! Да у вас, я смотрю, заварушка намечается! – Слегка пошатываясь, из двери ближайшего дома вышел довольно крупный мужчина в светлом костюме. – Почему меня не пригласили?
   Четко наметившийся животик незнакомца недвусмысленно намекал окружающим, что кружка хмельного пива гостит в руке толстяка чаще, чем меч. Главарь шайки, будучи на полголовы выше и чуть шире в плечах, решил не церемониться с толстячком:
   – Здесь раздают билеты прямиком в инзгарду. А тебе лучше отправиться на помойку, чтобы не путаться под ногами господ из высшего общества, – рявкнул на него бандит.
   – Да не свалиться мне с кобылки по имени Удача! Протыкать знатных персон – мое самое любимое занятие. Лучше этого может быть лишь бочонок доброго вина. – Незнакомец ловко выхватил меч и кинулся на головорезов, словно голодный пес на сахарную кость.
   Три клинка против семи – соотношение, казалось бы, явно не в пользу возвращавшихся во дворец путников. Однако если учесть мастерство принца, занимавшегося фехтованием с шестилетнего возраста, плюс достигшего немалых успехов Руама и виртуозность случайного прохожего, то нападавшим буквально сразу пришлось пожалеть о содеянном.
   – Господа, какой недотепа дал мечи этим уродам, рахнид им в глотку? – Говорливый незнакомец не мог держать язык за зубами, даже сражаясь сразу с четырьмя противниками. – Я бы таким безруким палки не доверил, того и гляди порежутся. О! Я же предупреждал.
   Двое из его соперников получили ранения всего за несколько секунд схватки и теперь старались уйти в глухую оборону. Еще один держался за окровавленный бок, пропустив удар Тарина. На равных смотрелся лишь бой главаря с телохранителем.
   – Помощь никому не требуется? Мне какие-то хлюпики достались, даже кости размять не удалось, – недовольно пробурчал любитель протыкать знатных персон, расправившись со своей порцией разбойников.
   Тарин закончил с оставшимся противником и спрятал меч в ножны. Теперь продолжали сражаться только двое.
   – Не, здоровяк долго не продержится, руку даю на отсечение. – Ловкий фехтовальщик принялся комментировать бой. – Вон уже и дыхание себе сбил, да и техника у него слабее. Ваш друг, конечно, тоже не ахти какой боец, но почерк у него просматривается. Никто не желает со мной поспорить? Ради интереса, всего на пару монет!
   Ни принц, ни волшебник, который не принимал участия в потасовке, спорить не стали. Тем более что вскоре превосходство телохранителя стало очевидным. Руам, как и обещал, подпортил костюм главаря, затем срезал верхушку шляпы, а когда противник яростно бросился в атаку, подловил его на контрвыпаде и продырявил бедро.
   Только сейчас на улице появились патрульные из городской стражи. Им оставалось лишь унести убитых и забрать раненых. Выяснить личности победителей они не успели, Ширад показал знак дворцового чародея, и вопросов не последовало.
   – Эх! – сокрушался незнакомец, решивший проводить троицу. – Почему никто не заключил со мной пари? Сейчас бы срубил пару монет, выпили бы за знакомство. Кстати, я не представился. Барон Фергур, к вашим услугам.
   – Наследный принц Адебгии, Тарин. А это мои спутники: волшебник большой волны Ширад и мой личный телохранитель Руам.
   – Ого! Так я, выходит, действительно влез в разборки высоких господ?! Если помешал, прошу прощения. Не удержался. Меч, если им долго не пользоваться, начинает ржаветь, а я уже три дня ни в одной нормальной драке не участвовал.
   – Что вы, барон, я вам весьма признателен за своевременное вмешательство. Давно в Разахарде? – Имя представившегося имело марлонское происхождение.
   – Прибыл сегодня утром. Мне говорили, тут большой спрос на умельцев обращаться с мечом, а на поверку вышло – брехня брехней. Хорошему бойцу свои услуги предложить некому. Что за город?
   – Так вы ищете работу? – заинтересовался наследник.
   – Да, хотелось бы найти применение своим скромным способностям.
   – Если должность королевского телохранителя вас устроит, прошу следовать за нами во дворец. Согласны?
   – Сочту за честь служить вашему высочеству, – поклонился Фергур и поспешил присоединиться к брюнету.
   Оба телохранителя были одинакового роста, но марлонец как минимум вдвое превосходил сослуживца в ширину. И в плечах, и в талии, которая у барона просматривалась с трудом, и в бедрах. Даже кучерявая русая шевелюра новичка зрительно увеличивала его голову.
   – Надеюсь, платят на службе сносно? – спросил толстяк.
   – Два золотых в день. – Руам знал расценки от своих коллег. Дворянам низшего сословия выдавали пару монет, виконтам и графам в полтора раза больше. Сам же он довольствовался серебром.
   – Неплохо, неплохо, – обрадовался новый телохранитель.

   – Ярланд, мне не нравится, что Тарин начал вмешиваться в дела двора. – Королева с утра была не в настроении. Она нашла супруга в оранжерее, где тот время от времени любил отдыхать. – В конце концов, кто является правителем Адебгии – ты или он?
   – Формально – он, – ответил супруг. Он вальяжно развалился в кресле у небольшого столика и не спеша потягивал красное вино из высокого бокала. – Неужели ты не в курсе? Я лишь храню трон от посторонних посягательств, пока парню не исполнится двадцать один год.
   Король, наоборот, находился в приподнятом расположении духа. Встревоженность жены его сейчас скорее забавляла, а потому в голосе звучали ироничные нотки.
   – Я прекрасно осведомлена о твоих полномочиях. Меня просто беспокоит возросшая активность наследника. Тебе не кажется, что он собирается силой взять власть до того, как станет волшебником низкой волны? – Темная волшебница грациозно опустилась в соседнее кресло.
   – С чего ты так решила, дорогая?
   – Посуди сам. Сначала он взял себе личного телохранителя из Шунгуса. Вчера принял на службу марлонского барона. Похоже, Тарин сознательно заменяет твоих людей иностранцами. – Брюнетка специально понизила свое контральто еще на полтона, стараясь заставить Ярланда отнестись внимательнее к ее словам.
   – Хочешь сказать, что устранение Илваса – тоже его рук дело?
   – Не исключено, – не преминула воспользоваться подсказкой Еневра. – Кто еще способен нанести королю подлый удар в спину? Только выходцы из-за границы.
   – Себя ты тоже к ним причисляешь? – усмехнулся Ярланд.
   – Дорогой, ты лучше других знаешь: смерть супруга мне абсолютно невыгодна. – Сегодня ее фокусы с голосом явно не возымели нужного эффекта.
   – Поэтому я и жив до сих пор, – расхохотался правитель.
   – Смейся, смейся. Тот, кто легкомысленно относится к собственной безопасности, никогда не умирает своей смертью. Вспомни хотя бы Глошара. Он тоже много улыбался.
   – Ласковая моя… – В словах короля зазвучала угроза. Он с треском поставил бокал на стол и поднялся. – Если ты намеревалась испортить мне утро, считай, что тебе это удалось! А теперь потрудись объяснить, зачем ты это сделала?
   – Исключительно в целях безопасности. Игнорировать странности поведения кого бы то ни было – значит, рыть себе могилу, а это не в моих правилах. Ты же знаешь, дорогой, лучше ее вырыть кому-нибудь другому.
   – Я не могу понять – в чем ты видишь угрозу?
   – Если мы не можем найти объяснения поступкам нашего главного конкурента, это настораживает.
   – Ладно. Сейчас ты получишь объяснения. – Мощная фигура повелителя грозно нависла над хрупкой женщиной. – Я специально не ограничиваю Тарина в управлении двором. Тем более что оно минимально. Зачем я это делаю? Чтобы не потерять его доверия. Пока мальчишка открыт, ждать от него подлости не приходится, но стоит спугнуть – и парень замкнется. Вот тогда жди беды. Поэтому пусть пока играет в солдатики. Я не вижу в этом ничего страшного, дорогая.
   – Но почему его новый телохранитель из Марлона?
   – Я наблюдал, как этот Фергур орудует мечом. Такого я бы и сам принял на службу.
   В этот момент в оранжерее появился главный секретарь с подносом в руках. Он принес еще один бокал и бутылку вина, видимо, рассчитав, что с первой хозяева должны были закончить.
   – Бокал для несравненной королевы, – вкрадчиво доложил слуга.
   – Поставь на стол и убирайся! – пробурчала женщина.
   – Зря ты так. Он из кожи вон лезет, чтобы угодить, – нарочито осуждающе покачал головой правитель.
   – Не до него, – отмахнулась «несравненная» и поспешила вернуться к теме разговора. – Ладно, с бароном понятно. А юноша из Шунгуса? Мало того, что он иностранец, так еще и не дворянин. Как такой может находиться в близком окружении наследника?
   – Наверное, принц взял его исключительно из уважения к тебе, дорогая, – снова заулыбался король.
   – Тарин меня ненавидит, и ты это прекрасно знаешь.
   – Зато как приятно отдавать приказы человеку, чем-то напоминающему твоего недруга.
   – Считаешь, причина в этом?
   – Могу спросить, если тебя это сильно волнует. – Ярланд снова опустился в кресло и взял бокал.
   – Не стоит, я как-нибудь переживу. Лучше скажи, как успехи нашего мальчика на пути к магическому совершенству?
   – Ширад утверждает, что принц, несомненно, достигнет уровня низкой волны к концу лета.
   – Скорей бы. Что потом будем делать с учителем? Надо «отблагодарить» человека по достоинству.
   – Есть мысль наградить чародея титулом и предоставить ему небольшое имение. На севере Адебгии недавно скончался барон Ирлад, который не оставил прямых наследников.
   – За пять лет там умирает уже восьмой вельможа, – хищно усмехнулась темная королева.
   – Неугодный нашему величеству, – тихо добавил Ярланд.


   – Кто такая Лузита, гаденыш?! – Илвас приставил меч к подбородку Руама, когда тот вошел в свою комнату.
   Из-за множества синяков и ссадин баронета было трудно узнать, он выглядел так, словно только что выбрался из инзгарды. Телохранитель принца вздрогнул от неожиданности, но постарался ответить как можно спокойнее:
   – Лузита? Полагаю, это женское имя.
   – Без тебя знаю, сопляк! Им было подписано твое приглашение.
   – Разве мою барышню звали не Жозитта?
   – Не строй из себя дурака! К Жозитте должен был пойти я. Неужели тебя не вышвырнули из дома графини? – Баронет прижал лезвие к самому горлу. – Отвечай! А будешь умничать – останешься без головы.
   «Он пошел на мое свидание? И его побили? Естественно, теперь баронет считает виноватым меня. И настроен он весьма решительно», – сообразил парень. Надо было срочно что-то придумать.
   – Мне не дали добраться до вашей дамы.
   – Кто? Ревнивый соперник? – недоверчиво хмыкнул Илвас, вспомнив стареющую красотку.
   – Ненормальный колдун. И вполне возможно, что поджидал он именно вас.
   – Какой колдун? – Ответ титулованного телохранителя заинтриговал.
   – А я почем знаю? Он напустил на меня чары и затащил в ресторан. Потом о чем-то долго расспрашивал – до тех пор, пока я не очнулся от дурмана.
   – Врешь!
   – Да у кого угодно спросите. Из-за шляпы, кстати, королевские дознаватели думают, что в ресторане были вы и что колдун через телохранителя намеревался выйти на его величество. Они твердо уверены, что баронет Илвас серьезно пострадал, защищая Ярланда.
   – Да в Разахарде сотни таких шляп, – возразил вельможа.
   – Я случайно оставил на столе приглашение Жозитты.
   – А почему ты не рассказал дознавателям правду?
   – Меня никто и не спрашивал. Да и зачем мне подводить себя, Брунша и вас?
   – А себя-то как?
   – В отличие от господ из высшего света, коим я не являюсь, самовольная отлучка из дворца для меня является серьезным нарушением.
   – Да, простолюдину следует знать свое место. – Илвас наконец опустил меч и спрятал его в ножны. – Выходит, той ночью для всех, кроме Брунша, ты никуда не ходил?
   – Виконт точно не скажет, что одалживал кому-то свой пропуск.
   – А меня, говоришь, считают погибшим героем?
   – Пропавшим.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное