Николай Степанов.

Проводник

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – В некотором роде, – уклончиво ответил посол. – Мне приказано найти и доставить его царю, но здесь, в Адебгии, я не могу обойтись без вашей помощи.
   – Искать бродягу среди лесов моей державы – гиблое дело. Мы своих не всегда находим, – усмехнулся Ярланд.
   – Я ни в коей мере не хотел бы обременять ваше величество посторонними проблемами. Поисками, если будет позволено, займется мой человек.
   Регент сразу понял, куда клонит Дуарз.
   «Видать, человек непростой, если для поисков привлекают посла. Интересно, не для этой ли цели его и назначили на должность поверенного?»
   – Ваше величество, – вмешалась Еневра, которая опасалась, что если супруг сейчас откажет просителю, то потом убедить его поменять решение будет весьма сложно. – Полагаю, это дело серьезное, а потому следует действовать согласно установленному в подобных ситуациях порядку. Пусть напишут официальное прошение, которое обязательно будет рассмотрено, и по результатам рассмотрения выдан официальный ответ. Насколько я понимаю, вам требуется высочайшее разрешение действовать от имени короля?
   – Да, ваше величество, – поклонился иностранец. – Такая бумага существенно ускорила бы наши поиски.
   – И позволила бы чужестранцу совать свой нос, куда не следует, – едва слышно произнес за спиной правителя начальник дворцовой стражи.
   – Хорх, с каких это пор ты стал вмешиваться в межгосударственные дела? Лучше бы смотрел за порядком во дворце. Где это видано…
   – Составляйте прошение, – резко перебил супругу Ярланд: он не хотел, чтобы эти двое устроили скандал на дипломатическом приеме.
   Дуарз откланялся и направился к выходу, что стало знаком окончания приема. Секретарь свое дело знал хорошо, и через пять минут в тронном зале остались лишь четверо.
   – Лутс, зайди к главному казначею. Пусть сейчас же примет под отчет дары уважаемого посла. Нет, погоди. – Король остановил секретаря в дверях. – Сначала найди Илингу и пригласи взглянуть на эти побрякушки. Вдруг ей что-нибудь приглянется?
   – Слушаюсь, ваше величество.
   Лутс служил секретарем еще при Глошаре и после исчезновения короля был оставлен в своей должности. Причиной послужило неугасаемое стремление угодить правителю и умение предугадывать желания господина.
   – Ты почему задержался?! – Повелитель строго посмотрел на наследника.
   – Спешил, споткнулся в саду. Разодрал ногу. Пришлось перевязывать.
   – В следующий раз будь внимательнее.
   – Я постараюсь, отец. – Тарин называл регента отцом в тех редких случаях, когда считал себя перед ним виноватым. – Я могу идти?
   – Да. Насколько я помню, у тебя сейчас урок с Ширадом?
   Принц кивнул и, прихрамывая, двинулся к двери.
Там он едва не столкнулся нос к носу с главным секретарем. Тот стоял в ожидании новых приказов, чтобы в любую минуту быть под рукой господина.
   Ярланд повернулся к супруге:
   – Тебе просьба Дуарза не показалась странной? – спросил он.
   Еневра сделала вид, что задумалась, на самом деле дожидаясь, пока не смолкнут шаги Тарина.
   – Человек, которого он ищет, наверняка не из простых смертных.
   – Думаешь, к нам в гости забрался серьезный чародей? Какой-нибудь маг-самородок? – Регент запустил пятерню в бороду.
   – Вряд ли. Могучий волшебник не стал бы прятаться. Скорее всего, речь идет о проходимце, который залез в чужую тайну.
   – Предлагаешь отклонить прошение и самим заняться беглецом? – спросил король.
   – Не вижу смысла. – Супруга поправила прическу, одарила мужа загадочным взглядом и спросила: – Как думаешь, если люди посла найдут пропажу, куда ее доставят?
   – В посольский приход.
   – То есть во дворец.
   – Умница, Еневра! – воскликнул правитель. – Вот тогда мы на него и поглядим. Очень пристально.
   – Я слышала, ты отложил поход на лергадцев? – Волшебница решила перевести разговор на другую тему.
   – Поход может подождать до тех пор, пока власть окончательно не перейдет в наши руки. Я полагаю, что внезапное сумасшествие принца взволнует многих обывателей Адебгии, и небольшая победоносная война окажется как нельзя кстати, чтобы успокоить массы.
   – Опять же во время войны гибнут люди, – многозначительно добавила Еневра. – Почему бы не сделать так, чтобы ими оказались…
   – Не надо лишних слов, дорогая. Мы прекрасно понимаем друг друга.
   – Ее высочество принцесса Илинга! – доложил секретарь о вбежавшей в зал девушке.
   – Отец, ты меня звал?
   – Да, моя девочка. Посмотри на эти украшения. Тебе что-нибудь нравится?
   Обычно дочка отказывалась сразу, даже не осмотрев подношения, но сегодня… Она дважды прошлась мимо красных подушек и остановилась возле массивных золотых браслетов.
   – Можно взять?
   – Как подарок от нас с мамой.
   Илинга бросила недобрый взгляд на мачеху.
   – Спасибо, ваши величества. – Она схватила оба браслета и выбежала из комнаты.
   – Ну и вкус у вашей дочери, – не удержалась от замечания темная королева.
   – Не начинай опять, – предупредил Ярланд. Его взгляд стал жестче.
   – А вот мне ты ничего не предложил выбрать, дорогой, – с наигранной обидой попрекнула Еневра.
   – У тебя этих побрякушек – что песка в пустыне, – махнул рукой повелитель. – Что-то понравилось?
   – Помнишь, ты подарил мне серьги с большими изумрудами?
   – Смутно припоминаю.
   – Это колье будет неплохо сочетаться с ними. – Женщина указала на подушку возле своих ног.
   – Насколько я помню, кроме своего черного камушка, ты на шее ничего не носишь.
   Правитель указал глазами на полукруглый кулон. Он точно помнил, что вначале, когда еще была жива первая жена, медальон имел форму диска и состоял из двух частей. Пару раз он пытался выяснить назначение этого украшения, чувствуя исходившую от него силу, но волшебница мягко отшучивалась, уводя разговор в сторону.
   – А вдруг мне захочется?
   – Дарю. – Ярланд не поленился встать с трона и, подняв ожерелье, застегнуть его на тонкой шее супруги.
   – Благодарю, ваше величество. – Женщина сразу же сняла колье и спрятала его в складках одежды.
   – Лутс, где ты там? Можешь звать казначея.

   Улица закончилась небольшой площадью, упиравшейся в ограду дворцового комплекса.
   «Где-то здесь, – решил про себя худощавый мужчина преклонных лет. – Точнее даже магистру не определить». Легкая походка одетого в богатый халат старика абсолютно не вязалась с его возрастом. Он быстро пересек площадь и остановился возле границы сада.
   Густые седые волосы мужчины практически касались его бровей, полностью скрывая изборожденный морщинами лоб. Серые глаза цепко выхватывали каждую мелочь – прохожий явно что-то высматривал.
   «Так, у кого бы разузнать, что тут вчера произошло?» – Он внимательно осмотрел городские окрестности.
   Три улицы прямыми лучами сходились к площади, образованной полукругом пятиэтажных строений и забором из кованых прутьев. Пешеходов в этот час было немного. Дед заметил трех женщин, остановившихся перед витриной кондитерского магазина, шикарно одетого молодого человека с букетом цветов, явно поджидавшего даму, и ватагу ребятишек, увлеченных игрой в «чушки».
   «С мальцов я, пожалуй, и начну», – решил он.
   – Здравствуйте, хлопчики! В компанию примете?
   Расчертив утоптанную землю на квадраты, отпрыски знатных купцов состязались в ловкости и меткости.
   – А настоящая бита у тебя есть?
   В отличие от бедняков, которые играли плоскими камнями, мальчишки из богатых кварталов имели медные диски и очень этим гордились.
   – Такая подойдет? – старик вытащил большую серебряную монету.
   – Ух ты! – воскликнул самый старший из детей, паренек лет двенадцати. – А проиграть не боишься?
   – Я тертый калач, гляди! – Незнакомец бросил монету, которая приземлилась в углу самого дальнего квадрата.
   Выбить ее из зоны, да еще сохранить свою биту в рамках этой же клетки, было очень непросто, но ведь на кону стояло серебро. Малец принял вызов и швырнул свой диск в сверкавшую на солнце цель. Затаив дыхание, вся ватага провожала глазами полет красного диска. Никто и не заметил, как седой мужчина сделал несколько манипуляций пальцами. В результате бросок юного игрока удался – монета выскочила за пределы квадрата, а его бита затормозила, едва коснувшись черты.
   – Я выиграл, выиграл! – закричал от радости победитель.
   – Теперь моя очередь. – Незнакомец достал золотую монету и повторил бросок.
   – Ох! – Такого здесь еще не видели.
   Золотой диск ударился о землю, подскочил и приземлился прямо на поверхность биты. Из-за своей невероятности такой бросок назывался магистерским, а к его исполнителю переходили все биты, остававшиеся в квадратах. Игра заканчивалась.
   – Везет же некоторым! – с завистью произнес белобрысый мальчик, которого сегодня первый раз взяли в игру. До этого девятилетний Крамс лишь смотрел за другими. И вот теперь его единственная бита «сгорела». Ее унесет незнакомый старик, а следующую раздобыть не так просто.
   Дети уже собрались расходиться по домам, но чудаковатый старик не хотел их отпускать.
   – Предлагаю тем, кто хочет вернуть свое имущество, поиграть в новую игру.
   – Какую? – Многие заинтересовались.
   – Кто расскажет мне интересную правдивую историю о вчерашнем дне, получит приз. Есть желающие?
   Охотников вернуть биты оказалось пятеро. Естественно, самому младшему досталась последняя очередь рассказывать.
   – Я вчера видел, как один дядя… У него черные волосы… Он бежал по площади… потом… – Крамс очень волновался, потому и говорил весьма сбивчиво. – Потом забежал задом. Там он, это… перелез через забор.
   – Откуда ты знаешь? Ты не мог видеть за углом. – Другие начали перебивать самого младшего.
   – Я видел его в саду по другую сторону ограды, – чуть не плача принялся оправдываться мальчик.
   – Да врет он все! Мне папа говорил, что живым перебраться через ограду дворца невозможно. – Обладатель выигранной серебряной монеты не мог не высказать своего компетентного мнения.
   – Не мешайте, пусть рассказывает, – осадил ребят незнакомец. – Вас никто не перебивал. Что было потом?
   – Он пропал за деревьями, а я увидел молнию.
   – Я же говорю, что он врет. Молнии без грома не бывает! А мы ничего не слышали. Верно я говорю?
   – Точно, – поддержали остальные.
   – Я правда видел! Вы за игрой смотрели, а я… – Он чуть не плакал. – Да вон посмотрите. Раньше стражники возле забора не ходили. А теперь…
   – Я тебе верю, сынок. – Незнакомец отдал маленькому рассказчику все биты. Затем обратился к старшему: – Тебя как зовут?
   – Рунг.
   – Замечательно, Рунг. Вот еще одна серебряная монетка. Идите в кондитерский магазин и постарайтесь ее там истратить. Только, чур, никого не обижать. Справишься?
   – Конечно. Спасибо вам.
   Детей как ветром сдуло, а старик посмотрел на королевский сад, стражников, квадраты на земле и пошел прочь с площади.
   «Молния среди ясного дня – это очень серьезно! Надо будет наведаться в гости к правителю Адебгии».


   Подъем на рассвете и получасовая пробежка, занятия с утяжелителями, завтрак, посещение магических уроков вместе с его высочеством, упражнения с мечом, опять пробежка, обед, небольшой отдых, снова уроки принца и роль истукана под пристальным надзором Ширада, затем работа со спарринг-партнером в тяжелом защитном костюме и выслушивание едких замечаний Длойна наконец ужин и отдых до следующего дня. Первая неделя показалась Руаму инзгардой, вторая – ее кошмарным продолжением, а потом… парень привык. Мышцы перестали дергаться по ночам, синяки исчезли, заметно прибавился аппетит, и сын Гамуда вновь почувствовал себя человеком. Теперь почти каждый вечер он навещал мать, рассказывал ей о своих успехах, расспрашивал о работе на кухне, отмечая про себя перемены в ее облике.
   Жизнь при дворе благотворно сказалась на этой еще далеко не старой женщине. Что такое тридцать восемь лет для крестьянки, занимающейся лечением травами? Если бы не постоянные переезды с места на место, не тревога за сына и мужа…
   После переселения в комнатку для слуг на территории дворца Шуниза успокоилась. Исчезли синяки под глазами, разгладились мелкие ранние морщинки, взгляд стал умиротворенным, и даже улыбка начала изредка появляться на лице уроженки Шунгуса. Она практически перестала вздрагивать от скрипа входной двери.
   – Мама, – в один из вечеров сын наконец решил задать мучивший его последние дни вопрос, – кем был папа до моего рождения?
   – Сапожником из соседней деревни.
   – Но он не похож на деревенского жителя. И походка другая, и осанка, и манера речи. Да ни один мужик не знает столько, сколько я услышал в детстве от отца… – Попав в другое общество, парень получил возможность сравнивать и оценивать прошлое с новых позиций.
   – Шунгусская женщина не должна спрашивать мужа о его делах. Если он считает нужным, то расскажет о них сам. Твой отец никогда не говорил о днях своей молодости.
   – При случае я его обязательно спрошу. – Сын ненароком заметил, в каком состоянии обувь матери: ее старые чувяки выглядели ужасно. – Ты отцовский инструмент не прихватила с собой?
   – Конечно, взяла. Вон его сундучок в углу стоит.
   – Попробую завтра отпроситься в город. Надо будет купить хорошей кожи да сшить тебе новые туфли.
   – Не стоит беспокоиться, сынок. Тебе и так несладко приходится. Обойдусь я.
   – Нет, не обойдешься. Ты посмотри на себя в зеркало. Молодая красивая женщина, а ходишь в разбитой обуви.
   – Скажешь тоже, молодая, – смутилась Шуниза. – Несколько капель рустаны с молоком – вот тебе и вся моя молодость.
   – Надеюсь, при дворе никто не знает, что ты травница? – насторожился телохранитель.
   – Конечно нет. Во дворце и без меня лекарей хватает. Тут даже слуг два раза в году осматривают. Боятся, чтобы они господ чем-нибудь не заразили.
   Разговор происходил вечером, а наутро парень вместе с Ширадом отправился в торговые ряды. За время службы телохранителем это был первый выход Руама в город.
   – Новой работой доволен? – спросил волшебник, когда они вышли за ворота.
   – Жаловаться не приходится.
   – Еще бы ты имел наглость жаловаться! Живешь, как вельможа, общаешься с умными людьми, да еще воинское искусство в тебя вдалбливают задаром. Прямо сказка! Но учти: сказкой твоя жизнь будет оставаться только до тех пор, пока мне этого хочется. Я не позволю какому-то голодранцу въехать в хайран на моем горбу. А потому…
   – Я должен строго следовать всем вашим указаниям и не задавать ненужных вопросов.
   – Вот именно. Хоть что-то ты усвоил за это время, – усмехнулся чародей. Его жидкие волосы закрутило порывами ветра, и тонкие спутанные космы развевались во все стороны, как у огородного пугала.
   «Лучше бы он налысо постригся, чем носить такое». – Руам не успел отвести критического взгляда, когда попутчик снова посмотрел в его сторону.
   – Ты хотел что-то сказать?! – сдвинув брови, угрожающе спросил Ширад.
   – А можно задать один нужный вопрос? – нашелся юноша.
   – Попробуй.
   – Другим телохранителям, которые изредка ночуют в казарме, часто после тренировок приносят конверты в виде сердца. А мне еще ни разу не приносили. Почему?
   – И это ты считаешь важным?
   Сын Гамуда пожал плечами. Он видел, с какими плотоядными ухмылками дворяне вскрывали конверты, а потом торопились покинуть дворец.
   – Ладно, просвещу тебя, так уж и быть. Настроение у меня хорошее, – смилостивился волшебник. – Когда какому-нибудь барону или виконту приносят бумажку, значит, одной из фрейлин, которые любят глазеть на вас во время тренировок, захотелось провести с ним ночь. Вот она и шлет приглашение на свидание. А тебе ждать писем не стоит по двум причинам. Во-первых, ты не дворянин и никогда им не будешь, а во-вторых, ты еще слишком мал для плотских утех.
   Ширад позволил новому телохранителю выйти за пределы дворца только потому, что сам собирался отправиться на рынок за компонентами для магического амулета. Поручить это дело кому-то другому он не мог, да и отказывать Руаму в прогулке посчитал неверным. Тот довольно четко исполнял все указания и проявлял недюжинные старания в освоении нового ремесла. Учитель наследника уже наметил четкий план по использованию способностей брюнета, и сегодняшний поход в торговые ряды являлся первым шагом на этом пути.
   Приобретение кожи и застежек для обуви заняло немного времени, а вот с подбором компонентов пришлось повозиться. Наставник принца весьма придирчиво относился к качеству корешков, сушеных ягод и прочих знахарских снадобий, представленных в чародейских торговых лавках. Он так увлекся, что оставил брюнета без присмотра.
   Согласно приказу Руам был обязан держаться рядом с волшебником, и он старался не выпускать из виду увлекшегося покупками мага. Может, именно поэтому сапожник не заметил явно спешившего тощего старика, который на полном ходу столкнулся с телохранителем принца. Мощный удар отбросил сына Гамуда в сторону, и он больно ударился головой о прилавок.
   – Ой, прости, милок, я тебя не приметил. – Дед тут же оказался рядом. Он вытащил платок и принялся вытирать кровь с рассеченного лба пострадавшего.
   – Что случилось? – Ширад оторвался от причудливых корешков и подбежал к проводнику.
   – Да зашиб я его ненароком, – пояснил седой старик.
   Сопоставив габариты обоих участников происшествия, наставник принца насторожился. Руам выглядел крупнее, но пострадал именно он. Ширад осторожно попытался прощупать магический уровень невнимательного незнакомца, однако сразу получил «по рукам». Дед моментально выстроил вокруг себя обжигающую оболочку, опалив магические щупальца волшебника большой волны.
   – Все в порядке. – Руам поднялся. Его рана затягивалась прямо на глазах, и вскоре, кроме небольшой шишки, на лбу ничего не осталось.
   – Хорошо, что хорошо кончается. – Старик гневно сверкнул глазами в сторону Ширада и тихо добавил: – Могло статься и хуже для некоторых, кто в душу без спросу лезть пытаются.
   Сказал – и той же быстрой походкой зашагал прочь.
   – Я не видел, как он появился, – начал оправдываться юноша.
   – Закрой пасть! – Волшебник поднял руку. Что-то важное на миг промелькнуло в его голове и пропало. Обладатель зеленого плаща напрягся, пытаясь вспомнить. – Откуда он пришел?
   Брюнет указал то направление, куда сейчас ушел странный незнакомец.
   – Не врешь?
   Опыт общения с напыщенными дворянами научил Руама сдержанности, и он ответил совсем не так, как бы хотелось.
   – Я не вру, – выдавил из себя телохранитель. – Можете спросить кого угодно! Нас тут видели многие.
   – Ладно, забудь.
   Учитель Тарина продолжил прерванное занятие, но теперь приподнятое настроение будто ветром сдуло.
   «Чародей высокой волны, не меньше, толкает обычного с виду парнишку и уходит туда, откуда пришел. Какова цель этого столкновения? Что хотел он выяснить? Или уже выяснил?»

   Прил вызывал у Илинги стойкое отвращение с самого детства. Девочка часто убегала от нянек и проводила время с детьми слуг, но стоило в их компании появиться сыну главного секретаря, как девочка спешила вернуться в барские покои.
   Повзрослев, ровесник принца стал ничуть не лучше. Скорее, наоборот. Если в поселке прислуги происходили какие-нибудь пакости, все знали, кто является их причиной. Только вот сделать с отпрыском Лутса ничего не могли. Секретарь пользовался огромными привилегиями – ведь он всегда находился рядом с его величеством.
   И тем не менее сегодня принцесса послала лакея за избалованным прохвостом. Девушка задумала одно нехорошее дело, от низости которого сама внутренне содрогалась. Только решимость спасти брата и боязнь опоздать толкали ее на столь отчаянный поступок.
   – Звали, ваше высочество? – Белобрысый паренек довольно небрежно поклонился.
   Илинга назначила встречу в глубине сада, выбрав такое время, когда никто не будет ее искать. Отец после обеда занимался делами у себя в кабинете, кузен брал уроки у Ширада, фрейлины развлекались в танцевальном зале. Ее не должны были хватиться, и все же для страховки девушка заблокировала свой магический фон, создав вокруг себя ауру молоденького плодового деревца. Теперь даже мачеха не смогла бы определить, где искать падчерицу.
   – До меня дошли слухи, что у тебя в городе имеются связи с лиходеями. Это правда?
   – Никому не верьте, ваше высочество! Все это клевета и наговоры! – Прил подумал, что кто-то из фрейлин проболтался о его услугах, и начал беспокойно озираться по сторонам.
   – Очень жаль… – Пройдя пальцами, как расческой, по слегка спутанным волосам, она притворно вздохнула: – Я считала тебя человеком широких возможностей.
   – Нет, я, конечно, могу… Если какой-то особе нужно договориться по вопросам деликатного характера за пределами дворца, то лучше Прила человека не найти, – расцвел прохвост в тошнотворной улыбке. – Только знаете, ваше высочество, особые услуги и денег стоят особых. Вы, наверное, желаете устроить свидание, и чтобы об этом никто не узнал?
   «Созрела девочка, – отметил про себя пройдоха. – Вот интересно, на кого она запала?» Сын Лутса часто выполнял подобные поручения скучающих дворянок и фрейлин. Сейчас он решил, что дочь короля также возжелала развлечений.
   – Ты немного ошибся, Прил. Я хочу наказать одного щеголя из мелких дворян за наглость.
   – Чего проще, – удивился парень. – Скажите королю – и он повесит любого.
   – Повесить – это слишком просто. Нет, мне бы хотелось, чтобы его побили палками, связали и бросили где-нибудь в захолустье. Но только не убили.
   – Зачем такие сложности, госпожа?
   – Ты считаешь себя вправе задавать мне подобные вопросы? – Принцесса повысила голос. – Капризы принцессы должны выполняться беспрекословно. Так я могу надеяться получить желаемое за хорошие деньги?
   – Поколотить, связать и бросить в лесу подальше от Разахарда. Я правильно вас понял?
   – Нет, в лесу не стоит, – уточнила Илинга. – Где-нибудь у дороги, чтобы его обязательно нашли и освободили. Смерть наглеца от когтей хищника меня не устроит. Уяснил?
   – Да, ваше высочество.
   – Тогда держи аванс. – Она бросила на траву браслет шунгусской работы.
   – Вы несказанно щедры, – спрятав золотую вещицу в карман, поклонился Прил. – Когда приступать к работе?
   – Я думаю, денька через два. Время и место уточню позже.
   – Как вам будет угодно.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное