Николай Степанов.

Проводник

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Боевые маги всегда относились к гражданским с явным пренебрежением и старались демонстрировать это при любом удобном случае.
   – Вы так считаете? – ядовито спросил учитель.
   – Уверен.
   – А я не уверен, что ваш начальник сильно обрадуется, когда узнает, что какой-то оборванец спокойно перебирается через ограду и разгуливает по дворцовому саду.
   – Защиту ограды ставил лично я. Ее преодолеть невозможно. Кто-то пропустил бродягу через ворота, и я скоро найду и накажу виновных!
   – Насколько мне известно, ворота после полудня еще не открывали. Неужели чужак три часа разгуливал по саду, добрался до наследника, и ни одно из охранных заклинаний не обнаружило нарушителя? Ай, ай, ай, нехорошо получается. Если это дойдет до ушей короля…
   – Для вас лично я могу сделать исключение, – сквозь зубы процедил военный чародей, испугавшись гнева его величества.
   – Вы сегодня очень любезны, офицер. А посему у меня есть весьма интересное предложение.
   – Какое?
   – Сначала я поговорю с узником. Потом мы обсудим наши общие проблемы.

   – Вижу, ты неплохо устроился, молодой человек? – обратился к пленнику Ширад, подойдя к решетке.
   Юношу приковали к стене в ужасной позе. Подвешенный за руки на цепях, он был вынужден стоять на носках, чтобы не так сильно болели плечевые суставы. Нарушителям покоя королевской семьи, если они представляли низшее сословие, перед казнью давали понять, что жизнь – довольно суровая штука.
   – Я не заслужил таких удобств, господин чародей, – скривившись от боли, ответил Руам.
   Волшебник принялся с интересом разглядывать узника. Какой он, проводник? Руам не отличался атлетическим телосложением, был немногим выше среднего роста, имел характерный для шунгусцев приплюснутый треугольный нос, большие черные глаза и заостренный подбородок. Короткие густые волосы паренька невольно вызвали зависть Ширада. Чего только не предпринимал чародей относительно своей шевелюры, но поросль на его черепе становилась все жиже и жиже.
   – Покушение на жизнь его высочества – серьезный проступок. Поэтому и обращение соответствующее.
   – Покушение???
   – Естественно. Посуди сам: ты сумел обмануть защитные заклинания, оказался в саду короля, куда даже дворянам нужен специальный пропуск, приблизился к принцу… И у тебя нашли нож.
   – Я сапожник. Это мой инструмент.
   – Кто ты, это никого не интересует. Завтра утром, согласно указу о нарушителях, тебя повесят.
   – Нет! Этого нельзя делать! – в отчаянии крикнул парень, который сразу подумал о матери.
   – Почему?
   – Я ни в чем не виноват.
   – Думаешь, королевскую стражу это интересует? – снисходительно усмехнулся чародей.
   – А что ее интересует?! – Юноша постарался взять себя в руки.
   – Например, заявление о том, что ты явился в сад по приглашению его высочества.
   – А зачем принцу это нужно? – вздохнул пленник.
   – Твоя беда, Руам, в том, что ты задаешь слишком много вопросов.
Причем не тех, которые полезны в данной ситуации.
   – Что я должен буду сделать, чтобы принц Тарин?..
   – Во-первых, выполнять все мои указания, – перебил узника чародей. – Во-вторых, еще раз выполнять все мои указания. И с максимальным усердием.
   – Я готов.
   – Хорошо. Тогда запомни: во дворец ты прибыл, чтобы снять размер с ноги его высочества. Надеюсь, ты действительно умеешь шить обувь?
   – Да, но при дворе ведь наверняка есть свой обувщик? – засомневался сын Гамуда.
   – Ты опять задаешь вопросы?
   – Прошу прощения, – поспешил замолкнуть пленник.
   – То-то! Теперь о состоянии одежды. Ты сообщишь, что испугался привидения и бросился сквозь кусты шиповника. Естественно, когда ты выскочил в таком виде на принца, он тебя не узнал и вызвал стражу.
   Руаму очень хотелось узнать, о каком привидении идет речь, но он сдержался.
   – Сторожевые заклинания, каких в саду очень много, выглядят как привидения. Они обязаны нападать на посторонних, – пояснил волшебник. – Ты об этом хотел спросить?
   Парень молча кивнул.
   Ширад еще минут десять объяснял пленнику подробности его визита к Тарину, затем направился к офицеру охраны.
   – Дорм, давайте на время забудем былые разногласия, – сразу начал наставник принца. – Ни вы, ни я не заинтересованы в том, чтобы до его величества дошли слухи о незваном госте.
   – Предлагаю вывести голодранца за город и по-тихому удавить.
   – Хорошая мысль, но наследнику чем-то приглянулся этот паршивец.
   – И что делать?
   – Насколько я помню, Тарин имеет право приглашать во дворец кого угодно…


   Сердце Илинги екнуло, когда она заметила возле брата незнакомца с поцарапанным лицом. И хотя юноша был прилично одет и держался довольно независимо, она сразу заподозрила в нем нищего. Наверное, из-за того, что брюнет как-то очень неуклюже придерживал висевший на поясе меч, словно это было не оружие, а хворостина.
   – Здравствуйте. Тарин, представь меня своему приятелю.
   – Привет, Илинга! Это мой телохранитель.
   – В нашем саду стало небезопасно? – удивилась девушка. На опытного воина черноволосый парень походил еще меньше, чем на дворянина.
   – Меня зовут Руам, – поспешил сапожник сам представиться симпатичной девушке. Припомнив уроки отца по хорошим манерам, сын Гамуда отвесил учтивый поклон первого знакомства. – Смею вас уверить, что со вчерашнего вечера в вашем саду безопасно.
   – А что здесь произошло вчера?
   – Один молодой человек… – начал было телохранитель.
   – Руам, заткнись! Когда я с кем-либо разговариваю, не смей вмешиваться! Извини, сестра, он еще не знаком с правилами этикета.
   – И зачем тебе телохранитель из оборванцев? – Кузина решила проверить свою страшную догадку.
   – Один кричит «заткнись», другая обзывает оборванцем, и при этом меня же попрекают дурными манерами. Господа, а вы сами о них помните?
   – Ты опять открыл рот?! – нахмурил брови Тарин, заметив, как вспыхнули щеки Илинги. – Стой здесь и никуда не уходи!
   Наследник взял девушку под руку, и они направились в беседку.
   – Это тот парень, что забрался вчера в сад? – сразу пошла в наступление дочь Ярланда.
   – Нет, – отвел глаза в сторону принц.
   – Зачем ты пытаешься меня обмануть? – Девушка укоризненно взглянула на Тарина, и брат смутился.
   – Да, это он. Оборванец, которому вчера исполнилось семнадцать лет.
   – Ты же мне обещал!
   – Не выходить за пределы сада. Я и не выходил. Кто же мог предположить, что он сам сюда заявится? Но в твоем сне привиделся безграмотный паренек, а у этого даже манеры проглядываются, правда, явно не нашего двора. – Принц так и не вспомнил, на приеме какой иностранной делегации он видел приблизительно такой же поклон.
   – Тарин, сердце мне подсказывает, что он тебя погубит. – Илинга принялась нервно теребить собственные волосы.
   – Не надо так волноваться. Ширад позаботился, чтобы Руам и подумать не смел причинять вред своему господину.
   – Мой сон ясно предупреждал, что опасность придет через оборванца. Это вовсе не означает, что он сам собирается тебя убить. Вдруг в нем заключена какая-то тайна, и она станет причиной беды? Я не хочу, чтобы это произошло! Понимаешь?
   – Понимаю. В нем действительно есть тайна, Илинга, жаль, я не могу пока о ней рассказать. Но поверь, секрет брюнета для меня полезен. Иначе я бы не держал этого проходимца рядом.
   – Ваше высочество, принц Тарин! Король приглашает вас в тронный зал, – доложил лакей и пояснил: – Встреча с иностранной делегацией.
   – Сейчас буду. – Дождавшись, когда слуга скроется, наследник снова обратился к кузине: – Только прошу: о нашем разговоре никому ни слова. Договорились?
   – Скажешь тоже! Кому я могу что-то рассказать? Отцу, вечно занятому делами? Мачехе, мечтающей спровадить меня из дворца? Учителю танцев, обеспокоенному лишь своим местом при дворе, или тупоголовым фрейлинам, соревнующимся между собой в количестве молодых щеголей, с которыми им удалось переспать?
   – Илинга, как тебе не стыдно?!
   – Стыдно за что? За поступки окружающих меня людей? Так я все равно не в силах их изменить. Или ты предлагаешь действовать методами нашей дражайшей королевы, провалиться ей в инзгарду? Если бы отец не сдерживал ее порывов, половину двора уже давно бы повесили, а остальных сослали на каторгу.
   – Сестра, а ты не сильно спешишь? – грустно улыбнулся парень.
   – Куда? – не поняла вопроса принцесса.
   – У тебя облик маленькой девочки, а мысли уставшей от жизни взрослой женщины. Не спеши убегать из детства. – Он встал, собираясь уходить.
   – Хорошо. Постараюсь для других оставаться глупым и задиристым ребенком. Иногда это помогает узнать много интересного.
   – Ты идешь во дворец?
   Девушка покачала головой:
   – К счастью, меня не звали. Я лучше здесь посижу.
   Тарин отправил телохранителя в казарму, а сам поспешил к Ярланду. Нынешний повелитель Адебгии приучил всех обитателей дворца к незамедлительному исполнению своих приказов. В этом правиле исключение делалось лишь для его родной дочери.
   Принцесса вышла из беседки и, что-то вспомнив, бросилась вдогонку за брюнетом.
   – Руам, подожди!
   А парень и не торопился уходить. Он стоял, осматривая поляну, на которой вчера была глубокая расщелина. Сейчас о бездонной трещине ничто не напоминало.
   – Жду, ваше высочество.
   – Зачем тебе мой брат? – постаравшись напустить на себя грозный вид, спросила она.
   – А как бы иначе я смог познакомиться со столь очаровательной девушкой? – Ответ был явно рассчитан на то, чтобы обескуражить решительно настроенную амазонку.
   – Да я… ты… у нас… Как ты смеешь мне грубить! – наконец выпалила она.
   – Прошу прощения, ваше высочество, я в Адебгии недавно и не знал, что назвать красивую девушку очаровательной – грубость. Может, вы научите меня уму-разуму? Чтобы при следующей нашей встрече я не сморозил очередной глупости.
   Дочь Ярланда заметила небольшое сходство нового телохранителя с мачехой, но озорной блеск в глазах юноши и его добродушная улыбка делала их абсолютно разными. Злясь на себя, принцесса отметила, что голодранец кажется ей симпатичным. С этим нужно было срочно что-то делать.
   Ее щеки снова окрасил румянец, но грозные нотки из голоса не исчезли:
   – Не пытайся меня перехитрить. Я знаю, что ты обманом влез в нашу семью, но не надейся, что сможешь погубить брата. Я опытная волшебница и буду наблюдать за каждым твоим шагом! Так что ты и не заметишь. Понял?
   – Конечно, – кивнул он. – Я весьма польщен вниманием столь обаятельной особы. А можно один уточняющий вопросик?
   – Какой?
   – Ночью вы тоже будете за мной приглядывать?
   – Всегда! – запальчиво ответила Илинга.
   – А вас не будет смущать тот факт, что я сплю абсолютно голым?
   – Негодяй! – Лицо принцессы стало пурпурным, и она убежала.
   «Хорошая девчушка, – подумал сын Гамуда, проводив взглядом ее стройный стан. – И почему она считает, что я собираюсь навредить принцу? Чепуха! Да вы мне только скажите „свободен“ – и на следующий же день ноги моей не будет в этом городе. А то поставят тебя перед выбором: петля или служба наследнику. И будь любезен…»
   Цепи с Руама сняли вечером того же злополучного дня. Затем сапожнику доходчиво втолковали, что без служения его высочеству в качестве личного телохранителя он просто не мыслит своей дальнейшей жизни, и для пущей убедительности прямо ночью перевезли во дворец мать брюнета. Ее приняли помощницей младшей кухарки, после чего мысли о побеге не посещали голову молодого человека, прикованного к Тарину невидимой цепью. Покинуть охраняемую воинами и магами территорию дворцового комплекса без соответствующего разрешения было довольно сложно даже могучим чародеям, так что Ширад имел полную гарантию покорности нового телохранителя. В ходе разговора с чужаком выяснилось – мать тот в беде не оставит.
   Принцессе, естественно, о подобных обстоятельствах никто не сообщал. Брюнет понимал это и не обижался на девушку.
   «Она просто любит своего брата, беспокоится за его жизнь, а кто-то уже, наверное, наплел ей всяких глупостей. Неужели у меня появились завистники? Как же я об этом сразу не подумал… А ведь действительно! Я меньше месяца в Разахарде – и на тебе: личный телохранитель его высочества. По-моему, эту должность дают лишь дворянам, и то не всяким… – Паренек даже присвистнул от пришедшего на ум объяснения. – И тут появляюсь я. Едва не проваливаюсь в яму, потом чудом избегаю петли – да вдруг оказываюсь первым кандидатом в телохранители. Остолбенеть!»
   В детстве, когда маленький Руам рассказывал о мечтах быть принцем и жить в огромном дворце, отец всегда недовольно ворчал:
   – Лучше сидеть в клетке со зверями, чем в королевских палатах.
   – Почему?
   – Со зверьем можно договориться, а с теми, кто вертится около трона, лучше не встречаться. За один день тебя трижды обманут, дважды продадут и один раз попытаются убить. Причем без особой на то надобности.
   Сейчас слова Гамуда обрели для юноши конкретный смысл.
   «А почему отец никогда не говорил, откуда он знает?.. Неужели когда-то служил при дворе? Мать тоже ни о чем таком не упоминала…» – Задумавшись, парень вошел в казарму.
   Трехэтажная постройка в северной части дворцового комплекса ничем не была похожа на строения, предназначенные для размещения армейских подразделений. Ни внешним видом, ни внутренним убранством. Здесь проводили время отдыха офицеры личной охраны его величества, телохранители первых лиц при дворе Ярланда и волшебники, нанятые на временную службу. Естественно, почти у каждого из них был свой дом в городе, но в случае чрезвычайных ситуаций обитатели казарм оставались ночевать по месту военной приписки.
   Руаму выделили апартаменты на нижнем, по большей части пустовавшем этаже здания. Высшее дворянское сословие, представленное здесь отпрысками ландграфов и виконтов, занимало третий, бароны и баронеты расположились на втором. И только Ширад и два волшебника из караульной службы, которые не имели другого жилища в городе, являлись соседями нового телохранителя.
   Парню выделили три комнаты, не считая небольшой прихожей. Он представления не имел, как здесь жить, да еще одному. Самая большая хибара, которую семье удалось купить еще в Шунгусе, была меньше каждой из его нынешних комнат.
   «Жизнь налаживается!» – сказал бы любой другой на его месте, но Руам постоянно испытывал здесь страх – и за себя, и за мать. Почему – он пока и сам не знал.
   – Ну и где этот выкормыш черепахи и удава?! – раздался громкий бас Длойна. – Я что, должен сам вытаскивать его из теплой постельки?
   – Ой! – вскрикнул новый постоялец королевских казарм. – Мне же на тренировку пора!
   Длойн являлся учителем фехтования бойцов королевской охраны. Вольная жизнь Руама закончилась, и к этому следовало привыкать.

   – Да что за невезение, разрази меня варзом! – Тарин выругался, зацепившись сандалией за торчащий поперек тропинки корень.
   Принцу еще после вчерашнего падения следовало сменить слегка растянувшуюся обувь, но уж больно удобно она сидела на ноге. И вот результат!
   «Ну и дела! Телохранителем у меня числится настоящий сапожник, а я без обуви. В самый „подходящий“ момент». Кожаная сандалия разорвалась окончательно, а идти на прием в одной – позорить двор. Пришлось сделать незапланированный крюк по коридорам дворца.
   Принц добрался до своих комнат и переобулся. Самый короткий путь к тронному залу теперь проходил через покои королевы. Обычно наследник всячески старался избегать встреч с Еневрой, но сейчас он сильно опаздывал.
   «Мачеха Илинги наверняка рядом с Ярландом, так что вряд ли я с ней столкнусь. А свидимся – тоже ничего страшного. Она всего лишь регентша, а я – наследный принц. Пусть она меня боится». – От собственной смелости парень вздрогнул и побежал на дипломатический прием.
   Личные покои темной королевы отличались от любых других комнат дворца обилием бордовых гобеленов. Здесь ими были обиты и стены, и полы, и даже потолки коридоров и залов. Ступив во владения Еневры, Тарин не слышал звуков собственных шагов, зато низкий голос надменной брюнетки прозвучал для него подобно выстрелу из пушки.
   – Как ты посмел сюда явиться?!
   Парень от неожиданности уже собрался начать оправдываться, хотя так и не увидел возмущенной женщины, которая, видимо, находилась за поворотом коридора. Однако вместо принца заговорил другой человек.
   – Раньше ты была более приветливой, Еневра. – Сочный баритон словно насмехался над грозным окриком.
   – Груаб, не забывайся, где ты и с кем разговариваешь!
   – Обычно у меня с памятью проблем не возникает, драгоценная леди. При желании и тебе кое-что могу напомнить.
   – Собираешься меня шантажировать? Это очень опасно.
   – А ты пытаешься меня запугать? Довольно забавно… – В шутливом тоне явно ощущалась скрытая угроза.
   – Я не уточняла, для кого именно опасно, – смягчила тон королева, из чего принц пришел к заключению, что она боялась своего собеседника.
   – Нет, драгоценная, шантажом я не промышляю. Хлопотное это занятие и довольно нудное. Совсем другое дело – отыскать кого-то или надежно спрятать, чтобы никто и никогда найти не сумел.
   – Уж не за мной ли ты явился?
   – К сожалению, нет, – разочарованно вздохнул мужчина. – Заказов на венценосных персон и их родственников не поступало давно. Никто не желает платить настоящей цены, а за гроши я не работаю.
   – Хочешь сказать, короли теперь умирают своей смертью?
   – Нет, родственнички монархов, стремясь занять трон, освобождают его без посторонней помощи. Чего проще подсыпать яду, вогнать нож в спину, столкнуть в пропасть или нанять разбойников. Сейчас многие действуют именно так.
   – Потому что жадности много, а ума недостает, – брезгливо заметила Еневра. – Если у действующего правителя заключен контракт с магистром, подобное убийство раскрывается в течение недели. И, насколько я знаю, ни один здравомыслящий властитель не экономит на собственной безопасности.
   – Сразу видно думающего человека! – польстил даме Груаб. – За что и уважаю.
   – Взаимно, взаимно, – заторопилась темная королева. – На этом предлагаю с комплиментами закончить, я опаздываю. По какому делу зашел?
   – Проблемка у меня в Адебгии небольшая.
   – От меня что нужно?
   – Содействие.
   – В чем?
   – Во владения Ярланда забрался один человечек. Наш с тобой соплеменник. Я подрядился его изловить, но иностранцу без поддержки со стороны действовать непросто, сама понимаешь.
   – Что за дичь ты выслеживаешь?
   – Мужчина лет сорока, из бывших дворян, не волшебник. Это все, что я могу сказать.
   – Давно в бегах?
   – Мне говорили, что более десятка лет, но я им занимаюсь недавно. Тем не менее хочу справиться поскорее – репутация обязывает.
   – Тебе нужен именной королевский указ?
   – Да, хотелось бы действовать от имени его величества. Тогда мне все двери будут открыты.
   – Такой указ потребует от меня определенных усилий, – задумчиво произнесла женщина.
   – В пределах разумного я готов на любые расходы, драгоценная леди.
   – Деньги и драгоценности меня мало интересуют, Груаб.
   – В мире существуют и другие средства оплаты. Выбирай.
   – Хорошо! Моя услуга взамен твоей.
   – Я не берусь за следующее дело, пока не закончу предыдущего, ты же знаешь.
   – Твоя помощь понадобится мне не раньше, чем через полгода. Уж за этот срок ты в Адебгии даже мышь отыщешь.
   – Несомненно. А твое поручение?.. Будем кого-то искать или прятать?
   – Скорее, второе. Но об этом позже.
   Последние слова принц расслышал с трудом. Он уже покидал обитый гобеленами коридор, возвращаясь, обратно. Беседа какого-то Груаба с королевой сильно взволновала юношу. Почему иностранец так запросто входит в покои супруги Ярланда, обращается к ней на «ты», ведет более чем странные беседы?..
   «Хорошо, что меня не заметили. Всегда считал Еневру опасной колдуньей. Магия смерти не могла оставить на ней другого отпечатка. Ой! А ведь я уже минут десять как должен быть в тронном зале!»
   Опасаясь гнева правителя, наследник не успел придумать ничего лучшего, как, вытащив кинжал, нанести острием на ноге кровавую царапину. Перевязка заняла еще полминуты, и, прихрамывая, Тарин побрел на дипломатический прием обходным путем.

   Согласно этикету, наследного принца поприветствовали полупоклоном. Его ждали, чтобы начать представление нового поверенного посольского прихода державы Шунгус, делегация которой ожидала в северной части зала. Церемония началась по знаку главного королевского секретаря.
   Представление нового посланника открылось вручением подарков повелителю Адебгии, которые вносили в зал на красных подушечках. Каждый из них что-либо символизировал, о чем довольно нудно и пространно вещал даритель. В подобных случаях обычно преподносили драгоценные камни, изделия из золота и серебра, реже – заговоренное оружие или предметы, изготовленные из небесных камней, а самыми ценными считались магические артефакты. Новый поверенный ничем особенным двор Ярланда не удивил. Он закончил речь, когда у ног королевы положили последнюю подушечку с изумрудным колье.
   Названый отец Тарина также ограничился стандартной благодарностью и обещаниями личного покровительства дипломатической миссии Шунгуса в деяниях, призванных сблизить две могучие державы. Затем посла познакомили со знатными персонами королевского двора и первыми советниками его величества.
   Принц внимательно наблюдал за делегацией иностранцев, но, как он ни всматривался, угадать, кто из них Груаб, не смог. Он ведь только слышал голос собеседника королевы, а, кроме посла, на приеме никто из чужаков речей не произносил.
   Церемония близилась к концу. В тронном зале появились лакеи с горячительными напитками. Прозвучали дружественные тосты. Приглашенные на мероприятие гости начали расходиться. В этот момент к трону приблизился новый поверенный.
   – Ваше величество, разрешите обратиться к вам с неофициальной просьбой. – Он отвесил почти такой же поклон, как Руам.
   – Слушаю тебя, Дуарз.
   – Не так давно границу Адебгии пересек один из подданных нашего повелителя.
   – Преступник?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное