Николай Степанов.

Проводник

(страница 2 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Далее в иерархии волшебников значились умельцы средней, большой и высокой волн. Если кто-то поднимался выше – становился магистром, что случалось довольно редко. В Адебгии таких самородков насчитывалось менее десятка. Их побаивались и уважали. Даже короли.
   – Ваше высочество, с сегодняшнего дня мы начинаем осваивать новую методику обучения, – начал наставник разговор без вступления. – Цель – как можно быстрее поднять твой уровень.
   – Учитель, я готов на любые жертвы – лишь бы скорее перешагнуть рябь. Вчера я освоил еще одно заклинание. Хотите, покажу?
   – Пока не стоит. – Ширад покачал головой. – Дело в том, что твои пассы отбирают слишком много физических сил. Думаю, нам следует прибегнуть к методике накопления энергии.
   – Что нужно сделать?
   – Вспомни, какие заклинания получаются у тебя легче всего.
   – Я могу создать небольшую рытвину, – засмущался Тарин. – Но от нее никакого проку.
   – Еще?
   – Сбить яблоко с дерева, зажечь свечку с трех шагов…
   Ученик назвал еще несколько простейших пассов ряби.
   – Хорошо, очень хорошо, – задумчиво произнес Ширад. – В течение трех месяцев мы сосредоточимся именно на них.
   – А зачем?
   – Я хочу, чтобы ты научился копить энергию. Только учти: мало кто из волшебников знает об этой хитрости. Обещай никому не выдавать моего секрета.
   – Даже сестре?
   – Принцесса тоже пока ничего не должна знать.
   – Хорошо, учитель.
   Замысел наставника заключался в том, чтобы вплести в заклинания принца, пусть простейшие, собственную магию. На самом деле это совершенно не сказывалось на повышении уровня Тарина, однако при инспекции юноша сумел бы продемонстрировать мощь, достойную пассов низкой волны, сам не подозревая об обмане.
   – Давай договоримся. С завтрашнего дня ты совершаешь магические пассы только в моем присутствии. Силу при этом будешь вкладывать максимальную, а я постараюсь, чтобы ее избытки шли на накопление. Ты хочешь узнать, чего мы этим добьемся? Думаю, многого. Когда энергии соберется достаточно, ты попытаешься воздействовать на собственный барьер. Нужно совершить прорыв. И мы его сделаем. Веришь мне? – Сейчас его узкие зеленые глаза были широко раскрыты и зрачки буквально сверлили подопечного.
   – Конечно, учитель!
   – И я в тебя верю, – убежденно произнес Ширад. – Сегодня можешь отдыхать.
   Волшебник шел на большой риск, поскольку обман мог раскрыться во время демонстрации учеником своих способностей. Однако обнаружить подобный подлог было под силу лишь магистру, которого Ярланд вряд ли пригласит на экзамен принца. При дворе давно ходили слухи о конфликте между регентом и столичным магистром.
На памяти наставника верховный чародей ни разу не участвовал в королевских пирах, хотя приглашения направлялись ему регулярно.
   «У меня должно получиться. Король хочет увидеть низкую волну в исполнении принца, и он ее получит. Потом, правда, он будет немного разочарован неуспехами наследника, но и это несложно будет объяснить. Магический барьер – штука серьезная. Ни в одном фолианте нет сведений о том, как его преодолеть. Поэтому регрессия способностей и возврат моего ученика к ряби – вполне естественная реакция преграды, залечившей образованные в ней прорехи. Значит, будут нужны дальнейшие старания Тарина – и, естественно, под моим чутким руководством».
   Ширад являлся волшебником большой волны, о чем свидетельствовала золотая бляха на его плаще. Однако зеленый цвет накидки говорил о том, что чародей находился всего лишь на первой ступени своего уровня. Через три месяца он надеялся получить серый плащ, а вместе с ним и доступ в закрытые фонды королевской библиотеки, где хотел ознакомиться с одной древней книгой.
   «После того как я доберусь до нее, вполне возможно, уважаемый Ярланд при обращении ко мне будет с придыханием добавлять слово „почтенный“. Но только в тех случаях, когда я соизволю принять приглашение монарха Адебгии».


   – Руам, тебя вчера видели рядом с Селиной. Мне это не по нутру. – Молодой человек атлетического сложения перегородил дорогу черноволосому юноше. – Я терпеть ненавижу, когда какой-то хлыщ липнет к моей подруге.
   – Липнет? А она у тебя что, медом намазана?
   – Ну да, – ухмыльнулся здоровяк, – ты ж у нас голубых кровей будешь. Так уж и быть, перевожу с простонародного на барский. Липнет – значит, добивается благосклонности. Тьфу! Язык исковеркаешь, пока выговоришь.
   В кузницу к отцу Пронха часто заходили клиенты из высшего сословия, и их речь была знакома ухажеру Селины.
   – А, теперь понятно… Только мало ли с кем меня вчера видели? Неужели это что-нибудь значит?
   – Для меня – да.
   – Остолбенеть! – округлил глаза брюнет. – Слушай, Пронх, а ведь я тебя застал утром возле старой клячи нашего водовоза. Ты добивался ее благосклонности? Ой, как нехорошо получилось! Извини, я правда не хотел вам мешать.
   Три паренька, сопровождавшие вожака местной ватаги, с трудом сдержали смех, опасаясь гнева сына кузнеца.
   – Все шутки шутить пытаешься? А мне вот не смешно! – Голос Пронха теперь больше напоминал звериный рык.
   – Ну что ты? – Руам изобразил на лице максимальную серьезность. – Как можно смеяться над высокими чувствами? К кому бы их ни испытывали.
   Узкий переулок, где происходила встреча, едва позволял проехать одной телеге, и троица, шагавшая за вожаком, полностью перекрывала мостовую между стенами домов.
   – Парни, по-моему, этот чужак над нами издевается. Знаешь, что мы с такими делаем? – Атлет подобрался почти вплотную к сопернику, схватив его за грудки.
   – Попробую догадаться. Только ты не стой ко мне слишком близко.
   – Я так и знал, что он трус. Сразу в штаны наложил! – торжествующе оглянулся на свою банду мускулистый вожак, брезгливо оттолкнув противника.
   – Да дело не в страхе. Просто я опасаюсь, что если кто-нибудь увидит меня рядом с тобой, то придется объяснять потом, что у меня и в мыслях ничего дурного не было.
   Насмешливый тон окончательно взбесил ухажера Селины, и тот пустил в ход свой самый весомый довод – пудовые кулаки.
   Черноволосый ожидал подобной развязки. Довольно ловко уклонившись от ударов, он сделал эффектную подсечку, и сын кузнеца грузно рухнул на землю.
   – Ты ничего себе не зашиб, Пронх? Мне бы не хотелось держать ответ перед возмущенной клячей водовоза.
   – Ах ты, рахнид поганый! Да я тебя сейчас!.. Мужики, не дайте ему уйти!
   Пронх быстро вскочил на ноги и стал грозно надвигаться на чужака, расставив руки в стороны. Руам только теперь осознал свою ошибку. Он оказался зажатым с двух сторон, причем места для маневра практически не оставалось.
   – Я бы не советовал со мной связываться, ребятки! – Добродушная улыбка мгновенно слетела с лица брюнета, а в его руке появился нож. – Или кто-то хочет попасть к лекарю?
   – Твоим ножичком только картошку чистить. Нас этим не проймешь, – не отступал вожак, хотя у его подельников желания помогать заметно поубавилось.
   – Как скажешь, – спокойно отреагировал черноволосый и нажал на потайную кнопку своего оружия. Лезвие удлинилось впятеро, превратившись в короткий узкий меч. – Такой размерчик тебя устроит?
   Ответить побледневший Пронх не успел.
   – Именем его величества всем оставаться на местах! – В переулок заглянули городские стражники.
   С ними Руам хотел встречаться меньше всего. Понимая, что чужака обвинят в первую очередь, парень вернул нож в исходное состояние, засунул его за пазуху и рванул мимо троицы сверстников. Никто из них не попытался задержать беглеца.
   – Стой, гаденыш! – Двое патрульных кинулись вдогонку. Остальные занялись Пронхом и его друзьями.
   Черноволосый паренек появился в столице Адебгии недавно и плохо ориентировался в улицах Разахарда. Он бежал, не выбирая дороги, с одной лишь целью – оторваться от преследователей.
   «Опять ногами злоупотреблять! – В голове сама собой возникла обычная отцовская поговорка. – Когда же это закончится?» Руаму с детства запомнились постоянные переезды с места на место, причем каждый раз срываться приходилось внезапно. Бросая дом, хозяйство, пожитки. Отец в такие дни становился замкнутым и неразговорчивым. И единственное слово, которое он произносил во время пути, – «быстрее». Оно звучало как охранное заклинание для вечных беглецов. «Быстрее» – и они пересекли с востока на запад царство Шунгус, «быстрее» – и позади осталось королевство Марлон, «быстрее» – и семья добралась до центра Адебгии, где произошел последний разговор отца с сыном.
   – Ты вырос, Руам, сын Гамуда, и теперь сумеешь один позаботиться о матери. Не хочу, чтобы вы и дальше мотались с места на место. Здесь, во владениях Ярланда, спокойствие и порядок. Чему мог, я тебя научил. Это позволит прокормить семью.
   – А ты? – спросил юноша.
   – Настала пора рассчитаться по старым долгам. Нельзя всю жизнь прозябать в страхе. Приходит время, когда нужно повернуться к нему лицом. Мое время пришло.
   Гамуд великолепно шил кожаную обувь и передал свое мастерство сыну. На прощание он подарил Руаму тот самый нож, который мог удлиняться, превращаясь в грозное оружие.
   «Смотри не раскрывай секрета клинка без особой необходимости, – предупредил он парня. – Это лишь рабочий инструмент. До тех пор, пока над тобой или мамой не нависнет серьезная угроза».
   Сегодня молодой сапожник нарушил отцовский наказ. Ведь никакой реальной опасности для его жизни не было, а он не удержался, чтобы не похвастаться игрушкой.
   «Быстрее», – подгонял себя Руам. И снова оплошность: юноша оказался в богатых кварталах города. Здесь он был слишком заметен.
   «Чтоб тебе в сетях рахнида запутаться! – проклинал он Пронха. – Вынесла же нелегкая! И спрятаться негде!» Немногочисленные прохожие, находившиеся в это время на площади, куда выскочил беглец, бросали на бедняка недовольные взгляды, а скоро здесь должны были появиться стражники. Времени искать убежище оставалось все меньше и меньше. И тут на глаза попались деревья. Настоящий лес.
   «Уж там я точно сумею скрыться».
   Путь к спасению преграждала кованая ограда высотой в два человеческих роста, но сейчас это не имело особого значения. Руам пробежался вдоль заборчика до скрытого от взглядов прохожих места и перемахнул через барьер.
   «Бр-рр! Что это было? – Приземлившись на землю за оградой, он почувствовал страшную головную боль. Башка трещала, словно встретилась с мощным кулаком недавнего соперника. – Бежать, бежать, бежать!»
   С раскалывающейся от боли головой парень слегка подрастерял свою прыть. Прорываясь сквозь кусты шиповника, он изодрал лицо и руки в кровь, а одежда моментально превратилась в лохмотья, однако Руам старался не сбавлять хода.
   Он то и дело натыкался на охранные заклинания, призванные разорвать непрошеных гостей в клочья. Оживающие призраки пытались вцепиться в оглоушенного чужака, но натыкались на невидимую преграду вокруг него. Сам парень бесплотных охранников даже не замечал. Мысль найти подходящее укрытие прочно сидела в его воспаленном мозгу, несмотря на расплывчатые контуры окружающих предметов. Человеческая фигура тоже появилась в размытом изображении, и если бы не голос…
   – Стой, оборванец! – Команда больно ударила по ушам брюнета, но выполнять ее нарушитель не собирался.
   Соперник Пронха развернулся и побежал в другую сторону. На самом деле бегом это можно было назвать с большой натяжкой, поскольку переставлять ноги исцарапанному парню становилось все труднее и труднее. И вдруг прямо перед ним в землю ударила молния. Как ни странно, она не убила юношу. Наоборот – пелена слетела с его глаз, в голове прояснилось, и Руам с ужасом обнаружил, что стоит на самом краю глубокой пропасти. Неизвестно откуда возникшая трещина шириной в пять шагов своими неровными краями уходила глубоко в землю. Дна ущелья застывший беглец не увидел.
   «Куда это я попал?» Он обернулся и заметил шикарно одетого молодого человека. Широко открытые глаза и неестественная бледность лица могли говорить лишь об одном – здесь произошло что-то из ряда вон.
   – Ты кто? – задал вопрос брюнет.
   – Тарин. – Принц еще не пришел в себя, а потому машинально ответил на вопрос незнакомца.
   – А меня зовут Руам. – Он приблизился к наследнику и протянул руку.
   Тот, продолжая глядеть в сторону трещины, так же автоматически пожал руку, пробормотав не совсем внятно:
   – Очень приятно.
   – Слушай, Тарин, что это за яма посреди поляны? Я в нее едва не угодил.
   – Не знаю, – растерянно ответил принц. – Минуту назад ее тут не было.
   – Точно? – улыбнулся брюнет.
   – Ты смеешь сомневаться в правдивости слов принца? – наконец начал приходить в себя ученик Ширада.
   Черный, еще чернее, чем у Еневры, цвет волос незнакомца автоматически вызывал неприязнь наследника. Темную королеву он не любил.
   – Скажешь, тоже, – махнул рукой сын Гамуда. – С какого перепоя принца занесет в лес?
   – Это не лес, а сад его величества! Разрази тебя варзом! И мне очень хочется выяснить, как такой оборванец здесь очутился? Ну-ка отвечай, кто и зачем тебя сюда впустил?
   Тарин вытащил из ножен узкий меч и пристроил острие клинка к горлу своего нового знакомого.
   – Да отстань ты! Откуда я знал, что это королевский сад? И никто меня не впускал. Подумаешь – ограду они поставили! Я и не через такие заборы перебирался.
   – Врешь! Ограда имеет магическую защиту. Отключить ее не каждому волшебнику под силу… – В голосе принца появилась неуверенность. Он не мог представить, что стоявший перед ним парень мог оказаться чародеем, однако и трещина на поляне не могла возникнуть сама по себе.
   – Что здесь происходит? – спросил подошедший Ширад.
   Появление человека в зеленом плаще несколько отвлекло внимание наследника. Руам уже собирался рвануть дальше, но внезапно почувствовал, как что-то обвивает ноги. Взгляд вниз заставил забыть о побеге: юноша был туго связан тонкой бичевой.
   – Зачем?.. – попытался он возмутиться, но был грубо остановлен чародеем.
   – Закрой пасть, голодранец! Не к тебе обращаются. Ваше высочество, откуда здесь взялся этот наглец?
   – Он бежал по саду, а затем… – принц кивнул в сторону расщелины, – вспыхнула молния без грома, и…
   Наставник заметил трещину в земле и едва не присвистнул от изумления.
   – Кто это сделал? Ты? – Волшебник смотрел прямо на брюнета.
   – Вы сейчас ко мне обращаетесь? – предусмотрительно решил уточнить тот.
   – Да. – Голос Ширада слегка дрогнул. До него вдруг дошло, что магу, способному оставить такой шрам на земле, не составит труда раздавить волшебника большой волны.
   – Может, и я, – пожал плечами Руам. – Дело в том, что я был слегка не в себе после того, как забрался в ваш сад. Поэтому и не сознавал, что делал.
   – Он утверждает, что перелез через ограду и после этого остался жив, – добавил принц.
   – Если бы я не был жив, я бы не смог ничего утверждать. Не правда ли?
   – Будешь умничать – проткну твою шею, – пригрозил Тарин.
   – Убить связанного много храбрости не нужно, ваше высочество.
   – Замолчи! – снова повысил голос Ширад. – Если ты сумел разверзнуть землю, должен суметь сдвинуть ее обратно.
   Чародей провел беглое прощупывание незнакомца, но источника силы в нем не обнаружил.
   – Не могу я сегодня этим заниматься, – притворно вздохнул черноволосый. – Я по праздникам не работаю.
   – А как же тогда ты сделал эту расщелину?
   – Я?
   – Тарин, если он задаст еще хотя бы один вопрос, проткни его мечом, ладно?
   – Я только сказал, что был не в себе, – поторопился с ответом оборванец.
   – А какой сегодня праздник? – задумчиво спросил наследник. Он пытался вспомнить, но на этот день даже в соседних державах не приходилось знаменательных дат.
   – День рождения у меня нынче, – на ходу придумал Руам.
   – А ты, значит, по праздникам любишь ходить в гости без приглашения? – язвительно произнес учитель принца. – В Разахарде такое не поощряется.
   – Да, я здесь человек новый и без проводника в ваших каменных джунглях немного заблудился. Вот и влип в историю. Проявите милосердие, отпустите меня ради праздничка! Семнадцать лет один раз в жизни исполняется… – Теперь брюнет решил давить на жалость: а вдруг получится?
   – Без проводника, говоришь? – Ширад сначала задумался, а потом его словно осенило. – Тарин, ты обращался к пассам, пытаясь его остановить?
   – Да, учитель, – неохотно сознался принц, поскольку обещал не прибегать к магии без присмотра наставника. – Я хотел сделать небольшую рытвину под ногами беглеца. Чтобы он споткнулся и упал.
   – Так, так, так… – Волшебник хищно потер ладони. Его узкие брови резко взметнулись, а глубокие морщины лба преломились у переносицы под прямым углом. – А теперь попробуй ее убрать.
   – Как? – растерялся приемный сын Ярланда. – Ее же нет.
   – А ты представь, что есть. Давай-давай. Это очень полезное упражнение.
   Наследник пожал плечами и попробовал обратиться к силе. Ничего не произошло.
   – Смотри прямо на парня, – посоветовал Ширад.
   Земля под ногами задрожала. С гулким грохотом расщелина стала сужаться – и в итоге захлопнулась, извергнув из своих недр пылевое облако.
   – Что это? – заволновался Тарин.
   – Это наша самая большая удача, – едва слышно прошептал волшебник. – Но пока о ней никому ни слова. Понятно?
   В ответ принц только молча кивнул. Он не мог разобраться в происходящем. Сначала на ровном месте появляется бездонная пропасть, потом она исчезает. Непонятное обращение к магии. Зачем надо было смотреть на чужака?
   Вызванная наставником стража увела нарушителя спокойствия в подвальный каземат дворца. Ширад с нетерпением ждал того момента, когда они с учеником останутся наедине.
   – Я склоняюсь к тому, ваше высочество, что нам несказанно повезло. Знаешь, что это за оборванец?
   – Какой-то Руам. Имя явно не местное.
   – Он – ПРОВОДНИК. – Глаза учителя снова превратились в едва заметные щелки.
   То, с какой таинственностью прозвучало это простое слово, наверняка должно было что-то значить.
   – Проводник бы в городе не заблудился.
   – Я не о том говорю, ваше высочество. Парень, сам не являясь магом, помогает извлекать силу из источника того чародея, на которого настроен. При этом происходит некоторое усиление мощности. Я думаю, расщелина в земле соответствует пассам высокой волны, а то и больше. Жаль, глубину мы не догадались измерить. И ее сделал мой ученик, минуя свой неподдающийся барьер!
   – Руам облегчает доступ к магии?
   – Он обеспечивает самый короткий путь к источнику, а потому при составлении пассов нет потерь мощности. Что ты обычно чувствовал во время обращения к чарам?
   – Страшную тяжесть во всем теле.
   – А сегодня?
   – Да вроде никаких ощущений, – задумчиво произнес принц.
   – Это все благодаря проводнику.
   – Надо обрадовать короля. – Тарин еще не полностью осознал неожиданный подарок судьбы, но уже хотел сообщить о нем Ярланду.
   – Стоять! – властно гаркнул ему вдогонку Ширад.
   – Учитель? – Принцу не понравился грубый окрик.
   – Прошу прощения, ваше высочество. Пока никому нельзя сообщать о находке.
   – Почему?
   – В Адебгии о проводниках практически никто ничего не знает. И это хорошо. Я не хочу, чтобы тебя воспринимали как довесок к этому голодранцу. Будущего правителя должны уважать за его собственную силу. Пойми: могучим волшебником ты будешь считаться только в его присутствии, а стоит кому-нибудь устранить этого Руама – и ты снова «рябой» чародей.
   – Тогда какой смысл в нашей удаче, если ею нельзя пользоваться? – расстроился парень.
   – Пользоваться можно и нужно, но пока тайно. Например, для того чтобы уничтожить барьер.
   – Вы думаете, это поможет? – с надеждой спросил наследник.
   – Я склоняюсь к тому, что у нас теперь гораздо больше шансов. Ты ведь сможешь воздействовать на магическую преграду изнутри.
   – Да, но проводник почти всегда должен находиться рядом. Не вызовет ли это подозрений?
   – Не стоит беспокоиться, ваше высочество. Решение этой проблемы я беру на себя, – с ноткой превосходства в голосе заявил чародей. – Только давай договоримся: о том, кем является этот оборванец, будем знать только мы с тобой. Для других, даже для него самого, он – обычный паренек, каких тысячи.
   – Вы правы, учитель, – подумав, согласился принц. – Я никому не расскажу о сегодняшнем открытии. Клянусь! А скажите, другой волшебник может воспользоваться способностями проводника?
   – Нет, – с едва уловимой грустью в голосе ответил наставник. – Этот сложный инструмент настраивается единожды и только на одного мага. Пойду взгляну, как его устроили в камере.
   – Нельзя допустить, чтобы его повесили! – заволновался наследник.
   – Поэтому я и тороплюсь.
   Шираду не хотелось, чтобы принц сейчас видел его лицо, поскольку скрыть обуявшую волшебника зависть было непросто. Учитель почти бежал по направлению ко дворцу, ругаясь про себя на чем свет стоит.
   «И почему одним – все и сразу, а другим лишь крохи? Разрази меня варзом! Проводник – человек столь же редкий, как рыжий жемчуг, – вдруг сваливается на голову наследнику трона. Да ему и так хорошо! Дождется двадцати одного года – займет трон. И чего еще желать? Так нет: к нему попадает проводник, оглушенный боевым заклинанием, измазанный собственной кровью! Будто специально подготовленный для инициации. И этот сопляк, вопреки данному мне обещанию… Рытвинку ему вздумалось сотворить! Да чтоб тебя закопали в той рытвинке! Естественно, этого хватило, чтобы настроить проводника на себя и полностью закрыть доступ к нему других. В результате щенок получает в свое полное распоряжение уникальнейший инструмент. А я… Как тут не разозлиться? Буквально все норовят на моем горбу въехать в хайран».
   Ширад был твердо уверен, что появление проводника в королевском саду предназначалось лично для него, а Тарин коварно воспользовался чужим подарком судьбы, хотя не имел на него никакого права. Ведь он нарушил обещание, данное учителю. Ну разве это не подло?
   – Принц попросил меня переговорить с задержанным, – доложил маг дежурному офицеру.
   – Без разрешения начальника дворцовой охраны я не могу вас пропустить, – усмехнулся офицер, поверх мундира которого был накинут такой же плащ, как и у Ширада. Золотая застежка в виде щита, пронзенного двумя молниями, обозначала военную специальность чародея.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное