Николай Степанов.

Проводник

(страница 1 из 26)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Николай Степанов
|
|  Проводник
 -------

   – Ширад, это правда, что тебя считают одним из лучших наставников в Адебгии?
   – Не мне судить об этом, мой повелитель… – Невысокий мужчина в зеленом плаще с массивной золотой бляхой на груди опустил голову в знак покорности.
   – Но если это действительно так, то объясни, почему мой названый сын до сих пор не постиг пассов низкой волны? Парню скоро двадцать, а он все еще валандается, пребывая в числе «рябых» волшебников! Ты понимаешь, что это унизительно не только для принца, но и для меня?!
   Ширад был уже пятым по счету наставником наследника, но оказался единственным, у кого молодой человек сумел освоить хотя бы нижайший уровень чародейства. Его предшественники не могли похвастаться и этим, и каждому пришлось сменить комфорт столичной жизни на прозябание в приграничных форпостах королевства, заняв унизительную после дворца должность главного чародея местного гарнизона.
   – Ваше величество… – Преподаватель магических искусств прекрасно осознавал значение сегодняшней беседы и потому тщательно подбирал слова. – Я впервые сталкиваюсь со столь необычным случаем.
   От волнения его и без того узкие глаза превратились в щелки, а дугообразные морщины на лбу образовали посредине излом.
   – Хочешь сказать, мой сын бездарен?! – повысил голос Ярланд.
   – Скорее наоборот: Тарин весьма способный юноша. Он прилежен в учении, легко запоминает самые сложные узоры и знает гораздо больше своих сверстников.
   – И где эти его знания?! Почему я не вижу результатов?! Уж не хочешь ли ты сказать, что мальчик обделен силой?
   Принц не мог иметь способностей ниже среднего уровня, поскольку его отец и мать являлись чародеями высокой волны. Об этом знал любой чародей королевства, хоть раз заглянувший в магогенетический справочник. Тучи над Ширадом начинали сгущаться. Наставник чувствовал, что разговор принимает нежелательный оборот, но не понимал, в чем причина недовольства короля. Монарх пребывал в дурном расположении духа и почему-то совершенно не хотел замечать того прорыва, который учителю и ученику удалось совершить за полгода изнурительной работы. Ярланд явно желал большего.
   – Я считаю, что ваш сын является уникальным чародеем, – поспешил успокоить короля Ширад. – Сила, заключенная в юноше, превосходит мой нынешний уровень минимум в полтора раза, однако на пути к ней стоит настолько сложный барьер, что удалить его без вреда для принца невозможно.
   – Какой еще барьер? – Повелитель напрягся, как тигр перед прыжком.
   По сравнению со своим собеседником, правитель Адебгии выглядел гораздо внушительнее: широкие плечи, мощная шея, начинающая седеть окладистая борода и слегка вьющиеся русые волосы придавали ему сходство с былинными богатырями, портреты которых висели почти в каждом зале дворца.
Пожалуй, только один штрих существенно рознил Ярланда с героическими мужами: его взгляд. Не было в нем их уверенного спокойствия и умиротворенности – скорей, наоборот: глаза монарха излучали воинственную недоброжелательность. Казалось, что этот наделенный огромной властью человек видит личного врага в каждом.
   – Я склоняюсь к тому, что преграда эта естественного происхождения и дана Тарину при рождении. – Ширад постарался придать своему вкрадчивому голосу максимум убедительности.
   – Для чего? – Властитель непроизвольно коснулся украшенной бриллиантами застежки своего серого плаща.
   – Сие скрыто под покровом тайны, мой господин.
   – Но у тебя есть хотя бы какие-то догадки? – Речь Ярланда вдруг стала неестественно торопливой, словно он неожиданно вспомнил о важной встрече и теперь боялся на нее опоздать.
   – Иногда природа пытается уберечь своих детей от разрушительного использования силы в неразумном возрасте, – начал объяснять обладатель зеленого плаща, нервно поправляя свои редкие длинные волосы.
   – Тарин давно переступил этот порог, – не удержался от недовольного замечания король.
   – Вы абсолютно правы, ваше величество! Но я был обязан рассмотреть все варианты. Бывает и по-другому. Препятствие на пути к собственной магии может возникнуть, Чтобы скрытый волшебник оставался скрытым до поры до времени. Развивая свои не проявившиеся пока способности, он должен сам отыскать путь преодоления барьера, за что в качестве основного приза ему открывается полный доступ к силе. Я склоняюсь именно к этой версии, хотя не исключаю и другие.
   Ярланд задумался, запустив пятерню в бороду. Его лицо по-прежнему выражало недовольство и почти осязаемую неприязнь к собеседнику. Складывалось впечатление, что наставник принца угостил своего повелителя прогорклым вином, за что сейчас последует неминуемое возмездие. В беседке, где происходил разговор, повисла напряженная тишина.
   «Видимо, пришла моя очередь собирать вещи и готовиться в дальнюю дорогу, – решил Ширад. – Очень жаль. У меня только начали налаживаться полезные связи в столице».
   Сменив очередного учителя принца, Ширад досконально исследовал барьер своего подопечного и отыскал едва уловимые прорехи в казалось бы незыблемой преграде. Именно благодаря им и напору Тарина, который действительно освоил теоретические основы техники пассов высокой волны, наследнику удавалось по мельчайшим крупицам извлекать заключенный в нем могучий дар. Этих крох хватало только на формирование нижайшей волны или, как ее еще пренебрежительно называли, магической ряби. При этом ученик настолько выкладывался, что потом требовалось не менее двух часов для восстановления сил.
   – Чего ты сможешь достичь в ближайшие полгода, если будешь следовать этой версии? – Вопрос монарха вывел волшебника из задумчивости.
   – Через три месяца Тарин должен освоить пассы низкой волны, а с этого уровня, я полагаю, мы с ним приступим к поискам ключей от барьера, – уверенно выпалил наставник, хотя лучше других знал о нереальности этих планов. Магическая преграда принца не позволяла даже надеяться на дальнейший прогресс ученика, но сказать об этом – значило расписаться в своем полном бессилии и потерять все блага, к которым чародей успел привыкнуть за полгода пребывания при дворе его величества.
   «Лучше прибегнуть к испытанному средству, чем вернуться к прежней жизни», – твердо решил чародей.
   – Ты уверен, что мальчик достигнет уровня низкой волны? Мне не нужны пустые обещания!
   – Динамика его успехов позволяет на это надеяться, мой господин. – Учитель понял, что нависшая над ним угроза пока миновала. – Я повторяю: ваш сын – уникальный волшебник, закрытый на хитроумный замок даже от самого себя. И все же ключи к этому замку подобрать можно. Полагаю, через год вы не узнаете его высочества.
   Ширад считался хорошим наставником магической молодежи, хотя на поверку не мог похвастаться ни одним великим чародеем, прошедшим его школу. Зато этот волшебник большой волны имел в своем арсенале много хитроумных методов быстрого преодоления самого низкого уровня искусства. С его помощью ученики даже с весьма скромными способностями довольно скоро проходили стадию «ряби».
   – Хвала утреннему бризу! Наконец нашелся хоть один специалист, сумевший понять моего сына. Все остальные просто опускали руки, признавая свое полное поражение. Ладно, Ширад, парень пока остается на твоем попечении. О его успехах будешь докладывать раз в десять дней.
   – Слушаюсь, мой повелитель.
   Ярланд небрежно махнул рукой, и подданный спешно покинул беседку, мысленно благодаря провидение за сегодняшний день. Общение с королем закончилось благополучно – волшебнику удалось сохранить теплое местечко при дворе.
   – Ну и что наплел тебе этот мошенник сегодня? – Супруга короля, стройная смуглая женщина лет тридцати, как обычно, появилась из легкого облачка.
   – Ты не поверишь, дорогая, – задумчиво ответил повелитель, – но наш милый учитель довольно близко подобрался к разгадке.
   – И после этого ты его так просто отпустил?
   Еневра недаром носила титул первой леди королевства. Ее фигуре могли позавидовать самые стройные фрейлины при дворе Ярланда, а классический овал лица, шикарные черные волосы, большие темно-карие глаза, тонкие брови, прямой нос и алые губы производили неизгладимое впечатление на мужчин, которые впервые с ней сталкивались. Но… было в этой женщине что-то моментально отталкивающее: холодный пронзительный взгляд, надменная речь, постоянное брезгливое выражение на красивом лице. Даже походка королевы многим напоминала мягкую поступь горной рыси перед решительным броском.
   Мужчина оценивающе посмотрел на жену и ответил:
   – Он не понял главного.
   – То есть?
   – Ширад уверен, что Тарин отгорожен от своего могущества барьером естественного происхождения.
   – Нам-то от этого какая польза?
   – Большая. Не было бы ее, не стало бы и учителя. Сегодня же! – Король хлопнул ладонью по коленке и встал.
   Парочка покинула беседку и не спеша направилась ко входу во дворец.
   – И чем же нам полезен уважаемый Ширад? – поинтересовалась женщина.
   Ее низкий голос сейчас звучал с зазывной хрипотцой. Этот прием брюнетка использовала, когда хотела выведать что-либо у мужа.
   – Представляешь, он собирается искать ключи от барьера…
   – Паршивая ищейка, – пренебрежительно обронила женщина.
   Ее легкая белоснежная накидка мягкой волной колыхалась на теплом летнем ветру. Золотая застежка и белая накидка королевы являлись отличительными знаками волшебницы большой волны третьей, высшей ступеньки этого магического уровня. Вообще-то чародеи Адебгии давно не носили никаких знаков отличия, но здесь, при дворе его величества, это условие считалось обязательным.
   – Правда, не сразу. Сначала он сделает из нашего мальчика волшебника низкой волны.
   – Когда? – Королева неожиданно остановилась, будто налетела на невидимую стену.
   Ярланд наслаждался теми редкими моментами, когда ему удавалось вывести супругу из равновесия. С ее лица на мгновение исчезала маска надменности, и оно становилось живым. Однако Еневра не позволяла себе расслабляться надолго даже в присутствии мужа. Она слегка поправила роскошную прическу и повторила вопрос:
   – Когда наш любимый принц собирается перешагнуть уровень ряби?
   – Совсем скоро, дорогая. Через три месяца.
   – Так это же превосходно! – с радостью воскликнула она.
   – Не спорю, – улыбнулся Ярланд. – Я слышал, что умалишенные чародеи при должном уходе живут очень долго.
   – И не жаль тебе мальчика, дорогой? – сладким голосом, который, однако, не мог никого обмануть, спросила волшебница. – Он же тебе почти родственник.
   – Не всем уготовано место в хайране, – усмехнулся супруг. – Некоторым следует рассчитывать лишь на блага этого света.
   – Кстати, насчет уютного местечка. Тебе не кажется, что начальник стражи относится к своим обязанностям спустя рукава? Он беззастенчиво пользуется твоей благосклонностью и вытворяет что вздумается!
   – Чем на этот раз он тебе не угодил? – Король прекрасно знал, что жена почти ненавидит Хорха, но прогонять его не собирался.
   Этого волшебника большой волны Ярланд, будучи еще никому не известным бароном, притащил с собой во дворец из собственного имения. Почему правитель поставил его во главе собственной стражи, не знала даже супруга, и любая ее попытка ограничить полномочия этого человека оборачивалась недовольством мужа.
   – Я сегодня столкнулась с ним в коридоре. Какое он имеет право мне так нагло улыбаться?
   – Ты же у меня женщина яркая и не можешь не радовать своей красотой. А он – простой мужик, который не в силах сдержать собственной радости при созерцании твоих прелестей.
   – Зря насмехаешься, дорогой. Помнишь Олсуду?
   – Надоедливую старуху, которая никому во дворце прохода не давала?
   – Да, характер у нее действительно был паршивый, но я от нее узнавала много ценной информации. И о твоем Хорхе в том числе.
   – Хвала утреннему бризу, что я давненько ее не видел.
   – Потому что к ее смерти наверняка приложил руку начальник стражи.
   – У тебя есть доказательства?
   – Мне они ни к чему: достаточно подозрений.
   – Вот видишь, из-за своей неприязни к человеку ты готова идти на нарушение закона. А справедливые правители так поступать не должны. Нет доказательств – значит, он порядочный подданный.
   Когда монаршая чета подошла к белокаменному крыльцу северного крыла дворцового комплекса, скрипнула дверца, и на ступеньках показалась девушка лет четырнадцати. Растрепанные светло-русые волосы, свежая царапина на щеке и разорванный рукав платья свидетельствовали о не в меру активном образе жизни этой особы. Заметив парочку, она резко остановилась.
   – Здравствуйте, ваши величества! – Девушка попыталась присесть в реверансе, но споткнулась на ступеньках и полетела головой вперед.
   Если бы не вмешательство короля, она бы точно протаранила его спутницу.
   – Илинга, нельзя же быть такой неловкой! Ты ведь не крестьянка! – отчитал девушку Ярланд, однако взгляд повелителя сразу стал мягким, а в голосе появились теплые нотки.
   – Мне можно! – убежденно ответила непоседа. – Я – королевская дочь. А крестьянку за подобное тут же выпороли бы.
   Она спрыгнула со ступенек, показала язык спине Еневры и стремглав бросилась в сад.
   – Совсем с девчонкой нет сладу! – раздраженно проворчала королева. – Не дождусь, когда ты ее замуж отдашь.
   – Потерпи еще годика два, дорогая, – ответил правитель виновато.
   Дочь Ярланда от первого брака была единственным ребенком в королевской семье, и перспектив обзавестись братиком или сестричкой у нее не было. Нынешняя супруга повелителя Адебгии в молодости слишком увлекалась мертвой магией, в результате потеряв способность к созданию живого. За свои темно-карие, почти черные глаза и такие же волосы Еневра получила в народе прозвище «темная королева», хотя наряды ее величества всегда отличались исключительной белизной.
   – Надеюсь, ты заметил, что она специально споткнулась, чтобы испортить мне одежду своей грязной физиономией?
   – Но ведь все обошлось? Так что давай не будем возвращаться к этой теме.
   – Нет, будем. Почему ты запрещаешь мне воспитывать девчонку? Сам на нее посмотри: она позорит королевский род! Ведет себя как оборванка из подворотни.
   – Она моя дочь! – повысил голос Ярланд.
   – А я – твоя жена! И прошу не забывать, кто и как помог тебе стать первым человеком в королевстве.
   – Замолчи, дорогая! – Повелитель тоже умел находить нужные рычаги воздействия на супругу. Он произнес свою короткую фразу не повышая голоса, но в голове Еневры она разорвалась раскатом грома. – Пока еще ни я, ни тем более ты не имеем права считаться настоящими правителями Адебгии. И любое неосторожное слово, дошедшее до слуха магистров, может запросто сделать оборванцев из нас с тобой. Это ты понимаешь?
   – Да, – сразу сбавила обороты женщина.
   Встречаться с магистром по какому бы то ни было поводу она не желала, а в том, что при дворе наверняка имеются его люди, не сомневалась. Вот только вычислить их все никак не удавалось.
   – Тогда спрячь свой болтливый язык и впредь сначала думай, а потом сотрясай воздух.
   – Язык спрятать недолго, – решила Еневра проигнорировать угрозу мужа. – Если бы ты умел пользоваться своим – давно выведал бы у Тарина, где его отец припрятал монарший жезл. Нам эта штуковина крайне необходима.
   – Парень понятия не имеет о тайнике Глошара, иначе жезл давно был бы у меня.
   Король смерил жену уничтожающим взглядом и быстро поднялся на крыльцо. Та еще с минуту постояла у ступенек. Внимательно осмотрев местность и убедившись, что никто не был свидетелем их небольшой размолвки, она последовала за супругом.
   Илинга, несмотря на свою юность, хорошо знала о способностях мачехи прощупывать магией окружающее пространство. Поэтому девушка, будучи волшебницей средней волны, прикрылась всепроникающим пологом, спрятавшись за куст шиповника.
   «О чем это они спорят? – задумалась принцесса. – И где бы мне найти такого магистра, который сумеет превратить королеву в нищенку? И почему отец ее не прогонит? Ему же с ней плохо».
   Тревожные мысли ненадолго задержались в юной головке. Илинга вовсе не собиралась копаться в причинах неожиданной размолвки отца с мачехой – она залезла в укрытие по другой причине: надо было кое-что проверить.
   Девушка была копией своей матери: выразительные голубые глаза, маленький, чуть вздернутый носик, слегка припухлые губки. Даже манера речи была такой же. От Ярланда ей достался лишь цвет волос. У принцессы они были чуть светлее, но вились точь-в-точь как у короля.
   Выстрел пушки, оповестивший о наступлении полудня, стал для юной особы долгожданным сигналом. «Сейчас он должен выйти». Несмазанные петли жалобно завизжали, и на крыльце появился молодой человек.
   «Теперь спустится и посмотрит на небо…». Юноша так и сделал.
   «А теперь…» Спрятав руки в карманы, молодой человек сделал пару шагов и вдруг попал ногой в небольшую рытвину. Чтобы не упасть, он поспешил переставить вторую ногу вперед, но та зацепилась за первую, и растяпа рухнул вперед лицом. Вытащить руки принц так и не успел.
   – Разрази меня варзом! – вскричал Тарин.
   «И проклятие то же самое!..» – ужаснулась девушка. Она покинула укрытие и подбежала к кузену.
   – Не ушибся?
   – Ты откуда здесь взялась? – Юноша вздрогнул от неожиданности.
   – Тебя ждала.
   – Зачем?
   – Предупредить хочу. Ты не забыл, какой сегодня день?
   – Ах да! – тяжело вздохнул парень, вспоминая печальную дату.
   Ровно двенадцать лет назад во время магической чумы случилось трагическое событие, вызвавшее тяжелые последствия для Адебгии и объединившее этих двоих. В тот день королева с сыном отправилась из столицы в имение Ярланда навестить двоюродную сестру. Замок этого небогатого барона располагался неподалеку, королевские телохранители обеспечивали надежную охрану, поэтому причин для беспокойства не имелось. И вдруг неожиданный удар! Болезнь пришла в баронство вместе с отрядом телохранителей и за одну ночь выкосила всех волшебниц небольшого городка, включая королеву и баронессу, мать Илинги.
   Отец Тарина, истинный правитель Адебгии, чародей высокой волны Глошар слишком поздно узнал о вспышке чумы, и направленный к Ярланду столичный магистр успел спасти лишь двух волшебниц. Выжила годовалая принцесса Илинга, дар которой находился в самой начальной стадии развития и не подвергся страшной болезни столь же стремительно, как у других, и четырехлетняя дочка лесничего, о которой говорили, что ее спас только рыжий цвет волос, хотя он и не уберег ребенка от последствий смертоносного недуга.
   Почему смертельная хворь разразилась так внезапно и почему она поражала лишь женскую половину чародеев, выяснить не удалось. Магистр, занимавшийся расследованием, пришел к выводу о воздействии древнего артефакта, который, по-видимому, случайно попал не в те руки и был уничтожен при неумелом использовании. В результате его разрушения Тарин и Илинга стали сиротами, а Ярланд перебрался в королевский дворец и занял сначала место второго человека в стране, а после исчезновения Глошара взял все бразды правления в свои руки. Согласно королевскому указу, отец Илинги становился регентом принца при отсутствии законного правителя.
   – Мне сегодня приснился очень плохой сон! – со всей серьезностью, на которую она была способна, заявила принцесса. Сделав небольшую паузу, девушка добавила: – Про тебя.
   – Надеюсь, это плохое уже произошло? – Парень указал на запыленную после падения одежду и слегка подпорченную обувь.
   – Нет, но это тоже было частью моего видения.
   – И ты меня не предупредила?!
   – Я должна была удостовериться в том, что мой сон – правда. Теперь никаких сомнений нет. Ты даже выругался точно так, как было в видении.
   Вещие сны являлись Илинге только раз в году – накануне самой трагической даты ее жизни. Чаще всего в них были опасности, подстерегающие юную принцессу. Кто-то невидимый старался уберечь ребенка от несчастий. И девушка никогда не сомневалась в том, что они сбудутся. Но сегодня ночью видение почему-то касалось не ее лично, а Тарина. Поэтому дочь Ярланда и решила устроить небольшую проверку.
   – Ну и что еще ты увидела?
   – Тебе грозит беда!
   – Сегодня? – удивился юноша.
   – Сегодня все только начнется, а закончится в недалеком будущем.
   – Чем?
   – Я тебя потеряю, – грустно сказала кузина.
   – А если не начнется?
   – Именно этого я и хочу. Помнишь, я тебе рассказывала о том, как спаслась от укуса гадюки: не стала кататься на взбесившейся лошади…
   – Помню.
   К рассказам о дивных сновидениях сестренки Тарин всерьез не относился, но обычно демонстрировал полное понимание. Он старался не обижать Илингу, особенно по пустякам.
   – Тогда слушай. Сегодня ты ни в коем случае не должен знакомиться с неграмотным оборванцем, которому исполняется семнадцать. Эта встреча грозит тебе смертельной опасностью.
   – Ну и задачку ты мне задала, сестренка, – улыбнулся принц. – Допустим, найти в столице оборванца при большом желании можно. Догадаться, что он не умеет читать… в общем-то небольшая проблема. Но попасть к нему надень рождения?.. Ты знаешь, я живу двадцатый год, но еще ни разу не получал приглашения на праздник к представителю низшего сословия. Надо будет восполнить этот пробел. Но клятвенно обещаю именно сегодня этой проблемой не заниматься.
   – Может, ты проведешь весь день во дворце? – робко попросила она.
   – Давай ограничимся территорией дворцового комплекса. На моей памяти здесь еще не видели ни одного нищего.
   – Тарин, тебе пора заниматься! – Голос наставника прервал беседу.
   – Уже иду, учитель! – крикнул юноша и опять обратился к кузине: – Спасибо за предупреждение. Извини, сегодня у меня напряженный день. Вечером ты мне обязательно расскажешь свой сон в подробностях.
   Он отряхнул пыль с одежды и поспешил к Шираду.
   Две последние недели принц жил в предвкушении собственных достижений. У него начали получаться пассы нижайшей волны. Пусть это был самый низкий уровень магии, и специалистов, умевших вызывать магическую рябь, унизительно называли «рябыми» волшебниками, – парень радовался своим первым успехам. Он считал, что самое страшное позади. Сдвинувшись с мертвой точки, теперь не так сложно будет перешагивать ступени мастерства, поднимаясь выше и выше.
   Следующей ступенькой являлись пассы низкой волны, характеризовавшие переход начинающего волшебника на второй уровень подготовки, а само ученичество заканчивалось присвоением звания чародея малой волны. Начиная с этого уровня специалист получал лицензию на право работать магом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное