Николай Степанов.

Тень огня

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

   – Угадай, кто объявился рядом с двумя обреченными?
   – Давай не будем играть в угадайку.
   – Все равно бы не догадалась… – Гравза прямо-таки распирало от удовольствия. – Огарский маг собственной персоной! Он-то и поджарил всех «птичек» одним залпом.
   – Огарец? Ты ничего не напутал? – Руена была крайне озадачена.
   – Я же не первый день живу на этом свете. Сам был поражен несказанно.
   – А люди? Он что, их не тронул?
   – Как видишь, целы и невредимы.
   – Похоже, Сунгим превратился в страну чудес! – Девушка не скрывала своего удивления. – Я ведь вчера тоже видела рундайца.
   – Где?
   – Здесь, в горах.
   – С ума сойти! Они же не любят скал! – Теперь пришла очередь князя изумляться.
   – Сам говорил: сегодня не любишь, а завтра… Видать им здесь что-то сильно понадобилось.
   – А я-то надеялся, что наше путешествие хотя бы тут будет спокойным.
   Словно в подтверждение его опасений раздался тревожный голос дозорного:
   – Князь, впереди пещерные люди! Их много!
   – Бородавку тебе на язык! – выругался Гравз. – Только этих нам еще не хватало!
   Дорогу пешему каравану перегородили полсотни мужиков в одеждах из овечьих шкур. Все они были коренастыми, немного сутулились и держались крайне напряженно.
   – Чего надо? – Князь вышел вперед и громогласно спросил: – Почему стали на дороге?!
   – Тебя ждем. – Навстречу вышел вождь пещерников в металлическом шлеме.
   – Зачем?
   – Ты держишь у себя нашего человека. Отдай его нам.
   – Вы что, с ума посходили? Я отродясь никого у себя не держал насильно. Да и откуда у меня ваши люди? Покажи хоть одного.
   – Вон тот, – главарь указал на Скальнова.
   – Этот парень не пещерный.
   – Я сам должен с ним поговорить, – твердо сказал предводитель. Дубинки и камни в руках его соплеменников являлись довольно весомыми аргументами в пользу переговоров.
   «Ну вот, хоть кто-то признал нашего бывшего детдомовца своим. Правда, не уверен, что такие родственники придутся ему по душе», – вспомнил Сомов первый разговор со Скальновым.
   – Гога, подойди сюда! – позвал Гравз.
   – Я буду говорить с ним наедине, – предупредил пещерник. – Вон там, – указал он на небольшую площадку, возвышавшуюся над тропинкой.
   – Хорошо, – тяжело выдохнул повелитель Сунгима. Идея незнакомца нравилась ему все меньше и меньше.
   – У этого типа к тебе разговор, – сообщил он силачу. – Не возражаешь?
   – Можно и поговорить, если ему так нужно, – равнодушно пожал плечами Топор.
   – Пойдем, я не хочу, чтобы нас слышали…
   Человек в шлеме ловко забрался на условленную площадку.
   Следом за ним туда же легко вскарабкался и Гога, своей проворностью вызвав одобрение у мужиков с дубинами.
   – Меня зовут Грангор, – представился незнакомец.
   – Егор, – ответил Скальнов.
Для официальных знакомств он пользовался этим именем.
   – Я же говорил: ты наш человек.
   – Не ваш, а свой собственный, – спокойно возразил Егор.
   – В тебе живет дух гор, значит, ты должен быть среди нас, среди пещерных людей.
   – Никому и ничего я не должен. Понятно? Хватит! Один тип мне все уши прожужжал о моем долге, а сам последним гадом оказался.
   – Нельзя самовольно отрываться от духа гор.
   – А мне разрешили, – нашелся «гном».
   – Тогда сейчас мы это проверим, – не уступал «родственник».
   – Как?
   – Если ты сумеешь столкнуть меня с площадки, значит, горному духу угодно, чтобы ты продолжил свой путь. Если нет – останешься здесь.
   Еще в детдоме, благодаря небывалой силе и невысокому росту, Гоге не было равных в детской игре «царь горы». Правда, тогда ребятишки толкались зимой на снежных горках. «Может, тут даже лучше – ноги скользить не будут», – подумал детдомовец, расстегивая широкий пояс.
   – Давай проверим…
   Он аккуратно сложил оружие на землю. Доспехи снимать не стал, поскольку их долго расшнуровывать. Поединок начался.
   Грангор с минуту постоял, оценивая взглядом соперника, а потом ринулся в атаку, нацеливаясь в его широкую грудь. Гога тоже пошел вперед, но в последний момент резко сдал вправо. Его противник, как оказалось, задумал тот же маневр, и борцы лишь поменялись местами.
   «Ладно, – Топор решил изменить тактику, – а что ты на это скажешь?» Он схватил настырного типа за кисть и попытался ее вывернуть. Однако хватка Грангора оказалась ничуть не слабее. Пещерный предводитель вцепился свободной рукой в плечо противника и сильно надавил большим пальцем на болевую точку возле ключицы. Егору пришлось его оттолкнуть, сдвинувшись практически к краю площадки. Балансируя на краю, он сделал вид, что теряет равновесие и вот-вот свалится. Пещерник решил тут же этим воспользоваться, пытаясь подтолкнуть Скальнова, но попал в ловушку: парень сделал полшага назад, упершись ногой в выступ скалы, и резко дернул вожака за руку. Тот не удержался, перелетев через пригнувшегося Егора, и приземлился уже за пределами площадки. Чтобы противник не ударился, парень его немного придержал – все-таки здесь был не снег.
   «Тоже мне, хрен морковкин. Кого он вздумал обыграть!» – с гордостью подумал победитель.
   – Осторожно! Рундайцы! – донесся крик Марицкого, и в тот же миг «царь горы» почувствовал, что земля в прямом смысле уходит из-под ног. Кто-то крепко держал его за руки, поднимая в небо.
   – Эдуард, не надо! – Михаил положил руку на плечо вскинувшего лук студента. – Если ты попадешь в одного из рундайцев, Гога разобьется.
   Юноша заскрипел зубами от злости и, отведя лук в сторону, выстрелил в тонкий ствол деревца, росшего в полусотне метров. Стрела расщепила ствол пополам, что не укрылось от внимания Сомова.
   Тем временем крылатые твари быстро уносили добычу на запад, а застывшим от неожиданности людям оставалось только проводить троицу взглядом.
   – Вот, оказывается, кто был им нужен в горах! – первой опомнилась Руена. – Ничего, эти твари скоро устанут, а на земле им с вашим силачом не справиться.
   – Если только там, куда его несут, нет других рундайцев, – мрачно заметил Гравз.
   – Так чего же мы стоим? – заволновалась девушка. – Надо бежать на помощь.
   – Не надо, – остановил ее Грангор. – Это я виноват, мне и исправлять ошибку. По скалам быстрее моих людей никто передвигаться не сможет, а они уже в пути.
   – Если с ним что-нибудь случится, я за себя не отвечаю! – запальчиво крикнула амазонка.
   – Руена! – удивленно посмотрел на нее князь. – Ты чего так разволновалась? Если бы его хотели убить, то сделали бы это сразу. А раз потащили с собой, значит, он им нужен живым.
   – Как же мне не волноваться? – Волшебница взяла себя в руки. – Он мой должник. Это все равно, что деньги потерять.
   – Вы его не потеряете, – уверенно заявил вождь пещерников.
   – Откуда такая уверенность?
   – В этом парне живет дух гор. Он не отдаст своего человека на растерзание чужакам.
   Грангор мысленно проклинал себя за то, что пошел на поводу у странного незнакомца, встреченного утром на горном перевале. Тот довольно убедительно поведал печальную историю о томящемся в неволе пещерном человеке, попавшем под влияние сунгимского правителя. А ведь наверняка у незваного гостя были свои интересы, о которых вождь пещерников как-то не подумал сразу.

   Скальнов сверху видел, как за гребнями скал скрылись его друзья. В воздухе несостоявшийся родственник пещерников чувствовал себя абсолютно беспомощным. Да и что можно сделать? Попытаться освободиться, чтобы сразу грохнуться вниз? Безрадостная перспектива. Гога решил не испытывать судьбу. Когда-то же эти двое должны приземлиться.
   – Парни, далеко путь держим?
   Рундайцы, видимо, настолько устали, что не соизволили даже ответить.
   – Может, передохнете немного? Не ровен час, уроните.
   Один из летунов не выдержал и кольнул неугомонную ношу шипом хвоста:
   – Замолчи, ничтожество!
   Птеродакточеловек произнес всего два слова, но сразу сбился с ритма, и «пассажиру по неволе» в течение трех минут пришлось испытать на себе прелести болтанки. Желание продолжать разговор отпало само собой.
   Как оказалось, кроме этой троицы в небе находились и другие летуны. Только летали они гораздо выше и абсолютно не жаловали конкурентов в своей вотчине. Горные орлы начали выписывать круги над теряющим высоту трио, а затем один за другим бросились в атаку на чужаков.
   Последнее, что Скальнов успел заметить перед падением, – несколько теней, которые на миг заслонили солнце.
   «Не удержали все-таки, сволочи!» – выругался он про себя и тут же взвыл от боли в плечах – мощные когти, которые на чародейском базаре ценятся на вес золота, намертво вцепились в его доспехи.
   «Так, – кривясь от боли, подумал Гога, – сейчас мне припомнят подбитое крыло».
   Спустя пару минут, парня мягко опустили на вершину невысокой горы. Орел приземлился рядом. Птичка размером с быка вблизи смотрелась впечатляюще. «Гном» заметил великолепный отлив перьев, мощный клюв и гигантские когти своего спасителя.
   «Если такой долбанет своим носиком, мало не покажется!» Не сводя глаз с орла, несостоявшийся пещерник начал осторожно спускаться со скалы, а летун внимательно наблюдал за действиями человека и взмыл в воздух, лишь когда убедился в безопасности спасенного.
   «Ничего не понимаю! Я, можно сказать, сделал ему больно, а он взял и спас меня от рундайцев. Непонятно. Хотя, минуточку… Если бы не мой камень, жаркое из его мяса сегодня на обед кушала бы одна симпатичная особа. Он тоже причинил мне боль, и это тоже спасло мою жизнь. Получается, мы с ним в расчете. На все сто процентов».
   Топор с детства не любил быть кому-либо обязанным и старался возвращать долги как можно быстрее.
   Успешно решив заковыристую логическую задачку, парень сразу успокоился. Он поправил на себе одежду и осмотрел доспехи. Признав повреждения амуниции незначительными и практически не затронувшими гравировку, «воздухоплаватель» направился на восток.
   – Тебя спас орел? – Широко раскрытые от удивления глаза волшебницы сделали ее еще краше.
   – Он просто вернул мне долг, – невозмутимо ответил Скальнов.
   Парень недолго плутал по горам. Пещерники, быстро двигаясь широкой полосой, наткнулись на него уже через час. Человек, спустившийся с неба живым, являлся для горных людей полубогом, а потому каждый из них стремился хотя бы дотронуться до чуда, что сильно раздражало сам объект поклонения. Короткими тропами «родственники» вывели Гогу к стоянке отряда.
   – Я же говорил, что ты наш человек, – не унимался Грангор. – Дух гор усилиями священной для пещерников птицы не позволил чужеземцам причинить тебе вред.
   – Грангор, ты вообще-то мужик неплохой, но зануда страшный. Заладил одно и то же: «наш человек, наш человек»! Прекращай. И пусть твои люди не смотрят на меня как на идола. Я самый обычный парень, которому сегодня просто повезло. Понятно?!
   Руена в это время бережно обрабатывала царапины пострадавшего, и посторонние наблюдатели там были явно лишними.
   Через полчаса, расправившись с долгожданным обедом, отряд возобновил свой путь.
   – Где-то здесь начинаются владения моего южного соседа, – сообщил гостям Гравз, когда вершины горных пиков стали заметно ниже, а воздух – теплее.
   – А вон то, наверное, пограничники? – указал Эдуард куда-то вдаль.
   – Ну и глаза у тебя, парень! – восхитился князь. – Я пока никого не вижу, только скалы. Сколько их?
   – Двое.
   – Интересно, зачем Ромкуш выставил дозоры так далеко в горах?
   – Может, у него вчера тоже был непростой день? – предположила волшебница.

   «Десять человек, среди которых одна женщина, плюс девять лошадей и пес светлого окраса обнаружены передовым дозором сегодня после полудня. Если не произойдет ничего непредвиденного, к вечеру они доберутся до Лурга. Жду Вашего приезда».
   Послание было подписано Шерманом, самым младшим братом Ромкуша.
   Повелитель Баншама сразу приказал седлать коней.
   – Эргант, возьми с собой лучшего ученика, – сказал он своему магу. – Я отправляюсь в Лург. По моим сведениям, там могут возникнуть непредвиденные осложнения. Хотелось бы, чтобы ты был рядом. И не один.
   – Хорошо, господин.
   Чародей слегка поклонился и степенно вышел из кабинета.
   Те из кантилимских колдунов, кто находился на службе у дворянского сословия, не считали себя слишком обязанными своим хозяевам. Разумеется, они получали неплохие деньги за работу, но могли в любой момент покинуть вельможу, если им что-то не нравилось. Вот почему Ромкуш всегда обращался к чародеям с уважением. Три мага, служившие у баншамского повелителя, часто приглашались на важные совещания во дворец, что подчеркивало их высокое положение при княжеском дворе. Особенно хозяин ценил Эрганта, у которого в Баншаме имелась своя школа чародейства.
   «Гравз двигается по восточной дороге, – уже в пути Ромкуш принялся анализировать сложившуюся ситуацию. – Заказчик в Лурге. Заплативший аванс за убийство, называл только троих, а в отряде князя десять человек. Что ж, это дает нам некоторую свободу… Имен названо не было, значит, мы можем случайно, по ошибке… убрать не тех. Так мы и заказ выполним, и троицу спасем. А все претензии к тому, кто не умеет точно ставить задачу».
   Сумма в сто монет для баншамского князя являлась весьма существенной, и он не хотел ее терять.
   – Ты куда прешь, деревенщина?! А ну, с дороги! – размышления Ромкуша прервал громкий окрик одного из стражников, скакавшего впереди отряда.
   Ответа не последовало, но через секунду громко заржала поднявшаяся на дыбы лошадь и раздались ругательства свалившегося всадника.
   Князь и маг с учеником поспешили вперед.
   Виновником внезапной остановки оказался обычный мужик, стоявший прямо посреди дороги.
   – Выслушай его, – тихо посоветовал хозяину Эргант.
   Ромкуш спешился и вежливо поздоровался.
   – У меня для тебя послание, – ответив на приветствие, заговорил прохожий.
   – Я слушаю.
   – Сегодня ночью, в крайнем случае – завтра утром, трое пришлых в Лург: Михаил, Эдуард и Гога – должны умереть. Чтобы ты понял послание правильно, меня просили передать вот эти два мешочка. Сказали, что они помогут тебе сделать нужный выбор.
   Крестьянин оставил «подарочки», а сам откланялся и пошел прочь с дороги. Один из ретивых слуг князя собрался проследовать за странным путником, но маг негромко предупредил:
   – Не стоит за ним идти. Это ничего не даст.
   Словно в подтверждение его слов, прямо на глазах путников мужик исчез.
   – И кто это был? – растерянно спросил Ромкуш.
   – Посредник, – ответил Эргант и пояснил: – К их услугам обычно прибегают, когда не желают себя афишировать.
   – То есть?
   – Если заказчик хочет быть уверен в том, что ни получатель, ни кто-либо другой не узнает его имени, он пользуется услугами посредников. Этих чародеев практически невозможно поймать, а тем более выведать у них какой-либо секрет.
   – Что в мешках?
   – Надо посмотреть. Неарл, – маг обратился к своему ученику, – вот тебе первое задание: выясни, что находится в мешках, не открывая их. Заодно проверь, нет ли там каких сюрпризов?
   Юноша соскочил с лошади и принялся выполнять поручение.
   – Странное имя – Михаил… Ты когда-нибудь слышал такое? – спросил князь чародея, внимательно следившего за действиями паренька.
   – Ни у нас, ни в Грунзонском королевстве таких имен не встречается. Для Рундая и Огара оно тоже не подходит. Остаются только красные степи Зангры и предгорья Апанча. Но мы не знаем тамошних обитателей.
   – Полагаешь, кого-то могло занести из таких далей?
   – Маги не всесильны, но для магии нет ничего невозможного… – Эргант любил эту чародейскую поговорку.
   – Учитель, на веревки обоих мешков наложено какое-то заклятие. В одном находится золото, а в другом, если я не ошибаюсь – кости.
   – Сейчас проверим. – Маг спешился и острым ножом распорол обе мешковины. – Молодец, Неарл, деньги и череп. Недвусмысленное предупреждение.
   – Объясни, – попросил Ромкуш.
   – Нам предлагают два варианта: либо выполнить поручение и получить деньги, либо не выполнить. Тогда от нас останется то, что лежит во втором мешке.
   – А заклятие на веревках?
   – Полагаю, это подстраховка заказчика на случай нашего отказа.
   – А я могу не брать монеты? – Князю не улыбалось плясать под чужую дудку, не имея пространства для маневров.
   – Тогда заказчик сразу поймет, что мы выбрали второй вариант.
   – Резонно.
   Ромкуш приказал одному из воинов забрать содержимое первого мешка. Отряд снова отправился в дорогу, но через четверть часа наткнулся на почти такого же мужичка.
   – Князь, тебе настоятельно предлагают позаботиться о безопасности трех человек! – Посредник назвал те же странные имена и вдобавок упомянул лохматую собаку. – Если на территории твоего княжества с ними случится непоправимое, твоя голова, отделенная от туловища, резко возрастет в цене.
   Чародей оставил на дороге лишь один мешочек с деньгами. Без сюрпризов.
   – Не нравятся мне сегодняшние легкие доходы, – пробормотал повелитель Баншама. – Получил двести монет, а ощущение такое, будто продал свою жизнь за бесценок. Знать бы еще кому?
   – Не все так безнадежно, князь! – Эрганта, похоже, заинтриговала сложившаяся ситуация. – Мы оказались меж двух огней, и, насколько я могу судить, обе стороны обладают богатством и силой.
   – Спасибо, утешил. Сотрут с лица земли – и не заметят. А мне даже неизвестно, чья сторона сильнее. К кому следует примкнуть?
   – А вы действуйте как сами сочтете нужным.
   – То есть?
   – Вряд ли заказчики ограничатся только вашими услугами. Они наверняка начнут действовать и самостоятельно. Друг против друга.
   – Полагаешь, у нас есть шанс выйти сухими из воды?
   – Считаю, что мне предстоит интереснейшая работа.
   – Справишься?
   – Никому не дано видеть будущее, но нужно действовать так, чтобы оно хотя бы было, – ответил пословицей маг.
   «Скорей бы добраться до города. Надоели мне эти таинственные встречи, угрозы и даже золото, от которого пахнет смертью». – В отличие от Эрганта у баншамского князя на душе поселилась тревога.
   Стараясь не показать беспокойства, он весело произнес:
   – Ну смотри – мне-то волноваться нечего. За мою безопасность отвечаешь ты, с тебя и спрос. Повышенный.
   – В такой ситуации – за дополнительные деньги, – не мог не вставить чародей.
   – Разумеется, – поморщившись, согласился князь.


   Взгляд баншамского правителя Михаилу не понравился сразу – князь разглядывал бойцов с севера (как представил свою команду Гравз) словно через прицел снайперской винтовки. Ромкуш только что прибыл в Лург и встретился с путешественниками во время званого ужина.
   – Интересные у тебя бойцы, – заметил правитель главе сунгимской делегации, восседая во главе стола.
   Бледный худощавый лучник не производил впечатления меткого стрелка, слишком рассеянным был его взгляд. Силач оказался довольно низкорослым по сравнению с другими атлетами Кантилима, а кулачный боец выглядел усталым.
   «Зачем Гравз тащит эту компанию через всю страну? И ребенку понятно: с них толку не будет. Только сам опозорится в глазах высшего света».
   – Насколько они интересны, мы увидим в столице, – невозмутимо ответил бывший сотник.
   Приезжим из Сунгима предоставили комнаты в огромном доме градоначальника, который скромно именовался особняком, но размерами и роскошью внутреннего убранства превосходил «дворец» Гравза. Вечером Шерман устроил торжественный прием по случаю прибытия важных гостей, закончившийся любимым мероприятием Скальнова.
   – Мне этот мир нравится все больше и больше, – поделился тот своими впечатлениями в конце ужина с Михаилом. – Принимают везде хорошо и кормят на убой.
   – Ты уже забыл про рундайцев и пещерных людей?
   – Эка невидаль. В Москве я сталкивался с парнями и похуже. Правда, крыльев они не имели, но стреляли будь здоров. А пещерники, те вообще ребята неплохие. Тумана в башке многовато, но в остальном нормальные мужики.
   – Не спорю, они мне больше понравились, чем здешний князь.
   – Не обращай внимания, нам с ним детей не крестить. – Гога заметил, что Руена скучает в одиночестве, бросая на него мимолетные взгляды. – Пойду подышу свежим воздухом.
   Сомов собрался проследовать за ним, но, заметив, к кому тот направился, остановился.
   – Михаил… – Ромкуш степенно подошел к парню. – Ты должен рассказать мне о жизни на севере. Меня всегда привлекали дальние края. Особенно те, о которых не знают даже наши маги.
   В голосе баншамского повелителя звучало нескрываемое превосходство, но Мишка решил не обращать на него внимания.
   – Рассказать об этом нетрудно… Поверить – гораздо сложнее, – устало произнес он, сделав вид, что внимательно рассматривает медальон повелителя Баншама. Золотой диск, похоже, являлся отличительным знаком каждого князя.
   – Ничего, я попробую.
   Сомов постарался в нескольких предложениях описать свой мир. Но вопросы любознательного владыки затянули беседу почти на час…
   – Да, действительно получается странная картина. У вас нет магии, но телеги двигаются без лошадей, железные птицы летают по воздуху, люди могут разговаривать друг с другом на большом расстоянии и при этом вынуждены ютиться в тесных каморках друг над другом?
   – Я предупреждал, в это трудно поверить.
   – Сколько же человек в твоем имении, – по манере чужестранца держаться князь сделал вывод, что перед ним не простой человек, – если у вас на севере народу что муравьев в муравейнике?
   Объяснять все тонкости социального устройства своей страны у Сомова желания не было, а потому он просто назвал численность населения родного города.
   – Сто пятьдесят тысяч.
   – Солидно! – Ромкуш по-новому взглянул на борца. – Но почему при таком количестве подданных в твоей свите всего двое?
   – Они не из моей свиты. Просто мы случайно оказались вместе, прежде чем каким-то невероятным образом попали в Сунгим.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное