Николай Степанов.

Азоринд

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Технокрад хорошо помнил все детали той давней драки…
   Двое атаковали сзади, когда один пытался «заговорить» ему зубы. Но уже тогда Арг умел «шкурой» чувствовать пристальное внимание врага, и нападение не стало для него неожиданным. Наоборот, сюрприз ожидал налетчиков. Приземлившись на спину, Транк в обратном кувырке резко выпрямил ноги и отбросил обоих. К потасовке моментально подключились остальные. В полумраке ночи парень насчитал девять человек, семь из которых еще оставались на ногах.
   «Вот это разминка перед сном!» – не без удовольствия подумал он, считая, что это очередная проверка наставников. Время от времени преподаватели (разумеется, неофициально) устраивали для старшекурсников подобные испытания.
   Еще четверых Арг уложил до того, как почувствовал укол в плечо.
   «Неужели против курсантов разрешили использовать паралитическое оружие?!» – Руэлс почувствовал, как что-то начинает сковывать его движения...
   А сокурсники в это время разъярились до такой степени, что были готовы убить выскочку за то, что их «темная» едва не провалилась. Пожалуй, так бы и закончилась биография подающего надежды ученика, не проходи в это время мимо один из наставников.
   Пока Транк лежал в госпитале со сломанной рукой, из школы с формулировкой «за несдержанность» исключили троих – тех, кто в ярости не смог остановиться, избивая лежачего. Настоящий диверсант не имел права терять рассудок ни при каких обстоятельствах.
   Один из исключенных нашел в себе смелость зайти в госпиталь, чтобы извиниться за содеянное. Он же и рассказал, что в группе нападавших было десять человек. Десятый, он же стрелок, и был сыном ректора. С ним у Арга позже состоялся весьма серьезный разговор, после чего любителю пострелять понадобилась вставная челюсть, а зуболома исключили из школы.
   Такси приземлилось возле гостиницы.
   – Отель «Уют»,– громко объявил таксист, заметив, что пассажир не собирается покидать салон.
   – Спасибо.– Технокрад вышел из машины.
   «Выходит, мой заказчик немного лукавил, когда говорил о значимости содержимого „Хранотекса“. Если бы затрагивались лишь интересы Рустоль, вряд ли бы за мной наблюдали вэдэошники. Тут дело явно тянет на межгалактический уровень. И получается, что пять миллионов – не такая уж и крупная сумма».
   Транк снял одноместный номер на четвертом этаже.
   «Допустим, меня пасут, чтобы выйти на заказчика. Тогда их затея подослать ко мне девицу не поддается нормальной логике. Зачем заранее пугать клиента, то есть меня? Вдруг я запаникую, вздумаю залечь на дно? Ищи меня потом. Нет, подобную глупость могла совершить разве что служба безопасности той мелкой планетки, которая окружена астероидами, но только не специалисты по диверсиям».
   Школы ВДО впоследствии превратились в кузницу кадров для самых секретных отделов безопасности Лирании.
Выпускников с высшим диверсионным образованием направляли в службы разведки и контрразведки, отделения по контролю над правоохранительными органами и антитеррористические подразделения.
   «Опять же, зачем нужно было подсыпать порошок в бокал? Мое оборудование так и не смогло определить, что это за гадость… Похоже на древнее снадобье естественного происхождения. Знать бы еще его назначение».
   Электронные помощники точно определили, что порошок не представляет опасности для жизни, а химический состав белых крупинок оказался настолько сложным, что сразу стало ясно – над его созданием поработала мать-природа, человек лишь измельчил неизвестное вещество.
   – Мы прерываем наши передачи для экстренного сообщения службы безопасности.– В мысли Транка вторгся голос диктора местного телевидения.
   На экране появилась фотокарточка молодой женщины.
   – Сегодня в Фенсам рейсом 117З прибыла опасная аферистка Андра Балье, которая объявлена в розыск на семи планетах союза. Ее отпечатки пальцев были идентифицированы при поступлении в центральную клинику нашего города, откуда женщина (по документам – Киру Пронкас) сбежала, как только пришла в себя. За сообщение о местонахождении преступницы объявлена награда в пять тысяч единвов. В клинику ее сопровождал поджарый мужчина среднего роста. Глаза карие…
   Далее шло довольно точное описание внешности Руэлса, к которому прилагался черно-белый портрет.
   – Спасибо, конечно, за лесть, но я не такой,– высказал технокрад свое мнение по поводу рисунка.– Хотя… если некоторые именно так видят меня со стороны… могут возникнуть большие неприятности.
   Транк попытался вспомнить, где он раньше слышал новое имя своей попутчицы.
   «Неужели это та самая девица, которая семь лет назад за два месяца облегчила кошельки нескольких весьма влиятельных персон? По-моему, тогда называли сумму в полсотни миллионов. Неужели ей мало? Или авантюры у нее вместо хобби?»
   Руэлс переключил экран телевизора на информационный поиск и заказал расписание рейсов местного космопорта.
   «Мн-да, госпожа Киру-Андра… Опять от вас неприятности. Сегодня безвылазно сижу в комнате, а завтра… нет, уже сегодня ночью вылетаю на Дарбин».

   «Обидно! Нас взяли без единого выстрела. Как малолеток! Вот уж не думал – не гадал.– Генерал оказался единственным пленником, кого усадили в самоходку между двумя боевиками в черных масках. Остальных связали обычными веревками и погрузили, словно дрова, в клетку, вмонтированную в заднюю часть кузова. Боль в ушах прекратилась всего пару минут назад, и лишь тогда вернулась способность думать.– Неужели Гренкис сумел спланировать ТАКУЮ операцию? Подставной навигатор в темных очках, засада в космосе, ловушка в заповеднике... Даже зависть берет! Провернуть подобное в столь короткие сроки… Тут нужен талант и огромные деньги. Или он додумался использовать регулярные войска? Нет, ни один варпанский военный не посмеет атаковать рейдер внешней разведки».
   Резкое торможение бросило Крэндека и его охранников вперед.
   – Откуда они появились?! Не было же никого! – воскликнул один из боевиков.
   – Все-таки засекли! Жаль, хотелось обойтись без лишнего шума.
   – Во избежание неприятностей прошу всех выйти из машин. Руки держать на виду. Малейшее движение – и мы стреляем.– Голос, усиленный громкоговорителем, был хорошо слышен внутри самоходки.
   – Что будем делать, Куцый? Заказчик запретил вступать в конфликт с властями.
   – Без тебя знаю, Зуб! Но наша задача – доставить товар,– кивнул в сторону генерала тот, которого назвали Куцый.– И получить за него деньги. А если дойдет до потасовки – не беда. Егерей тут пять-шесть, не больше. Прикончим всех, а для властей подкинем парочку трупов из числа наших пленников. Пусть разбираются.
   – Ну ты и голова, сержант!
   – Поэтому и командую вами. Ладно, лирику в сторону. Сейчас я выйду к лесным заступникам и попробую договориться полюбовно. Третий, пятый, седьмой, слышите меня? – «Голова» включил связь с другими экипажами.– Оставьте по три человека в машине, остальные с поднятыми руками – на воздух. Если у нас с егерями любовь состоится, поедем дальше. Если же я разведу руки в стороны, пулеметчикам не жалеть патронов.
   – Все понятно, командир.– Зуб нежно погладил приклад своего оружия.
   Покидая самоходки, боевики предварительно избавились от масок.
   – Господа, мы не браконьеры. У нас есть разрешение на посещение заповедника.– Куцый поднял вверх бумагу и, размахивая ею, как флагом, направился к человеку с громкоговорителем.
   – Только без шуток,– еще раз предупредил охранник лесных угодий.
   Его коллеги пока не показывались на глаза, но двоих парламентер обнаружил, приближаясь к егерю. О находке боевик сразу сообщил своим через микрофон.
   – Мы немного заблудились в вашем лесу. Не подскажете, как быстрее добраться до западных ворот? – начал переговоры наемник.
   Анс в это время прикидывал, каковы шансы вывести из строя троих бойцов, оставшихся в автомобиле. Если бы наручники не были прицеплены к сиденью, можно было предпринять попытку. А так он мог достать лишь одного, максимум двоих. Водитель же был вне досягаемости, и вряд ли он не услышит шум за спиной.
   Сидевший за рулем боевик, словно поняв, что вспомнили о нем, повернулся к генералу:
   – Зуб, ключ от наручников пленника у тебя?
   – Да, а тебе зачем? – В голосе наемника звучала растерянность. Он не узнал говорившего.
   – Спрашиваю – значит, нужно.– Водитель сделал едва уловимое движение руками, и оба бойца в масках получили по клинку в грудь.
   Крэндеку эти ножи были хорошо знакомы.
   – Люмьгер? Ты как здесь оказался?
   – А где мне еще быть, если я лично отвечаю за вашу безопасность, генерал?
   Через десять секунд пленники обрели свободу, а стрелок получил доступ к пулемету Зуба.
   – Коси их! – шепотом приказал Рандэл.– Будут знать, как стучать по ушам честным людям.
   – Не забудь колеса пробить,– добавил полковник.
   Стрельба, неожиданно возникшая, когда Куцый уже практически договорился с егерем о дальнейшем продвижении, перечеркнула все планы наемников.
   – Зуб, ты идиот! – прокричал командир боевиков и упал в траву.
   Самоходка между тем рванула с места и, набирая скорость, продолжила прерванный путь. Несколько пуль отскочили от ее металлического корпуса. Потом сзади началась такая перестрелка, что об умчавшейся машине на время забыли.
   Куцый и егерь с громкоговорителем оказались рядом. Сержант быстро обезоружил охранника лесных угодий и прокричал ему в ухо.
   – Надо немедленно остановить это безобразие!
   – Твои начали, ты и останавливай.
   – Не мои! Видишь – автомобиль смотался! – Наемник схватил громкоговоритель.– Хватит пулять, остолопы! Наша птичка улетела.
   – Прекратить огонь! – отдал егерь приказ своим.
   В заповеднике наступила благословенная тишина.

   – Опасность я почувствовал, когда по курсу нашего движения вспорхнули несколько птичьих стай.– Люмьгер размеренно, словно читая статистический отчет, объяснял причину своего внезапного исчезновения.– Но это мог оказаться самый обычный хищник, поэтому вначале бить тревогу я не стал. Затем появились автомобили. В таких ситуациях лучше иметь припрятанного в рукаве джокера. Важно было, чтобы они не успели нас пересчитать. Вот я и отстал, используя высокую траву.
   – А как же звуковая бомба? – спросил Рандэл.– У меня от нее до сих пор в ушах звенит!
   – Молодой человек! Там, где я учился, под вой этих игрушек заставляли обедать.
   – И как аппетит?
   – Я похож на дистрофика? – Сорокалетний полковник хоть и не выглядел толстяком, но, чтобы назвать его худышкой, следовало сначала разделить надвое.
   – Как ты оказался в машине? – Генерал прервал диалог офицеров.
   – Тут вообще ничего сложного. Самоходка, которая прибыла с тыла, остановилась неподалеку от меня. Ее экипаж был занят вами, а водитель откровенно бездельничал за рулем, за что и поплатился. Я позаимствовал его верхнюю одежду и маску. Дальше очень кстати подвернулись егеря.
   – А если бы их не оказалось? – Вирк до сих пор пребывал в сильном возбуждении и старался не упустить ни слова, перенимая опыт бывалого оперативника. Он впервые вступил в непосредственный контакт с противником на земле – и не с условным, а настоящим.
   – Ну и рухатый с ними. Вариантов много. Можно было сослаться на внезапные проблемы с движком, предварительно отстав от основного кортежа. Еще неплохо срабатывает резкое торможение с опрокидыванием машины. Уничтожить наемников труда не составляло. Хотелось избежать погони. По крайней мере в первое время.
   Полковник нередко вспоминал планету Вардэкс, в лесах которой свирепствовал очень быстрый и кровожадный хищник. Животное в полтора раза уступало по габаритам человеку, но даже трое опытных охотников не могли с ним справиться. Зверя называли рухатым, и многие вардэкские поговорки были связаны с этим именем.
   – Откуда у них такие корыта? – не мог успокоиться Рандэл.
   – На других в заповедник не попадешь. По контуру установлены специальные барьеры. Авиамобиль они не пропустят,– объяснил Губерт. Майор с тревогой посмотрел в заднее окошко.– Люмьгер, как думаешь, они перестреляют друг друга?
   – Нет. Если Куций сумел договориться с егерями, то он мужик с мозгами. Следовательно, должен быстро разобраться в ситуации. Полагаю, нам нужно избавиться от самоходки и пробираться пешком. Майор, сможешь вывести отсюда? Заповедник для нас сейчас очень опасное место.
   – Если никуда не сворачивать, через три километра по этой дороге будут западные ворота.
   – Не сворачивать, говоришь…
   Дальше автомобиль поехал без пассажиров.


   – Куда сейчас, говоришь, посудина отправляется? На Дарбин? Так мне туда и надобно, милочка! Мой племяш там чудные деревья растит,– противным голосом верещала на весь зал сгорбленная старушка.
   Привлеченные ее громким разговором, в сторону единственной работающей глубокой ночью кассы недовольно поглядывали двое дежурных полицейских. Транк пока не рискнул занять очередь за тетушкой садовника.
   «Ох уж эти пассажиры престарелого возраста! И чего им дома не сидится?»
   Он сделал вид, что изучает расписание полетов челноков.
   – Бабушка, на этот рейс осталось всего два билета. И те класса люкс, который обычно молодожены покупают. Может, вы лучше завтра отправитесь? – Девушка за билетной стойкой была уверена, что цена с четырьмя нулями не по карману пожилой даме.
   – А ты не волнуйся, милочка. Мой сынок такие деньги заколачивает, тебе и не снилось! Может, я всю свою жизнь мечтала в каюте для новобрачных прокатиться! Еще бы молодого на пару найти, чтобы не скучать во время перелета.– Старушка захихикала и передала билетерше сразу три кредитки.– Я в этих картинках плохо разбираюсь, так ты уж будь добра, глянь, которая лучше подойдет?
   У девушки округлились глаза. Универсальные карточки с изображением золотых дисков могла позволить себе только элита Лирании.
   – А ваш сын еще не женат случайно? – с надеждой спросила кассирша.
   – Ему все некогда, мотается с планеты на планету. Так и внуков не дождешься!
   Голос старухи показался Руэлсу странно знакомым.
   «Хрустни моя черепушка! С говорливой бабушкой в номере для новобрачных я еще не катался. Везет же мне в последние дни на невест! А что делать? Ждать следующего рейса? Нет, господа любезные, увольте. Надеюсь, леди не будет сильно приставать, иначе как бы меня не стошнило».
   – Один билет до Дарбина на рейс 11Д, пожалуйста. Я слышал и о номере люкс, и о том, кто будет моей «невестой». Придется потерпеть, дела не ждут.
   Кассирша бросила на нового пассажира оценивающий взгляд, считала с его карточки необходимую сумму и, возвращая кредитку, спросила:
   – Мы раньше с вами нигде не встречались?
   – Такую красавицу я бы наверняка запомнил. Да и ты бы точно не забыла, где и когда… – с сальной ухмылкой протяжно произнес Транк, стараясь смутить девушку, чтобы она случайно не вспомнила портрет, показанный днем по телевизору.
   Он зря старался. Вместо смущения на лице билетерши появилась заинтересованность.
   – Я работаю здесь по четным числам,– негромко произнесла она, отдавая проездной документ.
   – Тогда до встречи через месяц – раньше я не вернусь! – крикнул он, кидаясь вдогонку за «новобрачной». Его корабль отправлялся через полчаса.
   Несмотря на напряженность в отношениях между Лиранией и Варпаном, торговые и пассажирские связи между отдельными планетами союза и конфедерации пока не прекращались. И хотя за последние три года заметно сократилось количество пассажирских рейсов, зато оставшиеся челноки всегда стартовали без единого пустого места, что весьма радовало владельцев компаний, умудрившихся сохранить лицензии на внешние перевозки.
   – Кто там? – недовольно спросили из люкса, когда Руэлс постучал в свою каюту.
   – Ваш попутчик.
   «Странно… Она что, мгновенно помолодела, стоило только войти в номер для новобрачных?» – Голос старушки теперь звучал совсем по-другому.
   – Одну минутку, я сейчас. Лишь немного приведу себя в порядок.
   «Киру??? Опять? Или у меня слуховые галлюцинации?» Технокрад быстро достал носовой платок и прикрыл им нижнюю часть лица, словно собирался чихнуть.
   – Входите.
   В дверях Транка встретила надменная светская львица. От растерянной девушки, вцепившейся в его руку в Рустольском космопорте, не осталось и следа, разве что небольшое внешнее сходство.
   – Прошу прощения, мадам, у меня небольшая аллергия на местный климат.
   – Это не заразно? – брезгливо спросила она.
   – Нисколько.
   – Все равно, держитесь от меня подальше. Надеюсь, вы не возражаете, если я займу спальню, а вы разместитесь здесь.– Женщина указала на узкий диванчик.
   Номер люкс состоял из двух комнат и имел автономное гравитационное поле, обеспечивающее самые комфортные условия VIP-персонам. Пассажиры этой каюты практически не ощущали перегрузок полета. Лишь огромный иллюминатор над кроватью показывал, что творится за обшивкой космического аппарата.
   – Не перестаю удивляться переменчивости женского настроения. Еще недавно ты буквально рвалась остаться со мной наедине, и вдруг всего за один день такое охлаждение. Что изменилось, Киру? Или тебя лучше называть Андра?
   Превосходная реакция спасла технокрада от летящего в него сюрикена. Металлическая звездочка воткнулась рядом с ухом мужчины.
   – Укуси меня акула! Ну и темперамент! Не зря ты мне сразу понравилась.– Он отнял платок от лица.
   – Ах, это ты? Вот так встреча! – Радостным ее восклицание можно было назвать с большой натяжкой.– Извини, не узнала. Чем обязана столь неожиданному визиту? Следишь за мной?
   – Нет надобности. Почти все, что хотел, я про тебя уже выяснил.
   – Вплоть до цвета нижнего белья?
   – Это не самое интересное.
   – Что же тогда представляет для тебя интерес? – Андра не сводила с попутчика встревоженных глаз.
   – Зачем ты подсыпала в мой бокал порошок? – Транк сделал два шага к аферистке.
   – Любишь подсматривать, когда женщины переодеваются? – Загадочная улыбка, появившаяся на лице Киру, должна была показать вошедшему, что амазонка успокоилась.
   – Уточняю: подозрительно красивые женщины.
   – И в чем же ты меня заподозрил, Рул? Или как там тебя зовут?
   – Как говорят классики жанра: «Не верьте даме, которая сама бросается вам на шею. Особенно если от ее внешнего вида дух захватывает». Но даже без классиков я сразу понял, что ты выдаешь себя за другую.
   – Ну и как тебе та, другая?
   – Ничуть не лучше, чем эта.
   – Да? Странно, мне казалось, что тебе понравится именно такой тип женщины. Неужели я ошиблась? – Девица начала присаживаться на предназначенный Руэлсу диванчик и – снова резкое движение. Транк и на этот раз оказался быстрее: два метательных клинка воткнулись в деревянную панель стены, а технокрад, в три прыжка сократив расстояние, сдавил в объятиях свою опасную попутчицу и прошептал ей на ухо:
   – Еще одна такая выходка, и весь полет до Дарбина ты будешь очень крепко спать. А уже там я решу, куда тебя лучше отправить: в больницу или полицейский участок.
   – Отпусти! Мне больно! – Глаза женщины метали молнии.
   – Еще оружие есть?
   – Нет.
   – Врешь!
   – Могу раздеться.
   Руэлс был уверен, что она лжет, но понял: в одежде действительно нет опасных предметов.
   – Стриптиз оставим на потом. А вот твоя прическа мне не нравится.
   – Да кто ты такой?! – Сейчас красавица больше напоминала разъяренную фурию.
   Андра мотнула головой, пытаясь ударить мужчину в подбородок. Затем рванулась изо всех сил. Безуспешно.
   – Ой! – вскрикнула Балье, пытаясь разобраться в действиях противника, а он потратил менее двух секунд, и ее руки оказались сзади связаны с собственными ногами. Теперь светская львица больше походила на подстреленную лань, подготовленную для переноски на охотничьей перекладине.
   – Девочка, запомни: я не в твоей весовой категории. Лучше угомонись.
   – Что ты сделал, мне же неудобно! – Аферистке пришлось признать проигрыш, и из ее голоса исчезли нотки гнева.
   – А мне очень удобно.– Транк достал из ее сумочки расческу и не слишком бережно прошелся по волосам пленницы. На пол упали три заколки, больше напоминающие дротики.– Значит, говоришь, нет оружия?
   – Теперь уже нет. Можешь меня развязать,– снисходительно разрешила Андра.
   – Могу. Но не хочу. Зачем мне в люксе, который стоит двенадцать тысяч, какие-то неприятности?
   – Я, между прочим, заплатила не меньше.
   – Вот и наслаждайся комфортом на диванчике. Кстати, ты сейчас очень забавно выглядишь. Особенно сзади.
   – Развяжи немедленно, извращенец! Я ведь и закричать могу!
   – Да пожалуйста! Мне же меньше хлопот… Когда я расскажу капитану, кто путешествует на его корабле, то сразу заработаю пять тысяч. А если еще позвонить некоторым очень состоятельным (лет десять назад) господам любезным, то они наверняка отвалят от щедрот своих гораздо большую сумму. Как думаешь?
   – Я думаю, что ты не из тех, кто продает людей за деньги.
   – Естественно, потому до сих пор и вожусь с одной строптивой особой. Но чувствую, что скоро эта великовозрастная деточка с несговорчивым характером мне надоест.
   – Сумасшедший! Сейчас сюда войдет стюард, и что ты ему скажешь?
   – Мы же молодожены. Мало ли какие у нас могут быть развлечения?
   – Идиот!
   – Опять оскорбления. Где вас воспитывали, мадам?
   – В моем положении трудновато демонстрировать великосветские манеры, не правда ли? Ну развяжи меня, пожалуйста... Обещаю, мы сразу с тобой подружимся.– Киру решила сменить тактику.
   – Не могу. Меня с детства приучили не водиться с плохими девочками.
   – А вдруг я хорошая?
   – Мой отец говорил, что хороших девочек просто не существует. Красивые, знойные, обаятельные – это запросто. Но только не хорошие.
   – Ты действительно так считаешь?
   – Твой пример лишний раз доказывает его правоту,– усмехнулся Транк.
   Он происходил из многодетной семьи зажиточного фермера, в которой было семь дочерей и всего один сын. Скорее всего, переизбытком женщин в доме и объяснялось подобное отношение папаши к прекрасной половине.
   После поступления в школу ВДО Рул больше ни разу не наведался к родным. Сначала не позволял устав учебного заведения, запрещавший любые контакты с родственниками, а затем специфика новой работы. Зачем давать своим врагам лишние козыри, подвергая опасности семью?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное